Загрузка...
Гномы. Фэнтези Белый Ворон. Книга 1 - Меч северных предков
Белый Ворон
Белый Ворон. Книга 1 - Меч северных предков

Трилогия "Белый Ворон" - это героическая сага о борьбе народа древней Ареи с могущественными нечистыми силами, разбуженными неупокоенным магом - кощеем, стремящимся к вечной жизни и абсолютной власти.

Глава 4. Нечисть чужая, нечисть своя

Сотня гибла под стенами из коричневых кирпичей. Прошло не более получаса с того мгновения, как обогнув лысый прибрежный холм, дружина вылетела к заставе. Тагас помнил, как он сам невольно натянул поводья, а его брат негромко выдохнул "О, Светило!", как споткнулась, а потом взвилась на дыбы плохо вымуштрованная лошадка онемевшего проводника. Да, в общем-то, было от чего онеметь – огромные, словно горбатые медведи, чёрные монстры пёрли на Глиняную заставу в пронзительной тишине. От их ударов кирпичи вылетали из старой кладки, а копья защитников отскакивали от плотных глянцевых шкур. Вот одна тварь взвилась в немыслимом прыжке, смела со стены несколько кричащих защитников. Привстав в седле, Тагас стряхнул оцепенение и выхватил меч.

– Ура-а-а!!! – понеслось над замершей степью.

– Ура!!! – раздалось со стен крепости.

А после, бой, как обычно, поглотил княжича. Клинок, свистя, рассёк воздух, оскаленная пасть с двумя рядами клыков пронеслась возле лица, и тварь едва не рухнула на круп лошади. Отбиваясь на пределе сил, княжич видел, как погибают его воины, ни на шаг не продвигаясь к заставе, которая казалась близкой – только руку протяни. Между тем, нечисть возобновила штурм, волной хлынула за крепостную стену. Вскоре, красный огонь вспыхнул на сторожевой вышке, а Тагас отчаянно ринулся вдоль линии сражения.

– Ура! – взлетел над полем княжеский клич, и Тагас подхватил левой рукой оброненный кем-то меч. – Ко мне! Все ко мне!

Так, хлеща направо и налево, он летел между солдат, которых твари сумели оторвать друг от друга, и собирал их вокруг себя. Ощетинившимся клином братья-дружинники двинулись к обречённой заставе. Словно разгадав тактику Тагаса, бесшумные монстры ослабили напор на крепость, со всех сторон они разворачивались и прыгали на воинов, один за другим те падали с лошадей, насмерть сцепившись с чудовищами.

– Держись! – крикнул Тагас.

Он увидел, что Малуша, хоть и сбитый с коня, продолжает сражаться с кружащейся вокруг него тварью. Прыжок! Монстр летит на богатыря, сшибает с ног, они катятся по земле, и Малуша вскакивает снова, всадив в нечисть меч по самую рукоять.

– Руку! – Тагас нагнулся, подбирая товарища.

В этот миг огромная тварь откуда-то сверху обрушилась на лошадь, на Тагаса, на десятника, все вместе они упали под копыта коней.

– Тагас! – рванулся к брату Селес.

Рванулся и тут же замер на месте, ведь дружинники – и сзади, и сбоку, нельзя ломать строй, разрывать оборону, если хочешь спасти хоть кого-то из этих людей. Никогда раньше Селес не вёл сражений в одиночку. Бросив быстрый взгляд вокруг, он крикнул, стараясь перекрыть яростные вопли дружины:

– Отходим к реке! Шаг в шаг! Держать строй! Выжившие должны доплыть до ближайшего оселка и обо всём доложить князю!

"Конечно, если эти твари, как и другая нечисть, не могут перемещаться по воде", – мысленно добавил он.

Это был единственный приказ, который Селес смог отдать дружине, дальше он только работал мечом. Прыжок. Замах. Удар. Прыжок. Удар. Удар Удар...

– Князь! Смотрите! – вдруг кто-то истошно завопил за его плечом, выводя Селеса из боевого транса.

Двадцать шагов, не больше, отделяли остатки сотни от реки. Нечисть же, всей своей чёрной, шевелящейся массой валившая на людей, вдруг отхлынула, из заставы на стены тоже полезли монстры, захватившие крепость. А вдали, на горизонте, показались всадники, над головами которых неукротимо и грозно реял ворон, взметнувший крылья на жёлтом полотне, звучал победный голос боевого рога.

