Загрузка...
Кресло-бегемот. Городское фэнтези Глаза Химер
Глаза Химер
Глаза Химер

"Глаза Химер" – городское фэнтези, жизнь главной героини которого постепенно и неумолимо переплавляется в сюрреалистический бред. И девушке приходится выяснять, кто виноват, что время от времени монстры вырываются из нашего подсознания и начинают перекраивать мир...

Глава 4. Ночные гости

Только оказавшись в собственном обесточенном жилище, Настя поняла, что погорячилась, отказавшись от заманчивого предложения подруги. Затопившая её волна эйфории немного схлынула, и теперь девушка думала о дальнейшей тусовке и ночёвке у Ксюхи как о совсем неплохой идее. Однако возвращаться в город и разыскивать студию, где шли репетиции Молодёжного театра, не имело никакого смысла, за это время разгулявшаяся компания могла десять раз перебраться в другое место. Оставалось только дождаться утра и спасителя Кешку, а чтобы время прошло быстрее, лучше всего было сразу улечься спать.

Кое-как стерев косметику возле подсвеченного луною окна (дождь так и не собрался, хотя несколько крупных капель упало на Настю по дороге домой), девушка совсем уже было вознамерилась завалиться в постель, когда за дверью раздался негромкий стук. В первый момент Настя опешила – за месяц, проведённый в съёмном домике, её никто ни разу не побеспокоил. Стук повторился, и девушка почувствовала растущую тревогу, ей совсем не хотелось оказаться один на один с тем, кто может шататься ночью по засыпающему посёлку.

С другой стороны, в окнах соседнего дома всё ещё горел свет, и это немного успокоило Настю, крепко зажав в руке телефон, она осторожно подкралась к двери.

– Ну и кто там? – как можно уверенней спросила девушка, на всякий случай быстро нажимая на кнопки в поиске телефонов тревожных служб.

– Настя, извините, это Егор, – тут же отозвался спокойный мужской голос. – Я нашёл ваши очки, а припёрся так поздно, потому что вспомнил – вы говорили, у вас сгорела проводка.

Егор? Ну конечно! Девушка сразу узнала голос своего нового знакомого, неожиданно взявшегося её опекать. Может, и не слишком благоразумно было открывать ему дверь в темноте, но в обществе парня Настя отчего-то чувствовала себя на удивление спокойно.

– Добрый вечер! – девушка не ожидала, что так обрадуется внезапному приходу утреннего спасителя. – Представляете, у меня даже свечки нет, за весь день мозгов не хватило купить, – она посторонилась, пропуская Егора на тёмную веранду. – А как вы меня нашли?

– Ну, здесь не так уж много маленьких домиков с заросшим садом, которые, к тому же, стоят без света.

Настя заметила, как поздний гость положил на стол её солнечные очки, которыми она утром кидалась в собак, затем открыл увесистый чемоданчик, покопался в нём и достал огромный шахтёрский фонарь. Комната тут же осветилась неестественно ярко, а Егор продолжал извлекать из чемодана какие-то инструменты.

– Вот это да! – Настя с интересом рассматривала мужчину, деловито копавшегося в своих железках. – Вы что, в самом деле решили сейчас заняться ремонтом?

– Утром не могу, – лаконично пояснил тот. – Командировка. А с местными электриками вы не договоритесь, ребята либо пьют, либо шабашат на каком-нибудь коттедже. На себе проверял.

– Так вы электрик?

– И электрик, и плотник, и маляр. В общем, пока выстроишь дом, попутно приходится освоить массу специальностей. Держите фонарь.

С фонарём в руках Настя поплелась за Егором, который с невозмутимым видом, словно каждый день занимался починкой её домика, принялся прозванивать проводку. По мнению девушки, им предстояло многотрудное дело, но добровольный электрик, немного покопавшись в проводах, что-то куда-то прикрутил, что-то проверил и простукал, а затем спрыгнул с табуретки и уверенно направился к щитку с тяжеловесным старинным счётчиком. Брякнули, включаясь, тумблеры, и Настя невольно зажмурилась – жёлтый электрический свет вспыхнул в домике, заставив съёжиться даже мощный луч фонаря.

