Загрузка...
Кресло-бегемот. Городское фэнтези Глаза Химер
Глаза Химер
Глаза Химер

"Глаза Химер" – городское фэнтези, жизнь главной героини которого постепенно и неумолимо переплавляется в сюрреалистический бред. И девушке приходится выяснять, кто виноват, что время от времени монстры вырываются из нашего подсознания и начинают перекраивать мир...

Глава 16. Заклинание дождя

Остаток дня Настя провалялась на лужайке, мрачно вглядываясь в облака, которые немного пригасили палящее солнце. Она ощущала себя слишком деморализованной для того, чтобы вернуться в город и опять пойти по привычному кругу – кататься в душном битком набитом автобусе, ждать Егора, а затем всю ночь отбиваться от насевших химер. Почему-то девушка была совершенно уверена, что её ожидает именно такой распорядок, Егор не появится, а вот потусторонние гости не заставят себя ждать. То ли в Насте прорезалось слабое понимание логики чужеродных тварей, то ли просто они успели приучить её к самому худшему из возможных сценариев. Второе было более вероятно, так как уловить закономерность в действиях чудовищного врага оказалось непросто.

Что вообще им нужно? Только теперь, несколько попривыкнув к пугающим столкновениям с иллюзиями, Настя по-настоящему задумалась об этом и поняла, что у неё нет даже отдалённых догадок. В самом-то деле, зачем им планомерная травля, которой, как оказалось, подвергаются и другие люди, попавшиеся на крючок химер в момент, когда их подсознание вышло из-под контроля? Скорее всего, давление требует от этих мифических тварей немалых усилий, особенно, если жертва сразу не склеивает ласты и не бежит сдаваться в дурдом. Наверняка многие, как и она сама, из последних сил сохраняют спокойствие, делают вид, что ничего особенного не происходит. Но видения снова и снова продолжают доканывать их. Зачем?

Вроде бы простой вопрос, но отчего-то именно теперь, внедрившись в голову Насти, он не спешил оставлять девушку. Зачем химерам пугать кого-то, выбивать из-под ног почву, мешая реальность с иллюзией? Она не знала ответа, и от того положение казалось девушке ещё более безнадёжным. Ведь, как известно, темнота страшна именно потому, что ты и не представляешь, кто выпрыгнет оттуда в следующую минуту. Даже если допустить сравнительную безобидность галлюцинаций (в конце концов, ни одна из них пока не причинила Насте реального вреда, не считая испорченных нервов), наверняка все видения бьют в одну точку, преследуют какую-то цель, а она никак не может в этом разобраться.

Оставалось только надеяться, что повезёт хотя бы Семёну Карманову, и он разыщет своих знакомых, которых химеры довели до больницы. А они, в свою очередь, смогут пролить свет на тот мрак, откуда пялятся, карауля каждую мысль и движение, глаза каменных монстров. Этот образ, не смотря на всё многообразие ликов химер, до сих пор казался Насте самым полным их воплощением. Не прекрасные полуящеры-полуптицы, не галлюцинации, словно живьём изъятые из её собственной головы – именно чудовищные колоссы каждый раз рисовались ей, когда девушка думала о своих мучителях.

Усевшиеся на свои гигантские лапы, переполненные поистине каменным терпением, твари всегда были где-то рядом, снова и снова дёргали за невидимые верёвочки глюков. Неспешно и невозмутимо, как-будто в запасе у них была вечность. Всю ночь Настя проворочалась на слишком узкой дачной кровати, пытаясь ускользнуть от давящей глыбы незримого присутствия монстра в спасительный сон. Но и во сне, рваном, беспокойном, девушке казалось, что химера рядом, притаилась за тонкой сетью реальности, по сути не более прочной, чем чёрно-синий ночной воздух.

