Загрузка...
Гномы. Фэнтези Белый Ворон. Книга 1 - Меч северных предков
Белый Ворон
Белый Ворон. Книга 1 - Меч северных предков

Трилогия "Белый Ворон" - это героическая сага о борьбе народа древней Ареи с могущественными нечистыми силами, разбуженными неупокоенным магом - кощеем, стремящимся к вечной жизни и абсолютной власти.

Глава 2. Хрон

Утро в Хроне начиналось рано. Едва узкая розовая полоска вспыхнула над горизонтом, как просторный двор стал наполняться хлопочущими людьми. На добрых конях проехали двое дружинников – это сменный дозор направлялся к границам княжеской резиденции. Вот прошмыгнул с большой корзиной дворовый мальчишка. Хрон - резиденция князей Ареи. Фэнтези Белый ВоронПокачивая крутыми боками, прошла девица с полным ведром молока, за ней осторожно крался лохматый серый кот. А с поварни уже явственно тянуло дымком, который перебивался сытным запахом свежеиспечённого хлеба.

Свежее и светлое майское утро выманило народ из постелей, тем более - день предстоял необычайно напряжённый. Сегодня дружина князя Владия выступала в поход. Седьмицу назад, неожиданно для себя, князь принял такое решение, Утро в Хроне начиналось рано...хотя не очень понимал, к чему оно может привести. Это ужасно сердило старого воина, который всю юность провёл в седле, защищая Арею от диких южных племён. Он наизусть знал традиции и воинские ухватки противника, навязывал ему свою стратегию и побеждал в рукопашной. Все знали, что крылья мудрого ворона князей Ареи всегда распахнуты для защиты своего народа. Тем больней было сознавать, что на его исконных землях опять полыхает самая настоящая война, война совершенно непонятная бывалому полководцу.

Князь не знал, откуда взялись мерзкие твари, сначала в одиночку, а затем целыми стаями налетевшие на Арею. В раннем детстве он, конечно же, слышал много историй про то, как люди отвоёвывали земли у прежних хозяев. Как уходили в поисках нового места для себя друиды, древлянки, русалки и прочие обитатели Вечного леса, а на свободной территории вырастали человеческие оселки. Как несколько столетий непримиримой борьбы с нечистью и нежитью увенчались победой человека. Почти истреблённая, нечисть затаилась в глухих лесных чащобах, чтобы сегодня нахально выйти оттуда, опять докучать всем живущим на чистой земле.

Но всё это не имело никакого отношения к тем тварям, которые теперь бороздили землю Ареи, уничтожая людей, животных и мелкие магические существа. Ни один старец не мог припомнить, чтоб его деды описывали таких монстров, и даже маги, дери их шатун, только разводили руками над своими умными книгами.

Без сомнения, хорошо вооружённый, обученный дружинник мог справиться с небольшим отрядом тварей, даже крестьяне постепенно научились защищаться от их внезапных набегов. Однако, в последнее время нечисти становилось всё больше. Но особенно тревожило другое – возникали всё новые и новые виды монстров, которые не боялись ни стрелы, ни огня, ни меча и отличались невероятной силой. Степь на границах Ареи совсем обезлюдела, а недавно пришло известие, что твари появились в лесу и уничтожили Лосиный лог...

Поэтому, уже несколько седьмиц старшие сыновья князя со своими дружинами мотаются по границам Ареи, ищут огромных монстров, истребивших оселок, и шлют неутешительные вести. После одного такого донесения князь вздрогнул, словно игла кольнула его сердце, и приказал войску готовиться в поход. "Нужно проверить заставы" – сказал он воеводе Бадаю. – "Помочь крестьянам построить укрепления..." – но непонятная тревога прорывалась сквозь разумные слова и заражала всех вокруг. Даже Бадай, старый друг, не раз испытанный в боях и житейской сумятице, с беспокойством поглядывал на князя. Воевода всё реже заходил в княжеский покой, он полностью погрузился в дела дружины, стараясь ежедневными заботами погасить гнетущие чувства. От этого Владий всё больше сердился и мрачнел – первый раз за свою долгую жизнь он не был уверен, что знает, как спасти свой народ и землю.

