Загрузка...
Headphones. Ночной Эфир - городское фэнтези/триллер
Ночной Эфир
Ночной Эфир

"Ночной Эфир" - городское фэнтези/триллер, действие которого разворачивается на радиостанции "Город FM". Жуткие галлюцинации будоражат небольшой коллектив, а по тёмным коридорам, словно иприт, расползается тайный, удушливый ужас...

Глава 11. Неизвестный

План будущих военных действий против заражённого озверином народа виделся Павлу довольно простым. Насколько он и Яна успели заметить, все ОНИ постоянно толклись на радио, даже ночью не покидая "Город FM". Возможно, ИМ было удобно держаться группой (Привольнову не хотелось представлять, зачем ИМ это могло понадобиться), или же просто эти существа не испытывали никакой необходимости покидать радиостанцию, потому что там вполне хватало добычи. Ни один хищник не стронется с места, где водится глупая и неосторожная слабая дичь.

Как ни странно, именно такое представление о нагрянувшей беде давало Павлу силы бороться с ней. Когда пропадал мистический оттенок, всё становилось намного проще. Спровоцировать вурдалюг, привлечь к НИМ внимание милиции и повязать ИХ одного за другим, предоставив органам дальнейшее разбирательство и выяснение, кто они собственно такие. В определении потенциальных монстров мнения Привольнова и Яны тоже не слишком расходились. Перед ними обоими успела засветиться Шило, в отношении Лерики они тоже были единодушны, кроме этого Яна выделила Серёгу Потапова, и у Павла не было причины не верить ей.

Но вот по Неизвестному, что первым набросился на Субботину, охотников одолели разногласия. Привольнов высказывал почти стопроцентную уверенность, что жуткую заразу с собой из Англии притащил Бартон. Ну в самом деле, откуда ещё ей было взяться? Яна же очень сомневалась – она только раз видела Тима после его возвращения, и парень совсем не походил на те невменяемые тени самих себя, в которые превратились другие укушенные. Никакой сероватой бледности, страшного взгляда пустых глаз и неадекватного поведения.

Для Павла это не было аргументом. Что мы знаем об этих существах, возражал он, как мы можем судить о том, какими ОНИ бывают? Некоторые вон вообще погибают, для них инфекция оказывается несовместима с жизнью. Да и насчёт инфекции – всё это только догадки, навеянные модной темой свиного гриппа и прочих вирусов. Просто для нашего сознания так привычней – что-то попадает человеку в кровь, и он начинает мутировать. Так что, в определённом смысле, Неизвестный и другие монстры просто больны непреодолимой жаждой крови других людей.

Однако, для только что возникшей охотничьей группы главной проблемой было не выяснение загадочной природы метаморфоз, поразивших некоторых коллег. Главное – это суметь отличить вурдалюгу от обычного человека (и желательно издалека, чтобы не дать ему шанс налететь на себя!), потому что кроме известных жертв, невозможно сказать, кто ещё был ИМИ искусан. Ну и, конечно, выявить главаря, умудрявшегося непонятным образом до сих пор оставаться в тени. Для этого требовалось подтвердить или опровергнуть кандидатуру Бартона, хотя в запасе у Павла были и другие версии, например – Макс Горчаков.

В любом случае, "приезжий" монстр существенно отличался от местных, и если остальные безвылазно сидели в привычном убежище "Города", то Неизвестного туда требовалось заманить. Эфир Бартона заканчивался в пять часов, а охоту на кровожадных монстров, после некоторых размышлений, было решено перенести на поздний вечер, когда здание опустеет, и ни о чём не подозревающие "горожане", а также работники других станций разбредутся по домам. Поэтому надо было как-то завлечь Тима на радиостанцию после работы, а также добиться того, чтобы к месту действия явился секретарь Генерального, взявший привычку по вечерам наведываться в "Город FM".

