Загрузка...
Кресло-бегемот. Городское фэнтези Глаза Химер
Глаза Химер
Глаза Химер

"Глаза Химер" – городское фэнтези, жизнь главной героини которого постепенно и неумолимо переплавляется в сюрреалистический бред. И девушке приходится выяснять, кто виноват, что время от времени монстры вырываются из нашего подсознания и начинают перекраивать мир...

Глава 13. Сомнения репортёра Карманова

Нападение Сурьминой совершенно неожиданно подтолкнуло размышления Насти в новое русло. После недавней сцены у неё не было никаких сомнений, что скандалист Карманов орал на начальство, не просто уйдя в хулиганский экстаз. Точнее, он вполне осмысленно прилепил к той нелицеприятное прозвище. Девушка больше не думала, что Семёна подтолкнуло к этому интуитивно улавливаемое сходство редакторского помощника с опасной змеёй. Скорее всего, он тоже увидел снующую по редакции Гадюку... Из этого следовало столько всего, что Настя ощутила растущее возбуждение.

Нужно попробовать отыскать Семёна, где бы он сейчас ни был. Она должна разговорить полностью погруженного в себя коллегу, попытаться вытянуть из него правду и сверить ощущения. Кстати, растущая замкнутость популярного репортёра косвенно указывала на верность настиных догадок. Не она ли совсем недавно внушала себе, что в её положении надо как можно меньше болтать? Что стоит наговорить лишнего, когда твой самоконтроль на нуле? Поэтому: не болтать, следить за своими эмоциями и, уж подавно, не принимать алкоголь. А бедолага Семён именно этим и злоупотреблял, ничего удивительного, что его так сорвало. Она и сама вчера, если честно, просто жаждала поведать о своих страстях Егору после пары бокалов вина.

Так или иначе, даже если она окажется во всём не права, Настя была просто обязана отправиться на поиски Карманова. Она уже прохлопала загадочного старика, однако вероятность найти человека, терзаемого теми же призраками, словно влила в девушку новые силы. К тому же, знаменитая эрудиция Семёна рождала надежду. Пускай у неё самой не хватает мозгов сообразить, что за свистопляска творится вокруг в последнее время, так может на пару с другим пострадавшим они сумеют разобраться.

Правда, сразу реализовать свой мгновенно сложившийся план Насте не удалось. К собственному неудовольствию, девушка оказалась в центре опёки родного отдела, тихо взбунтовавшегося против Гадюки.

– Нет, ну в самом-то деле, зачем так травить девчонку? – возмущалась Мастерко, обернувшись к своей закадычной "сельскохозяйственной" приятельнице. – У каждого бывают ошибки. К тому же, я всё вовремя поправила.

– Анастасия, мне кажется, вам всё же стоит взять бюллетень, – отеческим тоном приговаривал Лёнчик, продолжая топтаться возле Ксюхиного стола, где сидела Настя. – Восстановитесь, отлежитесь...

– Да всё у меня в порядке, – отбивалась от него девушка. – Это действительно досадный ляп. Не знаю, что на меня нашло.

Здесь Настя кривила душой, но присутствующим вовсе необязательно было знать шокировавшие её детали. Девушка и так уже ругала себя за привлечение повышенного внимания общественности.

– В порядке! – громко негодовала Ксю. – А мне показалось, ты сейчас в обморок грохнешься!

– Насть, нельзя к себе так безалаберно относиться, – вторила ей Марина Кульчевская. – Вот у меня была знакомая...

Лишь на третьем круге уговоров группа поддержки немного выдохлась, как-то внезапно вспомнив, что у каждого на сегодня есть и другие дела. А упрямая Настя вернулась к собственному компьютеру, всем своим видом выражая желание трудиться. Немного поколебавшись, редактор всё же загрузил девушку материалом о новых аттракционах, заработавших в этом году в городском парке. По счастью, Насте не пришлось ради них тащиться на другой конец города. В мае, когда парк только перешёл на летний режим, она была там вместе с подругой, первый раз катавшей на каруселях своего трёхлетнего малыша.

