Загрузка...
Кресло-бегемот. Городское фэнтези Глаза Химер
Глаза Химер
Глаза Химер

"Глаза Химер" – городское фэнтези, жизнь главной героини которого постепенно и неумолимо переплавляется в сюрреалистический бред. И девушке приходится выяснять, кто виноват, что время от времени монстры вырываются из нашего подсознания и начинают перекраивать мир...

Глава 14. Идеальный выходной

Жизнь, как всегда, внесла коррективы в неоправданный настин оптимизм. Мало того, что она два раза из конца в конец проехала уже порядком надоевшим двадцать шестым маршрутом без какого-то результата, так ещё и Егора на этот раз на остановке не оказалось. А ведь сначала всё шло по плану. Девушка добросовестно вглядывалась в толпу, битком набившую транспорт ближе к вечернему часу пик. Ей даже удавалось не отвлекаться на странное шевеление в углах, едва уловимое боковым зрением. "Там ничего нет!" – каждый раз решительно заявляла себе Настя. Может быть именно поэтому галлюцинациям так и не удалось пробиться к ней. Впрочем, все усилия девушки, направленные на то, чтобы материализовать перед собой образ старика, тоже пропали даром.

Дед отказывался появляться в автобусе, как бы уверенно Настя не обещала себе, что вот сейчас, на следующей остановке, он непременно войдёт. Поднапрягшись, девушка в мельчайших деталях вспомнила его лицо – глубокие глаза за прозрачными линзами тонких очков, бледную старческую кожу, мягкую улыбку. Но сколько воображение не рисовало его в толпе, к огромному разочарованию Насти старика там и близко не было. Теперь девушка отчётливо сознавала, какую невыполнимую задачу поставила перед собой. Как можно разыскать человека в почти миллионном городе, совершенно ничего о нём не зная?

Конечно, если очень постараться, Настя смогла бы набросать карандашный портрет таинственного деда. Когда-то она совсем неплохо рисовала. Наверняка и сейчас папка с набросками хранится у матери, которая очень ревниво относилась ко всем её успехам, обожала показывать рисунки гостям и даже продвигала идею дальнейшего обучения живописи. Но тут в жизни Насти как раз случился Лёха Дергач, умудрившийся занять собой почти всё её время. Так что девушку еле-еле хватало на один институт, и это тоже значилось в длинной череде претензий Елены Яковлевны к горе-жениху.

Но нарисовать портрет винтажного деда Настя всё равно могла, только вот что с ним делать дальше? Она не имеет никаких оснований предъявлять его полиции (да её только высмеют и выпрут за дверь!), расклеивать же ксерокопии наброска на остановках будет и вовсе глупо. Или нет? Какое-то время девушка всерьёз обдумывала эту идею. Например, старик или какой-то его знакомый могут увидеть портрет с припиской типа: "Помогите найти человека!" и просьбой позвонить по настиному номеру телефона. Где гарантия, что они не посчитают это проделками сумасшедшего или маньяка и не натравят полицию уже на саму Настю?

Девушка добросовестно попробовала представить свою реакцию, если бы на доске объявлений кто-то вывесил фото её близких или её собственную физиономию. Сомнительно, что она отнеслась бы к этому с благодушием. Однако Настя подспудно знала, что, стоит ей ещё раз переступить грань отчаяния, и она всё же рискнёт. Нарисует и вывесит. Пусть потом к ней пристают полицейские, у неё будет время подумать, что им наплести, но она должна, просто обязана разыскать старика. Тем более, что теперь это дело касается не только её – Семён и его неизвестный знакомый (из психушки! ведь Семён явно дал понять, что человека уже вовсю лечат от террора химер) нуждаются в информации, которая поможет им устоять против кошмаров.