С Бартоном вопрос решился просто – одним звонком Павел договорился о вечерней встрече с ним в "улье", выразив огромное желание обсудить некоторые детали его проекта новых программ. Было слышно, как Тим занервничал, ему показалось, что на работе пронюхали о злосчастном кастинге, тем более, что Привольнов (Бартон был в этом абсолютно уверен) всегда завидовал ему. Правда, Павел совсем по-другому расценил недовольство в голосе своего постоянного конкурента, и его подозрения только окрепли.

С Горчаковым, которого удалось разыскать лишь после длительного обзвона телевизионных номеров, беседовала Яна. Она совершенно не представляла, как уговорить Макса приехать, поэтому длинно и туманно плела о каких-то сведениях, совершенно необходимых Дмитрию Леонидовичу. А так как никаких объяснений, почему она не может просто прийти на приём к Осипову, у неё не было, девушка нажала на кнопку отбоя, стоило Максу задать этот вопрос. Прибудет ли в "Город" секретарь Генерального, так и осталось неясным.

Конечно же, в плане Павла и без того было много слабых мест, что парень прекрасно понимал. В ходе охоты могли проявиться пока неизвестные неучтённые кровососы, реакция милиции была самой непредсказуемой, да и вообще трудно спланировать отлов вурдалюг, так как никто до него не делал этого, и даже всезнающий Яндекс по этому вопросу нёс какую-то дремучую муть. Очень сомнительно, что Шило или Лерика испугаются серебра – когда Привольнов в последний раз видел гламурного ди-джея, она вся была в тонких серебряных цепочках. Чеснок мог не нравиться им разве что эстетически, хотя Шило настолько явно пованивала, что вряд ли учуяла бы его запах.

Остаётся осиновый кол, но любой человек будет против того, чтобы его нанизали на палку, такое выявление вампиров тоже казалось сомнительным экспериментом. Хорош же он будет, гоняясь с заточенным дрыном за радийным народом, чего доброго, самого повяжут и сдадут ментам! Вывод – никто и никогда, кроме героев голливудских ужастиков, на практике не ловил вампиров. Ну или, во всяком случае, мир ничего об этом не знает. Однако, невзирая на отсутствие опыта, Привольнов чувствовал себя вполне уверенно – как человек, никогда раньше не сталкивавшийся с огнестрельным оружием, с пистолетом в кармане он ощущал себя вполне защищённым.

Ну а Яну он просто не выпустит из виду. Вместе они окажутся удачной приманкой, потому что кровососы скорее всего знают, что рассекречены (уж слишком явно и он, и его боевая подруга среагировали на Шило), а значит, должны постараться добраться до них. Конечно, это только предположение, выловленное среди бессчётного вороха вампирских фильмов (где-то он видел, как вампир читает мысли жертвы и знает, что его гнусные намерения раскрыты), но даже простая логика твердит то же самое. Вряд ли вурдалюгам хочется, чтобы окружающий мир узнал о них и начал организованно обороняться.

В отличие от напарника, Яна довольно сильно нервничала. Неконтролируемый ужас перед неизбежным столкновением с кошмарными существами, принявшими облик знакомых людей, страхи за народ, который, не сознавая опасности, находится в "Городе", полная неопределённость сегодняшней вылазки смешались в ней в гремучую смесь. Девушка поймала себя на том, что не может поверить в свою решимость отправиться с Павлом на радиостанцию.

С другой стороны, будто бы у неё есть выбор! Даже если сделать вид, что ничего не происходит и никогда больше не появляться в "Городе", нет никаких гарантий, что набравшие силу монстры однажды сами не придут к тебе. Такая перспектива была вполне очевидной и вгоняла Яну в дрожь – она могла себе отчётливо представить, что будет, если кишащие в радиоцентре вурдалюги хлынут в город, полный ни о чём не подозревающих обывателей. Люди стопроцентно уверены, что подобные монстры гнездятся только в чьей-то больной фантазии, ну и как они станут защищаться от НИХ наяву?

