Загрузка...
Кресло-бегемот. Городское фэнтези Глаза Химер
Глаза Химер
Глаза Химер

"Глаза Химер" – городское фэнтези, жизнь главной героини которого постепенно и неумолимо переплавляется в сюрреалистический бред. И девушке приходится выяснять, кто виноват, что время от времени монстры вырываются из нашего подсознания и начинают перекраивать мир...

Глава 18. Прыжок

После тяжёлого, какого-то каменного сна Настя почти обрадовалась звонку будильника, с трудом выдернувшему её из забытья. Девушка не могла вспомнить никаких снов, а ноющий бок красноречиво свидетельствовал, что она так и пролежала всю ночь, скорчившись в неловкой позе. Недавние переживания словно завалили её неподъёмным монолитом впечатлений, под которым Настя изнемогала даже во сне. Она по-прежнему чувствовала себя беспомощной марионеткой, увлекаемой химерами к какой-то неизвестной, понятной лишь им, но наверняка жуткой цели. Уверенность в этом успела окончательно окрепнуть за нескладные выходные, хотя более-менее внятных догадок о том, куда это всё её заведёт, у девушки так и не появилось.

Единственной очевидной для Насти перспективой дальнейшего общения с глюками была настоящая травма её сбитого с толку разума. Нервы нервами, но когда в лесу на неё попёр Франкенштейн, реальный, лохматый и злющий, она ощутила тоненький звон в голове, словно мир лопнул. Продавился под его тяжёлой лапой, дав пока не уловимую глазом, но вполне очевидную трещину. На этот раз девушка не просто испугалась, она на мгновение поверила, что монстр существует и вполне способен добраться до неё. Примерно то же самое Настя почувствовала, не обнаружив на месте собственный проулок. Более того, она точно знала – в тот миг съёмного домика действительно не было на карте посёлка. Но разве человек в здравом уме способен всерьёз допустить такое?

Неудивительно, что безвестный знакомый Семёна Карманова в результате подобных приключений мог угодить в больницу. Самое место для тех, кто (по меткому замечанию того же Семёна) перестаёт различать моменты, когда голова его просто разводит. Мысли девушки сами собой сосредоточились на знаменитом репортёре и заставили её с трудом выкарабкаться из постели. Уж Семён-то точно не потратил два выходных дня так бездарно. Наверняка он не хуже терьера вцепился в свои наваждения, пообщался с другими страдальцами и сумел прояснить, что же именно с ними со всеми творится.

Насте стоило поспешить, если она намеревалась до летучки перехватить Карманова. Неизвестно, куда потом унесут его репортёрские дела, а девушка чувствовала, что больше просто не в силах ждать. Ждать и гадать, на какой именно пакости окончательно откажет психика, и она примется дико визжать, катаясь по полу (себя не обманешь, пару раз Настя уже ловила себя за микрон от истерики). Или она совсем перестанет узнавать окружающий мир, представляясь себе то ли ящером, то ли птицей, по-свойски тусующей среди разных монстров. Последнее гораздо больше пугало девушку, она не без основания полагала, что из такого лабиринта собственных ощущений не бывает возврата в нормальную жизнь.

Словно подтверждая худшие её опасения, улица снова встретила Настю неприятной розовой пульсацией. Ей казалось, что всё вокруг залито слаборазведённой гуашью с перемежающимися пунцовыми и сиреневыми мазками, и эти цвета просто впивались в мозг. От них моментально заныли глаза, даже тёмные очки, которые поспешила надеть девушка, были не способны её защитить. Почти бегом спеша к остановке, Настя уже всерьёз опасалась, что у неё что-то случилось с глазами. Мало того, что она, кажется, перестаёт правильно воспринимать цвета, так ещё и все, хоть сколько-нибудь удалённые от неё предметы видятся ей размытыми и нечёткими.

Их сжирает тошнотворно-розовый свет... Хотя, что это она?! Настя резко тряхнула головой, пытаясь прогнать неизвестно откуда вынырнувшую параноидальную мысль. Ну уж нет! Пока это возможно, она не станет плестись на поводу у собственных галлюцинаций. Ведь стоит только признать, что листья на рябине, разложившей ветви на высокой кованой изгороди, уже подёрнуты осенним румянцем, а трава и вовсе прёт из земли бледно-бордовыми пучками – и ты в другом мире. Там, где всё подчинено иным, неизвестным природным законам. Правда, после подобных открытий никто не сможет гарантировать твою дальнейшую адекватность, уж лучше, когда кончится весь этот бред, она пойдёт и проверит зрение.