– Отец, – выдохнул княжич, обнимая за шею чуть живого от ужаса и усталости коня. – Отец!

– Ур-ра! – раскатисто и грозно неслось над пустынной равниной.

Княжеское войско, которое Владий развернул на восход, вопреки привычке начинать объезд с закатных застав, летело навстречу многочисленному врагу. Урарт в руке великого князя оживал. Последний раз Владий видел это чудо несколько лет назад, когда довольно большая стая нечисти умудрилась проскочить сквозь заставы и напала на Мельники – большой оселок мукомолов, сумевший продержать оборону до подхода княжеской сотни. Те твари гибли от луча Урарта, как сухие листья в костре. Чёрные страшилища, что сейчас неслись навстречу войску, отличались от тех, как гигантские пикши от новорожденных котят, но князь искренне надеялся на свой меч.

Не дожидаясь, пока волна монстров захлестнёт войско, Владий взмахнул мечом, мысленно становясь его продолжением. Он вздрогнул от огня, прошившего его насквозь, и беспощадный пронзительный луч, пробежав искрами по клинку, ворвался в стаю. Лишённые страха, влекомые только жаждой уничтожения, твари неслись вперёд, сгорая в чистом огне Урарта.

Четыре сотни обогнули крепость со стороны реки, погнали засевшую там нечисть навстречу остальному войску и гибельному лучу. Бой завершился быстрее, чем задние ряды дружины успели хорошенько рассмотреть смертоносных чудовищ.

Искры замедлили бег по лезвию меча, Владий опустил Урарт перед собой на седло, осторожно двинулся по заваленному обгоревшими монстрами полю. За его спиной дружинники спрыгивали на землю, искали погибших и раненных воинов сотни Тагаса, добивали уцелевших тварей.

– Фу! – десятник Есень энергично отпихивал от себя чёрную тушу, крутил кудрявой головой. – Братцы, да снимите же это с меня! А то я уже весь провонял какой-то падалью.

– Князь! – истошно завопили от реки. – Они здесь!

Чувствуя, как сердце больно колотится о грудину, Владий бросил коня вперёд, а потом и вовсе спрыгнул на землю, растолкал замерших дружинников. Мгновенно жаркая благодарность разлилась внутри, князь поднял глаза к Светилу, затем шагнул вперёд и левой, свободной рукой прижал к себе Селеса. Княжич и несколько, с ног до головы забрызганных чёрной слизью, воинов стояли на самом берегу, придерживаясь за измученных лошадей.

– Тагас... – прошептал княжич и, откуда силы взялись, начал рваться обратно к заставе.

Отбиваясь от лекарей, он и уцелевшие дружинники, вместе с остальными принялись искать своих товарищей. Раненных относили к реке, где собрались все мало-мальски смыслящие в знахарстве, а в поле разводили костры, на которые стаскивалась нечисть.

Старшего княжича и Малушу спас чёрный скакун Тагаса. Он, конечно, повредил княжичу правую ногу, порядком помял бока десятнику, но твари так и не добрались до них, хотя воины были серьёзно ранены и не смогли бы оказать сопротивления. Когда Тагаса подняли из-под груды тел побитых монстров, Владий снова вознёс хвалу солнцу. Страшная царапина тянулась от щеки по плечу и груди княжича, но он дышал, открыл глаза, и даже пытался что-то сказать отцу, когда знахарь осторожно промывал рану, засыпал её порошком из сухих трав.

В это время сотня Громобоя была отправлена к Дубовой заставе и вернулась с ожидаемо тяжким известием – её отважные защитники первыми погибли в бою с чёрными тварями, напавшими на крепость с СЕВЕРНОЙ стороны. Мало кто мог лучше этого сотника читать следы событий по мелким деталям, поэтому в странную новость поверили все – твари действительно не были обычной степной стаей, они вышли к заставе из редколесья, простиравшегося до западного побережья Геи.

На восходе, чтобы Светило могло забрать к себе отважных воинов, все погибшие были погребены. Две сотни войска остались в опустевших крепостях, а раненные, которые не могли передвигаться дальше, были размещены в попутных оселках. После этого, войско Владия двинулось на закат, укрепляя гарнизоны застав, слыхом не слыхавшие о новой напасти. Десятки разъезжались по окрестным селениям, чтобы подготовить к обороне ополчение и передать простые инструкции: день и ночь нести караул, копить магическую и воинскую силу, а в случае нападения чёрных тварей, сразу зажигать красный огонь. Вот только чем дальше отъезжал князь от Глиняной заставы, тем меньше верил в действенность собственных мер и то же горькое недоверие читал в глазах своих сыновей, чудом выживших в битве с бесшумными монстрами.