Насколько Яна успела понять, с обороной от вурдалаков дело всегда обстояло плохо. Даже в давние времена, описанные в книге Толстого (подстрекаемая Привольновым девушка прочитала её, чтобы "знать врага в лицо"), кровопийцы легко втирались в доверие и проникали в жилища людей. А ведь народ тогда был совсем не испорчен цивилизацией... Да что говорить, даже бравым воякам, отлично знавшим, с кем имеют дело, с трудом удавалось уносить от них ноги. Сцена финальной погони за неверным кавалером прекрасной вампирки живо стояла перед глазами Яны. Всё семейство, клацая зубами, неслось за его лошадью, а детишек запуливали ему вслед, и они норовили дотянуться, впиться в беглеца маленькими острыми зубками...

Б-р-р! Всё это увлекательно и немного смешно на экране, когда очередной кровосос, пунцовея лицом, выращивает клыки, рычит и гонется за визжащей жертвой. Но оказавшись на её месте, да ещё не в состоянии двинуть ни рукой ни ногой, тебе моментально перестаёт быть интересно, и ты – не умом, нет! – каким-то неизвестным науке органом осознаёшь ситуацию во всей её безысходности, принимаешь существование этих жутких тварей. В конце концов, сколько мифических страшилок знает человек? Неужели же все они вылеплены его бурным воображением? С недавних пор Яна подозревала, что мифические одёжки очень эффективно маскируют вполне конкретные вещи.

Короче, есть многое на свете, друг Горацио, и так далее. А как человек, немного знающий литературу, она могла добавить к этому, что все, даже самые расфантазийные, книги содержат то, что уже существовало, либо когда-нибудь ещё появится на Земле. Любое максимально невероятное изобретение когда-нибудь будет совершено, ну а то, что нашу планету в разные периоды населяли существа, против которых бледнеет самая пылкая фантазия, это вообще очевидный факт. Так чего же странного в том, что вот так, на жизненном перекрёстке, ей пришлось столкнуться с кошмарным явлением, уже поглотившим жизнь многих знакомых ей людей? Странно, что какой-то счастливой случайностью мы обычно избегаем таких столкновений.


Несмотря на поздний вечер, третий этаж радиоцентра переливался освещёнными окнами, и это бросилось в глаза Яне и Павлу ещё с подъездной аллеи. Такое случалось, когда в "Городе FM" назревал аврал или праздник, но сегодняшнее оживление было совсем другим и поэтому напрягало. Подозрения новоявленных охотников подтвердил и охранник Миша, сам себя превзошедший в тяжёлой угрюмости.

– А ваши всё трудятся, – сообщил он в пространство, открывая перед ребятами дверь. – Всё не могут уняться. У вас что, теперь ставка на ночной эфир?

– А кто там? – уточнил Павел.

– Да все! – запыхтел охранник. – Во всяком случае, начальство на месте.

Он перевёл тоскующий взор на коробку от микроволновки, ютившуюся на уголке широкой стойки. Последний отрезок бесконечной суточной смены, Мише ужасно хотелось включить телевизор, хоть немного расслабиться, отвлечься от одуряющей скуки. Но где там! На третьем этаже всё ещё сидел известный зануда Куницын, а главное, болталась Шило, которая уже несколько раз жаловалась на охранников администрации радиоцентра. Время тянулось невыносимо медленно, и Миша не знал, что оно отсчитывает последние часы, когда он считал скуку основной опасностью ночного дежурства.

Оставив за спиной продолжавшего ворчать охранника, Павел, а за ним Яна ступили на лестницу, чутко прислушиваясь к тому, что творится наверху. В коридоре второго этажа лампы уже были притушены, зато родные пенаты, как и ожидалось, встретили их полной иллюминацией. В "улье" никого не было, зато из кабинета программного неслись громкие голоса, вот зазвонил телефон, где-то в конце коридора хлопнула дверь, долетел обрывок развесёлой музыкальной темы. И вправду, всё напоминало обычный аврал, каких немало за свою радийную жизнь повидал Павел, словно кошмар, к которому они с Яной готовились, им просто приснился.

