Загрузка...
Кресло-бегемот. Городское фэнтези Глаза Химер
Глаза Химер
Глаза Химер

"Глаза Химер" – городское фэнтези, жизнь главной героини которого постепенно и неумолимо переплавляется в сюрреалистический бред. И девушке приходится выяснять, кто виноват, что время от времени монстры вырываются из нашего подсознания и начинают перекраивать мир...

Глава 17. Дежа-вю

Пассажиров в мгновенно потемневшем вагоне действительно оказалось немного. Те, что влезли в электричку вслед за Настей, суетливо отряхиваясь от воды, занимали свободные места, остальные невольно прижались к окнам, разглядывая внезапно разразившийся катаклизм.

– Во льёт! – услышала девушка чей-то удивлённый голос.

– Батюшки святы! – заохала маленькая старушка с битком-набитым рюкзаком. – Это ж откуда пригнало такую напасть?!

– Вот ещё, напасть, – тут же возразил ей лохматый мужик, чей давно нестриженый затылок мотался прямо перед Настей, опустившейся в кресло следующего ряда. – Скорее уж это подарок. Дождь-то когда последний раз был? То-то! А пекло стоит почитай каждый день.

На взгляд девушки, подобный подарок выглядел очень сомнительно, сквозь неистовый, какой-то тропический ливень было практически невозможно ничего разглядеть за стеклом, не говоря уж о том, чтобы открыть окно. В вагоне моментально расползлась влажная духота, перемешанная со странным, почти сумеречным светом. К тому же, в отличие от старушки, Настя отлично помнила, когда приключился прошлый дождь, и что натворили в тот раз гром и молния. Никогда прежде не опасавшаяся грозы, теперь девушка поглядывала на улицу с большим беспокойством.

Впрочем, тревоги одолевали не только её. От сопровождавших буйство стихии ударов грома вздрагивала пожилая женщина, примостившаяся у окна, а сидевшая впереди бабуля каждый раз испуганно ахала и твердила:

– Вот напасть! Разве ж это дождь? И откуда на нас такая напасть?

– Да уж, дождь, – неожиданно согласился с ней дедок, сидевший через проход от Насти и всё это время шуршавший газетой. – А потом скажут, что опять выпала месячная норма осадков! В наших широтах невероятное дело, прямо беда с климатом в последнее время.

Его с готовностью поддержали соседи. Похоже, перед лицом разверзшейся небесной хляби люди невольно сплотились и испытывали нешуточное возбуждение, выливавшееся в оживлённую общую болтовню. Лишь Настя сидела молча, сжавшись в своём кресле. Девушке было зябко в одежде, промокшей за то мгновение, что она карабкалась по лесенке, к тому же, несмотря на настойчивые призывы здравого смысла, Настя чувствовала свою причастность к дикому ливню. Захотела дождя? Получи по полной программе! Уж себе-то можно не врать – именно такой пузырящийся поток привиделся её переразвитому воображению, когда девушка ползла по насыпи.

А если бы я вообразила землетрясение, невольно содрогнулась Настя. Она тут же принялась гнать от себя услужливо возникшую в голове картину. Только этого не хватало сейчас взбудораженным пассажирам, дёргавшимся от каждого удара грома.

– Да, климат у нас что-то того-этого, – между тем бормотал лохматый, незаметно спевшийся с образованным дедком. – Зимой полтора месяца морозы жали. Под сорок! Думал, у меня весь сад вымерзнет, еле-еле яблони водою отлил.

– Нет в природе баланса, – кивал дедок. – А где ж ему быть с нашей экологией?

– Так ведь это... – встряла старушка. – Это... глобальное потепление! – гордо провозгласила она, вспомнив сложное слово.

– Какое потепление?! – оскорбился лохматый. – Говорят, скоро опять ледники попрут!

– Мир прошёл очередную фазу равновесия, и вот-вот опять начнутся подвижки... – важно вещал дедок.