Когда измученные вечерним пеклом лица пассажиров замелькали перед Настей сплошным калейдоскопом, в котором практически невозможно было рассмотреть отдельных людей, она решила остановиться. Девушка слишком устала и уже не думала ни о каком походе в клуб, поэтому высадилась из автобуса возле посёлка. Там её подкараулило разочарование номер два. Не увидев на остановке Егора, Настя сначала утешала себя тем, что он встретится ей по пути, затем всерьёз заподозрила, что парень снова затеял сюрприз и поджидает её возле съёмного домика. Но дом встретил её тишиной и тёмными окнами. В принципе, так и должно было быть, стоило испугаться, окажись кто-то внутри, после того, как Настя собственноручно заперла двери. (А точно ли заперла? Или бросила всё как есть, с вытаращенными глазами летя в редакцию?).

После некоторых колебаний девушке удалось прогнать неприятные мысли. Двери по-прежнему были закрыты на ключ, а лёгкие синие сумерки, пусть и более густые, чем на улице, не могли укрыть от неё источник возможной опасности. Нет, никаких новых страхов в доме не завелось, как впрочем и приятными сюрпризами здесь не пахло. Оставалось только расчитывать на более позднее появление Егора, хотя Настя уже подозревала, что он не придёт. Вот же глупая курица! Стоило весь день тешить себя надеждами, когда сразу было понятно – утренний букет не просто приветствие, но и извинение. Должно быть, парня снова угнали в командировку, и он тактично не стал будить разоспавшуюся Настю, чтобы не портить ей настроение.

А она-то расчувствовалась! Впереди два выходных, они могут поехать на пляж или на дачу... Девушка досадливо запулила сумочку в старое кресло и подошла к окну. Разумеется, улица была пуста, если не считать соседа, только что куда-то отчалившего на велосипеде в сопровождении пса. Ведь сколько раз говорила себе – хочешь посмеяться, сообщи вселенной о своих планах, продолжала грызть себя Настя. Хотя, не особенно и смешно, скорее даже наоборот, девушка ощутила, что впервые за все эти дни глаза щиплет от сдерживаемых слёз. Вот странное дело, никакие кошмары не могли заставить её рыдать, слёз не было и в помине, зато теперь она явно собиралась расклеиться.

Багровые закатные пятна плясали на стекле перед Настей, навевая что-то угрожающе-тревожное, только усугублявшее неожиданную грусть. И было в этом закате нечто неправильное, понемногу приковавшее внимание девушки, совсем недавно полностью поглощённой своей маленькой драмой. Слишком ранний, слишком вызывающий, полыхавший вполовину неба, он казался совершенно неестественным. Да, на сей раз Насте удалось отыскать правильное слово – неестественность. Розовое солнце, красноватые листья, не первый раз бросавшиеся ей в глаза, всё это было предельно странно, словно в природе исподволь зрел какой-то нарыв...

Стоп! Девушка вздрогнула, вновь застукав себя на крамольных мыслях. Ничего такого нет и просто не может быть! А если ей вновь приспичило похандрить, так от этого существует проверенное средство, которое до сих пор срабатывало безотказно, так как загружало Настю совсем другими проблемами. Надо ехать к маме. Точно. Пообщаться, выслушать, как в данный момент Елена Яковлевна смотрит на скромные успехи дочери. К тому же, она обещала Джеку в субботу явиться на дачу, а обещания надо держать. Отлично! Чем все выходные метаться от окна к окну, высматривая Егора, она лучше проведёт их с родственниками. Уж кто-кто, а её мама отлично умеет приземлять впечатлительное дитя, которому сейчас это действительно было необходимо.


Утром Настя проснулась сама, не дожидаясь надоедливого пиликанья будильника. На этот раз её не выдернул из сна затейливый кошмар, вокруг было подозрительно светло и тихо, а девушка чувствовала себя удивительно отдохнувшей. Возле её окошка свиристела какая-то птица, воздух был совершенно жемчужным, словно солнце совсем недавно разогнало на улице влажный туман. Лето. Пожалуй впервые за весь стремительно пролетавший месяц Настя так явно ощутила расслабленную негу любимого времени года.