В минутной растерянности напарники остановились на пороге "улья" – дома сцена охоты на вурдалюг рисовалась им совсем по-другому. Подозреваемые скрывались в тёмных кабинетах, Яна должна была провокационно вторгаться туда, заставляя монстров раскрывать карты, а Павел, потрясая пистолетом, укладывал бы их в штабеля. Да и лишний люд к этому времени должен был рассредоточиться по домам, а не путаться под ногами, подвергая опасности себя и охотников. К деловитой безмятежности родной радиостанции они оказались совсем не готовы.

В студии вместо Лерики, которую предполагалось повязать первой, Яна с удивлением заметила какую-то незнакомую девицу, как ни в чём не бывало склонившуюся к микрофону. Это что ещё за явление? Девушка дёрнула за рукав Павла, напряжённо оглядывавшегося по сторонам.

– Кто это? И где Лерка? Ты что-нибудь понимаешь?

Но не успел Привольнов ответить, как дверь куницынского кабинета распахнулась, голоса стали ещё громче, и в коридоре показались программный, знакомый Яне крепыш-следователь и ещё пара парней, судя по их серьёзным физиономиям, из того же ведомства.

– Конечно, вполне можно обойтись и без этого, – покачивая головой, говорил собеседникам Куницын. – Но раз вы усматриваете необходимость, поступайте, как считаете нужным.

– Мы должны принять меры, – бубнил крепыш. – Думаю, это не затянется, но пока вопрос слишком серьёзный.

– Да, да, – рассеянно соглашался программный, а его взгляд внезапно остановился на Павле, которого он высмотрел, едва переступив порог. – Ага, с некоторых пор у нас новая традиция, да, молодой человек? Мы не считаем обязательным приходить на эфир.

– Я вам всё объясню, – напрягся Привольнов. – Чуть позже.

– Действительно, вам придётся мне всё объяснить, – холодно подтвердил Куницын, не приближаясь к своим сотрудникам. – А пока с вами очень хотел побеседовать следователь Рябоконь. Вот, Алексей Олегович, это ди-джей Привольнов, о котором вы меня спрашивали.

Милицейские дружно уставились на Павла, который как-то мгновенно понял, почему у подозреваемых могут не выдержать нервы, и они дают драпака. Хотя, какой он подозреваемый? Вовсе даже наоборот, непонятно только почему у милиции вдруг возникла потребность его допросить.

– Пожалуйста, занимайте кабинет Луцкого, – продолжал Куницын. – Всё равно он пока свободен. Ваши люди, если это необходимо, тоже могут расположиться там.

– Если вы не против, оперативники будут обходить здание, – заявил следователь. – А мы с Павлом пройдём в кабинет. Яна, вы позже тоже будете мне нужны, необходимо кое-что уточнить.

Ничего себе поворот, девушка растерянно посмотрела на Привольнова, это что же – милиция уволокёт напарника, а она останется один на один с вурдалюгами, которые, наверняка, только и ждут такого момента?! Ведь до сих пор ОНИ всегда нападали на застигнутых врасплох одиночек! Похоже, мысли Павла текли в том же русле, Яна почувствовала, как парень крепко взял её за локоть и двинулся за следователем со смешной фамилией.

– Кстати, Яна, – Куницын обернулся на пороге, уже исчезая в своём кабинете. – Не могли бы вы прямо сейчас подменить Алёну? Алёну Руденко, – пояснил программный, видя, что парочка сотрудников снова замерла и непонимающе уставилась на него, – она сейчас в студии, потому что Лерике пришлось вести утренний эфир Павла, и я был вынужден подыскивать кого-то на её время. Немного подольше пообщаетесь со слушателями, поставите хиты недели, думаю, это решаемо. Хорошо, что вы уже здесь, я хотел просить Елену Львовну связаться с вами, но она успела уехать.

Уехать?! Шило уехала, да и Лерики нет на радиостанции – это значит, они опоздали? Значит, они с Павлом наделали поспешных выводов, и "Город FM" вовсе не стал питомником вурдалаков, но тогда их планы резко меняются...

– Господин ди-джей, может быть вы всё-таки пройдёте со мной? – устав ждать в открытых дверях, напомнил о себе следователь.

– Яна, восемь ноль-ноль, Алёна поставит новости, ну а дальше уже вы... – поторопил замешкавшуюся девушку Куницын.