И пока подруга с сыном кружились на белых толстеньких лебедях, чинно сидели в вагончиках миниатюрного поезда, сама Настя опробовала "НЛО", стремительно взмывавшую над парком. Затем, после некоторых колебаний, покрутилась на "Хула-хупе", который отдалённо напоминал центрифугу настоящих космонавтов. Девушка была совершенно не уверена, что сейчас решилась бы на подобный экстрим, так как даже обычная поездка в автобусе или в такси с недавних пор таила в себе слишком острые ощущения.

Отдел постепенно пустел, но Настя, с сосредоточенным видом окопавшаяся за компьютером, не дала утащить себя с работы Марине и Ксю. В ответ на законное возмущение девчонок, уже настроившихся закатиться в любимую кафешку, девушка бормотала что-то о реабилитации, которую ей непременно нужно получить в глазах Лёнчика, о подорванном доверии и карьере, готовой вот-вот полететь в тар-тарары. Так что Белькевич в конце концов обозвала Настю графоманкой и, увлекая за собой немного обиженную Маринку, отправилась в одиночестве слушать рассказы о райских островах и смехотворных ценах за блаженство там.

Вскоре Настя ощутила, что пик внимания спал, и ничьи любопытные глаза больше не пытались высмотреть новые странности в её поведении. Тогда она с самым невозмутимым видом бросила взгляд на часы и потянула из сумочки кошелёк. Время приближалось к обеду, наверняка в отделе новостей ещё можно было застать кого-нибудь, чтобы ненароком расспросить о Семёне. Ну а потом стоило спуститься в столовую, так как проигнорированный завтрак наконец-то напомнил о себе возмущённым ворчанием в желудке.


В коридоре тоже было безлюдно и тихо. Утренняя суета давно миновала, а до вечернего аврала было ещё далеко, только дежурные да шатуны вроде Насти в это время торчали в редакции. По счастью, в отделе новостей были свои любители творить в родных стенах, именно на них и рассчитывала девушка, пересекая коридор. Дверь "новостников" была плотно закрыта, но Настя на всякий случай всё же потянула массивную ручку. Без особой охоты дверь подалась, и девушка заглянула в отдел. Первый, кого она увидела в большой полупустой комнате, был Семён Карманов.

Человек, о котором она думала половину сегодняшнего утра, едва возвышался за своим монитором, щёлкая мышью, как заведённый. Словно впервые увидев его, Настя с непонятной жалостью отметила, какой он замученный и худой. Популярный репортёр казался невероятно мрачным и измождённым, на нём была одета старая клетчатая рубашка, а знаменитая шевелюра сегодня особенно напоминала воронье гнездо. Тем не менее, это был Семён Карманов! Здесь, на своём рабочем месте, а не в больничной палате, как думала Настя, заранее паниковавшая, что ей придётся именно там разыскивать товарища по несчастью.

Чуткости Семёну оказалось не занимать. Стоило девушке чуть дольше необходимого постоять в дверях, как он тут же нервно вскинул глаза, напрягся и отрывисто бросил:

– Чего тебе?

Вот так вот, ни здрасти, ни прощай, но каким-то образом Карманов сразу понял, что Настя заявилась именно к нему. Хотя, может быть, девушка и преувеличила его прозорливость, ведь совершенно не исключено, что Семён просто параноил, в чём-то подозревая всех и вся.

– Добрый день, – нерешительно поздоровалась Настя, мимоходом заметив, что кроме них в отделе ещё пребывал Исаков, за что-то негромко распекавший молодого парня-стажёра, рвавшегося в международники (это в их-то газете!). – Семён, извините, пожалуйста, если у вас есть время... Мне срочно нужно с вами кое о чём посоветоваться.

Настя ни в коем случае не хотела напоминать Карманову о его срыве и сделала вид, что совсем не удивлена его появлению в редакции. Однако мужчина смотрел на неё по-прежнему насторожённо и недоверчиво.

– М-да? – натянуто проговорил он. – И о чём пойдёт речь?