Ведь могут же от постоянного сидения за компьютером просто взять и разболеться глаза? Эта, не самая приятная, перспектива на миг показалась Насте вполне возможной и привлекательной, но девушка тут же снова одёрнула себя. От такого самообмана за версту попахивало очередной ловушкой. Что, и вчерашнее исчезновение дома, а вместе с ним целого проулка она углядела исключительно сослепу? Тогда уж и "Спарту-Спартак", рисунки химер в детском бассейне нетрудно объяснить дефектом зрения, за которым вполне удобно прятаться от галлюцинаций. Вот только прятаться больше было нельзя, и Настя ощущала это вполне отчётливо. Коротенький период, когда, стоило ей сказать химерам "брысь!", как они покладисто исчезали, закончился.

Теперь же их клочья, обрывки, запутавшиеся то ли в её голове, то ли в здешней реальности, всё время маячили перед девушкой, словно... Словно вот эта розовая дымка, скрадывавшая от Насти всё вокруг. В самом своём мрачном настроении, сжавшись в комок, девушка с трудом дождалась автобуса и забилась внутрь, стараясь не слишком оглядываться по сторонам. Сейчас она и не надеялась на счастливую встречу с Егором или со стариком, достаточно будет того, что никакая новая пакость не свалится на её бедную голову. Главное – добраться до редакции. Отыскать там Семёна Карманова. Вытащить из него всё, что он знает или предполагает насчёт химер. На первый взгляд, совсем несложные шаги, и если придерживаться их, то есть вероятность ещё какое-то время оставаться на плаву.


Уже взбираясь по лестнице на свой этаж (Настя дала себе несколько минут, чтобы успокоиться и не поехала в лифте), девушка с раздражением сообразила, что выглядит довольно дико и едва ли сможет избежать ненужного интереса. Утренние сборы как-то проскользнули мимо её внимания, и теперь Настя щеголяла в некогда любимых джинсах с тщательно подранными коленями и чёрной футболке самого неформального вида. Первое, что выудилось из шкафа, где осталось не так уж и много чистых вещей. В минувшие дни Насте было как-то не до собственного гардероба. М-да, ещё бы бандану и кеды, и можно отправляться на любую тусовку в "Хот Пистолз" или другое место, оккупированное альтернативщиками всех мастей...

Однако быстро выяснилось, что переживала Настя напрасно. Стоило ей переступить порог собственного отдела, как девушка кожей ощутила потоки всеобщего напряжения, на этот раз связанного вовсе не с ней. На первый взгляд, ничего необычного в отделе не наблюдалось. Разве что репортёры, негромко переговаривавшиеся между собой, излишне нервно косились на дверь, да бледный Лёнчик не сидел за привычной редактурой, а маячил у окна, словно надеялся разглядеть там что-то невероятно важное.

Он вздрогнул, мгновенно обернувшись на хлопнувшую за Настей дверь, и девушка успела вообразить, что где-то опять проштрафилась. Начальственный взгляд показался ей совершенно диким. Правда, редактор тут же опять уставился в окно, и это принесло Насте немалое облегчение. Оцепеневшая было девушка неуверенно двинулась к собственному столу, искренне радуясь, что коллегам сегодня не до неё.

– Нет, такое и в страшном сне не приснится, – внезапно долетел до Насти приглушённый шепоток Мастерко.

Репортёрша вместе со своей приятельницей стояла, укрывшись за комнатной пальмой, которая отгораживала их от начальства, и вид у обеих тёток был откровенно пришибленный.

– Никто и представить не мог, – шумно вздохнула вторая дама, поправляя и без того безукоризненную башенку на голове. – Как далеко всё зашло...

– Вот-вот! – закивала, качая клипсами, Лилия. – А могли бы и предполагать, после такого-то скандала! Что ещё горазд выкинуть... – она внезапно сбилась и кашлянула, – этот человек.

Уже почти было миновавшая их засаду, Настя резко остановилась. Всего минуту назад отпустившая тревога набросилась на девушку с новой силой, она никак не могла заставить себя сдвинуться с места. Крайне неприлично подслушивать и вмешиваться в чужой разговор, но Настя, всё сильнее пугавшаяся собственных предчувствий, хрипло спросила:

– Вы... о каком человеке?