Она дожидалась... Чего? Стоило мыслям пробежать очередной вираж и споткнуться на этом вопросе, Настя просыпалась, тревожно вглядываясь в обступившую темноту. Утро всё не приходило, и её сознание вновь ускользало в полудрёму, для того только, чтобы почувствовать на себе никогда не спящий мучительный взгляд. Существо явно больше не спешило устраивать для Насти эффектное шоу с погромами, оно словно само уселось в зрительный зал, дожидаясь неизбежной развязки. Уловив этот посыл, девушка снова вздрогнула, широко распахнув глаза. Едва намеченные в темноте очертания комнаты – старый шкаф, кресло, шапка торшера, который она может зажечь в любую минуту, чтобы разогнать наваждение. И никаких монстров. А может, она и вправду сходит с ума? Настя бессильно откинула тонкий плед, потому что от таких допущений её сразу бросило в жар. Ведь в самом деле – полная ересь! Провертеться всю ночь, воображая каменных истуканов, замысливших против людей заговор зла! Ересь... Но как только воспалённые глаза девушки закрывались, и всё вокруг принималось тихонько покачиваться и плыть, как в непроглядном мраке вновь рисовалась оплывшая гороподобная туша, и сон рвался закрученной лентой, выбрасывая Настю в относительно безопасную реальность родительской дачи.

Ничего удивительного, что утром девушка проснулась (всё-таки ближе к рассвету ей удалось задремать) с ощущением, будто всё её тело молотили палками, в глаза был насыпан песок, а в голове перекатывались опилки. От вчерашнего позитива не осталось и следа, Насте казалось странным, что совсем недавно отдых на даче мог привлекать её. По сути, что ей тут было делать? Сидеть и киснуть рядом с предками, надеясь, что Джек тряхнёт стариной и не поленится вместе с ней дойти до речки? Сложно вспомнить, когда это случалось в последний раз...

В таком подавленном состоянии Настя кое-как заставила себя выбраться из постели и вышла на улицу. Ситуация за версту отдавала дежа-вю. Многое множество раз мрачная Настя, не зная, куда себя приткнуть, слонялась по даче, и её хандра, как коса на камень, находила на деловитость матери. Оживлённый голос Елены Яковлевны и сейчас раздавался из палисадника – она умудрялась поливать цветы, одновременно болтая по телефону. Не смотря на вечный конфликт, девушку восхищало завидное душевное равновесие матери. Сама Настя не могла похвастаться никакой стабильностью, ещё до химер её отличали скачки настроения, которые она даже не пыталась объяснить.

– А вот и наша спящая красавица! – Елена Яковлевна энергично вынырнула из-за угла дома и, помахивая лейкой, направилась к дочери. – Завтрак в беседке. Пойдём, я тоже выпью кофе.

Есть совершенно не хотелось, но привлекать к себе лишнее внимание хотелось ещё меньше. Настя не раз убеждалась, что мама вдруг решает заняться ею в самое неподходящее время. Похоже, сейчас девушка угодила именно в такой момент, разливая кофе, Елена Яковлевна рассматривала дочь изучающе.

– Что опять не так? – поинтересовалась она, пододвигая Насте тарелку с печеньем.

Печенье было их любимое, песочное, до сих пор продававшееся в маленькой кулинарии, не сменившей вывеску, никак не перелинявшей с советских времён. С неожиданно проклюнувшимся удовольствием девушка взяла рассыпчатый вытянутый завиток, тут же представив, как он будет сладко таять во рту.

– Всё нормально, – как можно жизнерадостней заявила она матери. – Просто пытаюсь расслабиться.

– Ясно, – Елена Яковлевна неопределённо кивнула головой. – А у меня для тебя хорошие новости. Ольга Олеговна – помнишь нашего методиста на кафедре? – связывалась со своей племянницей, которая пописывает в глянце "ШопингГид". У них есть вакансия. Там большинство девочек без специального образования, так что у тебя определённо могут быть перспективы. Сама знаешь, кто финансирует этот журнал. К тому же, там полно бонусов – то нужно отрекламировать новый тур, предварительно проехав его, то испытать на себе услуги спа-салона. В общем, ты понимаешь.