– Вот так вот, – удовлетворённо констатировал Егор. – Но в следующий раз будьте аккуратны, всё это строилось до компьютерной эры, так что не стоит включать много приборов сразу и, уж конечно, оставлять их работать в грозу.

– Это точно, – согласилась Настя. – Не хотелось бы ещё раз получать по голове, и так до сих пор звон стоит.

– А с компьютером совсем плохо, – парень повертел в руках подкопчёный системник. – Но смысла лезть внутрь не вижу, всё равно у меня с собой нет никаких деталей.

– И не надо! – переполошилась Настя. – Утром отремонтируют, я уже договорилась. Я и так не ожидала, что мне повезёт, приготовилась привыкать к темноте. Лучше пойдёмте пить чай! Только что вспомнила – у меня есть шикарное варенье из абрикосов, хозяйка дома оставила здесь целый запас и разрешила мне его подъедать.

– Тогда, может быть, перейдём на "ты"? – предложил Егор, споласкивая руки над маленькой раковиной.

Только сейчас Настя сообразила, что действительно всё время выкает в общении с парнем, словно он был намного старше её. Он и казался старше из-за своей невероятной деловитости. Егор не пытался сразить девушку остроумием, не флиртовал, и Настя до сих пор не могла понять, нравится ли она ему или просто он работает местным тимуровцем. Однако от чая новый знакомый не отказался и даже слопал полбанки невероятно густого прошлогоднего варенья, на всю кухню благоухавшего восточным базаром и осенью.

Почему-то абрикосовое варенье пробудило у Насти именно такие ассоциации. Она отчётливо вспомнила, как в малолетнем возрасте гостила в Ташкенте у бабушки, которая уже давно переехала жить в Россию и поселилась в соседнем городе у маминой сестры. Но тогда, много лет назад, шестилетняя Настя провела в Ташкенте всю невероятно тёплую осень, пока её мама привыкала к новой университетской работе, и они с бабушкой частенько ходили на базар, заваленный всевозможными фруктами, а потом варили варенье в огромном чане.

Неизвестно зачем девушка принялась рассказывать об этом Егору, и тот внимательно слушал, чем ещё раз успел удивить Настю. Она привыкла, что Лёха обычно пропускал подобную лирику мимо ушей.

– Значит, ты перебралась сюда из-за контр с родителями? – сделал неожиданный вывод Егор, хотя Настя, вроде бы, ему ничего подобного не говорила.

– Да как-то так вышло, – девушка неопределённо пожала плечами.

Ей совсем не хотелось углубляться в вопрос своих отношений с матерью, но, к её радости, гость перевёл разговор на себя.

– Я тоже, когда вернулся из армии, долго с предками не протянул, – поделился он. – У них через день компании – ни выспаться, ни к экзамену подучить. Так я съехал сюда, к двоюродной бабке, а когда её не стало, перестроил домик, так что, считай, прижился в этом районе. Ладно, – парень бросил быстрый взгляд на огромные древние часы, за давностью лет переставшие бить, а только тихо отсчитывающие время. – Пожалуй, пойду. И, Настя, я отъеду на несколько дней, веди себя осторожней.

Девушка только фыркнула в ответ, уже несколько попривыкнув к тому, что Егор так свободно командует ею. У неё самой складывалось ощущение, что она давным-давно знает этого парня, и он имеет право давать ей советы. По большому счёту, Насте было даже приятно такое повышенное внимание, вот только ей так и не удалось выяснить, какого рода симпатией воспылал к ней Егор. Ведь то, что он не поленился ночью разыскивать её домик, а затем возиться с электричеством, говорило само за себя. Однако, в отличие от остальных ухажёров, которые в своё время пытались увести её у Лёхи, парень совсем не спешил навязываться.