Хрон - резиденция князей Ареи. Фэнтези Белый ВоронТревожные вести о битве с нечистью ещё не успели достичь Хрона, и жизнь там текла своим чередом. Жители, словно и нет никакой войны, занимались обычными делами: жена великого князя - княгиня Аина и мать Ярко - княгиня Мариса принимали нежданно нагрянувшего в Арею посла далёкой восточной страны Шум, младший княжич Радий томился на ратной площадке, челядь хлопотала, а охранная сотня невозмутимо стояла на своих постах. Лишь Ярко не мог найти себе места, он всё время чего-то ждал, пытался уловить новые потоки в сгустившемся воздухе, вздрагивал от неясных болезненных мыслей. Жители Хрона занимались обычными делами...Княжич слонялся по Хрону, пока не наткнулся в одном из коридоров на юного мага Евстарха, поджидавшего после ратных занятий своего ученика. В глазах парнишки, отчего-то напоминавшего ему Бельшу, княжич увидел ту же зудящую тревогу.

– Здравствуй, маг, – неожиданно для себя, Ярко остановился возле нового хранителя библиотеки.

– И тебе привет, княжич, – удивлённо отозвался Евстарх.

Он привык, что старшим братьям Радия нет никакого дела до тихого книжника, не говоря уж о Белом Вороне, редком госте в стенах княжеского двора.

– Скажи... ты прочёл всю библиотеку Хрона? Нет ли там свитков, когда-то принадлежавших чистому магу Агару?

– Возможно, к старости я и смогу одолеть все, – смутился маг. – Книг слишком много... К тому же, некоторые свитки написаны на неизвестном мне языке. А Агар... Ведь это маг, погибший в здешнем лесу? – Ярко молча кивнул. – Я слышал, что его свитки были обращены в пепел.

– Когда-то мне тоже сказали именно это... Ладно. Но ведь ты просто живёшь в библиотеке, наверняка немало читал. Тебе попадались когда-нибудь книги о магических существах?

– Конечно – гномы, ундины, сильфиды, недавно я изучил целый свиток о нравах саламандр. Или вот, грифоны...

– Нет, – нетерпеливо перебил его Ярко. – Что ты читал о нечисти?

– О нечисти? – переспросил Евстарх. – Это, в смысле, о перевёртышах и упырях?

– Да на кой мне упыри. Я спрашиваю про нездешнюю нечисть. Если ты меня понимаешь.

Недоумение исчезло, маг уставился на княжича с удивлённым узнаванием:

– Ты...

– Ну, да, я осенённый. Может, всё же ответишь на мой вопрос? Ведь я прав – твари, что стаями налетают на наши оселки, совсем не похожи на обитателей Вечного леса. Да наша обычная нечисть сама от них воем воет!

– Конечно, мне не следует сознаваться, – вздохнул Евстарх. – Меня и так вечно обвиняют, что я своими фантазиями подрываю веру в способности магов. Но ты сам спросил... В общем, я думаю, многие маги согласились бы с тобой.

– Так, – нахмурился Ярко. – Отличное дело. Маги знают, откуда берутся эти твари, но никто не потрудился рассказать князю.

– Ну, всем известно, как великий князь относится к магам. К тому же, я не говорю, что они знают. Они могут только догадываться. А маг никогда не будет делиться непроверенными догадками, от которых всегда больше вреда, чем пользы. В этом вопросе вообще много странного, мои учителя очень не любили такие разговоры, то ли чего-то не понимали, то ли чувствовали опасность.

– Слушай, парень, – княжич внимательно посмотрел на собеседника. – Но ведь нам с тобой никто не может запретить тоже догадаться? Что ж я деревянный-то такой... – он досадливо стукнул себя по голове. – У тебя книжек целая библиотека, я поговорю с лесными обитателями, духа какого-нибудь поймаю, они всегда в курсе самых пакостных дел. Неужели мы не докопаемся до правды – откуда лезут твари? Только помоги мне, пожалуйста. Уж очень крутит меня в последнее время, да и тебе, я вижу, не легче.

