Загрузка...
Кресло-бегемот. Городское фэнтези Глаза Химер
Глаза Химер
Глаза Химер

"Глаза Химер" – городское фэнтези, жизнь главной героини которого постепенно и неумолимо переплавляется в сюрреалистический бред. И девушке приходится выяснять, кто виноват, что время от времени монстры вырываются из нашего подсознания и начинают перекраивать мир...

Глава 24. Законы равновесия

Лишь немного отдышавшись, Настя ощутила, как нелегко ей дался утренний кросс. Тело протестующе ныло, жалуясь на безжалостное обращение – оно ещё не успело отойти от вчерашней пробежки и полёта с обрыва. Честно говоря, Настя никогда не считала себя особо спортивной и не ожидала, что способна задать такого стрекача на семисантиметровых каблуках. Однако, кроме физической измотанности, в глубине настиной души скрывалось что-то ещё, чувство, которое ей не слишком хотелось признавать, но и игнорировать его становилось всё труднее. Разочарование.

Лже-Егор отчего-то не внушал девушке никакого страха, только горькое разочарование вкусом незнакомого лекарства стояло во рту. Ей вовсе не хотелось удирать от парня, хотя общаться с ним, зная, что всё это не по-настоящему, было ещё невыносимей. Вот же ирония. Настя никогда всерьёз не воспринимала виртуальные знакомства, свидания, а то и африканские страсти, ещё со школы терзавшие её подружек. Понятно же, что в инете любой и всякий может прикинуться двухметровым блондином – восходящей баскетбольной звездой или начинающим актёром с внешностью Брэда Питта. Помнится, в своё время девушка довольно едко посмеивалась над доверчивыми одноклассницами.

А теперь что? Настоящая зависимость от химеры, укравшей её мечты. И как следствие – Настя опять чувствовала себя деморализованной, всё, что она полночи пыталась втолковать себе, можно было выкинуть на помойку. Ах, как ей сейчас был нужен правильный совет! Мысль о старике промелькнула и угасла, подавленная новой волной уныния. Никого разыскивать Насте больше не хотелось, хотелось привалиться к окну, закрыть глаза и ехать, ехать, но так и не добраться до конечного пункта. М-да, и она ещё удивлялась скачкам настроения Семёна Карманова...

Однако полностью отключиться от реальности девушке не удавалось. На сиденье возле неё угнездился какой-то беспокойный пассажир, хотя Настя была уверена, что в автобусе полно свободных мест. Человек сначала долго рылся в карманах, брякал мелочью, затем принялся шуршать газетой, так что девушка с неудовольствием приоткрыла один глаз. В следующее мгновенье она едва не подпрыгнула на месте, позабыв про свою отстранённость. Рядом с ней восседал винтажный старик!

Не могло быть никаких сомнений. Настя узнавала его лёгкие седые волосы, очки, сдвинутые к кончику носа, дорогую льняную рубашку. Каким бы невероятным ни казалось это открытие, попривыкшая к всевозможным странностям девушка даже не успела удивиться. Она рывком развернулась к старику и уставилась на него в упор.

– Извините, пожалуйста! – стараясь не кричать, выдохнула Настя. – Вы... помните меня? Я видела вас неделю назад также в автобусе. Я... Я вас искала! Не поверите, специально каталась туда-сюда на двадцать шестом.

Свернув широкий газетный лист, дед с интересом посмотрел на девушку. По выражению его лица невозможно было понять, узнаёт ли он собеседницу, помнит ли слова, что она постоянно перебирала в памяти. А вдруг мне всё это тоже причудилось, с мгновенным ужасом успела подумать Настя.

– Ах да, – неожиданно приветливо улыбнулся старик. – Вы меня искали? Почему-то я был уверен, что именно сегодня увижу вас. Как вы это сделали?

– Сделала? – удивилась Настя. – Как раз сейчас я совсем ничего не делала. Но несколько дней подряд только и прыгала с автобуса на автобус, высматривала вас в толпе.

– Нет-нет, – старик качнул головой. – Вы определённо послали мне сигнал. Что-то вроде мысленного SOS. Иначе меня бы здесь не было, я не собирался никуда ехать с утра, пока не вспомнил про вас и неожиданно для себя не заспешил на остановку.