– А где Субботина? – резко спросил Павел, по-прежнему сжимавший янин локоть.

– Понятия не имею, – донеслось в ответ. – Здесь сегодня только народники, возятся со своими колядками, как всегда готовятся заранее, в отличие от нас.

Дверь за Куницыным закрылась, а Селиванова испытала невольное облегчение. Выходит, монстры и вправду расползлись, даже потаповскую студию оккупировал ансамбль народной песни, традиционно запускавшийся на их радио с праздничными передачами. Рождество, крещение, масленница, однажды они даже ходили колядовать по кабинетам, осыпая прибаутками замороченных менеджеров в обмен на столовские булочки и пирожки.

– Паш, ладно, потом зайдёшь ко мне в студию, – Яна решительно высвободила руку. – У меня эфир до одиннадцати, если я вам срочно нужна, можете меня подождать, – заявила она терпеливому милиционеру.

Пожалуй, теперь им не обязательно страховать друг друга, зато возникает куча других проблем. То, что Привольнов уединился со следователем, отчего-то напрягало девушку. Бред, не думает же она, что этот Рябоконь тоже стал вампиром и, используя служебное положение, заманил Пашку в ловушку? Или это просто обычное предубеждение, что от разговоров с милицией не жди ничего хорошего? Кто бы знал.

Однако, оставшись в одиночестве в пустом коридоре, Яна моментально почувствовала себя неуютно. Чтобы не дать себе окончательно распсиховаться, она резко повернулась и почти вбежала в "улей". Всё тихо, незнакомая Алёна по-прежнему сосредоточенно сидит за компом, надо же, какая ответственная особа, интересно, где её Куницын откопал? Размышления Яны были прерваны негромким пиликаньем телефона, впервые за день проявилась Карина, и девушке мгновенно стало стыдно – она несколько раз порывалась позвонить подруге, но будущая операция занимала все её мысли.

– Привет, Кариш, – виновато пробормотала в трубку Яна.

– Янчик, ты где? – тревожно раздалось в ответ.

– В смысле? – удивилась девушка. – В "Городе", иду на эфир. Представляешь, тут Куницын притащил новую гёрлу, сидит вся из себя деловая, что-то бормочет в микрофон. Не знаешь, кто такая?

– Куницын... А он, вообще, как? – насторожённо спросила Карина.

– В смысле? – не менее удивлённо повторила Селиванова.

– Понимаешь... Сегодня милиция – ты видела, она у нас весь день трётся – милиция повязала Жеку Луцкого. Он совсем сбрендил, вынес дверь на балкон и начал оттуда ломиться в кабинет к программному. Говорят, все стёкла там повышибал. Орал, что на его глазах кто-то искусал Куницына...

Чувствуя, как за шиворот сыплется ледяное крошево, Яна пыталась осознать слова подруги. Луцкий... Нет человека продуманней и прагматичней, неужели он мог совершить подобную дичь? Но если это действительно произошло, значит Куницын... Задыхаясь, Селиванова бросилась к балкону, отпихнула с дороги кресло и замерла перед совершенно не повреждённой, наглухо заколоченной дверью.

– Так что, Янчик, будь осторожна, – говорила в трубке Карина. – А лучше, давай я за тобой приеду? А? Договорюсь с соседом сверху, он мне давно предлагал свои услуги, я тебе рассказывала, и...

– Так, говоришь, Луцкий разнёс балконную дверь?

– Ну да, моей пилкой открутил нижний шпингалет. Но ты не ответила, я могу сейчас же приехать.

– Не надо, – почти прошептала Яна. – Я сама доберусь до тебя, Карина. Скоро. И Привольнова привезу. Так что, можете нас подождать.

Противные резкие гудки забились в ухе, лихорадочно нажимая кнопки, девушка отключила телефон. Она знает о вампирах, но и они, как предполагал Павел, прочухали её и теперь пытаются заманить в ловушку. Однако, сама того не ведая, Яна уже прочно сидела в невидимых путах, всё глубже и глубже увязая в ловчей трясине, приготовленной для них хитроумными тварями. В радиоцентре вовсю шла охота на охотников, только самим напарникам ещё предстояло это понять.