Непривычно тяжело князь поднялся из кресла, в котором провёл бессонную ночь. Собственно, если не поддаваться дурным предчувствиям, в затеянном походе не было ничего необычного, простая огранизация дополнительной обороны. Но не поддаваться не получалось, никуда уж тут не денешься, была у Владия крошечная искра осенённости, она нет-нет, да и давала о себе знать. Конечно, князь не был магом, он даже не умел использовать свою осенённость, как его младший брат Любим. Да и вообще, если честно, магам он не слишком доверял, потому что не мог ни понять, ни проверить их действий. Все осенённые, кроме Любима, да ещё мага Агара, девять зим назад пришедшего откуда-то в Арею, вызывали у князя смутное раздражение. Вот, например, драгоценный единственный племянник Ярко, сын погибшего Любима, дери его шатун... Самоуверенный стервец, никогда глаз не опустит, словно знает что-то такое, что не доступно повидавшему жизнь князю.

Нахмурив густые брови, Владий покинул покой, караульщики из дружины тут же повскакивали с лавок, но князь, не глядя на них, прошёл мимо. Да, Ярко ничем не напоминал Любима, тот сам был, как его имя. За весёлый и лёгкий нрав, за мудрость и простоту его обожала вся Арея, до самого последнего оселка. Он и к своему дару относился так же легко, частенько устраивая с его помощью разные забавы для живущей в Хроне детворы. Лишь один раз осенённость Любима проявилась в полной мере, в тот день, когда он сумел окликнуть Урарт.

Князь пересёк внутренний зал и углубился в нежилую часть Хрона. Кроме различных хозяйственных клетей, здесь находились и тайные кладовые, в которых хранились символы княжеской власти. Уже несколько десятилетий был прочен княжеский стол Ареи, но стражи исправно сменялись возле этих кладовых. Кроме людей, сокровища Владия охраняли грифоны. Два полульва-полуорла, младенцами принесённые в Хрон, опекали княжескую казну и оружейню, что делало немыслимым проникновение туда не только недобрых рук, но и помыслов. Разные великие государи пробовали уговорить Владия продать им грифонов, но ничто не могло соблазнить князя, уж он-то отлично знал, как не просто добыть новых стражей в глубине Устойных гор, не одному воину придётся заплатить за них жизнью. Кроме того, подросшие грифоны были совершенно не способны менять хозяина, оставаясь верными ему до самой смерти.

Узкая лестница уводила на нижний уровень к потайным хранилищам, в проёме одного из них тут же бесшумно возникла мощная фигура грифона. Расставив тяжёлые лапы, страж ждал своего хозяина, и князь осторожно провёл ладонью по голове с огромным, способным пробить каменную стену, клювом.

– Привет тебе, Яс. Доброй службы тебе и брату, – как обычно, сказал Владий.Князь Владий и грифон. Фэнтези Белый Ворон

Сегодня князю не нужны были хранимые Ясом ценности, и он прошёл ко второй кладовой, где размещалась коллекция, которой позавидовали бы многие правители. Мечи, выкованные в горнах самых разных рас и народов, крутые луки и стрелы с оперением невиданных птиц, ножи с камнями немыслимой ценности – как всё это напоминало Владию его беспокойную юность и дальние походы. Здесь было даже несколько странных орудий из неизвестного металла, найденных отчаянными скалолазами в Устойных горах, одно из них недавно принёс его беспутный племянник. А как ещё назвать взрослого мужчину, который отказывается командовать дружиной и, вместе со своими упрямыми, Князь осторожно провёл ладонью по голове грифона.никак не желающими идти под руку князя друзьями-друидами, слоняется по лесам?

– Здравствуй, Яф, – поприветствовал Владий второго грифона.

