Загрузка...
Кресло-бегемот. Городское фэнтези Глаза Химер
Глаза Химер
Глаза Химер

"Глаза Химер" – городское фэнтези, жизнь главной героини которого постепенно и неумолимо переплавляется в сюрреалистический бред. И девушке приходится выяснять, кто виноват, что время от времени монстры вырываются из нашего подсознания и начинают перекраивать мир...

Глава 7. Взрыв

Так и не дождавшись матери, всё-таки оставшейся мучить несчастного соискателя, Настя засобиралась к себе. Отчим не стал удерживать девушку, взяв с неё обещание в выходные явиться на родительскую дачу, и она вышла из дома, с некоторым опасением оглядев тихий двор. К счастью, знакомого джипа не было на парковке, хотя, как мысленно пошутила Настя, неизвестно в каком виде сейчас могла появиться перед ней машина Дергача. Но Лёха, похоже, сегодня больше не планировал на неё атак, и ободрённая этим девушка заспешила к остановке.

Ей ужасно хотелось как можно быстрей добраться до домика. Болезненное любопытство, как следует подогретое недавним разговором, толкало Настю на поиски информации. Не особенно сознавая, что именно она жаждет узнать, девушка едва сдерживала нетерпение. Нужно было сейчас же, немедленно, залезть в интернет и прочитать всё возможное об этих странных монстрах, о химерах, придуманных греками несколько тысяч лет назад. Почему это может быть важно и как связано с её собственными проблемами Настя не понимала. Нет, в самом деле, какая ещё связь?

Она отчётливо припоминала давние рассказы матери о том, как древние люди заселяли мир вокруг себя божествами и духами, наделяя их чертами существ, часто встречавшихся в природе. Вот вам и страшилка из кровожадного льва, кусачей змеи и как-то припутавшейся к ним козы. При чём здесь её собственные видения? Однако химера не позволяла просто так отмахнуться от себя, притягивала ходившие по кругу настины мысли. В конце концов списав это на своё обычное любопытство и фантазию, всегда с готовностью откликавшуюся на самые невероятные вещи, девушка прямо с порога бросилась к компьютеру.

Спасибо Кешке, её агрегат снова летал, по первому же запросу на Настю высыпался ворох ссылок, готовых поведать ей о химерах. А ведь, похоже, довольно популярная тема, вон про них даже снимаются какие-то фильмы, а уж разных картинок, скульптур и фото было и вовсе несчётное количество. Правда, большинство из них представляли химеру именно так, как описывал Джек. Настя с интересом рассматривала козлиную голову монстра, отросшую посредине львиного тела, и его змееподобный хвост. Надо же, в отличие от её собственных фантазий, такой франкенштейнчик гляделся вполне органично.

Но внезапно в глаза девушке бросилось иное изображение, заставившее её крепко вцепиться пальцами в мышь. Чудище с тяжёлыми лапами, вытянутой драконьей мордой и перепонками крыльев. Это... тоже химера? А если представить такую фигурку увеличенной в сотни раз? Настя почувствовала, как её внезапно замутило и быстро щёлкнула мышью – смотреть на такую химеру было нестерпимо тяжело, а где-то внутри начиналась противная липкая дрожь. Нет уж, не надо нам таких визуальных эффектов, лучше просто почитать, что пишут умные люди, как они интерпретируют доисторическую страшилку.

Однако, большинство статей, попадавшихся Насте, более-менее подробно повторяли одну и ту же легенду о Беллерофонте, побившем Химеру, которая держала в страхе Ликию, располагавшуюся в древности где-то на территории современной Турции. Правда, героический Беллерофонт недолго почивал на лаврах. Боги озлились на возомнившего о себе победителя и послали овода, кусанувшего его крылатого коня Пегаса, что привело к падению Беллерофонта на землю и его дальнейшей инвалидности. Вот так вот, ничего нового, обычная благодарность олимпийских богов, тоже сражавшихся и не умевших победить Химеру.