– Конечно, – поморщился Евстарх. – Воздух словно отравили, позавидуешь обычным людям, которые этого не чувствуют.

– А... что чувствуешь ты? – Ярко подивился такому точному определению.

Княжич и сам иногда ощущал, что от прогорклого воздуха у него кружится голова. Чаще всего это случалось после долгих блужданий по Вечному лесу, который непреодолимо для смертных регулировал своё равновесие. Возвращаясь из леса, Ярко всё дольше привыкал к давящей атмосфере, которая повисла над человеческими селениями.

– Зло, – ответил маг, тоже удивлённый, что княжич не понимает очевидного. – Всё вокруг засорено нечистой магией, она уязвляет осенённых, а простые люди болеют от неё.

– Так почему же никто не ищет мага, который всё это натворил?!

– Мага? Ну, нет. Это не может быть энергия одного человека, скорее – какие-то сборные потоки – ведьмы, нечисть, пришлые твари. Маги, конечно – тоже, но они боятся действовать открыто. Если нечистый начнёт явно творить зло – найдётся много желающих поставить его на место. В этом смысле, какая-нибудь яга гораздо зловредней, её и найти труднее, и охрана у неё часто очень сильная.

– Да, – кивнул Ярко. – Но ты забываешь, что маг тоже может быть уверен в своей неуязвимости.

– Нечистый высший маг... – с сомнением протянул Евстарх.

Внезапно за окном, возле которого устроились заговорщики, раздался звенящий победный крик, сопровождаемый отборной солдатской руганью. В предчувствии лихого зрелища, маг и Ярко быстро высунулись на улицу. Торжествующий Радий неожиданно шустро вертелся в центре потешного боя. Назначенный для его обучения десяток ещё секунду назад слаженно наступал на княжича со всех сторон. Внезапно, один за другим, воины принялись с воплем бросать мечи, подскакивать и носиться по ратной площадке, словно их жалил осиный рой. Жаркие огненные вспышки резвились в воздухе, докрасна раскаляли рукояти мечей, только княжич неизменно оказывался в стороне от них, следя исключительно за тем, чтоб его не затоптали подпалённые дружинники.

На крики из Хрона посыпалась челядь, затормозила подвода с живой рыбой для княжеской поварни, рыбаки уставились на мучения десятка с открытыми ртами.

– Так, говоришь, вы изучали нравы саламандр? – вздохнул Ярко, одним движением перемахнув через окно.

Княжич услышал, как маг не слишком ловко приземлился за его спиной, сам же стрелой промчался через двор и едва не налетел на долговязую фигуру сотника Рокота, как из-под земли вынырнувшего возле площадки. С каменным лицом сотник поднял с подводы тяжеленную бадью, отстранил налетевшего на него солдата и выплеснул воду с рыбьими тушками на зазевавшегося Радия.

– О-у-х! – вскрикнул младший княжич.

Все крошечные огненные создания на миг ослепительно вспыхнули и растаяли во вздрогнувшем воздухе. Ярко показалось, что эта воздушная волна чувствительно шлёпнула его по лбу, рядом зашипел и схватился за голову запыхавшийся Евстарх. На ратной площадке, так же тяжело дыша и пряча глаза, дружинники поднимали мечи. Рокот медленно обвёл взглядом двор – народ тут же дружно побежал по своим делам – затем этот взгляд остановился на княжиче и маге.

– А вот и чистый князь, и чистый маг, – сотник преувеличенно доброжелательно кивнул головой. – Не подскажите ли, что такое творится на нашем дворе? Чему вы учите сына великого князя? Он вызвал духов, или мне почудилось?

Все понимали, к чему клонит Рокот. Как и остальные командиры княжеской дружины, он полностью разделял нелюбовь Владия к магам. Обычные люди не могут определить с первого взгляда – какой именно осенённый встретился им на пути, и на что способен этот хлипкий с виду непонятный человек. А вот общение с духами – тут другое дело, каждый ребёнок знает, что духи служат нечистым магам.

– Нет, нет! – Евстарх энергично замотал головой, отгоняя нехорошие подозрения. – Это были элементали огня, мы с княжичем недавно читали о них, и, видимо, он решил провести воплощение, потому-что...

– Так всё-таки ты учил его вызывать духов? – в ровном голосе Рокота послышался набирающий обороты гнев.

– Не вызывать... зачем вызывать? – забормотал подавленный маг.