Приятельницы мгновенно умолкли и с непонятным выражением уставились на девушку. Краем глаза она заметила, что Марина Кульчевская делает ей непонятные знаки, высунувшись из-за своего компьютера. Нужно было отвязаться от тёток и подойти к Маринке, но Настя всё явственней ощущала тошноту. И голова снова принялась противно кружиться, ноги стали ватными, а руки затряслись, заставив девушку покрепче вцепиться в сумку. Вот сейчас... Сейчас выяснится, что в пятницу она всё же сумела сотворить нечто невообразимое, и это вскрылось, повергнув в шок весь отдел. Конечно, эти клуши решили, что она не успокоилась на скандале с Гадюкой и задумала мстить... А ей-то причудилось – они моют кости кому-то другому... Блин! Ну отчего она совершенно ничего, ну ничегошеньки не помнит о своей возможной крамольной выходке?!

Неизвестно, до какой степени успела бы накрутить себя Настя, но, к счастью, дверь в отдел снова распахнулась, и на пороге возникла Ксюха Белькевич. Быстро обежав взглядом застывших на месте коллег, девушка поздоровалась со всеми разом, затем безошибочно нацелилась на подругу и потянула её в коридор. Слабо упираясь и всё ещё поглядывая на Мастерко, отчего-то не спешившую отпускать ехидные замечания в её адрес, Настя поплелась за Ксю. Затянувшаяся пауза становилась всё болеё тяжёлой, и она ощутила немалое облегчение, оказавшись в курилке один на один с Белькевич. Правда длилось её призрачное спокойствие очень недолго.

– Ты тоже уже слышала? – без всяких предисловий выпалила Ксюха, едва раскурив сигарету.

– А что такое? – снова напряглась Настя. – Если Мастерко опять намекает...

– Мастерко! – Белькевич выразительно постучала себя костяшками пальцев по лбу. – Как она такое пропустит! Ну конечно, эти бабки теперь могут лепить всё, что угодно, раз он уже не способен им возразить. Дождались, крысы старые, когда человека не стало!

– Ка... какого человека?! – второй раз за день задохнулась от ужаса Настя.

Только теперь девушка окончательно поняла, что интуиция не обманула, и речь всё же шла не о её персоне. Однако удушливая жуть от этого не уменьшилась. Всё та же проклятая интуиция успела шепнуть, кто сегодня взбудоражил редакцию, и от подобной догадки Насте стало совсем плохо.

– В субботу погиб Семён Карманов, – до шёпота понизив голос, сказала Ксюха.

Она совершенно правильно расценила потрясённое молчание подруги и теперь тревожно вглядывалась в её побледневшее сквозь загар лицо.

– На-асть, – неуверенно протянула Белькевич, на всякий случай вцепившись в локоть покачнувшейся девушки. – Насть, ну ты чего?

– Как погиб? – с трудом выдавила из себя Настя.

– Не знаю, – покаянно призналась Ксю (будь Настя сейчас более вменяема, она бы сильно удивилась, что Белькевич всё же может чего-то не знать). – Но непременно разберусь после летучки. Пошли? Вон народ уже двинул совещаться. Пошли, пошли. Я тоже расстроилась, как не знаю кто. Не успокоюсь, пока не выясню, что случилось, чтобы наши здешние мымры не могли про него вот так вот запросто врать.


Всю летучку Настя просидела с пустой звенящей головой, словно боксёр после нокаута. Она не могла разобрать ни слова из того, что вещало начальство, и разгоревшаяся в конце концов дискуссия тоже прошла мимо её внимания. У девушки было полное впечатление, что она оказалась в звуконепроницаемом аквариуме – коллеги вокруг лишь энергично, но безрезультатно разевали рты. Мысли же Насти снова и снова вертелись по кругу. Семён. Семён, который два дня назад просил её быть осторожной и уберечься от неведомой опасности. От уже тогда понятной ему опасности. От беды, в конце концов лишившей его жизни...

А вдруг всё дело опять в алкоголе? Разговоры о химерах напугали репортёра гораздо больше, чем он хотел показать, и он не удержался от "успокоительного". Все знают, какая бурда порой попадается в бутылке... Но лишь подумав об этом, Настя тут же отругала себя за трусость. Уж себе-то не стоило врать, объясняя смерть товарища по несчастью банальной пьяной драмой. Тем более, всеведущая Ксю не говорила ни о каком отравлении, она использовала слово "погиб", что явно свидетельствовало о какой-то катастрофе. Уж кому, как не им с Белькевич знать цену точного употребления слов.