Он даже бросил быстрый взгляд на свою работу, по всей вероятности надеясь, что неизвестно откуда взявшаяся назойливая девица оценит его сверхзанятость и уйдёт откуда пришла. Впрочем, Настя и не думала отступать. Девушку сильно смущал предстоящий разговор, она не знала, как потактичней подобраться к сути, чтобы Семён не воспринял издёвкой её осторожные намёки. Это было, как если бы над ней самой кто-то вознамерился насмехаться, всерьёз утверждая, что городской транспорт перешёл на бегемотов вместо автобусных кресел. Или, что водительские права начали выдавать в четырнадцать лет вместе с паспортом, одновременно принимая на работу в такси. Как донести до Семёна свои сомнения? Ведь только поверив ей, репортёр, возможно, решится обсуждать собственные навязчивые видения.

Между тем, Карманов хмурился всё сильнее. Словно учуяв невысказанные мысли Насти, он заёрзал на стуле, изо всех сил желая, чтобы девушка оставила его в покое. Но где-то глубоко внутри у него уже проклюнулся интерес – неожиданное настино вторжение явно несло в себе какую-то подоплёку. В новой кукле из отдела городских новостей (а Семён привык относиться к ним свысока) чувствовался некий нерв, который в ней нельзя было заподозрить с первого взгляда. Очень похожее ощущение в последнее время ни днём ни ночью не покидало видавшего виды журналиста.

– Ты обедать? – по-прежнему резко спросил девушку Семён, так и не дождавшись ответа.

– А? Да, – быстро закивала Настя, обнаружив, что крепко сжимает в руке кошелёк.

– Пошли.

Всю дорогу, по лестнице на второй этаж, в быстро пробежавшей мимо раздаточного стола очереди, они молчали. Настя, почти не глядя, приткнула на свой разнос тарелку с салатом, она так нервничала, что снова расхотела есть. Зато низенький Семён, перегнувшись через стойку, выцепил огромную порцию картошки, залитую гуляшом в томатной подливе. Так же следуя друг другу в затылок, они, словно два заговорщика, проследовали за самый дальний угловой столик, заполнили его посудой, чтобы ни у кого не возникало желания устроиться рядом, и выжидательно уставились друг на друга. Впрочем, Карманов совсем недолго рассматривал Настю, он опустил глаза, поковырялся в тарелке и совсем уже обречённо спросил:

– Ну?

Почему-то Семёну казалось, что он догадывается, чего от него хочет неожиданно навязавшаяся девчонка. Мужчина гнал от себя эти догадки, так как они пугали его до дрожи, хотя, по идее, должны были радовать. Они ясно свидетельствовали, что он всё ещё не окончательно съехал с катушек...

– Я сегодня видела ГАДЮКУ, – внезапно бухнула Настя, замаявшаяся искать подход к своему хмурому собеседнику.

Недонесённая до рта вилка со звоном грохнулась на тарелку, мгновенно ставшие несчастными глаза репортёра снова воззрились на девушку.


– Я сегодня видела ГАДЮКУ, – значительным шёпотом заявила девчонка. – Вы ведь тоже недавно с ней... сталкивались?

И хотя Карманов исподволь ждал чего-то подобного, её слова хлестнули наотмашь. Самым же ужасным было то, что она и не думала смеяться, проклятая девка продолжала старательно пялиться на него, словно ждала какой-то особой реакции.

– Неужели? – Семён всё ещё пытался сохранить натянутую невозмутимость. – И где тебя угораздило? В коридоре? Или она пыталась прыгнуть на тебя из-под стола?

– Вместо головы... – придушенно продолжала Настя, не обращая внимания на его насмешливый тон. – Она болталась вместо головы Сурьминой.

Девушка невольно содрогнулась – недавняя картина тревожной тенью всплыла перед её глазами. А для Семёна мир окончательно встал на дыбы и прихлопнул его по лохматой макушке. Он почувствовал, как мелко трясутся руки и быстро сунул их под стол. Никто не имел права знать, как выглядел преследовавший его образ. Даже будучи смертельно пьяным, он ни с кем не обсуждал свои горячечные бредни. А чем больше кошмаров являлось ему наяву, тем сильнее он пил, в отличие от большинства людей, проделывая это в одиночку.

– И что? – глухо выдохнул мужчина.