Разумеется, Настя понимала. Мать не теряла надежды трудоустроить её по-своему, категорически не желая признавать работу в "Вестнике" как нормальную карьерную ступень. Она была не так уж неправа, если вспомнить Лилию Мастерко и её подруг, всю жизнь просидевших в одном отделе. Но Настя не собиралась это открыто признавать.

– И что я буду делать в этом "Гиде"? – она постаралась, чтобы голос звучал спокойно. – Тоже "пописывать" о шоколадных обёртываниях и о том, как в домашних условиях приготовить паштет из морепродуктов?

– Как-будто сейчас ты занимаешься чем-то другим, – пожала плечами Елена Яковлевна, без всякой иронии оценивая очевидную для неё прискорбную неустроенность дочери.

Ну ясно, всё-таки мать иногда читает её опусы в "Вестнике". Легко себе представить, с какой досадой она каждый раз убеждается, что была полностью права на настин счёт. Ни о какой серьёзной журналистике не шло и речи, а после недавнего косяка со "Спартой" должно будет пройти немало времени, прежде чем Насте удастся вернуть утерянную позицию. Хотя и этого, скорее всего, окажется недостаточно, мать не перестанет считать, что лучше Насти знает, как поступить с её жизнью. А все самостоятельные решения дочери она по-прежнему относит к детским капризам и протестному поведению.

– Ты всё же подумай над моим предложением, – невозмутимо продолжала Елена Яковлевна, не обращая внимания на совсем помрачневшую физиономию Насти. – Кстати, как там твои отношения с Алексеем?

– Мам, я тебе неоднократно объясняла, что у нас больше нет никаких отношений!

– Ну да, – мать аккуратно поставила чашку на блюдце. – Никаких отношений, никаких перспектив. Так может просветишь меня насчёт своих дальнейших планов? Хотелось бы заранее понимать, куда это всё тебя заведёт. Ты можешь со мной не соглашаться, зайчик, но, по-моему, это тупик.

Когда Настя попадалась под руку Елене Яковлевне и получала порцию её рассуждений о тупиках и ответственности за свои поступки, собственные дела в самом деле начинали казаться девушке безнадёжными. Мать всегда была невероятно убедительна, и в её изложении как-то так выходило, что любые настины успехи не стоили и гроша. Не тот ВУЗ, не та специальность, не та работа, даже жених и тот не успел исправиться, в припадке очередного каприза отправленный восвояси. Стараясь подавить нахлынувшую обиду (до боли знакомая горечь застряла в горле), Настя живо представила, как распорядятся этим чувством химеры. Она бы не удивилась, если б какой-то очередной монстр нацелился продолбить дырку в её голове, всерьёз рассчитывая заменить ей мозги.

– Ладно, мам, я поеду, – сказала девушка, тоже отставляя опустевшую чашку. – Спасибо за кофе.

– Езжай, – согласилась Елена Яковлевна. – Только не забывай, пожалуйста, что я тебя люблю. И всегда готова помочь, когда ты надумаешь заняться чем-то серьёзным.


Напутствованная таким образом, Настя попрощалась с матерью и отправилась к Джеку, с удовольствием купавшему за домом своего железного коня. От опять разошедшейся жары дрожал воздух, и отчим с удовольствием плескался в воде, смывая дорожную пыль с новенького рено. Настя не только не успела ни разу прокатиться на этой машине, ей даже не всегда удавалось следить, как меняются автомобильные предпочтения Джека.

– Что, старики уже успели тебе наскучить? – улыбнулся отчим, надраивая вишнёвый машинный бок.

Девушка тоже постаралась улыбнуться в ответ. Уж она-то прекрасно знала, что её непродолжительный разговор с матерью не ускользнул от внимания хитрого Джека. Ничего подобного, он и за дом-то ушёл, дипломатично предоставив жене самой пообщаться с блудной дочерью. Отчим никогда не встревал в их сложные отношения, по возможности смягчая позицию то одной, то другой стороны.

