Загрузка...
Кресло-бегемот. Городское фэнтези Глаза Химер
Глаза Химер
Глаза Химер

"Глаза Химер" – городское фэнтези, жизнь главной героини которого постепенно и неумолимо переплавляется в сюрреалистический бред. И девушке приходится выяснять, кто виноват, что время от времени монстры вырываются из нашего подсознания и начинают перекраивать мир...

Глава 2. Псы

Рано утром, пристроившись на подоконнике, Настя действительно успела дописать статью, уже сложившуюся в голове, и это окончательно подняло настроение девушки. Розово-лиловый рассвет вовсю полыхал над промытым городом, даже заросший садик за окном сегодня выглядел привлекательно – малиновые блики плясали по посвежевшей зелени, полные дождевой воды листья подмигивали и светились на солнце, а из травы у забора выглядывали неожиданно распустившиеся ландыши. Надо же, Настя и представить себе не могла, что низенькие широкие стебли, мимо которых она проходит каждый день, на самом деле скрывают цветы. Крошечные, ювелирно-точёные чашечки были нанизаны одна к одной и тоже казались розоватыми в ярком утреннем свете.

Но, к сожалению, минувшая гроза оставила после себя не только восхитительные последствия. Теперь требовалось как-то снова налаживать жизнь, прежде всего разбираться с электричеством, так и не появившемся в домике, хотя Настя видела, что в некоторых соседских окнах свет вполне исправно горел. Значит, что-то стряслось именно у неё, а это уже было проблемой, девушка совершенно не представляла, как справляться с такими житейскими трудностями. К тому же, вышел из строя компьютер, можно сказать главный рабочий инструмент, без которого жизнь тоже делалась неимоверно сложной. Мало того, что на ближайшее время Настя осталась без музыки и кино, так ещё и доступ в интернет ей теперь был заказан.

Дрогнув на какой-то миг, девушка подумала, не эмигрировать ли временно к матери, где были компьютер и ноутбук, а главное – скоростной интернет, но тут же она сердито одёрнула себя. Нет уж, нечего опять убеждать Елену Яковлевну, которая заранее знала, что дочь "очень быстро наиграется в самостоятельность" в её правоте. Нужно попробовать самой всё уладить. Способов решения разных компьютерных бед в ассортименте Насти имелось немного, собственно говоря, она никогда этим не занималась сама, потому что у неё был Кешка.

Старый приятель, с которым у девушки ещё в школе сложился удобный симбиоз – Кешка отвечал за математику, где Настя чувствовала себя полной тупицей, делился компьютерными программами, играми и различными наворотами, получая в ответ сочинения (девушке ничего не стоило писать их в двух вариантах) и возможность примкнуть к компании Насти. Долгое время Кешка был единственным очкариком среди тусовки дворовых качков и, как ни странно, чувствовал себя там вполне своим. Сейчас, насколько знала Настя, парень занимался программным обеспечением в крупном, чуть ли не секретном, предприятии, но старые связи не забывал. Прежде чем начать мытарства по компьютерным сервисам, девушка надумала позвонить ему.

– Привет, Кеш, – радостно поздоровалась она, когда приятель, после второго же гудка, взял трубку. – Ты как там, сильно загружен? – осторожно уточнила Настя.

– Смотря как посмотреть, – что-то энергично жуя, сообщил Иннокентий.

Ответ был вполне в духе Кешки и мог значить всё, что угодно, поэтому девушка терпеливо ждала продолжения.

– Комп? – лаконично поинтересовался тот, перестав жевать.

– Кеш, да тут ужас что было! – с готовностью заныла Настя. – Вчерашняя гроза мне чуть дом не спалила, сижу теперь без света и инета!

– Ага, – в трубке раздался тяжёлый вздох. – Ну, это только ты могла догадаться не выключить аппаратуру в такую грозу в частном домишке. Ведь не выключила же? – Настя виновато молчала. – Ещё поди и свет везде врубила? Нет, Числова, ты меня когда-нибудь доконаешь своей душевной непосредственностью.

– Ну Кеш...

– Капец! Хорошо, что хоть сама не сгорела, как мышь в микроволновке, – отчитывал девушку разошедшийся приятель. – В общем так, не вздумай там ничего трогать, – наконец распорядился он. – Приеду, сам всё осмотрю. Только сегодня никак. Завтра. Устроит? Дотянешь до утра? А я после дежурства сразу к тебе.

– Устроит! – обрадовалась Настя. – А то я боюсь, что у меня весь системник спёкся, придётся выбрасывать.

– Я тебе выброшу! – пригрозил подруге парень, патологически любивший железки. – Сказал, ничего не трогай до моего приезда.