Напевая что-то себе под нос, девушка подскочила с кровати и отправилась умываться, на всякий случай всё-таки выглянув в окно. Разумеется, запропавший вчера кавалер не дежурил у неё в палисаднике, но даже отсутствие Егора не сумело сейчас испортить ей настроение. Он обязательно появится, и Настя решила, что больше не отпустит его, не заполучив номер телефона парня. Что за глупость одолела её в прошлый раз, когда она уверила себя, что не должна первой заговаривать об обмене контактами? Именно так она и поступит, раз уж Егор оказался не большим любителем перезваниваться.

Однако в такое чудесное утро просто грех было киснуть, копаясь во вчерашних переживаниях, и Настя велела себе сосредоточиться на более близких радостях, наверняка поджидавших её на даче у матери. Елена Яковлевна была не бог знает каким садоводом, но даже у неё наверняка имелась грядка бордовой сочной редиски, которой уже вовсю торговали на рынках. Кроме того, на даче можно сколько угодно валяться на травке, заботливо выкошенной отчимом, и не скрывавшей в себе стаи кусачих кровопийц.

Вместе с Джеком они наверняка не поленятся и дойдут до лесной речки, единственного известного Насте водоёма, где вода была нереально чистой, просто требовавшей искупаться и отдохнуть на берегу. Всё больше заболачивась и мелея, эта река тянулась по лесу до самого города. Но если на их с Джеком любимом месте реку покрывали кувшинки и лилии, а прозрачная вода сверкала среди зелёных травяных берегов, то где-то на окраине здешнего частного сектора она превращалась в речку-вонючку, не выдержавшую напора большого скопления людей. У лесных истоков запах воды и водорослей чудесно сливался с ароматом свежей хвои, который Настя просто обожала. Здесь же, месяц прожив в посёлке, она ни разу не слышала, чтобы на реку кто-то ходил, и это только подтверждало худшие опасения девушки о судьбе маленькой речки.

Предвкушая массу простых удовольствий, Настя быстро снарядилась в шорты и майку, покидала в крошечный модельный рюкзачок нужные вещи, нацепила на нос солнечные очки и вышла из дома. Никакие сюрпризы на сей раз не поджидали её на крыльце, и девушка расценила это, как очередную хорошую новость. По правде сказать, букет от Егора был только один (он по-прежнему полыхал в крынке на кухне, даже не думая увядать!), зато разных поганых галлюцинаций ей на голову вылился целый ушат, поэтому установившееся в жизни девушки зыбкое равновесие стало для неё приятным сюрпризом.

Впрочем, вскоре у девушки появилась надежда, что позитив действительно набирает вес, и вчерашняя мечта о прекращении ненавистных тёмных пятен наконец обретает силу. Уже ставший привычным двадцать шестой автобус без всяких пробок домчал Настю до вокзала. Правда, из очередных попыток "нафантазировать" винтажного деда снова ничего не вышло. Настроившаяся на отдых девушка не особенно и опечалилась, в конце концов химеры явно давали ей передышку, которую просто глупо было прохлопать.

Людей на перроне топталось не по-субботнему мало. Ещё не до конца веря своему счастью, Настя подумала, что ближайшие сорок минут в электричке не должны превратиться для неё в кошмар. В детстве, пока в их семье не было Джека, помешанного не только на политике, но и на автомобилях, пустая субботняя электричка являлась настиной заветной мечтой. Мать упорно тащила её "на свежий воздух", в недавно купленную старую дачу, и они всю дорогу тряслись в раздолбанных вагонах, со всех сторон зажатые потными пассажирами.

Ни Елена Яковлевна, ни Настя не умели первыми врываться в электричку и занимать места, как это проделывали незнакомые толстые тётки с баулами и маленькими детьми. Поэтому ехать в свободном новеньком вагончике, задорно прискакавшем на перрон, показалось девушке удивительно приятно. То ли она слишком давно не бывала на даче, и туда успели пустить современные поезда, где было больше места, то ли народ поголовно обзавёлся автомобилями, разгрузив таким образом железную дорогу, Настя не видела особой разницы. Главное – она без всякой толкотни устроилась у окошка и тут же принялась разглядывать быстро замелькавшие пригороды, через некоторое время сменившиеся хвойным лесом.