Суперсерьёзная девушка Алёна с удовольствием уступила Яне место (кажется, новый опыт ей не слишком понравился), и Селиванова привычно уселась за пульт. Тянуть эфир за Лерику уже входило в традицию, но сегодня это совсем не раздражало Яну, в глубине души она понимала, что совсем не жаждет столкнуться с Субботиной. Это вдали от "Города" было так просто храбриться перед Пашкой, играя в бесстрашную истребительницу вампиров, сейчас же она не представляла, как собиралась выманивать ИХ из нор.

Привычные, доведённые до автоматизма действия на время отвлекли Яну, музыка – уже порядком поднадоевшее "Где ты, где ты, милый мой!" – рвалась из наушников, и девушка не сразу заметила, что кто-то притушил свет в "улье", оставив только лампу над входной дверью. Вообще-то, это практиковалось на радиостанции в целях экономии, ночной ди-джей нередко заканчивала работу в такой интимной, настраивающей на душевные разговоры полутьме. К тому же, её полностью увлёк диалог, обещавший стать центральным в сегодняшнем эфире.

Звонила двенадцатилетняя девочка, надумавшая поздравить с днём рождения маму, вот только именинницы до сих пор не было дома. Мама работала, а дочка ждала, и это происходило изо дня в день, потому что они жили вдвоём и некому было им помогать.

– Я так надеялась, что мама сегодня придёт пораньше, – хриплым зарёванным голосом делилась девчонка. – Я даже курицу запекла в духовке, и она не подгорела!

– А что бы ты хотела пожелать маме? – осторожно расспрашивала Яна.

– Чтобы у неё было свободное время! Пусть даже не купит мне новые кроссовки, но она сможет раньше возвращаться с работы!

– Это было бы здорово.

– Да, когда я была маленькой, мама всегда вечером оставалась со мной. Представляешь, Яна, она мне сказки рассказывала, такие прикольные...

Обычно девушку живо интересовали все истории слушателей, но сейчас она уже какое-то время ощущала странный дискомфорт, что-то тянуло, подсасывало под ложечкой, тихонько заныл затылок, и Яна вскинула глаза. В дверях, на фоне ярко освещённого коридора, стоял человек, и она вздрогнула от неожиданности. Шило! Якобы отбывшая домой редакторша бесшумно просочилась в "улей", её взгляд по-прежнему парализовывал Селиванову. Выходит, она обманула Куницына... Но если Шило здесь, значит любой из вурдалюг мог спрятаться на радиостанции!

Мамочки! Борясь с растущей паникой, Яна заметалась за пультом, голос ни о чём не подозревающей, немного успокоившейся девочки действовал ей на нервы. К тому же, Шило, вроде бы оставаясь на месте, в следующую секунду неуловимо переместилась по комнате, а на пороге показалась... Лерика. Их смутные силуэты плавно, но неумолимо приближались к стеклянным стенам студии, ещё чьё-то бледное лицо заглянуло из коридора, принялось кривляться, растягивая в глумливой усмешке резиновые губы. Неужели это Потап? Вот так вот и сходят с ума, неожиданно холодно и чётко подумала Яна.

– Значит, ты любишь сказки? – она резко перебила разболтавшуюся девчонку. – А как насчёт страшных? Ужасных-преужасных, от которых стынет кровь?

Отчаяние удержало Яну на месте, хотя первым порывом было с визгом броситься прочь. Куда?! Ну куда она денется? Монстры не дадут ей ни шагу ступить по "улью"! А... неужели они уже расправились с Пашкой?! Мысль о том, что Привольнов может вот так же красться по комнате, хищно впиваясь в неё глазами, мгновенным уколом вывела девушку из ступора. Бежать некуда, но и эти твари больше никого не застанут врасплох!

– Ужастики? – заинтересованным голосом уточнила её собеседница, на время позабывшая о своих проблемах. – Капец, как я люблю ужастики!