Тот насторожённо стоял возле меча и, только услышав голос князя, расслабил мышцы. Именно этот меч привёл сюда сегодня хозяина Ареи. Вот этот самый, не слишком парадный меч густого цвета стали. Урарт. Магический меч северных предков, найденный Любимом накануне его нелепой гибели.

Почти двадцать лет минуло с тех пор, но Владий отчётливо помнил тот день. Они оба были молоды и счастливы, с победой над яростным кочевым племенем возвращались домой к женам и маленьким сыновьям. Степь лежала под копытами коней и должна была вот-вот превратиться в родные зелёные поля, убегающие в Вечный лес. Расправленный стяг победно плескался на ветру, и пращур-ворон осенял юных князей своими крыльями. Тут и там возвышались покатые холмики курганов, которые приходилось огибать доблестному войску. Владий даже пошутил, будто собирается пожурить своего учителя, когда-то убеждавшего братьев, что степь должна быть ровной, насколько хватает глаз. С непривычно серьёзным видом брат возразил ему:

– А это и не степь вовсе, – сказал Любим. – Уже несколько часов мы скачем по ушедшей под землю древней стране. Когда-то здесь была граница земли северных предков, – он внимательно посмотрел по сторонам, – какое-то селение. Нет, город. Такой же, что покоится сегодня под снежным панцирем Ледяного моря.

Мальчиком он очень любил книги, мог часами копаться в старых свитках, лежавших грудами в одном из хранилищ отца. Позже, благодаря Любиму, в Хроне появился учёный маг, занятый исследованием пергаментов, а библиотека постоянно увеличивалась, не смотря на равнодушие старого князя. Книги были полны удивительных рассказов из истории земли, которым Владий не слишком верил, но с удовольствием слушал брата на отдыхе между бесконечными военными учениями, а позже – на привалах. Любим говорил о потопе, захлестнувшем всю обитаемую сушу, и о горстке людей, спасшихся в Устойных горах. О Башне-до-неба, построенной предками для того, чтобы подняться за облака. О страшном толчке, разорвавшем землю и унёсшем с собой в глубины океана прекрасный город. И, конечно же, о неукротимой ледяной стене, начавшей медленно, безжалостно наступать на Великую древнюю страну. Когда льды опять ушли на север, люди вернулись на эти земли и стали находить тайники, оставленные исчезнувшими предками.

– Вот здесь стоял дом, – между тем продолжал рассказывать Любим, объезжая длинный курган. – Необыкновенный дом, таких не встретишь в наших оселках. Разве что, Хрон может сравниться с ним.

– Вот сейчас прикажу ребятам раскопать его, посмотрим, какой там дом! – поддел брата Владий.

– Нельзя, – не поддержал шутку Любим. – Не всё, чем владели предки, годится для наших глаз. То, что они хотели нам оставить, непременно найдётся само.

– А что скрывает тот курган? – с интересом спросил один из ближних дружинников, прислушиваясь к разговору братьев.

– Здесь... – Любим секунду помедлил. – Непонятно... Странное место, место где содержались необычные существа, у нас их назвали бы драконами, но они были вполне мирными, и люди даже могли летать на них, – Владий хмыкнул, а его брат, не обращая на это внимания, быстро поскакал к следующей низкой сопке, заулыбался. – А здесь когда-то обучали детишек, много-много детишек...

Внезапно, Любим на мгновение замер, затем завертелся, натягивая поводья, и устремился куда-то вглубь холмистой равнины. Не говоря ни слова, Владий подхлестнул своего коня, полетел вслед за братом, слыша дробный топот копыт за спиной – дружинники лишь на конский хвост отставали от князей. А Любим уже стоял на земле возле невысокого бугорка, расположенного в самом центре абсолютно плоской ложбины.

– Что такое?! – крикнул Владий, спрыгивая со скакуна.

Но брат не слышал его, он улыбался и зачарованно шептал:

– Ух ты какой! Ждал-ждал и дождался. Так покажись мне...