– Да я же об этом и хотела поговорить с вами! – прорвав плотину, слова полились сами собой. – Дело в том, что у меня тоже бывают... видения. Сначала меня просто трясло от ужаса, потом я как-то... притерпелась, просто старалась, чтобы никто не заметил, что у меня едет крыша. А сейчас мне кажется – все эти гадюки, бегемоты...

– Бегемоты? – вскинулся Карманов.

– А... Это так... Почти не могу ездить в автобусе, – Настя нервно усмехнулась. – Мне мерещится, словно все пассажиры расселись на бегемотах и просто делают вид, что ничего не замечают. Так вот, я подумала, что вы... Что с вами тоже творится нечто подобное.

– М-да? И в честь чего тебя посетили такие мысли? – уже гораздо спокойней спросил Семён.

К нему понемногу возвращалась обычная насмешливость, казалось, знаменитому репортёру удалось взять себя в руки. Зато девушка чувствовала себя всё более неловко. Как объяснить этому человеку свою внезапную уверенность? Не напоминать же ему о недавнем срыве, шокировавшем всю редакцию, да и свои смутные догадки, связанные с его персоной, Настя пока затруднялась сформулировать более внятно.

– Или ты намекаешь на то, что я прилюдно орал о Сурьминой? Ну так не я один считаю её той ещё змеёй, – продолжал Семён, без труда отмахнувшись от невысказанных аргументов своей собеседницы.

Он наконец-то решился вытащить руки из-под стола. Пальцы больше не дрожали, поэтому мужчина подхватил вилку и занялся гуляшом. С растущей растерянностью Настя наблюдала, как он жадно поглощает мясо, уткнувшись взглядом в тарелку. Весь его вид говорил о том, что обсуждать больше нечего, и девушка успела пожалеть о собственной глупости, толкнувшей её на этот бессмысленный разговор.

– Но мне думается, дело тут не только в Сурьминой, – неожиданно предположил Семён, так же быстро потеряв интерес к еде и оттолкнув от себя посуду. – Ты хотела мне что-то рассказать? Так говори. Может быть, я найду, что тебе ответить.

Настя недоверчиво заглянула в глаза собеседнику. Нет, определённо, сейчас он уже не насмешничал. Во взгляде звёздного репортёра снова чувствовалось напряжение и острый, какой-то болезненный, интерес.

– Рассказать? – неуверенно переспросила девушка. – Теперь даже не знаю... Хотя, почему бы и нет? Например, вчера я поехала в новый спартаковский комплекс, чтобы написать о нём репортаж. Правда, мне показалось, что он называется "Спарта". И построен на манер лабиринта, в котором впору жить какому-нибудь чудовищу. Чудовища там действительно обнаружились, как живые, так и нарисованные, а потом на меня высыпалось целое море плотоядных червей, – омерзение вновь нахлынуло и перехватило горло, хотя Настя не смогла бы ответить, почему именно так окрестила мелких тварей из злополучного ведра. – Слышали когда-нибудь про такое?

Молчание Семёна, становившееся всё более красноречивым, подстегнуло её, и девушка заговорила свободней:

– Честно говоря, когда всё это излагаешь, то собственный бред напоминает дешёвый ужастик, но не всегда есть возможность анализировать! Если твой дом вдруг взорвался и горит, а никто больше этого не видит! Или к тебе среди ночи ломится каменный монстр, грозя обрушить потолок... До чего тут можно додуматься? Я уже почти смирилась, что химеры – всего лишь картинки из моей больной головы. Или... всё-таки нет?

– Химеры? – репортёр перестал вертеть в нервных пальцах полупустой стакан с томатным соком.

– Ну, я их так называю. Химера – это ведь то, чего быть не может. Хотя, на самом деле, монстры, повадившиеся сниться мне по ночам, очень похожи на старые греческие описания. Тело дракона, голова льва... А характер совершенно козлиный! Никакими судьбами от них не отвяжешься.

– Любопытно, – мужчина поднял на Настю пытливый взгляд, а она только успевала удивляться скачкам его настроения. – Самое же интересное, что всё это не суть белая горячка. Разумеется, нет смысла спрашивать, не злоупотребляешь ли ты крепкими напитками. Тогда где же ты их подцепила?

