Загрузка...
Headphones. Ночной Эфир - городское фэнтези/триллер
Ночной Эфир
Ночной Эфир

"Ночной Эфир" - городское фэнтези/триллер, действие которого разворачивается на радиостанции "Город FM". Жуткие галлюцинации будоражат небольшой коллектив, а по тёмным коридорам, словно иприт, расползается тайный, удушливый ужас...

Глава 4. Карина

Карина Налбандян была правильной девушкой из прекрасной интеллигентной семьи. В общем-то, трудно ожидать чего-то другого, если ты выросла в доме, где сложилась своя, совершенно особая атмосфера семейного очага и глубоких традиций, чего девушке ни разу не доводилось почувствовать в семьях своих друзей. Папа – историк, глубоко погруженный в древние тайны, чьи рассказы маленькая Карина могла слушать бесконечно – о далёких горах предков, о народах и государствах, о людях, живших страшно много лет назад, но казавшихся совершенно реальными.

Мама – известный педиатр, с недавних пор работавшая в суперсовременном лечебном центре, но успевавшая вести дом и растить троих дочерей. Старшие сёстры Карины давным-давно были замужем за отличными армянскими парнями, одна из них работала вместе с матерью, вторая тоже закончила медицинский, но сейчас сидела дома с годовалым Суренчиком. И только ей, самой маленькой, и, по мнению мамы, катастрофически избалованной отцом, хотелось какой-то другой жизни. Хотелось увидеть мир, знакомиться с разными людьми, первой узнавать всё самое интересное, что творится вокруг.

Поэтому, ещё в девятом классе Карина больше отмалчивалась, когда мать заводила разговор о необходимости начинать усиленную подготовку к медицинскому институту. Она уже тогда точно знала, что ни скальпель со стетоскопом, ни тишина исторических архивов вовсе не для неё. Она обязательно станет журналистом. Конечно, ей пришлось выдержать небольшую семейную бурю, но, в конце концов, Карина настояла на своём и пошла на журфак. Правда, очень быстро выяснилось, что писать статьи ей тоже не особенно нравится, и девушка решила специализироваться на репортажах.

Она немало побегала в поисках подходящей работы (очень не хотелось задействовать мамины-папины связи!), но, в конце концов, Карину взяли в штат "Города FM". Её спокойный, глубокий, без малейшего акцента, голос зазвучал в радиоэфире, чем очень порадовал встревоженных судьбой младшей дочери домашних. Правда, радость длилась недолго, в отличие от сестёр, Карина не спешила устраивать личную жизнь, что так же сильно волновало родителей. И это они ещё не знали о настоящей симпатии Карины! Вроде бы, не знали, потому что старшая сестра, Роксана, как-то неожиданно явившаяся в недавно купленную квартиру младшей, застукала её с Потапом.

К счастью, Серёга уже стоял на пороге и ловко прикинулся ремонтником телефонов (его сумка с аппаратурой выглядела вполне убедительно для этой легенды), но в глазах Роксаны с тех пор постоянно читался вопрос. О том, что будет, если о Потапе и его женатости узнает семья, Карина старалась не думать. Вторым, не менее болезненным для неё пунктом, постепенно становилась работа. Нет, она, по-прежнему, любила новости и могла днями не вылезать с информационных порталов. Но, согласитесь, читать об очередной предвыборной истерии на Украине – не то же самое, что самой стоять на Майдане в возбуждённой толпе, слушая напевно-пронзительные вопли госпожи Тимошенко, с чем-то очень похожим на пикантный сыр-"косичку" на голове.

Хотелось действия, хотелось быть и участвовать, а не просто констатировать чьи-то большие и маленькие свершения. Ужасно хотелось когда-нибудь сказать в микрофон: "Карина Налбандян, служба информации...". Вот в этом месте происходил обрыв, работа радио- или телерепортёра была на ступеньку ниже её нынешней должности, к тому же, масштаб местных, пусть и, безусловно, важных событий, никак не мог её устроить. Начинать с нуля, по мнению девушки, стоило только в Москве. Но попробуйте сказать это маме, которая только и ждёт момента, чтобы сообщить, как права она была во всех своих опасениях!

Карина вяло сопротивлялась покупке квартиры, уже отшила несколько приличных женихов, как бы случайно заглянувших на ужин к её родителям, и всё томилась, всё тянула с решением. Хотя, выбор был прост – или смириться с нынешней ситуацией, тихо-мирно выдавать выпуски новостей, а там, глядишь, выйти замуж за Сергея (разведётся же он когда-нибудь со своей курицей?!). Или перебираться в столицу, как сделала одна девчонка с её курса, сразу же после учёбы двинувшая в Москву. Сейчас она периодически мелькала в новостных блоках на НТВ.

Конечно, нет никаких гарантий, что её дела пойдут так же успешно, думала девушка, но попробовать нужно! Нужно, иначе потом не простишь себя за то, что не дала себе шанса. Ведь "Город FM" с его устоявшимися, если не сказать закостеневшими, традициями, вечными дрязгами и Шилом – вовсе не то, о чём она мечтала, отстаивая своё право на выбор профессии. Очень трудно представить, что и через десять лет Карина всё так же будет сидеть на диване в "улье", теребить ноутбук, стараясь выжать из него свежие новости к очередному часовому выпуску.