Хотя нашлись в легенде и моменты, неприятно царапнувшие Настю. Она была древней, возможно одной из самых старых в греческой мифологии, и боги в ней с начала времён вели войну с чудовищной тварью за власть во вселенной. Причём у богов мало что получалось, Химера оказалась им не по зубам, она уже готовилась к захвату мира, когда к делу пришлось подключать людей... Да и людям, тому же бедолаге Беллерофонту, отчего-то приспичило идти в бой с Химерой на крылатом коне. Выходит... сражение вполне могло происходить в воздухе? В памяти услужливо всплыло изображение драконоподобной химеры, взметнувшей тонкие кожистые крылья. Какая уж тут коза...

Настя лихорадочно давила на мышь, пробегая глазами новые тексты. Так и есть. Подобные крылатые твари имелись и в китайском фольклоре под звонким именем Цилинь. А в Японии их звали Нуэ, стараясь лишний раз попусту не произносить это имя. Химеры изображены на печатях индийских магараджей, в Персии ими были украшены надгробия знати. Ерунда какая-то! Где Греция второго тысячелетия до нашей эры, а где Индия, до которой лишь через чёртову уйму лет дойдёт Македонский! Но ещё дальше от них была она сама и маленький съёмный домик, только вчера ночью крушимый таким же монстром.

Ещё какое-то время нервно открывая и сворачивая статьи, Настя внезапно поймала себя на том, что читает нечто умиротворяюще-философское. Глаза сами собой зацепились за текст, начало которого ускользнуло от внимания девушки, зато основная мысль постепенно доходила до её сознания. Химеры всё время сопровождают человечество, утверждал как единственную истину неведомый автор. Они – наши несбывшиеся желания и поражения, они могут быть неисполнимыми мечтами или снами о боли, бедах и смерти. Или загнанными в подполье, затоптанными, но не искоренёнными страхами, добавила от себя девушка.

Такая трактовка полностью устраивала современного человека, легко пробравшегося сквозь словесную шелуху легенд и снова проснувшегося в Насте. Ну, естественно! Не это ли ей объяснял "хороший доктор"? Шок сдвинул внутри её головы какие-то надёжные скрепы и наверх ринулась всякая муть. Надо держаться. Нельзя окончательно победить химеру, вон даже Беллерофонт всего лишь засыпал её камнями, оставив на месте сражения огнедышащий вулкан. Но бороться-то с ней можно и даже нужно! Настя понимала, что не должна распускаться, не должна поддаваться хандре, ехидно притаившейся в тёмном углу. Хватит исходить жалостью к собственной персоне и бояться принятых решений. Ей о многом ещё стоит подумать, прежде чем уляжется буря внутри, но если этого не сделает она сама, то не поможет никто, и химеры будут по-прежнему злостно крушить её сны.


Начитавшись высокопарных мифологических фантасмагорий, Настя была совершенно уверена, что не сможет уснуть. Но то ли ежедневные недосыпы сделали своё дело, то ли она просто устала быть в постоянном напряжении, сознание отключилось, едва голова девушки коснулась подушки. На самом деле для неё это было совершенно нехарактерно, Настя считала себя типичной совой, не способной ни вовремя оторваться от компьютера, ни встать с утра пораньше без лишних страданий. Однако теперь девушка просто нырнула в сон, тут же затянувший её в очередное видение.

Сначала ей просто казалось, что она движется сквозь густую, едва прошитую синью тьму, в стремительном рывке размазывая мириады созвездий. Знакомая, совсем недавно где-то подслушанная музыка наплывала на Настю, заглушая дыхание вселенной, пока из недр её не выскочил сиренево-розовый шар, в мгновение ока разросшийся в причудливый мир. Должно быть теперь скорость полёта замедлилась, сиреневые облака распахивались перед пришелицей, тут же складываясь в слоистое, бледно-чернильное небо. Под ним уже были заметны многочисленные клочья суши, утопавшие в прозрачной, густо подкрашенной красными водорослями воде. На островах к небесам взмывали острые пики гор, подножья которых, как кружевами, были укутаны розовой мелколистной растительностью.