Прежде чем ответить, девушка нервно заозиралась вокруг. Они с дедом отлично понимали друг друга, но не хватало того, чтобы эту беседу двух городских сумасшедших подслушали слишком бдительные уши. Хотя, вроде бы пока их парочка не привлекала внимание полусонных попутчиков.

– Но я правда ничего не посылала, – почти прошептала Настя. – А вот раньше... У меня чуть мозги не вскипели от напряжения, так мне хотелось представить вас в автобусе. Но "телепатировать" это вам у меня ни разу не вышло.

– Как же не вышло? – в свою очередь удивился старик. – Вот он я перед вами. Скорее всего, не догадываясь об этом, вы научились обходить захватчиков.

– Обходить? – девушка жадно ловила каждое его слово.

– Видишь ли...

– Настя, – подсказала Настя.

– Видишь ли, Настя. ОНИ сами по себе словно мощнейшие приёмники и передатчики. Иначе, как бы ИМ удавалось вычерпывать всю нашу информацию, а затем сваливать её на нас в гипертрофированном виде? Так что, захватчикам не составляет труда заглушить любую доморощенную "телепатию", где содержится хоть что-то неудобное для НИХ. Зато мгновенные импульсы мыслей могут достичь цели – ОНИ просто слишком неповоротливы, чтобы уловить все наши мелкие порывы. Я не раз проверял это на собственном опыте.

– ОНИ? – девушка старательно расшифровывала про себя речь старика. – Вы имеете в виду, химеры?

– Химеры? – дед на мгновенье задумался. – Интересная метафора. Полагаю, ты досконально изучила древний миф о химере и Беллерофонте? А что тебя на него натолкнуло? Захватчики кажутся тебе похожими на мифологических чудищ? Я знал одного помощника, который называл ИХ именно так, – пояснил он Насте, встретив её недоумённый взгляд. – Не думаю, что вы были знакомы, он умер лет тридцать назад.

– Химеры... его прикончили? – содрогнулась девушка, тут же вспомнив о Семёне Карманове.

– Зачем? Он был им нужен, – вздохнул старик. – Он был отличным садовником. Но однажды истребил все выведенные сорта растений, а сам утопился в пруду, где брал поливную воду. Кто знает, что примерещилось ему в этой воде?

Собеседники немного помолчали, вглядываясь каждый в свои воспоминания. Даже никогда в жизни не боявшейся воды Насте оказалось несложно вообразить, что увидел в пруду несчастный садовник.

– Так вот, – снова вздохнув, старик вернулся к своему объяснению. – В нашей сегодняшней встрече нет ничего необычного. Должно быть, несколько часов назад ты мельком подумала обо мне. Извини за нескромность.

– Точно! – внезапно сообразила Настя. – Я решала, как мне быть с химерами, вспомнила о том, что вы мне сказали, но запретила себе на этом зацикливаться. Я ведь простить себе не могла, что прошлый раз так ни о чём вас и не расспросила!

Настя запнулась, потому что в ту же секунду ей на ум пришёл ещё один человек, о котором она велела себе не думать ночью, а утром он вынырнул перед ней из ниоткуда.

– Да? И что же ты хочешь знать? – подтолкнул девушку дед.

– О! – настины мысли пустились вскачь, так что она совсем позабыла про конспирацию. – Всё! Всё, что только возможно об этих тварях! Почему вы зовёте их захватчиками? Кто такие помощники? Как от них избавиться? Почему именно со мной... с нами всё это творится?! И... ведь мы не сошли с ума? Нет, я знаю, что вижу то, чего быть не может. Но как-то с трудом верится в такое коллективное помешательство.

– Т-ш-ш... – старик улыбнулся, стараясь подбодрить разволновавшуюся Настю. – Не так громко.

Незаметно для девушки автобус действительно заполнился людьми, и кое-кто уже начинал на неё удивлённо поглядывать. Сложив свою газету, дед кивнул на окошко, мимо которого проплывала центральная аллея.