– Давай я как-нибудь заеду за тобой вечерком и свожу тебя к Гоги? – предложил Джек, вновь демонстрируя неизменную тактику.

Его старинный приятель Гоги держал небольшой ресторанчик на территории элитного санатория в нескольких километрах от города. Там Настя впервые попробовала настоящий шашлык из барашка, после чего любое другое блюдо такого рода стало восприниматься ею жалкой подделкой, не имевшей никакого отношения к кавказской кухне. Она любила бывать у Гоги, хотя такие поездки, как и всё, что так или иначе касалось отчима, теперь очень редко приключались в её жизни.

– Давай, – с готовностью согласилась Настя.

– А может, тебя сейчас подкинуть до города?

Похоже, Джеку, как и матери, не терпелось поговорить с ней. Неужели её нынешняя подавленность в прямом смысле слова написана на лице? Однако Насте вовсе не хотелось ничего обсуждать. Да и что она могла сказать родственникам? Ах извините, настроения нет, потому что уже который день я брежу наяву? Нет, наивно было надеяться на способность привычной домашней обстановки разгонять химер.

– Ещё рано, и электрички наверняка едут пустыми, – ответила она отчиму. – Так что я сама отлично доберусь.

– Точно? – Джек принялся осторожно протирать специальной тряпкой лобовое стекло.

Его лицо непрестанно кривлялось в стеклянном отражении, и Настя, наученная горьким опытом своих видений, на всякий случай быстро отвела взгляд.

– Я думаю, не стоит так переживать, – продолжал он каким-то странным сдавленным голосом. – Если тебе кажется, что кто-то вторгается в твою жизнь, может это не всегда плохо?

– Что?! – вздрогнула Настя.

Недавние "вторжения" взвихрились перед её глазами, так что мгновенно закружилась голова. Но Джек? Откуда он знает о нашествии глюков?! Неужели он тоже...

– Что ты сказал? – едва выговаривая слова, переспросила девушка.

Немного напуганный такой реакцией, отчим быстро обернулся.

– Настюш, ты прекрасно знаешь, что я никогда не лез к тебе с советами, – виновато забормотал он. – Но мама... Она волнуется, переживает и, если бывает излишне резка и категорична... Да ты и сама понимаешь, что она желает тебе только добра.

Его речь медленно доходила до сознания Насти, постепенно приглушая удушливый едкий страх. Разумеется, Джек не имел в виду ничего особого, просто он гораздо больше, чем старается показать, вникает в их с мамой проблемы. Но она-то! Нет, хватит пугать родственников, демонстрируя им истерические реакции, в самом деле, ей давно пора возвращаться в город.


Вяло бредя на станцию, Настя ощущала странную усталость и противную липкую слабость, расползавшуюся по всему телу. То ли стресс наконец подкопился и зашкалил, то ли виною всему было адское пекло, только девушка ощущала себя гадко, как никогда. Тяжёлая с утра голова постепенно принялась раскалываться, Настю тошнило, а перед глазами расплывались круги, окрашивавшие всё вокруг в невообразимо лиловые оттенки. Правда сейчас это практически не волновало девушку, словно недавний взрыв, вызванный беседой с матерью и Джеком, съел все её эмоции.

Единственным, о чём могла думать Настя, оказалась вода. Холодная мокрая вода, которой совсем недавно обливался отчим. Почему она не сообразила хотя бы побрызгаться из шланга, смывая накатившую дурноту? Не плелась бы сейчас по пыльной тропинке, с трудом глотая дрожащий от зноя воздух. Вокруг было удивительно пусто и тихо, дачники расползлись по тенистым углам или подались на реку, даже вездесущие насекомые, обычно так досаждавшие на природе, попрятались, пережидая прямой солнечный удар. Хорошо бы сейчас угодить под дождь...

