Загрузка...
Кресло-бегемот. Городское фэнтези Глаза Химер
Глаза Химер
Глаза Химер

"Глаза Химер" – городское фэнтези, жизнь главной героини которого постепенно и неумолимо переплавляется в сюрреалистический бред. И девушке приходится выяснять, кто виноват, что время от времени монстры вырываются из нашего подсознания и начинают перекраивать мир...

Глава 5. Обыкновенный шок

Перетряхивая сумку и размышляя, что сегодня может понадобиться ей на работе, Настя наткнулась на диск, купленный вчера в "Наутилусе". Парни из группы "Четыре", изображённые в разных ракурсах на ядовито-красном фоне, девушка в очередной раз посетовала на откровенную халтуру, которую им скормил фотограф. Это были лишь бледные тени вчерашних феерических музыкантов. Складывалось ощущение, что для коллажа специально отбирались плоские кадры, где физиономии парней оказались непохожи сами на себя, да и от их эффектного бодиарта мало что сохранилось. Деревянные позы, тысячу тысяч раз виденные у "больших" групп, нелепый, кричащий дизайн... Непонятно, как музыканты умудрились принять такую работу, хотя, возможно, широко известное в узком кругу имя Димочки сделало своё чёрное дело, ребята купились на его авторитет.

Извинив таким образом для себя вчерашних кумиров, Настя сунула диск в компьютер и отправилась переодеваться. Однако, первые же громкие аккорды заставили её замереть. Нет, девушка, конечно, отлично знала, что живой концерт по силе восприятия совершенно не сравним с его аудиоверсией, но не до такой же степени! Если Димочку она только что была готова заочно обвинить в профнепригодности, то писал треки группы и вовсе какой-то болван. Из колонок неслась роковая какофония, в которой Настя с трудом уловила завороживший её ритм, теперь музыка "Четырёх" больше напоминала гремучую смесь из всей рокмузыки сразу. Отличавшая её индивидуальность и глубина оказались начисто стёрты. Просто ещё одна группа, просто парни лабают рок...

В полнейшем недоумении Настя вернулась к компьютеру и уставилась на коробку от диска. Чертовщина какая-то... Неужели всё дело в её настроении? Вчера было одно, основательно подогретое предыдущим затворничеством, атмосферой клуба и случайным коктейлем, сегодня же, успокоившись, она видит и слышит нечто совсем другое. В таком случае, становилось понятным насмешливое удивление Ксюхи, совершенно не разделившей восторги от концерта, бурно выражаемые Настей. Но, с другой стороны, девушка не припоминала, чтобы раньше её так несло на ровном месте, даже во время подростковой безбашенности её удивляли и пугали приступы исступленного фанатизма подруг.

Одна из них жила в комнате, от пола до потолка обклеенной постерами Леголаса из "Властелина колец", причём известный актёр, сыгравший эту звёздную роль, не интересовал её в других своих ипостасях. Вторая слушала исключительно сладкоголосого Энрике. При этом Иглесиас был везде – на её тетрадках, майках, значках, даже с кофейной кружки певец пялился на Настю, когда та забегала за подругой по дороге в школу. Сама Настя никогда не понимала подобного энтузиазма, ей нравились самые разные, ничем не похожие друг на друга исполнители, но вчера "Четыре" пели так, словно считывали мелодию с её души.

Закусив губу, девушка ещё раз пробежалась по трекам. Нет, ничего не изменилось ни на третьей, ни на десятой композиции: действительно очень энергично грохотал ударник, солист выкрикивал речитатив про звёзды, бездны, розы, слёзы, обычную, набившую оскомину пустышку, в разных вариантах перепеваемую всеми, кому не лень. Так что вчерашний экстаз стоило отнести к необъяснимым явлениям, понемногу скапливавшимся вокруг Насти. Правда, оставалась слабая надежда, что с диском всё-таки напортачила студия.