А в возносящихся вверх воздушных потоках, едва пошевеливая гигантскими крыльями, парили могучие птицы. Обманчиво медленно и плавно они перемещались с места на место, в мгновение ока возникая там, где только что плыл их сородич. Каждое движение, каждый наклон блестящих в розовых лучах здешнего солнца тел казался завершённым и доведённым до совершенства. На какой-то миг девушка задержалась на месте, очарованная их небесным танцем. Птицы не просто скользили по своему сиреневому небу, они выписывали сложнейшую вязь, одним величавым взмахом крыльев совершая сложные развороты. Словно ткали неведомый, но безусловно прекрасный узор на колышущейся глади облаков, стремясь расцветить их многообразием собственных слюдяных туловищ.

Вот ближайшее существо, прошивая строй кружащих друг за другом товарищей, вынырнуло совсем близко от Насти. Она наконец смогла разглядеть, отчего ей показалось, что птицы словно облиты живым стеклом. Не перья, а огромные, переливавшиеся всеми цветами спектра, чешуйки обхватывали мощное, гибкое тело надёжной бронёй. Как драгоценные камни они сверкали по краю раскинутых кожистых крыльев. Да ведь это же... Недавний восторг разлетелся в клочья, ударившись о мгновенно воспрявший ужас – перед Настей свободно и вольно парила Химера. Многое множество Химер, не обративших на её вторжение никакого внимания. Лишь тот, крайний, скосил на пришелицу гигантский сверкающий глаз, отмахнулся крылом, спеша занять своё место в магически величественных небесных письменах.

Но страх перед химерой, не так давно поселившийся в сердце Насти, насквозь парализовал её, несмотря на какое-либо отсутствие внешней опасности. Не сумев вымолвить ни звука, обернувшись раскалённым камнем, всё набирая и набирая ход, она понеслась к взмывавшим из океана скалам. Острые пики мгновенно надвинулись на девушку, так что ей нестерпимо захотелось зажмуриться. Она уже различала отдельные кряжи с заметавшимися по ним Химерами, которые не принимали участия в общем танце. Настя почти физически ощущала, как в следующий миг её тело врежется в каменную твердь, уничтожаясь и уничтожая всё вокруг. Что-то жалобно заплакало внутри девушки, но не в её силах оказалось остановить отвесное падение, оттолкнуть стремительно мчавшуюся в лицо чужую землю.

Встречный воздух вспыхнул, сгорая, оборвался пронзительный свист, высекаемый мчавшимся телом. И то, что в это мгновение было Настей, ухнуло на ближайший остров, не почувствовав ни капли боли, лишь удар, от которого содрогнулась земля, судорогой отозвался во всём её существе. А в следующую секунду чудовищный взрыв поднял в воздух едва ли не половину мира, выжег океан, в пыль раскрошил острова. Жёлтый огненный шквал, чудовищно материальный, совершенно чужой для только что царивших вокруг полутонов, покатился во все стороны, расплёскивая по планете непреодолимую беду. И не было от него спасения прекрасным Химерам, словно осенние листья падавшим с неба в пламя костра.


Обжигающий огненный кулак безжалостно метнулся в лицо Насти, девушка с криком скатилась с постели. Было от чего запаниковать. Насквозь мокрая пижамная майка облепила её дрожащее тело, дом ходил ходуном, объятый ревущим пламенем, а в голове продолжал звучать безысходный плач Химер, потерявших свои небеса. Кашляя и задыхаясь от дыма, Настя изо всех сил закричала, в отчаянной надежде на чью-то помощь. Жёлтое марево рвано высветило комнату, убеждая девушку, что она совершенно одна. Одна, сжавшаяся в жалкий комок у самого порога...

Кое-как перекатившись через неожиданно высокую преграду, Настя шмыгнула на веранду, в любую секунду ожидая удара сорвавшейся балки. Дрожащие пальцы соскальзывали с докрасна раскалённой щеколды, пока девушке в конце концов не удалось поддеть её. Дверь распахнулась на удивление легко, и Настя с пронзительным визгом бросилась в спасительную прохладу летней ночи. Нужно было немедленно мчаться к людям, тушить бушевавший пожар, но ноги отказали девушке, она рухнула в старые смородиновые кусты, так и не добравшись до соседского забора.