Тут уж Настю не надо было упрашивать, с огромным удовольствием передоверив несчастный компьютер Иннокентию, она попрощалась с приятелем и, обнаружив, что время как-то незаметно перевалило за восемь утра, начала неспешно собираться в редакцию. Редакционные летучки начинались в десять часов, раньше являлись только дежурные по отделам и репортёры, не успевавшие завершить какую-то срочную работу. Но сегодня Настя не относилась ни к тем, ни к другим, её статья, занявшая три листа рукописного текста, уже лежала в сумке. Можно было даже не торопиться перебивать её в электронную версию, потому что редактор Леонид Николаевич был уникумом и спокойно относился к тому, что репортёры иногда подсовывали ему писанину. Правда, в основном этим отличались представители старшего поколения, но и настина работа могла проскочить под шумок.

Чтобы немного взбодриться после беспокойной ночи, конечно, следовало выпить кофе, но сварить его было не на чем, и Настя с лёгкой досадой остановилась на вчерашнем йогурте, который всё равно требовалось выпить, пока он не прокис. Осмотрев свой маленький, полупустой холодильник, девушка пришла к выводу, что больше там портиться нечему. Настя не делала запасов, а мясо, в порыве энтузиазма натушенное в субботу, было благополучно съедено за выходные. Остальную же неделю девушка обычно не ела, а "перехватывала", что безумно раздражало маму во время их совместного проживания.


Выйдя во двор, девушка сразу поняла, что добраться до остановки будет не так-то просто. Вот она, оборотная сторона жизни на природе – ноги в открытых босоножках мгновенно стали мокрыми до колен, идиллически блестевшие листья рябины устроили Насте холодный душ, и она быстро расхотела топать до дороги проулком, пробираясь через всю эту слякоть. Значит, придётся идти в обход и следует поторопиться, потому что времени, которое совсем недавно некуда было девать, внезапно осталось в обрез.

Таким образом, выскочив из калитки, девушка повернула не налево в проулок, который отделял её домик и соседний коттедж от ближайшего асфальта, а заспешила по неширокой дороге, делавшей приличный крюк, прежде чем вырулить на соседнюю улицу, прямиком выводившую к автобусной остановке. По дороге Насте не встретилось ни души. Вообще, частный сектор сначала очень удивлял и даже напрягал девушку своим малолюдством, пока она не сообразила, что здесь по определению не может быть столько жителей, как в её родном районе, где многоэтажки росли, словно грибы после дождя.

Владельцы роскошных новых домов проскальзывали в свои жилища на автомобилях и не имели привычки просто так шляться по улице. Обитатели лачуг, вроде той, что сняла Настя, были в основном пожилыми людьми, общавшимися с такими же старожилами. Так что девушка даже не была знакома со своими новыми соседями, впрочем, она и не стремилась к общению с ними. Вскоре она привыкла, что вышедшие на одной с ней остановке люди растворялись в проулках, исчезали за высокими заборами, и вокруг опять воцарялась тишина, нарушаемая разве что детскими криками, велосипедными звонками, да собачьим лаем.

Небольшие сворки собак были совершенно привычным атрибутом местной жизни, и Настя совершенно не удивилась, когда псы выкатились ей навстречу из-за какого-то коттеджа. Правда, собак в этой компании оказалось на удивление много – шесть крупных лохматых зверей неслись прямо на девушку, по всей вероятности не собираясь уступать ей дорогу. Немного посторонившись к обочине, Настя почувствовала неожиданную тревогу. Никогда в жизни она не боялась собак. Раньше, забежав в гости к Лёхе Дергачу, девушка обязательно принималась возиться с псом его отца – стаффордширским терьером, которого все окружающие считали лютым. Однако Насте удавалось найти с ним общий язык. Эта же удивительно слаженно приближавшаяся свора отчего-то заставила её насторожиться.

Псы не лаяли, не интересовались друг другом и даже не заглядывали в подворотни в поисках угощения, как это обычно делали все здешние собаки. Они набегали на девушку через мокрый асфальт, заставляя её всё больше и больше смещаться к обочине, заросшей лопухами (на самом деле, Настя не была уверена, что это за растительность, но, по её мнению, лопухи выглядели именно так), вдоль которой тянулся чей-то глухой забор. Неуловимо похожие друг на друга собаки вроде бы даже не смотрели на Настю, но когда та заметила совсем рядом со своими ногами их приоткрытые в беге пасти, девушке стало по-настоящему не по себе. Беспомощно оглянувшись вокруг (улица, разумеется, словно вымерла), Настя шарахнулась в траву, на этот раз почти не ощутив её холодных мокрых прикосновений.