Требовалось срочно вмешаться – ни Евстарх, ни несчастный мокрый Радий не могли ничего объяснить сотнику на понятном ему языке, а Рокот, по всему было видно, полностью созрел для репрессий.

– Сотник, как вы считаете, вода, которой вы только что облили княжича, была нечистой? – спросил Ярко.

– Почему? – удивился Рокот, на миг отводя гневный взор от сникшего мага.

– Значит, чистой?

– Не знаю, о чём ты, но вода была просто водой. Конечно, если эти рыбаки не какие-то тайные осенённые.

Незаметно собравшиеся за спиной командира дружинники тихо зафыркали.

– Ну, да, – одобрительно кивнул Ярко. – Просто вода, воздух, земля и огонь, обычные, никак не окрашенные стихии. Чистыми или нечистыми их делают маги, а не наоборот.

– Конечно! – заторопился воспрявший Евстарх. – А у каждой стихии есть свои духи – элементали. Любой осенённый может ими управлять, если знает необходимые магические формулы. Я недавно познакомил княжича с представителями огня – саламандрами, вот он и выпустил их на площадке...

Сбитый с толку Рокот внимательно рассматривал всю троицу. Их рассказ звучал достоверно, тем более, сотник и сам вспомнил нудные повествования старого мага, который обучал его в детстве. Но, не смотря ни на что, избавиться от мысли, что его дурят, было трудно.

– В этом всё дело, – продолжал Ярко. – Мальчишка научился управлять пусть крошечными, но огненными существами и натравил их, когда дружинники его окончательно замучили. Потом ты облил его, он отвлёкся и просто выпустил их.

– Да, – вторил ему Евстарх. – Если элементаль постоянно не поддерживать, она обязательно удерёт в свой слой вселенной. Ей не очень уютно в нашем мире.

– Я не думал, что они накинутся на дружинников, – покаянно пробормотал Радий. – Мне хотелось просто раскалить рукояти, чтобы солдаты побросали свои здоровенные мечи...

– Хорошо, – Рокот принял решение и успокоился. – Я не стану никого наказывать сейчас. Об этом происшествии будет доложено великому князю, он своей волей разберётся со всеми осенёнными, – сотник сделал ударение на слове "всеми". – Княжичу же добавляется ещё один час ратных занятий в день.

– Радий мысленно взвыл. Евстарх и Ярко, не сговариваясь, потянули мальчишку с площадки вниз.

– Он согласен, – Ярко крепко держал двоюродного брата за руку. – И с завтрашнего дня начнёт очень стараться.

– Больше никаких саламандр! – пообещал маг. – Теперь только полезное чтение.

Стараясь как можно быстрее скрыться с подозрительных глаз Рокота и дружинников, княжич и маг почти бегом пересекли двор, увлекая за собой опешившего Радия.

– Вы чего? – забрыкался мальчишка, едва взгляд сотника перестал буравить ему затылок. – Зачем вы поддержали этого живодёра?

– А ты хочешь, чтобы он совсем запретил тебе заниматься с Евстархом? – спросил Ярко. – Ты вполне мог сегодня допрыгаться до этого.

– Сейчас нам нельзя ссориться с Рокотом, – объяснил своевольному ученику маг. – У нас появилось важное дело, и твоя помощь может понадобиться, ведь ты не хуже меня знаешь библиотеку Хрона.

– Что ещё за дело? – Радий подозрительно покосился на учителя и брата.

Нельзя сказать, чтобы Ярко очень много общался с младшим княжичем, скорее, он был для того далёким полуреальным родственником, Белым Вороном, о котором в оселках и Хроне ходили самые невероятные легенды. Мальчишке он представлялся кем-то очень здоровым и агрессивным, вроде сотника Рокота – а кто ещё мог в детстве колотить старшего брата Тагаса? Поэтому Радий не понимал, какое дело может быть у Ярко с умным магом, но, если оно как-то связано с библиотекой, уже хорошо. А управлять природными духами он обязательно научится, не беда, что эти элементали оказались такими увёртливыми. Честно говоря, княжич до сих пор не верил, что ему так легко, с первого же заклинания, удалось их сегодня подчинить и науськать на опостылевших дружинников.


В лесу было прохладно и необыкновенно тихо. По привычке мысленно пробежав вокруг, Ярко засёк сонного дикого кота, лису с целым выводком рыжих малышей, немногочисленную волчью стаю и уйму лесной мелочи, поглощённой своей обычной суетой. Здешние обитатели не казались встревоженными или напуганными, и Бельша, который, как всегда, отправился в путь вместе с другом, немного расслабился.