Всё-таки она действительно непозволительно долго игнорировала дачу. Ни в этом году, ни даже в прошлом, целиком заполненном капризами Лёхи, она не ездила за город к матери. Дергач предпочитал дикие пляжи, где можно устраивать шашлыки и буйные вечеринки, или отвозил Настю на дачу к своим друзьям, где развлечения происходили по той же программе. Лишь совсем недавно девушка с облегчением поняла, что, сбежав от Лёхи, она избавилась и от его разухабистого веселья. "Скучный" отдых у родителей сейчас радовал её гораздо больше, чем любая компания.

Незаметно для себя, Настя настроилась на идеальные выходные. Вот сейчас электричка бодро пробежит все положенные километры, открывая перед её глазами пейзажи – один роскошней другого. Затем она выйдет на маленькой станции "Туча", от которой за узкой лесополосой уже можно разглядеть нарядные дачные домики, и пойдёт... Нет! Сначала она купит молока у какой-нибудь старушки из соседней деревни. Точно! Настоящего парного деревенского молока, только-только остывшего после утренней дойки. Обычно, всё молоко, что приносили к электричкам деревенские, разбирали более ранние дачники, и Насте с мамой оно доставалось не слишком часто. Но сегодня девушка была уверена в своей удаче, ей просто рисовалась старушка, вытиравшая платочком распаренное от жары лицо, а в корзинке ещё возвышалась непроданная бутыль молока.

Потом она прибежит на дачу, поболтает с матерью, утащит на реку Джека, и они непременно разведут там крошечный костерок, чтобы нажарить колбасок, нанизанных на очищенные от коры тонкие веточки. Это был их с отчимом огромный секрет, Елена Яковлевна ни за что не одобрила бы подобной антисанитарии. В общем, идеальные выходные в чистом виде, расслабление, о котором Настя, казалось, успела давно и прочно забыть.


На станции "Туча", названной по находившейся рядом деревне, сошло сразу несколько человек, но Настя первой высмотрела молочницу. Правда, это оказалась не старушка, недавно представлявшаяся девушке, а шустрая, совершенно круглая тётка, жизнерадостно зазывавшая новых покупателей. Зато пластиковая полуторалитровая бутыль молока была такой, как надо, и досталась она именно Насте.

– Бери, бери, красавица, – приговаривала тётка, отсчитывая замусоленные бумажки сдачи. – Вкусно – язык проглотишь! А если со свеженьким хлебом или клубникой...

Она зажмурила свои маленькие тёмные глазки, моментально разбудив в Насте давнее воспоминание. Много-много лет назад они вот так же приехали на дачу с мамой, и той почему-то оказалось не нужно работать. Ни книг, ни конспектов, ни появившегося позже ноутбука Елена Яковлевна с собой не взяла. Зато она неожиданно согласилась сходить с дочерью в лес, и на первой же опушке они наткнулись на поляну, усыпанную пунцовой клубникой. Даже сейчас Настя отлично помнила, как они ели сладчайшую ягоду с молоком и хлебом, и как мама рассказывала что-то весёлое, а её дыхание пахло клубникой.

– Спасибо! – девушка подхватила бутылку на руки, так как нечего было и думать затолкать её в мини-рюкзак.

– На здоровье, – напутствовала её тётка, продолжая перебирать мятые десятирублёвые купюры, словно не зная, что с ними делать дальше.

Она как-то сразу утеряла интерес к покупателям, продолжавшим толпиться на перроне, хотя на клеёнке перед ней были разложены те самые крепенькие пучки редиски, лук и ещё какая-то зелень, определённо необходимая неумехам-горожанам. Похоже, парное молоко было её хитом продаж, и распродав утреннюю порцию, женщина выполнила свою задачу. А счастливая обладательница бутыли, невольно облизнувшись, прибавила шаг, уже через пару минут оказавшись в дачном посёлке.