Хотя, возможно, он вообще не держал в голове ничего подобного, усмехнулась Настя, закрыв дверь за ночным гостем. Ведь известно же, что пока мужчина мучительно раздумывает, стоит ли ему приглашать девушку в кино, она уже подбирает имена их будущим детям. Егор по-прежнему не интересовался её телефоном и не предлагал свой номер, так что не будет особым откровением, если он больше никогда не появится на пороге этого дома. Хотя Настя уже сейчас понимала, что сильно расстроится из-за такого поворота событий. Мало того, что парень вёл себя, как настоящий рыцарь, так даже в сравнении с красавцем Дергачём, он казался ей невероятно симпатичным.

Уже засыпая, Настя всё время вспоминала его правильное, несколько резковатое лицо, спокойные серые глаза, которые прищуривались, когда Егор кого-то внимательно слушал. Сейчас, в полусне, всплывало то, чего девушка, казалось бы, не заметила – заживший шрам на правой руке, выделявшийся более светлой полоской на загорелой коже, маленький серебряный гвоздик в ухе, прикрытом тёмными волнистыми волосами. Неужели он действительно снова придёт к ней в гости, когда вернётся из этой своей командировки? Будет невероятно жаль, если Егор расхочет или забудет о своём обещании...


Ничего удивительного, что новый знакомый и во сне не оставил Настю. Сон был каким-то радостным, девушке казалось, что она опять попала на концерт группы "Четыре", но только вместо разношёрстной компании Ксюхи, рядом с ней стоял Егор. И снова разливалось по залу пронзительное и дерзкое гитарное соло, солист выводил знакомый мотив, и падали, падали будоражащие слова о вечной тайне далёких небес и близких дорог. О битве, которую однажды придётся выдержать каждому. О человеке, который везде пойдёт за тобой.

Сейчас, во сне, Настя откуда-то точно знала, что та же музыка звучит в душе парня, и уж он-то точно не обсмеёт её за внезапно проклюнувшийся фанатизм к удивительной группе. Так, раскачиваясь на волнах заполнившей всё вокруг музыки, они кружили, не ощущая пространства, словно эти звуки действительно были материальны, подобно воде, наконец-то по-настоящему залившей "Наутилус". Бесконечно волнующее море всё дальше и дальше несло их, открывая невозможные прежде просторы...

Внезапный резкий стук заставил девушку вздрогнуть, мгновенно выдернув её из потрясающе яркого сна. Где-то в сознании ещё гасли последние звуки, последние блики расплывались перед глазами. Настя же всё никак не могла сообразить, что происходит, пока новый, более громкий стук в дверь окончательно не вывел её из транса. Похоже, к ней явился ещё один гость. Хотя – девушка рывком села в кровати – не исключено, что это снова Егор! Отчего-то эта мысль тут же переросла в уверенность, и, не включая света, Настя ринулась к входной двери.

Невесомо отлетела массивная щеколда, поставленная кем-то из родственников для спокойствия старушки, и дверь начала медленно и плавно распахиваться. Вот только во всё расширяющемся проёме девушка не увидела крыльца, она вообще ничего не увидела, словно на домик упал шевелящийся плотный туман. Несколько секунд Настя бессмысленно смотрела на сгрудившуюся перед ней темноту. Было очевидно, что она не скрывает Егора или кого-то ещё из поздних гостей, а вот каким образом видимая в окне луна умудряется освещать улицу и даже просачиваться своим синим светом в дом, если снаружи всё затянуто густым туманом, девушка не понимала.