– С кем ты говоришь? – встревоженно спросил Владий.

Сам он видел только пустую, заросшую сухой травой степь и слышал одинокий радостный голос брата. Останавливая князя, Любим взмахнул рукой, продолжил странную речь:

– Тебе нужен осенённый? Да, конечно, сильный маг бы не помешал, но с нами такого нет. Я могу попробовать? Ведь ты же хочешь освободиться от своих чар?

Дружинники молча спрыгивали с лошадей, вскоре они заполнили всю равнину. Войско привычно и терпеливо смотрело на князей, готовое умереть за них или разделить их радость. Чувствуя силу своих воинов, Владий немного успокоился и отступил на шаг от брата, он никогда не вмешивался в его магические эксперименты.

– Если ты выбрал меня, то помоги мне, – попросил Любим невидимого собеседника. – Я сделаю то, что смогу.

Медленно, охватывая всё вокруг, Любим развёл в стороны руки и стал сближать кисти, затем резко повернул их ладонями к бугорку, вздрогнул, словно невидимая волна ударила по нему, на какой-то миг Владию почудилось, что он видит прозрачный голубой поток, охвативший брата. Пройдя по телу князя, волна обрушилась на землю, едва не иссякла, но встретила что-то на своём пути, взлетела вверх, взрывая почву, и в этом призрачном луче неистовым синим светом вспыхнул камень. Лишь мгновение спустя ошеломлённые люди поняли, что камень не сам по себе парит над землёй, он вплавлен в рукоять меча, который призвал к себе младшего князя.

Довольный Любим обернулся к брату, заворожённо глядящему на это диво.

– А вот подарок от наших предков. Самый настоящий кладенец. Урарт. Ты не рад? У тебя появился один из лучших мечей на земле.

– Откуда ты знаешь его имя? – растерянно спросил Владий. – Почему ты говоришь, что это мой меч?

– Он осенён сильнее меня и способен многое рассказать человеку. И это – княжеский меч, с которым чистый князь всегда сможет защить свой стол и править очень долго. Поэтому, он - твой. Возьми его, он должен отозваться тебе.

Легко выйдя из земли, меч лег в руку приятной тяжестью, а камень засветился приглушённым синим светом. Он так увлёк юного князя, что тот совсем не обратил внимания на слова брата, отказавшегося стать хозяином меча. На рассвете следующего утра войско Владия угодило в засаду хитрых степняков. Два десятка конников уничтоженного племени с диким гиканьем вынырнули из-за сопок и налетели на авангард дружины. Конечно, они были быстро разбиты, но несколько воинов полегли в этой короткой схватке. Одним из первых погиб Любим.

Каждый раз, будучи уже взрослым и даже пожилым человеком, прикасаясь к простой рукояти кладенца, Владий испытывал два острых чувства – восторг, который окутывал его синим сиянием, наполнял необыкновенной силой, и горе, заставлявшее каменеть сердце.

Урарт не слишком часто покидал оружейню, оставаясь под присмотром верного Яфа. Конечно, кладенец мог хорошо показать себя и в обычном бою, делясь магической силой со своим хозяином, но главной задачей этого меча оставалось уничтожение нечисти. Стоило ему почувствовать присутствие тварей, как синий камень Урарта начинал пульсировать, поток искр проносился по лезвию, и словно невидимый луч устремлялся в ряды нечисти, уничтожая одну за другой. Поэтому, отправляясь сегодня в поход, князь не стал бороться с растущим предчувствием беды, он пришёл за своей верной опорой – Урартом.


Если в это утро мысли князя постоянно уносились прочь из Хрона, то его верный друг, воевода Бадай, был полностью погружён в текущие хлопоты. Мало того, что к нему поминутно подходили десятники, виновато сопел кузнец, не успевший подправить несколько кольчуг, а над ухом зудел старшина обоза, так ещё куда-то скрылся мальчишка, вечный источник заботы и беспокойства, частенько заставлявший старика искать его по всему Хрону. Очень странный мальчишка, последний княжич, вверенный Бадаю, младший сын великого князя – Радий.