Из обдумывания такой возможности девушку вывел резкий щелчок часов, издаваемый ими вместо отбивки часа. Девять! Настя вскочила и, как ошпаренная, заметалась по комнате. Не хватало и сегодня опоздать на летучку! Лёнчик опять будет смотреть на неё несчастными глазами, произнося ругательные речи, а ей придётся молча выслушивать их, чувствуя себя настоящей моральной террористкой.

Вылетев на улицу, девушка заспешила к остановке, удерживая себя, чтобы не сорваться на бег. Хороша она будет, перескакивая по кочкам в туфлях на каблуках, которые оделись сами собой, потому что очень подходили к платью, почти вслепую выхваченному из шкафа. Вообще-то Настя не слишком часто одевала платья, предпочитая джинсовый комфорт, но сегодняшние перепады настроения извели девушку, требовалось любыми способами избавиться от хандры, и цикламеновый сарафан с открытыми плечами вполне годился для этого. В нём Настя ощущала себя совершенно неотразимой, и первое же авто, притормозившее у коттеджа на соседней улице, принялось сигналить ей, подтверждая эти приятные ощущения.

На этот раз ей не встретились ни кровожадные псы, ни какие-то иные персонажи недавних кошмаров, и девушка благополучно выскочила к остановке, тут же сосредоточив на себе внимание двух крутившихся рядом с ней пацанов. Мальчишкам было лет по пятнадцать, но нынешний молодняк не ведал никаких преград. Стоило Насте занять место в автобусе, как один из них тут же уселся на соседнее сиденье, с преувеличенной невозмутимостью заткнув уши наушниками. Правда, крошечные наушники плейера совершенно не мешали наслаждаться музыкой всем окружающим. Оставалось только догадываться, какой рёв стоит в ушах самого меломана.

Однако не это тут же заставило напрячься девушку. Музыка была знакомой и даже слишком, всего несколько минут назад она гоняла её на своём компьютере.

– Кто это у тебя там грохочет? – Настя резко развернулась к пацану, совершенно позабыв, что слышать её он не может.

– А? – тот краем глаза уловил движение девушки и потянул левый наушник за проводок.

– Кто играет, говорю? – всё сильнее нервничала Настя.

– "Четыре", – удивлённо отозвался пацан.

Он заранее понимал, что нечего и мечтать о знакомстве с такой взрослой красоткой, а теперь отчётливо видел, что девушка странная и не знал, как на неё реагировать.

– Эти? – между тем продолжала допрос Настя, быстро вытащив из сумки злополучный диск.

– Эти, – послушно подтвердил мальчишка, тоже задёргавшийся неведомо отчего.

– Понятно... – побледнев, девушка отвернулась к окну. – Понятно. Быстренько, пропусти меня!

Автобус уже притормаживал у остановки, называвшейся "Текстильщики", так же, как и многострадальная больница, о которой Настя совсем недавно вымучивала статью. Мгновенно приняв решение, девушка устремилась на улицу, туда, где в небольшой парковой зоне располагались лечебные корпуса. Проверить собственное искажённое восприятие оказалось на удивление просто, выходит, она одна слышала, додумала и допела за "Четырёх" будоражащий, уносящий к звёздам концерт. И нечего больше прятать голову в песок – она сильно ударилась, что-то встряхнулось в мозгах, которые теперь вытворяют странные вещи без её ведома. Прав был редактор, ещё вчера нужно было сдаваться врачам. Снова и снова прокручивая эти неутешительные мысли, Настя сбежала на дорожку, протоптанную многочисленными больными, и двинулась к зданию поликлиники, где располагался травмпункт.


В травмпункте сидела небольшая очередь увечных, тут же во все глаза уставившихся на Настю. Девушка могла только молча ругать себя за утренний выпендрёж – в облезлых стенах больницы платье, привезённое матерью в прошлом году из Италии, выглядело особенно нелепо. Тихонько пристроившись в конец очереди, Настя успела обречённо подумать, что снова опоздает в редакцию, когда её телефон призывно запел. Ксюха. На экране высветился номер и кокетливая физиономия Белькевич, лично отобравшей в настином телефоне снимок на фото контакта.