Ничего особенного не было в их разговоре, сцепившем в электричке случайных попутчиков, но Насте отчего-то мерещилось, что каждое слово полно особого смысла. Кто сегодня не болтает про стихийные бедствия? Совсем другое дело, если одно из них стряслось в ответ на твои случайные мысли. Или всё-таки нет никакой связи? Химеры химерами, но этот ливень после некоторых размышлений девушка признала реально существующим. На каждой станции в вагон вбегали мокрые до нитки дачники, да и её собственная одежда пока и не думала просыхать. Дождь не был кислотным, однако влажная майка и шорты и без того причиняли достаточный дискомфорт. А ведь по этой мокроте ещё как-то придётся добираться домой.

Сообразив это, Настя совсем расстроилась. Нескладные выходные под конец подложили ей реальную, а не мифическую свинью. Внезапный ливень и без того рождал у девушки не лучшие ассоциации, очутиться же во время грозы в четырёх стенах съёмного домика казалось ей и вовсе невыносимым. А что если, не заезжая домой, зарулить к Ксюхе Белькевич? Скорее всего, её выходной только начался. В такие дни подруга обычно спит до обеда, и наверняка у неё есть гораздо более удачные планы как провести свободное время. Ксю не раз зазывала Настю на уикенд, похоже, пришла пора принять её предложение, чтобы хоть как-то перебороть сегодняшний ужасный настрой.

Стараясь не прислушиваться к знатоку сбившегося климата, который с удовольствием вещал для маленькой публики мокрых дачников, девушка принялась рыться в рюкзачке в поисках телефона. Рука всё время нашаривала что-то не то, и Настя успела перепугаться, что посеяла мобильник или забыла его на даче. Она даже вспомнила, как трубка лежала на буфете рядом с аккуратной стопочкой джековых книг, ужаснулась, а в следующее мгновение нащупала тонкую пластину телефона. Однако её радость оказалась преждевременной – Белькевич была безнадёжно недоступна, как многие жизненно нужные абоненты.

Наверное, Ксю веселилась с субботы, не позаботившись о зарядке своего телефона. Возможно, она и вовсе отключила мобильник, чтобы кто-то назойливый не мог помешать романтической ночи. Ну а проснувшись и обнаружив на улице дождь, Ксюха, должно быть, решила продлить приятное общение. В этом случае ей было вовсе не до унылых подруг. Так что Насте предстояло самой вытаскивать себя из пучины депрессии, постепенно засасывавшей девушку под шум воды, монотонное постукивание электрички и глубокомысленную соседскую болтовню.

В этом Насте снова почудилось дежа-вю – в очередной раз оказавшись в тоскливых тисках, она была вынуждена в одиночестве преодолевать тёмные пятна, которые подкидывала ей жизнь. Ничего нового. Хотя нет, новое как раз заключалось в том, что раньше она знать не знала ни о каких химерах, но настроение было до боли знакомым, давящим, лишающим последних сил. Правда тогда Настя приписывала его реальным проблемам, сегодня изрядно поблёкшим в её глазах. А теперь? Чем теперь вызвана сосущая внутренняя пустота, если химеры не имеют ничего общего с реальностью? В этом месте мысли девушки спутались, она вздрогнула от особенно громкого вопля попутчиков. Неуловимым логикой путём те уже перебрались на критику правительства, обвиняемого во всеобщей нестабильности, перепадах климата и даже сегодняшнем ливне.

Раз уж Ксю не желала сегодня ни с кем общаться, Насте следовало поискать для себя другого собеседника. Девушка тут же вспомнила о Семёне Карманове, с которым собиралась поддерживать связь. Правда, субботние неприятности, как обычно, заставили её забиться в свою нору и молча зализывать раны. А ведь Семён обещал навести кое-какие справки, да и вообще просил сообщать о новых столкновениях с химерами. С ним вполне можно было обсудить налёт лесных монстров и возможность "заклинания дождя". Однако, телефон Карманова ответил девушке уж вовсе гробовым молчанием, даже дежурно-вежливые голоса операторов не смогли ничего сообщить ей о Семёне.

Досадливо прервав звонок, Настя бросила быстрый взгляд в окно. Её электричка уже бодро вбегала в пригород, а дождь практически перестал, хотя тучи нависали по-прежнему низко. Девушка немного встряхнулась, сообразив, что стихия больше не угрожает немедленно смыть с лица земли людей и их жалкие постройки. По большому счёту, на этот раз ничего страшного не произошло, нужно просто лучше контролировать собственные мысли, чтобы потом не теряться в догадках, откуда тебе на голову свалилась очередная "напасть".