Внезапно что-то дрогнуло в клубящемся мареве, нечто огромное с каменным стуком перевалилось на хрупкие ступени крыльца, так что Настю ожгла жуткая мысль. Ей вдруг показалось, что совсем чуть-чуть, и давешний монстр снова упрётся в неё своим уничтожающим взглядом. Словно подтверждая эту догадку, тяжёлый удар сотряс домишко, хрупнуло дерево и задребезжали оконные стёкла – чудовищная лапа с растопыренными когтями сделала первый шаг. Совершенно осязаемо колыхнулся туман, и гигантская туша надвинулась на Настю. Новый удар заставил её отшатнуться, ватными руками хватаясь за дверь, хотя девушка отчётливо сознавала всю смехотворность такого препятствия.

Дверь не поддавалась, пропуская внутрь всё более густые волны тьмы, а где-то за ними, проламывая старое крыльцо, пёр монстр. Его тяжесть заставила зашататься домишко, в разные стороны поехали стены, а Настя с криком рухнула на пол, чувствуя, что сейчас на неё упадёт потолок. Что-то трещало, стонало, стучало, заставляя девушку сжиматься в комок. Остатками взбаламученного рассудка она понимала, что громада неизвестно откуда навязавшегося чудища в одно мгновение расплющит её, перемешает с руинами дома. Настя беспомощно прикрывала руками голову, задыхаясь под завалом, а враг всё приближался, она уже всем телом ощущала мерные удары многотонной поступи.


Видимо, на какое-то время Настя всё же потеряла сознание, потому что не сразу расслышала как изменился ужасавший её стук. Теперь ей снова мерещилось, что кто-то напористо колотит в дверь, по идее, уничтоженную каменным монстром. Однако сообразить, что на самом деле случилось с ней, девушка не могла. Непонятная чугунная тяжесть заливала всё тело, мысли тягуче ворочались в голове, так что Насте не удавалось до конца додумать ни одну из них. В какой-то миг она попробовала рвануться из нового морока, с удивлением и потрясающим облегчением обнаружив себя не в завалах дома, а в собственной постели, но сознание тут же ускользнуло, оставив вместо себя тянущую, сковывающую разум тяжесть.

Кажется, на улице кто-то кричал, девушка отчётливо слышала своё имя, затем раздражённо зазвонил телефон, в дверь снова забарабанили, и Настя, цепляясь за эти звуки, начала медленно приходить в себя. Наконец ей с трудом удалось разлепить глаза. Комната уже была залита утренним светом, её оцепеневшее тело действительно скорчилось под отдеялом, а в дверь колотил... Кешка! Воспоминание о товарище буквально подкинуло девушку вверх.

Мгновенно разрушив зачарованный сон, Настя метнулась на веранду и рывком распахнула дверь, машинально отметив, что щеколда по-прежнему надёжно задвинута в металлический паз. В следующую секунду девушка истерически завизжала – перед ней, покачивая шарообразной головой, стояло неизвестное существо! Только когда существо устремилось к парализованной новым ужасом Насте, принялось что-то вопить и трясти её, она сообразила, что перед ней человек в чёрном мотоциклетном шлеме. Кешка... А позади него, приваленный к ветхой изгороди, стоял его любимый железный конь.

– Что случилось?! – между тем глухо вопил Кешка, от неожиданности не догадавшийся сразу сорвать шлем. – Настя, да что с тобой?

– Всё, всё! – отбивалась от всполошившегося товарища девушка. – Прекрати меня трясти! Я в порядке. В порядке!

– Точно? – парень ослабил хватку и наконец расстегнул ремешок.

Взволнованная кешкина физиономия выглянула из-под тёмного стекла, он продолжал разглядывать подругу, словно намеревался сходу уяснить причину переполоха.

– Ну ты даёшь, мать, – заворчал Кешка, так ничего и не разобрав. – Я сутки на работе отмотал, мчусь к тебе, а избушка на клюшке. Минут десять тут колотился. А потом ещё ты выскакиваешь с диким криком. Походу, тебе здесь не климат.