– Сегодня роскошное утро, – как ни в чём не бывало сообщил он Насте. – Предлагаю немного прогуляться. Глядишь, я действительно смогу объяснить тебе хотя бы часть необъяснимых вещей.


– С твоей головой всё в порядке. Однако, прежде всего ты должна понимать, что достоверно, со стопроцентной определённостью, никто не знает химер, – сказал старик, усевшись на парковой скамейке, окружённой отцветшей сиренью.

Даже на этой ломаной, выцветшей от дождей лавочке он умудрялся выглядеть непринуждённо и импозантно. Насте бросились в глаза его до блеска начищенные туфли и острая стрелка брюк. Впрочем, она и сама сегодня отличилась с одеждой, так что со стороны они с дедом были два сапога – пара. Теперь-то девушка сознавала причину такого парада – хочешь показать миру, что ты в порядке, начинай с мелочей.

– Ничего такого, что наш мозг привык считать доказанным эмпирическим путём. Они не оставляют никаких зримых следов, доступных для взглядов большинства людей, – продолжал старик. – Их кости никогда не попадались археологам, хотя захватчики, несомненно, уже пробовали поселиться на земле, но она им не подошла. И уж конечно, нашим астрофизикам даже в отдалённом будущем не удастся разыскать их собственный мир.

– Там был взрыв... – вздрогнула Настя.

– Что? – дед вышел из задумчивости и посмотрел на неё с интересом. – Ах, да. Я тоже думаю, что вселенная захватчиков погибла в результате взрыва. Ты видела это? Что ещё раз подтверждает мою теорию о их возможностях в качестве приёмников-передатчиков. Многие из тех, с кем мне доводилось беседовать, по-разному ощущали этот взрыв. Скорее всего, химеры не планировали сообщать нам о нём, но их разум веками вертится вокруг катастрофы, разные обрывки воспоминаний попадают в эфир вместе с посланиями, обращёнными к конкретному помощнику. Что, кроме взрыва, тебе удалось рассмотреть?

– Сначала меня пытался раздавить каменный монстр. Потом... – Настя даже зажмурила глаза, стараясь восстановить видение. – Роскошные хрустальные драконы как будто... Как будто танцевали в небе. А потом на них рухнул огненный шар.

– Удивительно, – дед повёл широкими костистыми плечами. – Далеко не каждому удаётся так явно воспринимать захватчиков, многие испытывают давление паники, страха, даже не понимая, откуда оно идёт. Мне самому пришлось восстанавливать историю химер по описанию многих людей. А у тебя всё предельно точно. Остаётся только посожалеть, что мы никогда до конца не поймём невероятные способности к трансляции образов этих существ и то, как они отбирают себе помощников.

На этот раз Настя совершенно не разделяла восторгов своего собеседника. Что до неё, то она многое бы отдала, чтоб ничего не знать о даровитых тварях.

– Моя теория состоит в том, что "каменные монстры" и "хрустальные драконы" из твоих видений – суть одни и те же захватчики, – между тем разглагольствовал винтажный старик. – Ты видела, во что превратился их мир? Кусок голого горелого камня. И как-то выжить там оказалось возможно только тоже окаменев. Так что, "драконы", скорее всего, действительно сумели стать каменными статуями, внутри которых изнывает живой разум. Трудно ожидать, чтобы подобные перемены не испортили характер захватчиков.

– Почему вы их всё время так называете? – спросила девушка, пытаясь осмыслить его слова.

Получалось не очень – великолепные полуящеры-полуптицы не вязались в сознании Насти со злобными монстрами. Однако интуитивно девушка чувствовала правоту старика, да и сама уже приходила к подобному выводу, хотя и сомневалась в нём.

– Захватчики? А разве ты ещё не столкнулась с этим? – сбился дед.

– С кем? – заранее испугалась Настя.

– Не с кем, а с чем. С тем, что вытворяют химеры через помощников. С тем, как они стараются перекроить всё вокруг. Неужели с тех пор, как ты попалась химерам, ты не заметила вокруг себя никаких перемен?

Вопрос был риторическим, всё последнее время Настя только и делала, что старалась защититься от изобретательности древних тварей. Поэтому она не сразу уловила, куда клонит её собеседник.