Однако такие выводы подводили Настю к мысли, от которой она уже отчаялась защититься – химеры способны создать вполне реальную, а не вымышленную угрозу. И Семён определённо догадывался об этом. Вот только вывернуться из ловушки мифических монстров он не сумел, несмотря на всю свою знаменитую проницательность.

– Что же случилось с Кармановым? – неожиданно для себя Настя пробормотала это вслух, заставив заозираться соседей.

– Скоро выясним, – одним уголком рта прошептала в ответ Ксюха. – Я видела, сегодня на работу заявился Дэн Вишневитский.

– А при чём здесь...

Теперь уже завертелись головы сидевших впереди, и Белькевич довольно чувствительно ткнула подругу в бок, призывая к терпению. Зато стоило летучке закончиться, как она тут же устремилась к отделу новостей, на ходу сражая Настю дедукцией.

– Новость притащил мне Вадик, ну помнишь, тот новый охранник? – Настя не помнила никаких охранников, но на всякий случай кивнула. – Он сказал, что с Семёном всё... произошло именно здесь, в издательстве. Якобы он выпрыгнул из окна. Сюда опять приезжала "скорая". Но что случилось на самом деле, он, конечно, не знал. Зато наверняка могут быть в курсе люди, которые в это время трудились в "новостях". А кто у нас непременно толкётся здесь по субботам? Правильно, стажёры, в любое другое время сейчас по уши загруженные сессиями. В "новостях" же чаще всего ошивается Вишневитский.

Наконец-то Настя сообразила, что под этой аристократической польской фамилией скрывается тот самый серьёзный ушастый пацан, которого она видела возле стола Исакова, когда разыскивала Семёна. Боже, неужели это было всего лишь пару дней назад? Стараясь хоть как-то держать себя в руках, девушка шла рядом с Белькевич, с неожиданной благодарностью слушая её болтовню. Несмотря на искреннее расстройство, Ксюха была неутомима, она быстро просунулась в отдел новостей и помахала кому-то рукой. Насте не удалось себя заставить проделать то же самое. Ей казалось, что стоит заглянуть в приоткрытую дверь, как щуплая фигура Семёна тут же поднимется из-за стола, но никто, кроме неё, опять не увидит этого.

Девушка содрогнулась, когла в дверном проёме быстро мелькнула какая-то тень, и лишь в следующую секунду сумела перевести дух. Естественно, стажёр Дэн устремился на призыв Белькевич, парень наверняка и не мечтал, что Ксюха когда-нибудь обратит на него внимание.

– Есть разговор, – без всякого предисловия напористо начала Ксю. – Пошли куда-нибудь отойдём.

Теперь уже увлекая за собой не только Настю, но и заинтригованного стажёра, она снова направилась к курилке, из которой как раз выкатилась тёплая компания шушукающихся девиц из отдела культуры. Дэн потянул было из кармана мятую пачку сигарет, но Белькевич не стала дожидаться, пока он закурит.

– Ты же был в субботу в редакции? – сразу насела она на парня.

– А... так вы про Семёна... – сообразил стажёр.

Его совсем детская безмятежная физиономия мгновенно напряглась, не оставляя никаких сомнений в ксюхиной правоте. Дэн совершенно точно был свидетелем субботней трагедии и не слишком старался это скрыть.

– Меня Исаков просил особенно не болтать, – всё-таки пробормотал Вишневитский.

– Правильно, – тут же откликнулась Ксю. – Будет лучше, если ты не станешь трепаться о Семёне направо и налево. Но мы должны понимать, что случилось, чтобы тормозить любителей посудачить о нём. Его тут уже давно готовы выставить алконавтом, если не городским сумасшедшим. Наверняка, скоро речь зайдёт о том, что он специально совершил прилюдное самоубийство, только бы нагадить издательству.

– Видишь ли... – Дэн всё-таки выудил сигарету и теперь явно тянул время, хлопая себя по карманам в поисках зажигалки.

Нетерпеливая Белькевич тут же щёлкнула своей, а парень закашлялся, слишком энергично затянувшись.

– Проблема в том, – наконец выдавил Дэн. – Что всё действительно было очень странно. Семён, он... Думаю, у него опять случился какой-то приступ.