– Числова, ты где?! – зашипела в трубке Ксения, стоило Насте отозваться на звонок. – Скажи, что ты уже в здании издательства и будешь в отделе через две минуты!

– Не буду, – вздохнула Настя. – Я в больнице. Помнишь, меня Лёнчик отправлял?

– А! – неизвестно чему обрадовалась Белькевич. – А я уж решила, ты совсем у меня загуляла. Или взорвала там что-то в своей деревне.

– Пока нет, – успокоила подругу Настя. – Вот, сижу, жду, когда кто-нибудь скажет, что у меня с головой.

– Это трэш, – согласилась Ксю. – Зато можно получить больничный. Верное дело, у меня однажды было сотрясение мозга, так я недели две загорала на даче, пока все в институте на экзаменах парились. Ну, ладно, я предупрежу Лёнчика, чтобы он расслабился, а то уже сидит бедный в своём углу, носом вертит, коллектив пересчитывает.

Белькевич отключилась, и Настя спрятала трубку в сумочку. Очередной бедолага с загипсованной рукой протопал мимо неё к выходу, а впереди остались только невзрачный мужичок с пальцем, замотанным так щедро, что он напоминал небольшую дубинку, и бабулька без всяких видимых травм, периодически пытавшаяся заговорить с Настей. Девушка с жалостью смотрела на бледное сморщенное лицо, она быстро начала подозревать, что старушка торчит в очереди только ради общения. Её подозрения подтвердились, когда бабка вылетела из кабинета врача через минуту приёма. При этом она вполне жизнерадостно и громко благодарила доктора за какой-то бесценный совет. Подошла очередь Насти, и она обречённо направилась к выкрашенной белой краской двери.

Однако, на полпути девушка приостановилась, чтобы пропустить бабулю, но та не спешила выйти из узкого прохода между обитыми дерматином кушетками, на которых пациенты ожидали приёма. Вместо этого, она тоже замерла на месте и уставилась на Настю.

– Хороший доктор, – негромко пробормотала старуха.

– Что? – вздрогнула Настя, успевшая полностью погрузиться в свои невесёлые мысли.

– Для каждого своё слово есть. Но тебе он не скажет. Нет, ничего не скажет, – покачала седой головой бабка.

– Вы о чём, бабушка? – девушке внезапно стало зябко среди старых больничных стен.

– Нет, нет, не скажет, – старуха всё вела свой речитатив. – Да разве ж он может сказать об этом? – казалось, она даже удивилась собственному предположению. – Нет! – тут же рассудила спор с самой собой странная настина собеседница. – Никто не должен знать. А то он и сам не знает, – пришла она к непонятному выводу. – Где ему про них знать?

Продолжая и дальше что-то бормотать, потерявшая всякий интерес к Насте бабка наконец обогнула девушку и, шаркая ногами, двинулась к выходу. Это шарканье старых тапок о плитки пола навязчиво лезло в уши, а удалявшийся бубнёж заставлял напрягать слух, словно в словах полубезумной пенсионерки действительно было нечто важное. Да что ещё за новый бред?! Стряхнув с себя непонятное оцепенение, Настя рванула на себя ручку двери, которая, несмотря на массивный вид, открылась очень легко.

Видимо, она всё-таки слишком энергично влетела в кабинет, разгороженный ширмой, так что "хороший доктор" и его медсестра удивлённо воззрились на девушку.

– Присаживайтесь, – буркнул врач, по обыкновению что-то писавший в бумагах.

Пока он чиркал на листе свои малопонятные завитки, Настя успела присмотреться к этому невысокому, почти квадратному мужчине с волосами как-будто припорошенными пеплом, хотя едва ли ему можно было дать больше сорока лет. В целом, доктор действительно не вызывал желания немедленно спасаться бегством, и это немного успокоило девушку, раздраконенную общительной старухой. А что именно он нипочём "не скажет" Насте, сейчас лучше было даже не начинать фантазировать.

– Слушаю вас, – наконец оторвался от писанины врач.

– Я ударилась головой, – сказала девушка, чувствуя себя ужасно неловко под его внимательным взглядом. – Затылком. Помните, прошлой ночью была гроза?