– Я имею в виду перемен глобальных, – пояснил старик. – Что-то из стихийных метаморфоз. Например, в моём случае, ветер постоянно пытался дуть снизу вверх, стараясь оторвать меня от земли. Ох и намучился же я, пока не научился им управлять! А мой приятель-садовник выводил совершенно невероятные, инопланетные растения, которые неведомым образом вырастали у него из обычных семян.

– Инопланетные растения... Точно! – Насте показалось, что тот самый дедов ветер пронёсся по летнему парку и заледенил её. – Мне мерещится, что солнце стало розовато-бордовым, и листья в его свете, – девушка подёргала ветку сирени, – уже не совсем зелёные. Небо какое-то лиловое... – вздохнула она, с опаской выглянув из-под очков.

– Плохо, – дед тоже взглянул на небо. – По счастью, пока ничего не заметно, но если ты будешь долго и упорно видеть это лиловое небо... Вот оттого-то к твоим химерам и прилепилось словечко – захватчики. Думаю, после гибели своего мира они пытались найти выход, пробовали перебраться на другие планеты. Однако те не подходили захватчикам по разным параметрам. Не так-то просто освоиться в чужой среде обитания. Скорее всего, химеры остановились на Земле, но особи, что в древности старались прижиться здесь, видимо тоже погибли. Вот и пришлось им искать способ преобразить земной шар под себя.

– Как то есть преобразить? – Настя впервые ощутила недоумение.

Как можно переделать целый мир? Тем более, если ты всего лишь окаменевшая тварь, затерянная бог знает в какой вселенной?

– Я подозреваю, что захватчики гораздо лучше нас знали простую истину – мир и родившийся в нём разум связаны теснейшим образом. Ведь мы, люди, в каком-то смысле – слепок земли, в чьей генетической памяти отпечаталась вся её эволюция. Но я думаю, что через нас так же сберегается изначальная индивидуальность нашего мира. Информационное поле со всех сторон омывает землю, проносится сквозь человеческие сознания, раз за разом находит там подтверждение простым вещам. Небо голубое, травка зелёная... Представляешь, что будет, если тысячи людей начнут воспринимать мир по-другому?

Настя не представляла. Подобное предположение казалось ей слишком фантастическим, ничем не подкреплённым в реальности. Хотя, с другой стороны, какая уж тут реальность...

– То есть, вы думаете, если я буду считать траву розовой, она постепенно станет такой? – недоверчиво протянула девушка.

– Давай посмотрим на это с другой стороны, – с готовностью предложил старик. – Все живые существа перемещаются с определённой скоростью. Лишь человек отчего-то решил, что ему надо двигаться гораздо быстрее. Что в итоге? Мир изменился, покрывшись сеткой различных дорог, по которым несётся транспорт. Не очень удачное сравнение? Хорошо. Приведу другое – тот же садовник, например, вполне способен вырастить нечто с розовой листвой.

– Всё равно не вижу связи, – заспорила Настя. – Конечно, люди могут многое натворить, но для этого надо что-то делать. Делать, а не просто бредить наяву.

– Конечно, если только не исходить из идеи, что иной разум способен менять реальность без помощи мастеровитых рук. Ты видела у химер руки?

На это Насте ответить было нечего. Получалось, что "хрустальные драконы", весь день танцующие в небесах, действительно должны были уметь по-другому перестраивать материю мира. Это же не потомки мартышек – что палкой, что экскаватором постоянно роющие почву своей планеты. И если своё умение они транслировали "помощникам" точно так же, как глюки...

– Выходит, мы все так или иначе работаем на этих тварей, – мрачно подытожила Настя. – И что в благодарность? Они травят нас призраками.

– Ну, призраки-то – всего лишь примитивный инструмент давления, – отмахнулся старик. – Как заставить человека сомневаться во всём вокруг? Разумеется, он помнит, что трава зелёная. Но не особенно опечалится из-за её покраснения, когда собственный одёжный шкаф примется заглатывать его по утрам. А то и вовсе не обратит внимания на такую мелочь. Правда, здесь есть издержки, далеко не все помощники переживают этап обработки галлюцинациями, думаю, не нужно объяснять почему. Да и подходят химерам не все. Из собственного опыта могу сказать – помощники всегда отличаются фантазией и творческим воображением. Видимо, за этим скрываются какие-то, пока непонятные нам, способности влияния на реальность.