Все его братья, даже своевольный Ярко, были отличными воинами, которые с удовольствием занимались на ратной площадке, едва стали крепко стоять на ногах. Но с подросшим Радием начались сплошные мучения. Надев дурацкую шапку и первую попавшуюся занавесь вместо плаща, он бегал по Хрону, пугая челядь и заставляя стражников быть постоянно начеку. Из-за проказ маленького княжича, в закрытых клетях каким-то образом в самые дальние углы укатывались бочонки с мёдом, яблоки просыпались из ларя, а на парадных скатертях завязывались узелки. Стряпухи с опаской входили в поварню, потому что регулярно обнаруживали там ежей и лягушек, а один раз на визжащих девушек напрыгнула сердито тявкающая лисица.

Невозможно было понять, как мальчишка, с которого не спускали глаз стражи, проделывает это, так же невозможно оказалось образумить Радия. Шапка и шалости исчезли в тот день, когда княжич научился читать. Хрон вздохнул свободно, а Бадай снова подступил к нерадивому ученику, но у него по-прежнему ничего не вышло. "Я осенённый, – твердил маленький княжич. – И хочу уметь не только заманивать в Хрон ежей. Я буду настоящим магом!".

Даже Владий не смог повлиять на сына - неуклюже помахав мечом, тот бежал в библиотеку и впивался в старые фолианты. Когда прежний хранитель свитков стал совсем немощен, в Хроне появился молодой маг Евстарх, к которому мальчишка тут же и прилип. Вместе с новым приятелем Радий продолжал терзать древние книги, двигаясь к только им одним понятной цели. За чередой сыпавшихся на него проблем, князь мало внимания уделял воинской подготовке сына, а вот Бадай считал для себя делом чести обязательное обучение упрямого княжича. Ворча в густые усы, он бродил по коридорам и опрашивал дружинников, почему-то не заметивших куда в такое раннее утро отправился Радий.

Объект его поисков в это время засел в маленькой каморке под самой крышей, выше спален дворовой челяди, под балками с уютно воркующими голубями. Вместе с магом, который выглядел не намного старше своего ученика, Радий склонился над развёрнутым пергаментом и нетерпеливо ждал того заветного коротенького мига, когда солнце всем своим тяжёлым пылающим шаром полностью вынырнет из-за туманного горизонта. На чисто выметенных половицах куском угля были прилежно выведены какие-то знаки, и княжич не отрываясь следил за солнечными лучами, которые должны были вот-вот коснуться надписи.

– Да успокойся ты! - Евстарх потряс ученика за плечо. - Если будешь нервничать, то обязательно собъёшься и у тебя ничего не выйдет. Ты же помнишь, что заклинания произносятся...

– С нужным темпом, ритмом и интонацией, – вместе с ним продекламировал Радий. – Вот можно было бы творить без заклинаний!

– В принципе, конечно, можно, – пожал плечами маг. – Заклинания только на миг усиливают осенённость. Маги высшей ступени прекрасно обходятся без них, просто берут столько энергии, сколько им требуется, правда, если они не делают что-нибудь чересчур уж сложное. Но нам с тобой это не грозит, так что давай работать.

Нетерпеливо переминаясь, мальчишка поглядывал на лучи. Почти год он готовился к этому дню, продираясь сквозь дебри незнакомого древнего языка. Конечно, если бы не Евстарх, он так и не смог бы разобраться в старых свитках и по-прежнему только читал о древних магических свершениях, сам довольствуясь тем, что мог мысленно выдернуть лавку из-под дворни или заставить опрокинуться на кого-нибудь ушат воды. Но это скучно, когда знаешь, что есть совсем другие горизонты... Горизонты? Светило почти оторвалось от далёкой туманной линии, которая плавилась, скрывая крошечную частичку солнечного обода.