– Я так и не понял, куда мы идем, – сказал он, внимательно прислушиваясь к лесу. – Очередной поход за нечистью? Почему именно сейчас?

– Просто я совсем недавно уяснил, что пришлым тварям никто не рад. Помнишь, что нам кричали перевёртыши? Их объели, и они очень злы. Уверен, даже существа, с которыми мы всегда враждовали, не откажут нам в помощи, если речь пойдёт об этих тварях.

– Но...

– Тш-ш! Вот и она. Бельша, могу я попросить тебя вести себя прилично? Не дразни девушку, дай мне сначала поговорить с ней.

Удивлённый друид пожал плечами, а потом вдруг нахмурился, он тоже понял, кого княжич учуял в мешанине ветвей. За широким хвойным клином начиналась дубрава, где в прочных и мягких кронах почти всегда можно было встретить русалок. Какая-то древняя неприязнь родов тут же взыграла в Бельше, но он молча потащился за приятелем.

Конечно, карга тоже давно ощущала присутствие друида и человека, она взлетела на высокую ветку и насторожённо вглядывалась в приближающиеся фигуры. Да и каргой-то эту русалку назвать было очень трудно – совсем молоденькая, окутанная шелковистыми зеленоватыми волосами, с мягкими пёрышками на теле и с чистым правильным лицом. Русалка на дереве. Фэнтези Белый ВоронОгромными зелёными глазищами она уставилась на княжича, который тут же постарался развеять её тревожные мысли.

– Привет тебе, дева, – вежливо поздоровался Ярко. – Мы пришли с миром! – в подтверждение слов он вскинул вверх пустые руки.

– Ты маг, – зафыркала русалка, не оценив безоружность нежданных гостей.

Русалка взлетела на высокую ветку...Вообще, человеку не полагалось разбирать речь обитателей Вечного леса, ведь у каждого существа был собственный язык, даже друиды только из уважения пользовались человеческим. Но Ярко давно уяснил, что звуки не имеют значения, главное – мысли, которые за ними кроются, а вот они очень похожи у всех – у людей, друидов, гномов и других жителей земли, на каком-бы наречии те ни говорили. Магические существа, чьё сознание было хоть немного открыто, легко понимали друг друга, и княжича удивляло, что это недоступно для большинства людей. Поэтому, в Хроне очень хорошо кормились бродяги, исходившие много стран и затвердившие разные языки. Для него самого клёкот русалки был ясен, хоть и очень резал ухо.

– Я не маг, – возразил княжич девушке-птице. – Просто осенённый, которому нужна твоя помощь.

– Чем Я могу помочь человеку?

– Не только мне. Ты можешь помочь всему лесу. Видишь этого друида?

Взгляд русалки метнулся на Бельшу, щёлочки её зрачков вспыхнули.

– Так вот, – заторопился Ярко. – Всех в лесу интересует одно – откуда взялись стаи тварей и как загнать их обратно. Если ты что-то знаешь об этом, скажи.

– А откуда взялись ты и я? – удивилась русалка. – Ты появился от человеческих жилищ, я прилетела из пригорной дубравы, мне пришла пора отделиться от матери.

– Всё верно. Мы явились из места, которое считается нашим домом. Было бы здорово выяснить, где дом этих тварей.

Озадаченное выражение мелькнуло на покрытом тонким пухом личике. Конечно, магические существа Вечного леса, по человеческим меркам, не отличались особой сообразительностью, но чутьё и тонкие связи с миром всегда были на их стороне. Вот и теперь русалка неожиданно встрепенулась.

– Дом тварей находится в болоте, – уверенно заявила она.

Княжич и Бельша переглянулись. Уходящие далеко на восход страшные лесные топи ещё с детства были известны им. Пользуясь способностями друида и осенённостью человека, они не раз проникали в самые потаённые уголки болот, где кикиморы собирали свои удивительные ягоды и травы. Жадные кикиморы даже пробовали поколотить мальчишек, так бессовестно растаскивающих секреты их племени, но после трёпки, которую им задал Ярко, они перестали обращать внимание на маленьких странников. К тому же, друзья приносили свою добычу праматери друидов, великой мастерице на целебные зелья, а не продавали любителям совершать мысленные путешествия по измерениям вселенной или блуждать в тягучих навязчивых снах. Поэтому, зная болота, приятели не могли представить себе, как твари целыми стаями пробираются по узким тропкам среди безграничной топи.