Настя вкратце поведала доктору о своих злоключениях, пропустив наиболее фантастические моменты. Словно откликаясь на её слова, затылок снова принялся противно ныть.

– Ну ясно, – подытожил врач. – А почему только сегодня обратились?

– А вдруг бы само прошло?

Тяжело вздохнув, мужчина снова что-то зачиркал на бумажке.

– Сейчас подниметесь на второй этаж на рентген, – скороговоркой велел он.

Затем, вопреки своей комплекции шустро встав из-за стола, он обогнул Настю, уставившуюся на листок, и приподнял на затылке её шевелюру.

– Угу, – тут же пробормотал доктор.

– Что?! – всполошилась девушка.

– Ничего. Идите. Со снимком сразу ко мне.

В предчувствии неведомых ужасов, на подгибающихся ногах, Настя понеслась на второй этаж. Что такого он углядел на её несчастной голове?! В памяти смутно шевелились когда-то слышанные истории о коварстве такого рода травм. Кажется, у кого-то после удара появилась опухоль... Или нет, что-то там в мозгу лопнуло... Амнезия... Хотя нет, она, напротив, помнит даже то, чего в действительности не было. Это тоже какой-то диагноз? В самом паникёрском настроении Настя быстро прошла рентген, с трудом дождалась момента, когда ей вынесли ещё влажноватый снимок, и устремилась вниз, на ходу разглядывая нечёткие очертания собственной головы.

Стуча каблуками, девушка пролетела мимо взроптавшей было очереди и снова ворвалась в кабинет "хорошего доктора", как раз в этот момент закончившего осмотр аккуратного шва на руке белобрысого мальчишки и дававшего указания медсестре.

– Присядьте, – снова велел он, заметив Настю, и, по счастью, не выставив её за дверь опять дожидаться очереди.

Пока врач тщательно мыл руки, девушка таращилась на его широкую спину, с риском воспламенить взглядом белоснежный халат. Наконец он неспешно переместился к окну, захватив по дороге настин снимок, и какое-то время вертел его перед глазами.

– Ну вот, – удовлетворённо кивнул доктор, заставив девушку затаить дыхание. – Удачное приземление. Даже сотрясения мозга нет. Ведь симптомов тоже не было?

– Ка... каких симптомов? – с трудом выдавила Настя.

– Тошнота, рвота, головокружение, – пожал плечами врач.

– Вроде нет.

А может, стоило рассказать ему, что голова как раз и кружилась? Но тогда как обойти стороной видения, по всей вероятности вызывавшие эти приступы?

– Вот и отлично, – продолжал доктор, не замечая настиных колебаний. – Всё у вас в порядке, правда, не стоит больше так испытывать своё везение.

– Значит... я здорова? – недоверчиво протянула девушка.

– Абсолютно. А... что вас беспокоит? – неожиданно заинтересовался врач.

Настя растерянно смотрела на него, не зная на что решиться. Если она здорова, откуда берётся всё то, что последнее время так настырно лезет в сознание? Должны же быть хоть какие-то причины.

– Ну, я даже не знаю, как объяснить, – несмело призналась девушка. – Ночью стали сниться кошмары, но это ладно! В общем, привязались какие-то... галлюцинации, что ли... Сама иногда не понимаю, что вижу.

– Понятно, – всё так же спокойно кивнул доктор, хотя Настя сильно подозревала, что вот сейчас то он и попрёт её, как давешнюю старуху. – Ничего удивительного. Вы и не почувствовали, а между тем ваш организм пережил настоящий шок. И как бы хорошо он не защищался, ему приходится затрачивать на восстановление дополнительные резервы, отсюда и нервное состояние, повышенная активность психики и галлюцинации, как вы их называете. Со временем это пройдёт.

– Шок? – недоверчиво переспросила Настя.

– Обыкновенный шок, – кивнул врач. – Хотя врядли это явление у кого-то в принципе можно назвать обыкновенным. Человек в состоянии шока иногда такое выкидывает... Но больше в вашем случае ничего и не скажешь.