– Вот грохни гром, – неожиданно охнул Евстарх, сбивая княжича с высоких мыслей. – Невероятно. Нужно проверить на осенённость вашего воеводу. Вместо того, чтобы рыскать по двору, он топчется прямо под нами и опрашивает челядь.

– Но они ничего не могут ему сказать, – отмахнулся Радий. – Ты отлично отводишь глаза.

В этот миг первая солнечная стрела легонько коснулась угольного росчерка, мальчишка мгновенно напрягся, шевеля губами.

– Давай! – скомандовал маг. – Быстро! Оглядись вокруг и найди материал, затем - заклинание, и наполняй, оживляй образ!

Но княжич уже сам рванулся навстречу солнечному потоку, всё закружилось перед его мысленным взором, трава, деревья... вот! Прибрежный речной откос, разрушенный весенним паводком, с отличной рыжей глиной. Изо всех сил потянувшись назад, Радий стал выговаривать начертанные на полу звенящие слова, которые, словно звонкие камешки, рассыпались вокруг.

– Поторопись! – долетел до него голос Евстарха. – У нас скоро будет гость!

Княжич почти выкрикнул последний высокий звук и резко взмахнул руками, направляя их на центр каморки. Словно огонь промчался по жилам Радия и ожёг ладони, плотное рыжее облако запульсировало перед его напряжёнными глазами, оно сминалось и вытягивалось от этого огня.

– О, Светило, – пробормотал стоящий рядом маг.

А во входном проёме возник угрожающе шевелящий бровями воевода. Лишь на мгновение споткнулся княжич при виде его суровой фигуры, вытянутые руки дрогнули, рыжее облако замерло, а затем взорвалось с гадким чавканьем. Тёплая мокрая глина шмотками понеслась во все стороны, в один миг уляпав Радия и мага, осев живописными пятнами на походной одежде Бадая.

– Та-ак! – пророкотал воевода посреди мгновенно повисшей тишины. – Так!

Он шагнул к замершему, как заяц, княжичу и бесцеремонно сцапал его за загривок.

– Вот, значит, чему вы учите княжича! – рявкнул Бадай на сбитого с толку мага. – И надо же додуматься до подобной пакости! Словно мало нам было лягушек в молоке. Ну, ничего, главным стражем в Хроне останется Рокот со своей сотней, уж я позабочусь, чтобы он как следует занялся вашим обучением, – он тряхнул затрепыхавшегося Радия и потащил его за собой.

– Вы не поняли! – Евстарх бросился за учеником, которого волокли по коридору, не взирая на его отчаянное брыканье. – Всё вышло случайно, княжич просто не справился с потоком энергии. По неопытности! А поток был хороший, можно даже сказать, отличный! Радий - сильный осенённый!

– Осенённый! – бушевал Бадай. – Не было бы посторонних глаз, да моя бы воля, я этого осенённого...

– Да вы и сами! – не отставал маг. – Если мне будет позволено, я хочу проверить вашу осенённость.

– Что?! – воевода споткнулся и замер от такого хамства. – Немочь бледная...

– Отчего это ты, Бадай, уже с утра медведем ревёшь? – спокойный глубокий голос, который услышишь в любой сече и выделишь в шумной толпе, как обычно охладил кипевшего воеводу.

Только сейчас Бадай заметил, что стоит посреди княжеского покоя, вокруг снуёт любопытная челядь, а сам князь, с обёрнутым плотной кожей мечом, только что вышел на шум из внутреннего зала. Владий приблизился к крикунам, с интересом оглядел перепачканного, взъерошенного сына, мага, в мгновение ока лишившегося напускной солидности, и потыкал в грязное пятно на рубахе Бадая:

– А это что ещё за дрянь?

– О, князь! – заторопился Евстарх. – Мы с вашим сыном... – маг сбился под тяжёлым взглядом Владия, но продолжал говорить через силу. – Мы прошли первый круг теории, а значит, настало время опытов. Любой начинающий маг должен уметь делать простейшие вещи, пока не выявится его настоящее дарование.