– Пшли! – неуверенно вскрикнула девушка, лихорадочно вспоминая, что в таких ситуациях на собак лучше не замахиваться, не провоцировать их на бросок.

Снова, как ночью, начала ныть и пульсировать голова, Настю замутило, и ей даже почудился запах гари, от которого девушка снова начала задыхаться. Она пятилась и пятилась назад, с ужасом понимая, что ещё немного, и её спина уткнётся в доски забора. Между тем, собаки наконец перестали прятать свои гнусные намерения, Настя заметила, как напряглись задние лапы ближайшей твари, которая вскинула на девушку взгляд и оскалила зубы. Глаза пса словно током прошили жертву, Настя закричала, дёрнувшись в сторону, одновременно запустив в собаку солнечными очками, лихорадочно зажатыми в кулаке.

Девушка налетела на забор, заколотила в него, без особой надежды, что кто-то услышит, кто-то правильно отреагирует на этот призыв. Псы же продолжали свою безмолвную атаку, ещё одна зубастая морда замаячила в опасной близости от Насти, клацнула челюстями и отдёрнула голову, когда девушка попыталась заехать в неё сумкой. Но собаки так себя не ведут! Отчаянная мысль промелькнула и исчезла, сменившись новым впечатлением – как завороженная Настя рассматривала этого пса, снова принявшегося скалиться. Вдоль всей его рыжеватой шкуры тянулись чёрные тигровые полосы, опоясывающие кольцами даже длинный хвост.

Девушка смотрела на это чудо природы, одновременно чётко сознавая, что таких собак не бывает. Внезапно что-то дрогнуло в её измученной голове, улица поплыла перед глазами, и Настя вцепилась в забор, чтобы не рухнуть в мокрые лопухи.

– Девушка!

Прозвучавший совсем рядом голос заставил Настю вздрогнуть, видимо, она всё-таки умудрилась снова на секунду отключиться. Это открытие вызвало очередной прилив паники, девушка постаралась несколько раз глубоко вздохнуть.

– Вам плохо? – взволновался и голос.

Кое-как справившись с собой, Настя быстро огляделась, с немыслимым облегчением не обнаружив вокруг ни одного пса. Она стояла в скользкой траве, привалившись к забору, а напротив неё, на асфальте, застыл мужчина, по всей видимости и спугнувший бешеных зверюг.

– Вам плохо? – повторил незнакомец, вглядываясь в бледное лицо девушки. – Может, "скорую"?

– Не надо, – откликнулась Настя, сдерживая нервную дрожь. – Помогите мне, – она потянулась к мужчине и, опираясь на его руку, выпрыгнула на асфальт. – Как вы вовремя появились, – сказала она незнакомцу, продолжавшему с беспокойством разглядывать её. – Я уже думала, эти псы меня просто сожрут!

– Псы? – густые брови спасителя сошлись на переносице. – Какие ещё псы?

– Откуда я знаю? Кстати, может, они не уличные, а чьи-то? – внезапно озарило Настю. – Выскочили откуда-то и загнали меня в эту канаву. Точно! А я ещё подумала, что нормальные собаки так себя не ведут! Наверняка их натаскал какой-то гад.

– Нифига себе, – присвистнул мужчина. – Только этого здесь у нас не хватало, – он обежал окрестности пристальным взглядом, словно намеревался не сходя с места выявить жилище неведомого "гада". – А с головой что? Ушиблись?

Только сейчас Настя заметила, что продолжает держаться за ноющий затылок. Успокоившаяся было голова не вынесла новой встряски, продолжала тягуче болеть, а под волосами по-прежнему прощупывалась бугристая шишка.

– Ушиблась, – вздохнула девушка, опуская руку. – Ночью. Током ударило. Я, вообще-то, просто снимаю тут дом, и меня никто не предупредил, что у вас во время грозы нужно всё обесточивать, а самой прятаться в погреб.

– Да, насыщенная у вас жизнь, – покачал головой незнакомец. – Больше-то ничего не случилось, без пожара обошлось?

– Вроде бы, – не слишком уверенно ответила Настя.

– Слушайте, а куда вы идёте? На остановку? Давайте-ка я вас провожу, – неожиданно решил сердобольный спаситель, с опаской поглядывая на девушку.

– Спасибо, это необязательно, – Настя даже заулыбалась, представив, как выглядит в глазах этого человека. – Я обычно не особенно аварийная, просто сейчас так выходит...

– Ага, – согласился мужчина. – Но я всё равно провожу. Меня, кстати, зовут Егор. Живу во-он в том доме с красной крышей, – он мотнул рукой куда-то вдоль улицы.

– Настя, – представилась Настя. – Снимаю самый маленький домишко с заросшим садом, вроде других особых примет у него нет.