Глаза весь день бегают по строчкам – вот Ющенко опять пыжится с заявлениями накануне торжественного пинка под зад. Второй месяц подряд огромные заголовки – последствия ужасного пожара в "Хромой лошади", заведено уголовное дело, идут спешные проверки в других увеселительных заведениях. Землетрясение на Гаити... Вот это, вообще, жуть, люди не просто остались без крова, они лишены каких-либо средств к существованию, даже выжившие могут погибнуть без помощи большого мира.

М-да, а вот новости от "больших". В праздники на сорок процентов увеличилось количество чартерных рейсов, известное дело – элита управления и бизнеса потянулась в тёплые края. А кто бы не потянулся? Карина бросила быстрый взгляд на совсем чёрное вечернее окно. Каждый день тридцать градусов мороза, не спасают никакие шубы, и, говорят, дальше тоже не светит ничего хорошего, такая погода простоит до марта. Ужас!

Ага. А вот это явно стоит сообщить уже сегодня – народный любимец, Гус Хиддинк, подписал контракт с Ювентусом и покидает российский футбол. Какой удар для миллионов россиян. Или нет? После чемпионата мира и других не менее скандальных игр, авторитет Гуса поблёк и скукожился. Может быть, выяснить на Ньюслэнде? Есть у неё там в заначке несколько ярых болельщиков, обязательно откликавшихся на все футбольные новости. Ну да, один успел оставить свой комментарий, похоже, он не испытывает большого горя из-за такого выбора голландца, скорее, наоборот. А вот мы сейчас ему что-нибудь напишем, пусть выразит общее мнение футбольных фанатов.

Пальцы привычно запорхали по клаве, в общем-то, этот особый, виртуальный мир тоже не так уж плох. У Карины здесь были приятели, единомышленники, оппоненты и даже поклонники, она привыкла получать от них письма, хотя бы так ощущая свою включённость в жизнь сотен людей. Отправив сообщение, девушка оторвалась от монитора, устало сощурив глаза. Ага, время – семь, что-то она сегодня заработалась, вообще-то, уже пора идти к Сергею, записывать последний вечерний выпуск, который Лерика поставит сразу после своего эфира. Или ещё подождать часок и выйти живьём? Наметить основные идеи, которые она станет развивать на этой неделе?

Честно говоря, идти никуда не хотелось, стоило только представить, что мороз тут же вцепится в неё, продираясь даже сквозь тёплую песцовую шубку, как Карина моментально начинала мёрзнуть. Интересно, а Потап сегодня на машине? Его старушка тоже плохо переносила морозы и практически всю зиму отстаивалась в гараже, так что такое везение выглядело очень сомнительным. Взгляд Карины снова сам собой притянулся к черноте за окном, даже отсюда, с тёплого комфортного диванчика казавшейся ледяной. Как люди умудряются в такую погоду бегать по улице почти раздетыми?

Вон Лерика, как обычно, бросила куртку на кресло – красную, совсем лёгкую, почти осеннюю. Любовь греет, или это какая-то особая сибирская кровь? Нет, Субботина сама по себе удивительный человек. Как ни в чём не бывало, сегодня явилась на радио, ни с кем не перебросившись парой слов, просто засела в эфире. И уж подавно, ни перед кем не оправдывалась. Но что самое невероятное – никто не налетел на неё с разборками, даже Шило не высунулась из своей норы, хотя утром здесь всем выносила мозг. Поэтому, не смотря на весь негатив, то открыто, то подспудно, разделяющий девушек, у Лерики было чему поучиться, Карина хотела бы уметь так преподносить себя в коллективе.


Втащив с собой в "улей" крепкий морозный дух, на пороге образовалась Яна.

– Привет! – Карина с радостью отставила компьютер. – Ты чего это в такую рань?

– Ой, Кариш, – Селиванова проскакала через всю комнату и прижала ладони к тёплым бокам чайника. – Не понимаю, что со мной такое, совсем не умею рассчитывать время. Если рано выхожу из дома – маршрутка тут как тут, если опаздываю, куда-то проваливается. А ты всё ещё сидишь?

– Дождусь эфира, – отмахнулась Карина. – Никак не могу заставить себя выйти на улицу. Такси, что ли, вызвать?

– Без шансов. Такое ощущение, что все машины в городе расхватали. Думаешь, ты одна такая умная? Да ещё тащиться в нашу деревню... А Серега не на машине?

Карина снова махнула рукой, давая понять, что она думает о древней потаповской Тойоте. Яна ей нравилась, и, поэтому, больше всех окружающих знала об отношениях приятельницы со звукорежиссёром. Как-то раз, они даже вместе ходили в клуб, прихватив с собой старого школьного ухажёра Селивановой, оказавшегося очень прикольным перцем. Правда, там, насколько поняла Карина, не было ничего серьёзного, кроме того, она подозревала, что новая подруга, как целый рой других, более безмозглых, девиц, увлечена Бартоном. Лично Карине этот лощёный тип совсем не нравился, у него для всех был одинаковый подход и приторные комплименты. Не смотря на весь свой роковой образ, Тимка был правильным до оскомины, непонятно, как другие умудрялись этого не замечать.