– Отлично. Тогда я могу рассказать тебе самый новый, по нему ещё даже не сняли фильм.

Заинтересованное сопение на другой стороне связи подтвердило, что её внимательно слушают. Наверняка, кроме этой девочки, ещё множество людей сейчас замерли у приёмников, поудобней прилаживают наушники сотовых, настроенных, как антенны, на их канал. Народ обожает страшные вампирские сказки, а ей есть, что им рассказать.

– Однажды очень красивая девушка встретила на дороге вампира, – начала Яна, старательно подавляя дрожь в голосе.

– Как в "Сумерках"? – тут же уточнила подкованная девчонка.

– Не совсем. Она не полюбила его, он просто выскочил из-за деревьев и уволок её в холодный зимний лес. Совсем рядом были люди, её друзья, но они ничем не смогли помочь девушке. Люди кричали, лес звенел от призывных криков, а ужасная тварь пила её кровь.

Краем глаза Яна заметила, как остановилась Лерика. Вся компания монстров теперь кружила по "улью", время от времени прижимаясь к стеклу, но не делая попыток открыть дверь. Это никак не вязалось с реальностью, Селивановой на миг показалось, что она в океанариуме и отгорожена толстым стеклом от стаи голодных акул. Главное было – не смотреть на ИХ периодически выныривавшие из темноты морды, в которых уже не было ничего человеческого. Такое ощущение, что мышцы ИХ лиц работали по-другому, знакомые черты размазывались, расплывались, складываясь в дикие гримасы.

Что, не нравится, подумала девушка, краем глаза уловив, как очередная яростная тварь приникла к стеклу, но тут же отшатнулась прочь, а сделать ты ничего не можешь! Никто не рискует ворваться сюда? Знаете, вурдалюги поганые, что я в любом случае успею выкрикнуть нужные слова, и неизвестно, чем это для ВАС обернётся!

– А потом девушка сама превратилась в вурдалака, – сказала Яна в замерший эфир, в её оцепенелом сознании забрезжила робкая надежда.

– Вурдалака? – отозвался немного испуганный детский голос.

– Ну да. Вурдалаки не спят в гробах и не боятся дневного света, ОНИ могут где угодно подстеречь свою жертву. И девушка-вурдалак напала на своего друга.

– Друга?!

– Он был отличным парнем и очень любил музыку. А ещё он любил девчонку, целыми днями пропадавшую в интернете.

– И он сожрал её? – кровожадно поинтересовался ребёнок.

– Неизвестно, но только его девушка стала очень испуганной и грустной. А однажды в лесу на неё напал дикий зверь, хотя, возможно, этим зверем был её парень. Никому не удавалось уйти от вурдалачьей стаи...

Эфир звенел от напряжения, Яне казалось, что она слышит дыхание своих невидимых слушателей, девушка набрала побольше воздуху, решаясь довести свою историю до конца, и в это мгновение вокруг неё погас свет. В коридоре, в "улье", в студии разлилась холодная темнота, лишь слегка разреженная огоньками на пульте и свечением монитора, Яне почудилось, что она просачивается в лёгкие ядовитым газом, от которого сразу же закружилась голова. Перед глазами ещё быстрей замелькали неясные тени – вот сейчас! сейчас ОНИ накинутся на неё! Она вдруг ощутила беспомощность перед этой кишащей монстрами тьмой, зато ОНИ в своей стихии, сколько ИХ уже набилось в "улей"?!

Ещё мгновение назад девушка верила, что сможет удержать вурдалюг и дождаться подмоги, темнота, с то и дело вспыхивавшими угольями чьих-то глаз, полностью подавила её. Она не сразу сообразила, что неясный рокот в наушниках всё ещё является голосом упорной девчонки.

– Яна! – взывала та к куда-то пропавшему ди-джею. – И что? Кто побил вурдалаков? Яна! Да я же спать не буду, если ты мне не скажешь!

– Никто, – хрипло выдохнула Селиванова. – И теперь ОНИ пришли за мной...