– Ну, такие вещи он умел делать всегда, да, сынок? – усмехнулся князь. – Его незачем этому учить.

– Я просто пробовал сотворить горшок, – безнадёжным голосом пробормотал Радий. – А тут Бадай... Я даже не думал, что, если выпустить энергию, она может так рвануть!

За время многочисленных баталий с отцом, княжич накрепко уяснил, что переспорить его невозможно, а переубедить - крайне трудно. Подтверждая это, Владий кивнул головой:

– Горшок – это дело. И мы ещё это обсудим, когда я вернусь. Пока же я очень сожалею, что не уделял тебе достаточного внимания. Ты был совершенно прав, дружище, – обратился он к Бадаю. – Нельзя отступать от общего правила в воспитании наследников. Посоветуй мне, как теперь поступить с княжичем.

– Поручим его лично Рокоту, – вздохнул воевода. – Пусть занимается с его сотней.

Абсолютно несчастный Радий прислонился к стене и закрыл глаза. Рокоту... Тупой и прямолинейный рубака, который, если понадобится, просто посадит его на цепь...

– Когда княжич начнёт делать успехи, то кто-нибудь из дружинников может водить его в библиотеку, – Бадай бросил взгляд на скорбное лицо мальчишки. – Но только вы, – толстый палец воеводы упёрся в сникшего мага, – должны поклясться, что подчинитесь и не посмеете отводить дружине глаза.

– Отлично, – одобрил идею князь. – Так как, уважаемые маги? Надеюсь, мы с вами договорились?

Один за другим, Радий и Евстарх молча опустились перед князем на одно колено, мысли у них при этом были совершенно одинаковые – каждому хотелось взорвать ещё один кусок глины возле владыки за его гуманное решение. А ещё Евстарху показалось, что усмешка промелькнула по невозмутимому княжескому лицу, словно прочесть эти крамольные мысли не составило для Владия особого труда.


Отправив пострадавших мыться, князь пошёл в свой покой. Пора было закончить нехитрые сборы, солнце встало, а, значит, войско уже начало выстраиваться под стенами Хрона. Но на его пути тут же вырос начальник десятка, охранявшего нынче жилище князя.

– В малом зале вас ожидает сын вашего брата, – сообщил он Владию, вытянувшись во весь свой гигантский рост. – Утверждает, что непременно должен поговорить с вами до отъезда.

Секунду помедлив, князь развернулся к небольшому круглому залу, в котором обычно принимал не слишком официальных гостей. Ярко. Вот уж кого он совершенно не ожидал увидеть сегодня; несколько последних дней племянник, по своему обыкновению, где-то пропадал. Надо же, для разговора с дядей явился в малый зал... Опять подчёркивает их формальные и отстранённые отношения. Сразу вспомнилось, как в свои четырнадцать лет Ярко отказался вступить в дружину и принять десяток, только строптиво посмотрел на взбешённого князя и уточнил: "Я не хочу этого делать. Но вы можете мне приказать. Я подчинюсь". И Владий отступил, хотя не помнил раньше за собой подобной слабости, а потом так же закрывал глаза на бродяжью жизнь племянника.

Последней каплей в отторжении князя стала следующая выходка Ярко, когда, не спросив разрешения, мальчишка изменил цвет княжеского символа в своём гербе. На очередном состязании дружины онемевший от возмущения Владий увидел БЕЛОГО ворона, расправившего крылья на щите племянника. Никому не удалось убедить Ярко вернуть прежнюю окраску, упрямый княжич твердил одно – к отцовскому гербу он добавил цвет учителя, открывшего ему жизненный путь.

Даже непримиримая борьба с нечистью, которую вёл княжич, и описания его подвигов, ходившие от оселка к оселку, не могли смягчить Владия. Он никогда бы не признался себе, что больше сдерживало тяжёлую княжескую руку от заслуженной расправы – то, что Ярко глядел на него серыми глазами погибшего брата или горячая привязанность к сыну Марисы, которая осталась жить в Хроне после гибели мужа. Да, красавицы Марисы, до сих пор опекавшей взрослого сына, словно младенца.