Тяжёлое дыхание сотрясало её, Настя не слышала ничего, кроме воющего в ушах огня, который с удовольствием пожирал сухие доски. Поэтому она не сразу разобрала посторонние звуки, долетавшие с участка перебуженных соседей. Чьи-то встревоженные голоса, собачий лай – люди явно услышали поднятый ею шум. Так чего ж они ждут?! Девушка с трудом оторвала лицо от травы, поискала сквозь щели в заборе возможных спасителей. Невероятно, но соседи, кажется, бессмысленно метались по своему просторному саду, изредка перекликаясь друг с другом.

– Ну что там, Серёж? – встревоженно спрашивал женский голос.

Совсем рядом, у двухэтажного дома, что возвышался сразу за забором, скорее всего стояла его хозяйка и зябко куталась в халат.

– А чёрт его знает, – откуда-то из сада откликался мужчина. – Не пойму, где кричали. Пойду на улице гляну.

На улице?! Настя уже совсем было собралась с силами завопить по новой, когда её глаза неожиданно зацепили черноту собственного домика. Крик захлебнулся, так и не родившись, девушка всем корпусом развернулась назад и уселась в помятой траве. Дом не горел. Он даже и не думал гореть, возвышаясь чётким тёмным контуром на фоне уже выцветавшего неба. Ни клочка пламени, ни струйки дыма, только широко распахнутая в ночь дверь могла показаться несколько странной для случайных глаз. Но Настя-то смотрела пристально, до рези в глазах, до слёз, уже готовых хлынуть на грязные щёки.

Никакого пожара не было и в помине. Это хорошо... или плохо? Сейчас девушка не знала правильного ответа. Хотя, нет, знала, ей безрассудно, неистово хотелось, чтобы несчастный домишко сгорел. Пока неясно как, но она выплатит его стоимость старушке, вернётся жить домой, словно нашкодившая кошка. Да всё, что угодно, только не это! Только не чёткое осознание того, что ты стремительно сходишь с ума...

Негромкое ворчание за соседским забором кое-как вывело Настю из ступора. Она обернулась, разглядев между досками любопытный собачий нос. В отличие от своих хозяев, молодой и весёлый пёс неплохо знал девушку, частенько подбегал поздороваться, когда она возвращалась домой. Поэтому, обнаружив её своим острым собачьим чутьём, он не поднял лай, а лишь удивлялся, почему человек, который сейчас по заведённым людьми правилам должен лежать в тёплой постели, сидит на влажной росистой земле. Однако, встретившись взглядом с Настей, собака перестала приветливо ворчать, она отшатнулась от забора и тоненько заскулила. Поскуливание овчарки резануло Настю по оголённым нервам, и, услышав голос его хозяйки, девушка метнулась за куст.

– Что там, Грей?

Сухая ветка треснула под ногой женщины, затаив дыхание, Настя следила, как та присела возле пса, потрепала его по широкому лбу. Саму девушку что-то заставило сжаться в комок, к самому подбородку подтянуть ноги, чтобы они не высовывались из-за не слишком пышной смородины. Пока безотчётно, но совершенно отчётливо, Настя понимала, что ей ни в коем случае нельзя сейчас показываться людям. Ей нечем было оправдать свой совершенно помешанный внешний вид.

– Пойдём домой? – мужчина тоже объявился рядом с женой, видимо он успел-таки пробежаться по улице. – Везде тихо, даже в "Иве" уже угомонились. Наверное, это была какая-то птица.

– Птица? – без особого интереса переспросила женщина и потянула за ошейник вдруг заупрямившегося пса.

– Сюда и раньше иногда залетали совы из леса, – расслабленно зевнул её муж. – Помню, однажды...