В последнее время большинство участков там превратились в отгороженные высокими заборами зоны отдыха, но сохранились и обычные огороды, где с утра пораньше копались до черноты загорелые хозяева. С дачи Елены Яковлевны доносился издалека слышимый стрёкот газонокосилки – это Джек проводил субботнюю релаксацию по методу многочисленных белых воротничков всего мира. Отчим вообще предпочитал расслабленное сидение за городом любому отдыху, но мать вечно тащила его за собой то на море, то в какой-нибудь европейский тур, и верный Джек, словно паж, следовал за ней по пятам.

Однако сегодня даже неугомонная Елена Яковлевна пребывала в гармонии. Стоило Насте закрыть за собой калитку, как мать выглянула из застеклённой веранды и весело прокричала:

– Настюш, привет! Надо же, а я ещё не поверила Женьке, когда он пообещал тебя в гости! Но всё равно варю твои зелёные щи со сметаной. Помнишь, как ты их любила маленькой?

От вида матери в простом оранжевом сарафане со стянутым на затылке хвостиком, невероятно похожей на ровесницу собственной дочери, Насте тоже стало весело.

– И сейчас люблю! – мгновенно откликнулась она.

– Не так уж часто дома затевалось что-то в честь неё, девушка давно научилась ценить такие мелочи.

– А у меня смотри что есть, – похвасталась добычей Настя. – Перехватила последнюю бутылку у молочницы. Парное! Закатим сегодня субботний пир.

– Это кто у нас тут такой добычливый? – за спиной у девушки раздался довольный голос отчима.

– Ну, не знаю, не знаю, – покачала головой Елена Яковлевна, мнительно разглядывая бутылку. – Женька, неужели ты тоже будешь это пить?

– Ещё как, – заверил её Джек.

– Надо прокипятить, – не слишком напористо настаивала мать. – Хотя, конечно, вкусно безумно, – вздохнула она. – Настюш, помнишь, как мы к молоку однажды набрали ягод?

– Только что вспоминала, – улыбнулась Настя.

Ей вдруг стало радостно от того, что мать, оказывается, тоже хранит в памяти такие моменты. А ведь она-то была уверена – Елена Яковлевна умеет напрочь забывать периоды своих неудач. То молочно-ягодное лето было совершенно неудачным по мнению матери, она только что рассталась со вторым мужем, последовавшим сразу за отцом Насти, и на работе у неё всё не слишком ладилось. И вот всё-таки помнит...

– Ягоды? – заинтересовался Джек. – Наши соседи справа вчера притащили из леса целое лукошко клубники. Может, имеет смысл прогуляться на реку и заодно поискать ягоды?

– Знаю я эти ваши прогулки, – возмутилась Елена Яковлевна. – А я должна сидеть и ждать вас к обеду, который вы всё равно пропустите?

– Не надо ждать! – выпалила Настя, немного удивившись, что мать всерьёз восприняла её идею общей субботней трапезы. – Я сейчас быстренько сбегаю. Есть у вас какое-нибудь ведёрко?

– Лады, – кивнул Джек. – А я пока закончу с лужайкой. Но после обеда обязательно на реку!

Кивнув, Настя сбросила с плеч рюкзачок и вооружилась красным двухлитровым ведром. Похоже, этот вымечтанный выходной и не думал обманывать её надежд. Щи со щавелем, молоко с клубникой... Мама, Джек и она за круглым деревянным столом, намертво приколоченным на одной ноге к полу веранды, как же давно этого не было. Да и было ли когда-то по-настоящему? Сейчас Настя этого точно не помнила, да и не собиралась вспоминать, она собиралась пережить такой день, что казалось ей гораздо важнее.



Нравится книга? Поделитесь с друзьями!




Хотите всегда быть в курсе новостей сайта?
Читайте нас в Твиттере, ВКонтакте и Facebook, подписывайтесь на новости в Google+ и не забудьте поставить +1!




Оставьте свой отзыв, напишите комментарий, задавайте вопросы! Чтобы оставить сообщение, регистрация не требуется, для входа можно использовать ваши профили в Twitter, Facebook, Google или Disqus, или же просто выберите имя и участвуйте в обсуждении как гость.




Комментарии к роману "Глаза Химер"


comments powered by Disqus

Рассылка

Получать обновления на email