В последний раз набрав номер Семёна, Настя смирилась с тем, что сегодня ей не удастся его отыскать и всё же решила ехать домой. Конечно, существовали ещё старые институтские подружки, но сейчас они казались Насте людьми из очень далёкого прошлого. В такие, правда не слишком часто случавшиеся, моменты девушка искренне сожалела о собственной замкнутости. Мать была определённо права, периодически порицая её за это. Разве у нормального человека может возникнуть подобная проблема? Например, та же Белькевич навскидку придумала бы с десяток мест, куда она может поехать в любое время дня или ночи.

Впрочем, сама Настя не любила ни к кому напрашиваться. Зато в возвращении в собственное съёмное жилище имелся скрытый плюс, на который девушка пыталась не слишком рассчитывать, чтобы окончательно не упасть духом. Егор. Не должен же человек всё время работать! Нет таких командировок, которые длятся вечно, и кто сказал, что парень не освободится именно сегодня? В конце концов, на дворе воскресенье, и даже злодеи–работодатели наверняка способны это понять.

Стоило Насте задуматься над этим, как шанс того, что Егор действительно уже полдня околачивается возле её закрытого домишки, показался девушке вполне реальным. Она даже попробовала как следует вообразить парня, спрятавшегося от дождя под навесом крыльца. Вот он сидит на крохотной лавочке, съёжившись, стараясь не попадать под обстрел капель, которые отскакивают от плоских перил... Определённо, ей стоит поторопиться! К счастью, за окнами уже мелькало здание железнодорожного вокзала, и Настя, сдерживая растущее нетерпение, двинулась к выходу из вагона вслед за своими попутчиками.

На улице оказалось неожиданно холодно. Асфальт был залит ледяной водой, по которой приходилось скакать практически босиком – состоящие из тонкой подошвы и лямок сандалии никак не могли защитить девушку. Её вчерашний легкомысленный наряд, как нельзя лучше подходивший к дикой жаре, сейчас выглядел просто нелепо среди замелькавших вокруг дождевиков и курток. Кроме того, Настя мгновенно покрылась гусиной кожей, а нервная дрожь, всё это время пробиравшая девушку, сменилась ощутимым ознобом. Чтобы окончательно не замерзнуть, Настя вприпрыжку пересекла площадь перед вокзалом и бросилась вдогонку за тормозившим автобусом.

Ливень загнал под крыши народ, обычно сновавший по городу. Поэтому двадцать шестой подошёл практически пустым и дождался несущуюся по лужам девушку. Едва отдышавшись, она уже привычно заозиралась по сторонам, хотя среди десятка нахохленных пассажиров никто даже отдалённо не напоминал винтажного старика. Впрочем, сейчас все мысли Насти были заняты не его загадочной личностью. Немного согревшись, девушка попыталась как можно ярче представить свою встречу с Егором. В конце-то концов, должен же быть хоть какой-то прок от химер! Если с помощью этих тварей её воображение способно наделать проблем целому городу, почему бы ему для разнообразия не устроить и приятный сюрприз?

Впрочем, не совсем сюрприз, в нём не окажется ничего неожиданного, напротив, она пробовала вложить как можно больше уверенности, что встреча непременно произойдёт. Вот сейчас она сойдёт с автобуса – Настя спрыгнула со ступенек, стараясь не угодить в скользкую, как мыло, грязь – и в обход, по покрытой новеньким асфальтом дороге, двинется к съёмному домику. Она снова окоченела, съёжилась, обхватив себя руками, и, обегая лужи, помчалась между коттеджами. Девушка словно воочию видела, как она выныривает из-за соседского дома, торопливо добегает до своей калитки и на мгновение замирает там, встретившись взглядом с Егором. Парень одним движением поднимается ей навстречу...

Однако, то ли насквозь промёрзшая Настя слишком быстро летела по дороге, то ли, размечтавшись, она утратила бдительность, но через какое-то время девушка поняла, что пропустила поворот к своему жилищу. Впереди уже виднелись старые домишки, в большом количестве сохранившиеся только на окраине частного сектора, за ними мелькали тёмные мокрые деревья, по всей вероятности отгораживавшие берега здешней реки. Следовало возвращаться и быть внимательней, хотя замороженный настин рассудок отказывался понимать, как она умудрилась прохлопать проулок.