– У меня был шок, – пожала плечами девушка. – Во всяком случае, именно так это диагностировал доктор в травмпункте.

Вкратце поведав о своём злосчастном полёте со стула, Настя задумалась. Всё-таки прорвавшийся интерес Семёна о многом сказал ей даже против намерений репортёра. Выходит, он поверил в её историю. Не потому ли, что она очень напоминает его собственную?

– Так значит, у вас тоже случались такие... видения? – опять осторожно подступила к нему девушка.

Карманов не ответил, теперь он смотрел куда-то вглубь себя, будто пытаясь поймать ускользавшую мысль.

– Видения, мороки, – неожиданно пробормотал он. – Химеры, бесенята и ящеры. Вовсе не это главное. Вовсе не это...

Настя сидела, боясь лишний раз вздохнуть. Невероятно, но ускользающе скрытная звезда "Вестника", похоже, была готова разговориться. Получив толчок, её собеседник, скорее всего, впервые так чётко осознал то, что, вроде бы, проходило по ведомству пьяного бреда. Он стоял на пороге какого-то открытия, умело скрывавшегося от него в алкогольных парах.

– Ведь если ты не веришь себе, то перестаёшь обращать внимание на странности, думая, что твоя голова тебя просто разводит, – продолжал бормотать Семён. – Но если... Если она врёт тебе далеко не всегда... Значит, то, что ты видишь и чувствуешь, вполне способно оказаться правдой. О, чёрт!

– Что?! – Настя против воли подалась вперёд.

– Тш-ш-ш, – зашипел на неё репортёр, чья отстранённость внезапно сменилась лихорадочной активностью. – Не кричи. Я пока ни в чём не уверен, просто не знаю, что сейчас стоит обсуждать, кроме нудного перечня собственных страхов и комплексов.

– Каких ещё комплексов? – прошептала девушка, не в силах уловить стремительные скачки его мысли.

– Потом, потом... Мне нужно многое уточнить, – отрезал мужчина, быстро сгружая на разнос свою и настину посуду с почти не тронутым салатом. – Не представляю, что это значит, но в голову лезет всякая дрянь. К тому же мне, кажется, тоже есть с кем обсудить идею прискорбного коллективного помешательства. Даже в больничке, веришь ли, далеко не все безнадёжно больны.

В Семёна словно вплеснули заряд энергии, подхваченная ею Настя понеслись вслед за ним в родную редакцию. Но больше ничего путного выжать из странного собеседника девушке не удалось. Он лишь в категоричной форме потребовал номер её телефона и сунул ей собственную мятую визитку, взяв с Насти слово звонить, если химеры снова заявятся по её душу.

– Анастасия, – неожиданно окликнул девушку Карманов, уже замирая на пороге своего отдела. – Только постарайся быть осторожной.

– Конечно, – кивнула Настя и, махнув репортёру рукой, исчезла за дверью.

Конечно, она постарается, ещё бы ей не стараться, только не понятно, чего именно ей стоит бояться. Честно говоря, разговор с репортёром порядком разочаровал девушку, он не внёс никакой ясности в историю химер. Только его тревожность ещё сильнее зацепила Настю, да этот последний, какой-то прощальный взгляд, словно Семён и вправду ждал реальной угрозы... Оставалось надеяться, что он действительно посовещается с кем-то, и в понедельник удастся устроить мозговой штурм. Ну а пока ей стоит снова заняться поисками винтажного деда. Опять получалось, что только старик был готов свободно говорить с Настей о распоясавшихся призраках.



Нравится книга? Поделитесь с друзьями!




Хотите всегда быть в курсе новостей сайта?
Читайте нас в Твиттере, ВКонтакте и Facebook, подписывайтесь на новости в Google+ и не забудьте поставить +1!




Оставьте свой отзыв, напишите комментарий, задавайте вопросы! Чтобы оставить сообщение, регистрация не требуется, для входа можно использовать ваши профили в Twitter, Facebook, Google или Disqus, или же просто выберите имя и участвуйте в обсуждении как гость.




Комментарии к роману "Глаза Химер"


comments powered by Disqus

Рассылка

Получать обновления на email