Но что там однажды случилось у соседа с залетевшей совой Настя уже не слушала. Внезапно, в одну секунду, одуряющий жар схлынул с неё, и девушка ошутила, что продрогла насквозь. Она в горячке вылетела из постели и понятия не имела, как долго лежит в холодной мокрой траве. Оцепеневшее тело понемногу начало колотить, Настя с трудом дождалась, когда соседи наконец уберутся к себе и, кое-как распрямив затёкшие ноги, заковыляла к распахнутой двери. Куда-то пропал страх, только что терзавший её хуже огня, во весь голос кричавший, что она никогда больше не приблизится к этому дому. Вместо него сквозь телесную лихорадку прорастала апатия – случись сейчас и вправду пожар, Настя не сдвинулась бы с места.

Из последних сил добредя до кровати, девушка сдёрнула со спинки стула любимое покрывало – толстое, бархатистое, с резвящимися на нём тигрятами – и, плотно закутавшись, рухнула на постель. В этот миг Настю мало волновало, что она успела основательно перепачкаться в траве, в голове было гулко и пусто, словно именно её только что выжег небесный огонь. Неизвестно, сколько длилось это затмение, но девушка внезапно обнаружила, что противная дрожь наконец унялась, а комнату до самого последнего угла высветило разгоравшееся летнее солнце. Без особого удивления Настя отметила, что всё здесь осталось по-прежнему. Пожар, равно как и крушение дома каменной тварью, не имели ничего общего с обычной реальностью.

На самом деле девушка поняла это ещё там, под смородиновым кустом, по счастью не позволившем ей в мокрой грязной пижаме скакать перед глазами потрясённых соседей и издавать бессвязные крики. Но то, что ночью она смогла лишь интуитивно прочувствовать, сейчас сознавалось Настей с неотвратимостью приговора. Никому – ни матери, ни друзьям, ни Джеку она не сможет рассказать о своём наваждении. Никому, если не желает какое-то время спустя обнаружить себя в психушке, где преувеличенно внимательные и добродушные "хорошие доктора" станут расспрашивать её о Химерах. Разумеется, они будут делать всё во имя добра, во имя благополучия самой Насти, к которой, вот незадача, привязались древние призраки. А вдруг бедной девочке поможет новейшее лекарство, способное прервать череду пугающих снов? Или она перестанет слышать посторонние голоса, требующие от неё, как и от множества множеств собратьев по несчастью, чего-то ужасного.

Услужливое воображение тут же нарисовало Насте собственную персону, вот так же укутанную в больничное одеяло и уныло раскачивающуюся на кровати. А ещё, как её после очередного сна скручивают дюжие санитары, волокут куда-то, вроде несчастного Семёна Карманова. Семён. Семён... Настя вздрогнула, выходя из тихой истерики. В неожиданно проскочившей мысли определённо что-то было, что-то, заставившее девушку погнаться за ней и докрутить до конца. Ведь если она ни с того, ни с сего развопится после своего видения, для окружающих это будет так же дико, как недавняя выходка Карманова. Даже не смотря на его тихий алкоголизм, никто не ожидал от известного репортёра скандала.

Значит, ему удаётся скрывать от людей свою паранойю? Но если это получается у Семёна, значит такое возможно в принципе! Так, так, так! В памяти тут же всплыл американский фильм, где одолеваемый шизофренией, или чем-то вроде неё, математик умудрялся вполне неплохо жить, по пятам преследуемый призраками несуществующих людей. Подумаешь, она имеет дело не с людьми, а с какими-то древними тварями. Ничего. Нужно только приспособиться к ситуации и всегда правильно реагировать на их проявления. Вот только знать бы, как это сделать. Знать бы как...



Нравится книга? Поделитесь с друзьями!




Хотите всегда быть в курсе новостей сайта?
Читайте нас в Твиттере, ВКонтакте и Facebook, подписывайтесь на новости в Google+ и не забудьте поставить +1!




Оставьте свой отзыв, напишите комментарий, задавайте вопросы! Чтобы оставить сообщение, регистрация не требуется, для входа можно использовать ваши профили в Twitter, Facebook, Google или Disqus, или же просто выберите имя и участвуйте в обсуждении как гость.




Комментарии к роману "Глаза Химер"


comments powered by Disqus

Рассылка

Получать обновления на email