Стуча зубами, девушка торопливо бросилась назад. Коттеджи, коттеджи... Да где же, чёрт возьми, соседские хоромы с крикливой хозяйкой и дружелюбным псом?! Ни одно здание не напоминало их двухэтажный кирпичный особняк, за которым примостилась настина хибарка. Снова насквозь проскочив посёлок, Настя, задыхаясь, остановилась. Совсем недавно такие чёткие мысли и желания сбились в перепутанный ком, пульсировавший в голове девушки, она как-то разом перестала чувствовать холод. Стоя одной ногой в луже, Настя потрясённо вглядывалась в насмехавшиеся над ней дома и пробовала хоть немного успокоиться.

Её проулок пропал. Словно он-то и оказался смыт внезапным ливнем вместе со съёмным домишком, вместе с Егором, в вечном ожидании застрявшем на её крыльце... Стоп, стоп! Настя силой заставила себя встряхнуться, чувствуя, как перед глазами уже рябят знакомые чёрные-лиловые круги. Да с чего она взяла, что парень действительно ждал её у дома?! Скорее всего, он преспокойно сидит у себя, а не носится по улице в такую погоду. Если вообще вернулся из командировки! Нет никаких оснований считать по-другому, пусть даже она вполне отчётливо видела ожидавшего её Егора. Можно подумать, в первый раз собственные зримые надежды обманывают её.

Эта мысль неожиданно благотворно подействовала на девушку. Факт пропажи съёмной хибары и целого проулка впридачу оказались на заднем плане её раздумий. Насте позарез захотелось вернуться на остановку, забрести на соседнюю улицу и оттуда, хотя бы через забор, глянуть на дом с красной крышей, собственноручно выстроенный Егором. Она отлично помнила, как парень рассказывал ей о своём творении, когда они проходили мимо его дома к остановке. "Не поверишь, три года строил". - сообщил он тогда внимательно слушавшей Насте. – "Так разошёлся, что покрыл дом красной черепицей. О чём я только думал? Хорошо, что на этом мои потуги соответствовать здешней эстетике закончились".

Из-за сплошного забора действительно виднелась тёмно-бордовая крыша, показавшаяся девушке вполне нарядной. Она не особенно разбиралась в архитектуре, поэтому не могла присоединиться к критике, тем более, что жилище Егора выгодно отличалось от пафосных новорусских дворцов. Сейчас же, несмотря на исчезновение части посёлка и сумбур в голове, Настя была уверена, что сумеет отыскать тот самый дом и – кто знает? – возможно ей удастся обнаружить и его запропавшего куда-то хозяина.


Улочка, на которой стоял дом Егора, действительно легко нашлась на положенном месте, что сразу приободрило Настю. Стараясь не думать о собственном, растаявшем под дождём жилище, девушка свернула с главной дороги и стала высматривать "красную" крышу. Вокруг наконец-то немного просветлело. В редкие разрывы между тучами стало ослепительно подмигивать солнце, рассыпавшееся на блики в лужах, на мокрой листве, в дочиста прополосканных окнах коттеджей. В его свежем, словно тоже промытом свете девушка издалека заметила нужную ей тёмно-бордовую черепицу и прибавила шаг.

Правда теперь Настю терзали сомнения об уместности её визита. Во-первых, она только сейчас сообразила в каком виде собирается предстать перед парнем – не успевшие толком просохнуть майка и шорты, ноги, едва ли не до колен заляпанные грязными брызгами, не говоря уж о волосах, пару дней не знавших укладки. С другой стороны, шевелюру можно было худо-бедно расчесать прямо сейчас, грязь стереть ароматизированными салфетками, но... Но главное заключалось в том, что ни разу за всё время знакомства Егор не звал её в гости. Мало того, у неё так и не было номера телефона парня, да и о следующей встрече они как-то не договаривались...

Так некстати пришедшие мысли заставили Настю остановиться. Покусывая губу, она рассматривала лопухи, куда её не так давно загнали "тигровые" псы. А вот об этом думать не следовало! Девушка вздрогнула, на корню подавив порыв затравленно оглянуться вокруг, и решительно двинулась к высокому забору, довольно небрежно замазанному коричневой краской. Воротца оказались несколько ниже сплошной деревянной стены, через них вполне можно было разглядеть кусок сада и массивный угол дома, упрятанный в неровную тёмно-серую шубу. Однако то, что ещё увидела Настя, заставило её быстро отдёрнуть руку, протянутую к кнопке звонка.