"Он тебе ничего не скажет. Да разве ж он может сказать?" – неожиданно всплыли слова давешней бабки, но девушка тут же постаралась отогнать неприятные назойливые мысли. Однако они, как заезженная пластинка, продолжали вертеться у неё в голове.

– Извините за любопытство, – неожиданно для себя быстро проговорила Настя, заставив доктора оторваться от очередных бумаг, к которым тот уже потянулся. – Передо мной к вам заходила бабуля...

– Что, вещала, как я тут добрым словом исцеляю? – усмехнулся врач. – Несчастная женщина, профессиональный больной. В нашей больнице чувствует себя лучше, чем дома.

Нечто подобное Настя и ожидала услышать, и ей опять стало жаль старуху. Но у "хорошего доктора", вопреки недавнему предсказанию, и для неё нашлось волшебное слово. Она здорова! А шок скоро пройдёт, только не нужно зацикливаться, застревать в этой истории, таким был последний ценный совет врача. С лёгким сердцем поблагодарив его, девушка наконец покинула больницу и заспешила в редакцию.


Однако, приподнятое настроение недолго радовало Настю, стоило оказаться на улице, как она снова почувствовала себя неуютно. Всю жизнь девушка обожала лето, её не смущала никакая погода – дождь или простые серенькие и скучные летние деньки не действовали на неё угнетающе в отличие от осенней хмари. Сегодня же всё вокруг было каким-то тревожным. Низкое серое небо казалось насаженным на верхушки деревьев, оно всё время пряталось за облаками, укрывая в своих глубинах солнце, рано утром опрометчиво пообещавшее жаркий и ясный день. Но на листве, вопреки всякой логике, продолжали мерцать солнечные лучи, пятная её неестественными малиновыми бликами.

Эти блики напоминали кроваво-красные закаты, что иногда распарывают небо перед сильными ветрами. Листья словно пылали отблесками зловещего огня, и Насте опять на мгновение померещилось, что она отчётливо унюхала запах гари. Впрочем, девушка в очередной раз постаралсь справиться с расходившимися нервами. Знала она за собой подобный грешок – вот так, ни с того, ни с сего, без каких бы то ни было видимых причин, иногда на неё наваливалась непонятная тоска, довольно чувствительно подгрызавшая Настю. В такие моменты всё, что она делает, теряло смысл, казалось никчёмным и мелким. Ей чудилось, что она всю жизнь так и будет метаться между двумя абсолютно самодостаточными людьми – мамой и Лёхой – стараясь под них подстроиться. И даже вымечтанная журналистская карьера тоже никуда не вела.

В общем, где-то впереди распахивались пугающе непреодолимые бездны, темнело в глазах, даже безобидные берёзовые листочки отсвечивали предупреждением пожара. Подумав о листве, Настя невольно хмыкнула, сорвала резной листик с ветки, мелькнувшей прямо перед её носом, ощутила привычную, чуть горьковатую свежесть. Главное – вовремя поймать давящее настроение, чтобы оно не успело затянуть её в недельную хандру. Тогда сразу становится ясно, что листок совсем молоденький и ярко зелёный, недавно проклюнувшийся из хранившей его всю зиму почки. И никаких тяжёлых предчувствий, никаких неведомых угроз нет ни в этом старом парке, ни в воздухе, ни в укутанном облаками небе. Они только мерещатся некоторым особо впечатлительным личностям, недавно пережившим шок.



Нравится книга? Поделитесь с друзьями!




Хотите всегда быть в курсе новостей сайта?
Читайте нас в Твиттере, ВКонтакте и Facebook, подписывайтесь на новости в Google+ и не забудьте поставить +1!




Оставьте свой отзыв, напишите комментарий, задавайте вопросы! Чтобы оставить сообщение, регистрация не требуется, для входа можно использовать ваши профили в Twitter, Facebook, Google или Disqus, или же просто выберите имя и участвуйте в обсуждении как гость.




Комментарии к роману "Глаза Химер"


comments powered by Disqus

Рассылка

Получать обновления на email