– Ты видела там тварей? – осторожно уточнил Ярко.

– Конечно нет! Болото закрыто для нас.

Естественно, ни одно хлипкое болотное деревце не могло выдержать вес девушки-птицы, да и насторожённое отношение её народа к воде было известно всему лесу. Выходило, что эта юная симпатичная карга просто сочиняет от излишнего старания, хотя никогда раньше русалки не отличались особой фантазией.

– Да что мы с ней разговариваем! – вскипел Бельша. – Что она может понимать своими птичьими мозгами?!

– Кр-р-ра! – разъярённая карга взвилась над веткой. – Тут нечего понимать! От них просто несло болотом когда они кружили под моим деревом! Мер-рзкий др-руид!

Сильные крылья ударили по кроне, и девушка-птица метнулась в зелёную чащу. Напоследок она одарила Бельшу ещё одним обжигающим взглядом, который наверняка прожёг бы дыры во вредном друиде, если бы у русалок были такие способности.

Дальнейшие поиски логова тварей дали противоречивые результаты. Седой потрёпанный перевёртыш долго не верил в благие намерения Белого Ворона, которого отлично знали все долгожители Вечного леса, зато потом замучил друзей жалобами на то, что твари сломали его жизнь, и он вынужден на старости лет один слоняться по лесу. Перевёртыш, Ярко и Бельша. Фэнтези Белый ВоронПо его разумению, твари не были обычными живыми существами, для перевёртыша они за версту пахли нечистой магией, хотя сами не могли совершить даже такого простого магического действия, как обращение.

Семейство прозрачных крошек-сильфид обитало на огромной цветочной поляне и крайне редко видело тварей, а, значит, полагало их жителями глухих чащоб. Седой перевёртыш долго не верил в благие намерения Белого ВоронаОбосновавшийся в такой чащобе лешак считал, что своры набегают от реки, прячутся в его владениях от дневного зноя. А ундина, которую с большим трудом разговорил Бельша, вообще долго не понимала чего же от неё хотят суетливые люди. Прикрыв глаза длинными ресницами, она покачивалась на поверхности тихой лесной реки, её чешуйки завораживающе переливались в солнечных лучах.

– Вау-у-у! – затанцевал на месте перевёртыш, увязавшийся за добровольными следопытами. – Что я говорил?! Это магия – твари как из-под земли выпрыгивают!

– Кстати, – ундина перевернулась на животик и пошлёпала хвостом. – Когда я последний раз плавала за ягодами Далёкого Блаженства, кикиморы только и говорили о существах из-под земли. Это эти вам нужны?

Забираться в болота перевёртыш не пожелал, и, вздохнувшие с облегчением друзья одни отправились на поиски кикимор. Те, как обычно, деловито прыгали по кочкам, их морщинистые защёчные мешки были битком набиты дурманными ягодами и травами самого разного свойства. Конечно, злопамятных болотников так и подмывало на какую-нибудь пакость, но они побаивались Ярко и старательно делали вид, что не замечают путников.

– Трудитесь? – поинтересовался княжич, разглядывая обитателей топи.

Вздумай кикиморы замереть на месте, даже его привычному взгляду было бы трудно разглядеть их на фоне кочек, ряски и жёсткой травы, их коричневые тельца со встопорщенными зелёными лохмами всегда больше напоминали Ярко растения, неожиданно научившиеся передвигаться.

– Да уж, гулять нам некогда, – буркнул пробегавший мимо болотник.

– Это некоторые всё ходят и ходят, – поддержал его другой.

– Всё ищут и ищут, – присоединился третий.

– Вот и искали бы у себя... – заныла ещё одна кикимора, сноровисто выщипывая пучки какой-то травы.

Чувствовалось, что появление княжича и Бельши внесло тихую панику в слаженную работу местных кикимор. Ярко поспешил успокоить их:

– На этот раз мы ищем не вашу травку. Вы знаете что-нибудь о тварях из-под земли?

Копошившийся возле княжича болотник замер, вытаращив на друзей круглые и мутные, как стоячая вода, глаза. Около него останавливались другие, и вскоре все ближние кочки покрылись гомонящими кикиморами. Суть дебатов заключалась в следующем – стоит ли открывать человеку тайны болота, пусть даже никак не связанные с их доходным промыслом. Так ни до чего и не договорившись, болотники бросились рассказывать о недавних событиях, ссорясь и перебивая друг друга.