На лужайке, среди изумрудно блестящей травы, возвышалась аккуратная мокрая кучка песка с позабытыми вокруг игрушками, рядом были вкопаны оранжевые качели, а к недавно отцветшей яблоне приткнулся крошечный трёхколёсный велосипед. Несложно было представить, как совсем недавно здесь возилась парочка малышей, срочно эвакуированных в дом из-за дождя. Эта идиллически мирная картинка мгновенно повергла девушку в шок, все непонятности прояснились, а догадки превратились в уверенность. Разумеется, Егор не спешил зазывать её в гости – дома его поджидало семейство. Лишние звонки ему тоже были совсем никчему, наверняка жена держала ухо востро и знала наперечёт всех его начальников и товарищей по работе. Да и бесконечные "командировки" представали теперь в совсем другом свете.

Сообразив это, Настя резко шарахнулась от ворот, едва не угодив под колёса вынырнувшего откуда-то велосипедиста. Забряцал велосипедный звонок, предупреждающе тявкнул пёс, сопровождавший мужчину, который с трудом увернулся от столкновения. Пожалуй, лишь по овчарке потрясённая девушка опознала в велосипедисте соседа, того самого, чей коттедж она только что отчаялась отыскать. Не медля ни секунды, Настя бросилась вдогонку парочке, частенько таким образом носившейся по посёлку. Прочь! Прочь от этого дома, так безнадёжно, так откровенно раскрывшего перед ней своего хозяина!

Больше не обращая никакого внимания на лужи, девушка понеслась за соседом, уже скрывшемся в конце улицы. В этот миг она совсем не боялась потеряться и остаток дней блуждать по району, навязчиво приставая к прохожим с расспросами о пропавшем во время дождя проулке. Гораздо более ужасной казалась Насте перспектива столкновения с Егором. Счастье, что он не вышел на улицу, когда она в онемении топталась перед воротами! Пожалуй, в этом случае, она вполне искренне захотела бы провалиться сквозь землю, а с недавних пор её желания не так безобидны...

Подхлёстываемая такими отрывочными мыслями, девушка вылетела на соседнюю улицу и даже не испытала особого удивления или радости, углядев в сотне метров от себя велосипедиста с собакой, подъезжавшего к своему коттеджу. Сделав крюк по асфальту, она всё-таки отыскала собственное временное жилище, а вот где теперь взять окончательно сгинувший душевный покой? Только сейчас Настя почувствовала, что невероятно измотана беготнёй, она уже даже не шла, а плелась, ощущая себя вывалянной в грязи во всех смыслах этого слова.

Беспросветность. Несмотря на окончательно восторжествовавшее солнце, девушка всё глубже погружалась в такие пучины, из которых практически не было выхода. А в подобных переживаниях у Насти имелся кое-какой опыт. Почему так происходит? Опять дежа-вю из нанизанных друг на друга историй, в разное время приводивших девушку к этой же самой точке – полному отсутствию смысла. И замученной настиной душе вдруг отчаянно, неистово захотелось просто перестать быть. Или превратиться в величественную слюдяную птицу, снова и снова выписывавшую полный гармонии небесный танец среди таких же волшебных подруг. Во всяком случае, это лучше, чем бродить по сайтам самоубийц, куда однажды занесло Настю, в то время ещё знать не знавшую ни о каких химерах. Хотя, при чём здесь химеры? При чём?..



Нравится книга? Поделитесь с друзьями!




Хотите всегда быть в курсе новостей сайта?
Читайте нас в Твиттере, ВКонтакте и Facebook, подписывайтесь на новости в Google+ и не забудьте поставить +1!




Оставьте свой отзыв, напишите комментарий, задавайте вопросы! Чтобы оставить сообщение, регистрация не требуется, для входа можно использовать ваши профили в Twitter, Facebook, Google или Disqus, или же просто выберите имя и участвуйте в обсуждении как гость.




Комментарии к роману "Глаза Химер"


comments powered by Disqus

Рассылка

Получать обновления на email