При этих словах Настя, скованная странной вялостью, снова напряглась. Она ожидала чего-то подобного, но ей совсем не хотелось убеждаться в собственных догадках. Дальнейший рассказ стажёра подтверждал худшие опасения девушки, она словно своими глазами увидела разыгравшийся в "новостях" кошмар. Семён зачем-то появился в отделе, когда сам Дэн уже собирался уходить. Парень только что выдержал очередную критику опекавшего его Исакова, который тоже нередко сидел в редакции в выходные. В комнате было очень тихо, так как трое мужчин сосредоточенно и молча копались каждый в своём компьютере, поэтому резкий вскрик Карманова едва не заставил стажёра подпрыгнуть на месте.

– Было полное ощущение, что его кто-то кусанул за палец, – продолжал Дэн, позабыв про почти сгоревшую сигарету. – Он даже рукой взмахнул вот так, – парень затряс кистью, разбрасывая пепел. – А затем принялся хлестать по столу какой-то папкой, словно его поверхность была обсижена мухами.

– Он... что-нибудь говорил? – Настя с трудом заставила себя открыть рот.

Несложно было представить, что именно мерещилось в тот миг несчастному Семёну, однако девушка хотела знать мельчайшие подробности.

– Ругался, – пожал плечами Дэн. – Кричал, что его одолели какие-то твари, которые куда-то попрятали материалы.

– Кто попрятал? – хмуря стрелки бровей, спросила Белькевич.

Незаметно для себя, она тоже задымила, хотя всячески пыталась сократить свою обычную дневную норму табака.

– Ну уж это не ко мне вопрос, – мотнул головой парень. – Сначала мне показалось, он намекает, что это приворовывают редакционные доброжелатели. Но потом... Короче, Семён вскочил с места, погнался за кем-то с папкой наперевес, начал распахивать дверцы шкафов. Орал, требуя вернуть его материалы. А затем – мы с Исаковым даже вскочить не успели – он дёрнул балконную дверь, прыгнул туда и кулем обрушился вниз.

Настя даже зажмурилась, чтобы стереть эту картину, моментально слепившуюся перед ней из бликующих цветных пятен, всё это время плясавших перед глазами.

– Насмерть разбился? – девушка услышала далёкий севший голос подруги, не меньше неё потрясённой историей Вишневитского. – Хотя, что я спрашиваю, шестой этаж. Неужели он всё-таки сам... – Ксюха не договорила, но всем было ясно, что она имеет в виду.

– Не самоубийство! – с горячностью возразил Дэн. – Ничего подобного. Мне показалось, Семён даже не подавлен, как всегда, наоборот, озабочен новой потрясной статьёй. Порядком вздрючен из-за этого, да ещё и посеял какие-то документы. Мог он в таком состоянии перепутать балконную дверь с дверцей шкафа?

Ответа не было, хотя и Настя, и Ксю понимали сомнения стажёра. Знаменитый редакционный балкон являлся достопримечательностью издательства, одним из чудес современного зодчества. Непонятно, что взбрело в голову архитектору, проектирующему здание, но только весь шестой этаж он опоясал узкой, меньше шага в ширину, полоской арматуры и железобетона с низкой оградкой. То ли нишей для выставляемых на лето цветов, то ли гигантской голубятней для птиц, облюбовавших окрестную площадь. А вдоль балконной стены в "новостях" действительно размещались шкафы, забитые бумажным и электронным хламом. Но чтобы вот так перепутать дверь, и мысли не держа сброситься вниз...

Ксюха и Дэн уже вовсю обсуждали теоретическую возможность подобной ошибки, и только Настя молча смотрела в окно невидящим взглядом. Разумеется, Семён не хотел свести счёты с жизнью, напротив, он хватался за малейшую возможность сохранить её, избавившись от галлюцинаций. А раз он явился в субботу в редакцию, значит ему на самом деле понадобился какой-то припрятанный там материал. Он что-то выяснил, как и обещал Насте. Он искал подтверждение своих догадок, ещё не подозревая, что полностью оказался под властью химер.



Нравится книга? Поделитесь с друзьями!




Хотите всегда быть в курсе новостей сайта?
Читайте нас в Твиттере, ВКонтакте и Facebook, подписывайтесь на новости в Google+ и не забудьте поставить +1!




Оставьте свой отзыв, напишите комментарий, задавайте вопросы! Чтобы оставить сообщение, регистрация не требуется, для входа можно использовать ваши профили в Twitter, Facebook, Google или Disqus, или же просто выберите имя и участвуйте в обсуждении как гость.




Комментарии к роману "Глаза Химер"


comments powered by Disqus

Рассылка

Получать обновления на email