– Значит... Значит, я должна изменить цвет солнца?

Высказанное вслух, это предположение прозвучало особенно дико, но ничуть не смутило деда.

– Цвет. Что значит цвет? – принялся рассуждать он. – Полагаю, цвет дают солнечные лучи определённого спектра. Изменение же цветовой составляющей, скорее всего, будет означать и изменение спектра. А это ведёт к чему?

– К чему? – насторожённо повторила девушка.

– К тому, что это будет уже солнце химер. Убийственное для людей.

Такой вселенский бардак Настя уже вовсе не могла осознать. Она? Вот так возьмёт и переделает солнце? Некоторое время девушка молча рассматривала невозмутимого старика, пробуя подтвердить его сумасшедшую идею или отыскать ей хоть какое-то опровержение.

– Я не преувеличиваю, – покачал головой дед, словно прочитав смятенные настины мысли. – Любое равновесие в мире поддерживается сознанием людей. Проще говоря, люди так помнят и считают существующий порядок правильным. А усилия тысяч людей, нацеленных на одно, способны изменить всё, что угодно – состав воздуха, направление ветра, цвет солнца...

– Воду, – внезапно подсказала Настя.

Вызывавшие бурю протеста слова старика наслаивались на собственные раздумья девушки. Всё становилось на свои места и обретало смысл, который ночью ускользал от Насти. Она словно по-новому осознавала детали. Например, девушка неожиданно поняла, что привело в редакцию Семёна Карманова в день его гибели. Он искал то, что скрывалось за ширмой жутких галлюцинаций, свой собственный вклад в изменение реальности. По всей вероятности, знаменитая репортёрская интуиция подбросила Семёну смутные догадки о мотивах химер. Именно для их подтверждения звезде "Вестника" срочно понадобилось прочесть дневник, заметить детали, ускользавшие от его сознания, но не из добросовестного журналистского рассказа.

– Воду, – снова повторила Настя. – Один мой знакомый помощник всё время жаловался на тухлую воду. Другие этого не замечали.

– И воду, – согласился старик. – После всех метаморфоз человечеству останется тихо уйти со сцены, а захватчики смогут прервать свой каменный плен. Ну пролетит сквозь космос несколько десятков странных метеоритов. Думаю, такое путешествие их не слишком напряжёт, что значит оно после веков томительного ожидания.

– То есть... это непременно произойдёт? – почти шёпотом спросила девушка.

– Отчего же? – старик по-прежнему был спокоен, словно говорил о чём-то давно передуманном и решённом. – Мы вполне успешно сопротивлялись химерам тысячи лет. Почему бы и дальше не бороться с их настырными попытками лезть в нашу жизнь? Правда, современный человек – гораздо более податливый материал для создания помощников. Уж слишком мы стали широких взглядов, готовы поверить во всё, что угодно. Вот раньше захватчикам приходилось изрядно помучиться. В прошлом люди отлично умели закрывать своё сознание.

– Закрывать сознание... Но как?! – этот вопрос особенно взволновал Настю. – Когда со всех сторон прут монстры...

– Именно против монстров старые техники отлично работали. Ведь ты понимаешь, каких чудовищ могло выдавать воображение человека, жившего лет эдак сто-двести назад? Разумеется, разную чертовщину, – пояснил старик, заметив недоумение в настином взгляде. – О всяких "чужих" тогда и слыхом не слыхивали. А против чертей один рецепт – плюнул, перекрестился, сходил в церковь. Глядишь, всё и прошло, потому что иначе и быть не могло. Хотя без накладок тоже не обходилось, литература прошлого просто изобилует диалогами авторов с разной нечистью.

– Почему тогда я не могу разогнать своих призраков, когда пытаюсь в них не верить?!