По дороге, понемногу успокаиваясь, девушка с интересом приглядывалась к Егору. Теперь Настя видела, что он гораздо моложе, чем показался ей в первый момент из-за строгого выражения правильного, несколько вытянутого лица. Парню врядли было больше тридцати, хотя спокойствие и какая-то внутренняя уверенность выдавали в нём зрелого человека. Такой действительно мог шугануть обнаглевших собак, а теперь тащился к остановке, провожая чужую перепуганную девчонку. Новый знакомый ей определённо нравился, и Настя даже испытала лёгкое разочарование от того, что он просто посадил её на автобус, так и не спросив номер телефона.


К сожалению, приятная легкомысленность девушки начала развеиваться, стоило ей сесть на свободном сиденье и проводить глазами высокую фигуру Егора, исчезнувшую за окном. Автобус, уже ставший привычным двадцать шестой маршрут, который соединял окраину города с центром, постепенно заполнялся спешащими на работу людьми. Однако эта повседневная толчея не могла перекрыть недавние острые ощущения. Знакомый холодок опять пополз по спине, так что Настя передёрнула плечами. Внезапное нападение собак серьёзно испугало её, вдобавок наградив навязчивой идеей – неужели теперь она постоянно будет пробираться к домику с оглядкой на псов?

К тому же, объяснения, ещё несколько минут назад показавшиеся ей крайне разумными, теперь всё меньше устраивали девушку. Если бы кто-то из обитателей коттеджей действительно завёл хорошо натасканную свору и периодически выпускал её на людей, об этом вскоре прознал бы весь посёлок. Пострадавшие наверняка не стали бы молчать, не говоря уж о реакции на то, если б псы правда кого-то погрызли. А ведь, судя по хищным мордам, они вполне были на это способны... Настя снова болезненно съёжилась, переживая недавний ужас.

Нет, ну как смотрела на неё одна из зверюг! Её взгляд разгорался, становился всё более пронзительным, словно насыщаясь страхом жертвы, и сейчас это что-то живо напомнило девушке. Вцепившись в обрывок испуганной мысли, из подсознания, заворочавшись, снова выползла уродливая туша окаменевшего монстра, теперь повсюду мерещившегося Насте. Затылок опять заломило, и по трудяге-автобусу поплыл навязчивый запах гари. Пёс... Монстр... Картинки расплывались, наслаиваясь друг на друга, девушка почувствовала, что голова начинает противно кружиться.

– Извините! – рванувшись с места и оттаптывая чьи-то ноги, Настя устремилась на воздух.

Она едва видела, куда прыгает, неловко вывалившись из автобуса, и уж подавно не замечала удивлённых, недовольных взглядов людей, которых ей пришлось распихать. После нескольких судорожных вздохов, девушке наконец удалось вытолкнуть из себя новое наваждение. Ничего общего между ночным кошмаром и обнаглевшими псами не было и быть не могло, а вот головой она, похоже, ударилась гораздо сильнее, чем полагала. И как ни ненавидела Настя больницы, ей придётся обратиться к врачу, если черепушка не пройдёт сама собой. Сегодня с ней случился уже второй приступ, что не на шутку встревожило девушку.

К счастью, до редакции она не доехала всего пару остановок, и, немного успокоившись, Настя решила прогуляться пешком. В центре города остановки были короткими, а аллейка, обрывавшаяся прямо у здания Издательского Дома, зелёной и свежей после дождя. Ни на какую летучку она, конечно, не попадёт, но сейчас это уже не слишком её беспокоило. Прислушиваясь к себе, ощущая, как выравниваются удары сердца и постепенно затихает жгучая боль в затылке, Настя всё более уверенно топала по аллее Славы, где горел вечный огонь всем погибшим на прошедшей Великой войне. Она любила гулять здесь ещё со студенческих пор.

На скамейках, как и в прежние времена, не смотря на ранний час, сидели парочки, продавцы мороженого уже распаковывали свои набитые сладким соблазном холодильники в разноцветных наклейках. А вокруг вовсю разгорался жаркий летний день, словно созданный для истребления любых кошмаров.



Нравится книга? Поделитесь с друзьями!




Хотите всегда быть в курсе новостей сайта?
Читайте нас в Твиттере, ВКонтакте и Facebook, подписывайтесь на новости в Google+ и не забудьте поставить +1!




Оставьте свой отзыв, напишите комментарий, задавайте вопросы! Чтобы оставить сообщение, регистрация не требуется, для входа можно использовать ваши профили в Twitter, Facebook, Google или Disqus, или же просто выберите имя и участвуйте в обсуждении как гость.




Комментарии к роману "Глаза Химер"


comments powered by Disqus

Рассылка

Получать обновления на email