С насквозь продирающим ужасом она уловила, как практически бесшумно подалась дверь студии, и тьма начала по капле просачиваться внутрь. Девушке всегда казалось, что "окаменеть от страха" – это просто метафора, но сейчас она оцепенела на месте. Жизнь замерла в ней, Яна с трудом шевелила непослушными губами:

– ОНИ здесь, в "Городе", в студии. И вы тоже узнаете ИХ, если столкнётесь с НИМИ. Не знаю как, но человек безошибочно отличает этих монстров! Не думайте, что вы сошли с ума, просто бегите!

Девушка почти кричала, срывая голос, а в следующую секунду зажмурилась от полоснувшего по глазам яркого света. Казалось, все лампы в "улье" вспыхнули одновременно, высветив вскочившую с места Яну – свет словно растопил сковавшую её жуть. Она быстро-быстро моргала, пытаясь понять, что происходит вокруг. В отличие от самых страшных её ожиданий, большая комната была пуста, никаких прилипших к стеклу вурдалаков... Зато в самом её центре грозным монументом возвышался Куницын, с непонятным выражением рассматривавший девушку.

Невыразимое облегчение вскипело в горле, а затем заструилось слезами по мгновенно вспыхнувшему лицу. Хлюпая носом, Яна бросилась вон из студии, уже не слыша ажиотажа в эфире – ничего себе представление, гомонил народ, пытаясь кто возмущённо, кто восторженно дозвониться на радиостанцию.

– Я прямо поверила! – вопила в пустых наушниках янина собеседница. – Это как в тёмном-тёмном лесу стоит тёмный-тёмный дом, а в тёмном-тёмном доме есть тёмная-тёмная комната... ОНИ пришли за мной! Супер!

– Что же это ты вытворяешь, Селиванова, – холодно вопросил программный, уставясь на ватную от недавнего ужаса девушку. – Ты ничего не спутала? Ты на каком канале работаешь, чтобы позволять себе в эфире такие выходки?!

Но Яне сейчас было всё равно, она совсем не боялась гнева Куницына, не особо вслушиваясь в смысл его слов, девушка молча кивала головой, заранее готовясь признать любую вину. Она прорвалась! Непонятно почему, но поганые кровососы отступили, она должна немедленно разыскать Павла, вот только немного придёт в себя...

– Да что с тобой такое?! – окончательно рассвирепел от её невменяемого вида шеф. – Ну-ка, быстро ко мне в кабинет! Пошли, пошли, – он крепко подхватил под руку едва переступавшую ногами Яну. – А ты бегом в студию! – рявкнул он на кого-то. – Попробуй успокоить слушателей, объясни, что у некоторых людей бывает странное чувство юмора.

Только теперь девушка заметила Бартона, удивлённо наблюдавшего за этой сценой. Тим из коридора заглядывал в "улей", явно не зная, как реагировать на неожиданную трёпку начальства. Так это же мы с Пашкой его позвали, пронеслось в голове Селивановой, мы так хотели выявить Неизвестного... Но её общение с Тимом явно не входило в планы взбешённого Куницына, он довольно бесцеремонно выволок девушку в коридор, не оставив Бартону выбора. Кому-то непременно требовалось броситься на амбразуру звонков слушателей, и недоумевающий Тим дисциплинированно направился в студию, а Яна, едва поспевая, бежала за шефом, думая только о том, что на этот раз ей каким-то чудом удалось вывернуться из смертельной ловушки, которая едва не затянула её.


Продолжение следует...



Нравится книга? Поделитесь с друзьями!




Хотите всегда быть в курсе новостей сайта?
Читайте нас в Твиттере, ВКонтакте и Facebook, подписывайтесь на новости в Google+ и не забудьте поставить +1!




Оставьте свой отзыв, напишите комментарий, задавайте вопросы! Чтобы оставить сообщение, регистрация не требуется, для входа можно использовать ваши профили в Twitter, Facebook, Google или Disqus, или же просто выберите имя и участвуйте в обсуждении как гость.




Комментарии к триллеру "Ночной Эфир"


comments powered by Disqus

Рассылка

Получать обновления на email