Окна в зале были распахнуты, Ярко прилип к одному из них. Он быстро обернулся на звук шагов, но Владий точно знал, что рассматривал там племянник – за окном раздавалось перекрикивание дружинников, ржание коней, бряцанье железа.

– Как видишь, мы сейчас выступаем, так что будь краток, – велел князь, не присаживаясь, а тоже подходя к окну.

– Я не знал, что вы собираетесь в поход... – растерянно сказал Ярко.

– Чтобы знать, нужно хотя бы иногда появляться в Хроне. Да и что тебе в том? Неужели решишь пойти с нами?

– Вы отлично знаете, что если бы речь шла о простом вражеском войске, которое нужно разбить и изгнать из Ареи, я уже был бы в отряде. Сражался бы, как любой другой дружинник. Но мне сказали, что вы идёте биться с нечистью, а для этого не нужно никуда ехать, я встречал тварей в лесу в дне ходьбы от Хрона!

– Что же ты предлагаешь? Ждать, когда они сами придут сюда?

– Да нет же! Ведь я говорил вам, что нужно искать не тварей, а ответы! Никто до сих пор не знает, откуда взялись эти существа. А недавно в горах я нашёл следы новой нечисти, она гораздо больше, сильнее и опасней. Гномы бежали от неё из каменного укреплённого города. Что смогут противопоставить ей люди в наших оселках?

Тревогой хлестало от слов княжича, Владий сжал зубы и невольно взглянул на меч.

Князь Владий. Фэнтези Белый Ворон– Урарт?! – Ярко словно уловил его мысли. – Да, Урарт справится с тварями, но придут другие, потом ещё и ещё.

– Хватит! – рыкнул князь. – Мы проедем по всему пограничью и переловим столько тварей, сколько сможем. На заставах я оставлю десятки, чтобы помочь возвести новые укрепления. Я не знаю, что ты там видел, но уверен, что нечисть можно прижать. В конце концов, наши предки когда-то уже сделали это гораздо меньшими силами. Так ты отправишься с нами?

– Нет, – княжич снова замкнулся и отступил на шаг. – Я не собираюсь пропалывать то, что нужно рубить под корень.

– Что, Белый Ворон, – хмыкнул Владий. – Ты, конечно же, лучше меня знаешь, как поступить?

– Лучше, – нахально заявил Ярко.

Князь снова посмотрел в окно...Он сделал ещё шаг в сторону, слегка склонил голову и быстро вышел из зала. Промолчавший владыка проводил его мрачным взглядом, затем снова посмотрел в окно на запрудивших весь луг дружинников. Этот поганец Ярко ещё больше растревожил старого князя, все опасения сегодняшнего утра вспыхнули с новой силой, добавляя ещё и жалящий огонь неизвестности. Что знает этот мальчишка, который считает себя осенённым? Что вообще в вечной тьме за пределами мира могут рассмотреть так называемые осенённые, если отбросить все фантазии? Владий вздохнул и покрепче перехватил меч, ему было совершенно ясно только одно – добрый меч, умная голова и твёрдая рука, как и много лет назад, должны сослужить хорошую службу на благо родной земли.



Нравится книга? Поделитесь с друзьями!




Хотите всегда быть в курсе новостей сайта?
Читайте нас в Твиттере, ВКонтакте и Facebook, подписывайтесь на новости в Google+ и не забудьте поставить +1!




Оставьте свой отзыв, напишите комментарий, задавайте вопросы! Чтобы оставить сообщение, регистрация не требуется, для входа можно использовать ваши профили в Twitter, Facebook, Google или Disqus, или же просто выберите имя и участвуйте в обсуждении как гость.




Комментарии к трилогии "Белый Ворон". Книга 1


comments powered by Disqus

Рассылка

Получать обновления на email