– Потому что пытаться и не верить – не одно и то же. Как только ты допускаешь, что твой кошмар реален, он становится таковым. По большому счёту, химеры не могут сделать ничего такого, о чём мы не думаем сами.

И вроде бы дед не сказал ничего такого, о чём не догадывалась сама Настя, но в этих простых словах была скрыта надежда.

– Значит, вас не донимают галлюцинации? – уточнила девушка. – Вы избавились от них?

– Как тебе сказать, – старик улыбнулся, блеснув стёклами очков. – И на моей кухне полы периодически взламывает гигантский таракан... Правда, не получив никаких эмоций, он лопается, как мыльный пузырь. Но научиться такому контролю вполне реально. Единственное, что мне так и не удалось, это заставить насекомое самоликвидироваться без последствий. Иногда после его визита приходится делать генеральную уборку, – он снова улыбнулся краешком губ, так что Настя не поняла, шутит её собеседник или говорит серьёзно.

– И давно вы так живёте? – вздохнула девушка.

– Сорок лет, – сказал дед. – Я был едва ли старше тебя, когда впервые повстречал своих призраков. Подозреваю, многих из них я подцепил в послевоенном бараке, где прошло всё моё детство.

Для Насти это была какая-то немыслимая труднопредставимая древность – война, барак... Но она чётко уловила одно – перед ней сидел человек, всю жизнь проживший под взглядом химер. Из далёкой космической бездны каменные монстры пялили на него свои голодные глаза, стараясь превратить в "помощника", не понимающего, что он творит. Однако ветер по-прежнему скользит над землёй, а не подбрасывает людей вверх. Если только... Если только не брать в расчёт разрушительные ураганы, в которые наверняка слагаются усилия многих таких бедолаг.

– Сдаётся мне, я не так уж был тебе нужен, ты и без меня знаешь, что делать, – между тем продолжал старик, легко поднимаясь на ноги. – Гони прочь иллюзии, помогай страдающим от них, если они попадутся тебе на пути. Правда, не могу посоветовать тебе объединяться с другими помощниками. Никто ещё не придумал способа борьбы с чужими призраками, если хозяин даёт им волю. Ну а в случае крайней нужды постарайся опять позвать меня. Раз у тебя есть способность влиять на реальность, было бы глупо не пользоваться ею хотя бы иногда.

Неспешной походкой старик уходил от Насти вдоль по аллее. Вопросы, вопросы продолжали вертеться в сознании девушки, но она не спешила бежать ему вслед. Прежде нужно разобраться со знанием, осиным роем гудевшим в её голове. Обрывки образов – вереница "рыжих", каменный монстр, никогда не виданный чудовищный таракан – носились перед широко распахнутыми глазами Насти. Ох, она же не спросила главное! Как распознавать химер, прикинувшихся людьми?! Хотя нет, с этим она попробует как-нибудь разобраться сама. Главным было совсем другое, и, похоже, теперь девушка видела свою историю в правильном свете.

Она справится, раз понимает, что это вполне возможно. Что есть люди, всю жизнь посмеивавшиеся над химерами, над их нелепыми страшилками и безнадёжностью общей затеи. Перекроить землю? А вот нифига! Сидите и смотрите, как НАШ земной шар дрейфует по раз и навсегда заведённой орбите, врезанной в память вселенной! Как люди продолжают жить под СВОИМ голубым небом. Настя сдёрнула очки, и, то ли это почудилось мгновенно зажмурившейся от солнца девушке, то ли ослепительно-голубая лазурь по-прежнему текла по великому океану, распахнутому над её головой.



Нравится книга? Поделитесь с друзьями!




Хотите всегда быть в курсе новостей сайта?
Читайте нас в Твиттере, ВКонтакте и Facebook, подписывайтесь на новости в Google+ и не забудьте поставить +1!




Оставьте свой отзыв, напишите комментарий, задавайте вопросы! Чтобы оставить сообщение, регистрация не требуется, для входа можно использовать ваши профили в Twitter, Facebook, Google или Disqus, или же просто выберите имя и участвуйте в обсуждении как гость.




Комментарии к роману "Глаза Химер"


comments powered by Disqus

Рассылка

Получать обновления на email