А дело было так. Кикимора по имени Ась, которой сейчас не оказалось на поляне, отправилась на поиски Негорюй-травы и забрела к самой окраине болот, туда, где заканчиваются владения Вечного леса и рождаются горы. Она издали почуяла неладное, но охотничий азарт вёл её вперёд, и только усмотрев, что творится на болоте, она сообразила нырнуть в воду. Откуда-то из-под земли, глубоким клином врезавшейся в топь, сыпались странные, ни на что не похожие зубастые существа. Отпихивая друг друга, так что некоторые просто оказывались в трясине, они выбирались на твёрдую почву и устремлялись в лес. Когда их поток иссяк, перепуганная Ась помчалась к соплеменникам, и они все вместе решили привлечь болуга. Болуг молча выслушал делегацию кикимор, задумался, а потом встряхнул землю. Конечно же, болотники бегали проверять трещину, но ничего не нашли, это место ушло под воду и уже было затянуто ряской, хотя из-под воды долетал странный звук, похожий на вой, словно кто-то бесился, но не мог выбраться наружу.

Озадаченные этой историей, следопыты поблагодарили кикимор и двинулись к болугу, который был одним из самых удивительных созданий в Вечном лесу. Ярко не взялся бы точно определить, кем болуг является на самом деле – живым существом или одухотворённым камнем. Несколько подобных истуканов возвышалось на окраине болот, большую часть времени напоминая обычные валуны. Ещё в детстве княжич пытался уловить искры сознания болугов, но оно было так чуждо человеку, скорее напоминало сборный дух леса, земли или реки, что заставляло отступить перед их абсолютной древностью. Одно было ясно – болуги являются одним из источников равновесия, их невероятные способности всегда приходят на помощь лесу.

Болуг. Фэнтези Белый ВоронОсновательно перепачкавшись в тине, слыша, как Бельша тихонько ругается за спиной, княжич повёл друида по кратчайшему пути и выбрался из болота. Здешний болуг, как и все его собратья, возвышался на границе земли и воды, это была коричневая каменная громада, превосходившая Ярко в высоту. Как обычно, его дух блуждал очень далеко, и княжичу пришлось потянуться за ним. Болуг был одним из самых удивительных созданий...Синей стрелой сознанье человека метнулось во что-то глухое, мягкое, неподвижное. Несколько мгновений ничего не происходило, затем валун качнулся, словно спящий медведь дёрнулся от укуса надоедливой мошки. Что-то завибрировало в голове Ярко, болуг явно ждал объяснений, почему его покой опять так бесцеремонно нарушен.

– Мы слышали, что какие-то твари недавно пришли в лес, – княжич очень старался, чтобы болуг понял его. – Они живут под землёй?

– Никто не живёт под землёй, – тут же последовал ответ.

– Тогда... откуда они пришли?

Теперь каменный истукан надолго замолчал. Ярко чувствовал, как мысли, свиваясь и расправляясь, плавно проплывают внутри валуна, какие-то зыбкие образы переполняли разбуженное сознание болуга.

– Болуг закрыл проход, – наконец, сообщил валун. – Но есть другие. Ткань мира разорвана... Там, где вода и земля, земля и огонь, земля и воздух, слабые места, много, много дела для болугов...

Как ни старался Ярко, ему не удалось получить более ясного ответа, истукан покачивался и бормотал. Издалека неслись похожие всплески – это другие болуги отзывались сородичу, а человеку и друиду оставалось только порадоваться, что все они, как и тысячелетия назад, продолжают стоять на страже Вечного леса.



Нравится книга? Поделитесь с друзьями!




Хотите всегда быть в курсе новостей сайта?
Читайте нас в Твиттере, ВКонтакте и Facebook, подписывайтесь на новости в Google+ и не забудьте поставить +1!




Оставьте свой отзыв, напишите комментарий, задавайте вопросы! Чтобы оставить сообщение, регистрация не требуется, для входа можно использовать ваши профили в Twitter, Facebook, Google или Disqus, или же просто выберите имя и участвуйте в обсуждении как гость.




Комментарии к трилогии "Белый Ворон". Книга 1


comments powered by Disqus

Рассылка

Получать обновления на email