Не слишком прислушиваясь к бурчанию друга, Настя украдкой поглядывала через его плечо. Взгляд девушки прилип к давно не крашеным доскам крыльца, которые так отчётливо ломались и скрипели в недавнем сне. Хотя теперь она сознавала, что атаку монстра опять организовало её собственное расходившееся воображение, Настя ловила себя на нереальности происходящего. Ночной погром продолжал звучать в её голове и казался более осязаемым, чем это залитое розовым светом утро.

– Алё! – опять затеребил девушку Кешка. – Ты меня в дом пускать собираешься?

– Да, конечно, проходи, – опомнилась Настя. – Прости, пожалуйста, мне полночи снилась какая-то гадость, похоже и правда что-то с головой. Всё-таки от врача мне не отвертеться.

– Да у тебя всю жизнь что-то с головой, Числова, – пожал плечами парень, кое-как просочившись в комнату и углядев подбитый компьютер. – Полный атас. Не хочу тебя расстраивать, но может оказаться, что спасать тут действительно нечего.

Горестно вздохнув, Настя утянула джинсы и направилась на кухню варить кофе. После тяжёлого сна опять ломило затылок, непонятно откуда наплывал знакомый навязчивый запах гари, и девушка импульсивно распахнула окно. Однако сегодня вид крошечного садика отчего-то не успокаивал, розовые рассветные блики плясали по листве, окрашивая её в странный цвет, так что на душе у Насти стало ещё тревожней. Счастье, что в доме находился Кешка, не смотря на бессонную ночь, как всегда переполненный позитивом.

Он немедленно вступил в переговоры с компьютером Насти, и, прислушиваясь, как он уговаривает воскреснуть сгоревший системник, девушка даже развеселилась. Поэтому, назад в комнату она вернулась тоже немного ожившей, пристроила возле Кешки его чашку, а сама села спиной к окну.

– Ну так что? – немедленно поинтересовался товарищ, копаясь в разорённом системном блоке. – Не надоело здесь торчать? Домой не тянет? Нет? Ну ты железная леди. А хочешь, я поищу тебе по дешёвке какую-нибудь гостинку? У нас в фирме много приезжих работает, и начальство на всякий случай пасёт жилфонд. Чтобы поселить в нормальные условия очередного гения.

– Спасибо, Кеш, – вздохнув, покачала головой Настя. – Разве что поближе к осени. Пока и здесь всё нормально.

– Ну-ну, – фыркнул парень, устанавливая новую материнскую плату. – Но учти, я буду звонить и проверять, не снесло ли совсем вашу крышу.

Настя слабо улыбнулась. В самом деле, в предложении Кешки был свой смысл, она дискредитировала себя как обитателя частного дома, и если бы у девушки была уверенность, что навязчивый глюк не последует за ней на новое место жительства, Настя уже сейчас паковала бы вещи. Но сны нельзя оставить после себя, как забытое полотенце, к тому же, как её разыщет Егор, если она вдруг растворится в почти миллионном населении города? Хотя, кто ей сказал, что он станет искать?

Так или иначе, дом меньше всего виноват в её проблемах, это ей нужно соблюдать элементарные меры безопасности, чтобы не спалить бабулино жильё. Поэтому, поболтав ещё немного с Кешкой и окончательно успокоившись, Настя проводила парня, отправившегося отсыпаться, а сама принялась собираться на работу, попутно раздумывая, когда ей стоит заехать в травмпункт.



Нравится книга? Поделитесь с друзьями!




Хотите всегда быть в курсе новостей сайта?
Читайте нас в Твиттере, ВКонтакте и Facebook, подписывайтесь на новости в Google+ и не забудьте поставить +1!




Оставьте свой отзыв, напишите комментарий, задавайте вопросы! Чтобы оставить сообщение, регистрация не требуется, для входа можно использовать ваши профили в Twitter, Facebook, Google или Disqus, или же просто выберите имя и участвуйте в обсуждении как гость.




Комментарии к роману "Глаза Химер"


comments powered by Disqus

Рассылка

Получать обновления на email