Картина освежающего ливня мгновенно родилась в сознании девушки, чтобы тут же исчезнуть. Тяжело дыша, она принялась с трудом карабкаться на насыпь, куда обычно взбегала бегом. Вот же странное дело, вроде бы и небо затянуто облаками – Настя с удивлением убедилась в этом, задрав голову вверх – так отчего же так жарко и душно? Тёмно-фиолетовая туча, видимо только что вынырнувшая из-за леса, уверенно надвигалась на затихший посёлок. Разглядев её, заволновались неизменные торговки и редкие пассажиры, уже обосновавшиеся на перроне. Двенадцатичасовая электричка задерживалась, маленький козырёк остановки не гарантировал всем приют, и люди опасались угодить под дождь.

Народ суетился, периодически выбегая на рельсы, стараясь разглядеть заплутавший поезд, только Настя сосредоточенно и молча таращилась в небо. Судя по реакции людей, они тоже видели бесформенного воздушного великана с полным брюхом воды, если только сами не являлись очередной фантасмагорией. Но ей-то не в первый раз приходилось не верить своим глазам. Чтобы вот так, повинуясь мгновенному пронзительному желанию, среди ясного неба возникла настоящая серо-фиолетовая глыба, неминуемо обещавшая ливень? Когда такое бывало?

Пожалуй, всё-таки это мираж, призванный как следует поиздеваться над одуревшей от пекла Настей. Туча в "Туче". И она должна в это поверить? Пристыдив себя таким образом, девушка уже было перевела дух, когда новая мысль кольнула её иголкой – а что, если настало время очередного незабываемого шоу? Вот сейчас туча вползёт на насыпь, накроет собой половину неба, и из неё посыпятся... пираньи?! Отчего бы и нет, стоит только вспомнить мерзейших членистых червей, однажды уже ринувшихся на Настю из ведра подложной уборщицы! Или... вдруг из неё на землю хлынет кислота?!

Девушка задёргалась, ощущая себя под колпаком. Туча низко нависла над головами, казалось, хорошенько подпрыгни и сможешь достать до её студенистого брюха. Бежать?! Но то, что повалится вниз, совершенно точно настигнет тебя, потому что на небе почти не осталось свободного места, везде шевелилась гигантская туша тучи. Тоненький голосок электрички совпал с первым ударом грома, едва не потонув в его разрывающем грохоте. Торопливый поезд наконец забряцал по рельсам, и пассажиры с облегчением бросились к тормозящим вагонам. Настя заспешила вместе со всеми, хотя и продолжала недоверчиво поглядывать на людей, на первый взгляд ничем не отличавшихся от обычных дачников.

Она на мгновение отвлеклась от заворчавшего небесного монстра, чтобы как можно проворней заскочить в электричку. Поэтому, когда дождь с шумом ливанул вниз, девушка сжалась, вцепившись в поручни, и одним прыжком влетела в тамбур. Только после этого она рискнула взглянуть на свои задрожавшие руки, даже невольно принюхалась к ним. Ну конечно же, никакая не кислота. Вода. Обычная холодная вода, на первый взгляд не причинившая Насте никакого вреда. Придя к такому выводу, девушка немного перевела дух и двинулась дальше в вагон.



Нравится книга? Поделитесь с друзьями!




Хотите всегда быть в курсе новостей сайта?
Читайте нас в Твиттере, ВКонтакте и Facebook, подписывайтесь на новости в Google+ и не забудьте поставить +1!




Оставьте свой отзыв, напишите комментарий, задавайте вопросы! Чтобы оставить сообщение, регистрация не требуется, для входа можно использовать ваши профили в Twitter, Facebook, Google или Disqus, или же просто выберите имя и участвуйте в обсуждении как гость.




Комментарии к роману "Глаза Химер"


comments powered by Disqus

Рассылка

Получать обновления на email