– Что у нас здесь новенького? – спросила Яна, вылавливая чайный пакетик, только что заваренный кипятком. – Как наша "звезда"? – она кивнула в сторону стекла, отделяющего от "улья" Лерику.

Карина тоже глянула на Субботину, та продолжала улыбаться невидимому собеседнику, но, словно услышав Яну, стрельнула глазами в уютно устроившихся подруг.

– Да как обычно, – отозвалась Карина, на миг испытав неприятное ощущение от этого взгляда. – Лерике закон не писан. Уселась за пультом, как ни в чём не бывало, и тараторит уже четвёртый час без перерыва. Даже на время новостей не выбегала кофе глотнуть.

– Хочешь сказать, её не вызывали для порки?

– Да кому вызывать-то? С Куницыным она "вась-вась", а Шилу сегодня не до неё. Её Бартон взял в обработку, с утра заморочил тётку новым проектом. Нет, конечно, явилась она с настроем оторвать Лерке голову, но потом вектор её кипучей энергии плавно переменился.

– Каким проектом? – моментально оживилась Яна. – Тим хочет что-то делать у нас на радио?

– Пока это, вроде, секрет. Знаю только, что он утащил Шило в кафе и долго обрабатывал. Явился довольный, как слон, сказал, что эта ведьма подписалась разрабатывать для него концепт новой программы.

– Прикольно! Слушай...

– Ой, Янка! – встрепенулась Карина, снова бросив взгляд на Лерику за стеклом. – Вечно вы меня отвлекаете, то ты, то Потапов...

Быстро выцепив из разложенных на диване бумаг нужную заготовку, Карина рванула к двери студии – Субботина уже встала со своего места, склонившись над пультом.

– Я тоже зайду! – прихватив чашку, Яна направилась за подругой.

– Так, хиты, за которые нужно голосовать на этой неделе, я вывела на монитор, – Лерика ткнула пальцем в экран, запустив джингл, бодро огласивший эфир позывными "Города". – Включишь после новостей. Бай-бай, девочки.

Шагнув мимо опешивших коллег, она переместилась в "улей", что-то в её плавном движении резануло Карину. Только когда Субботина оказалась за стеклом, девушка тяжело выдохнула, ощутив, как легонько кружится голова.

– Она это кому?! – возмущённый голос Яны мешался в ушах с шумом крови, отчего-то вдруг принявшейся пульсировать и больно стучаться в виски. – Нет, ну так охаметь! Я что, нанималась за неё тащить эти дурацкие хитпарады?! А ты чего стоишь?! Блин, Каринка, джингл пошёл на второй круг!

Кое-как отдышавшись, но всё ещё ощущая тягучие, перехватывающие горло, спазмы, Карина без всякого удовольствия протараторила заготовленный перечень новостей. Даже сообщение о железном Гусе ей больше не хотелось смаковать. Хотелось сию же секунду оказаться как можно дальше отсюда, дома (желательно, у родителей, а не в своей квартире!), там, где она всегда ощущала покой и безопасность. Потому что непонятное чувство, только что ворвавшееся в её сознание, было страхом, диким, ничем не объяснимым, ужасом, безо всякой причины накатившемся на неё. Это напугало Карину едва ли не больше, чем сам непонятный приступ.


Кивнув на прощание Яне, Карина поплелась собираться домой. Дочка медика, всегда трепетавшего над здоровьем детей, она привычно прислушалась к своим ощущениям, но никак не могла сообразить, что же такое с ней только что приключилось. Голова больше не кружилась, сердце билось ровно, лишь лёгкая тошнота продолжала висеть в желудке, больше не пытаясь выплеснуться наружу. Нужно будет обязательно рассказать маме. Хотя... А вдруг она беременна?!

Это предположение моментально привело девушку в чувство, она захлопнула сумочку и поплотнее закуталась в шубу. Придётся по дороге завернуть в аптеку, такие сюрпризы ей сейчас совсем ни к чему, и чем раньше прояснится ситуация, тем лучше. Снова разнервничавшись, Карина не стала заходить к Сергею, хотя свет из второй студии привычно выплёскивался в коридор. Ну, конечно, Потап делает левые заказы, когда же ещё этим заниматься. Вот так вот и будет всю жизнь бомбить по-тихому, с неожиданным раздражением подумала девушка, но денег всё равно заработать не сможет, практика показывает, что далеко не у всех это получается. А уж Серёжка точно не из числа пробивных и хватких, "рабочая лошадка", как он сам себя недавно обозвал.

Мороз на улице оправдал самые худшие ожидания, от него перехватило дыхание, и, спрятав лицо в высоком мягком вороте шубы, Карина заспешила к трассе по переливавшемуся в свете фонарей свежему снегу. Рассеявшееся на миг беспокойство навалилось на девушку с новой силой, воздух жёг её не только стылым ветром, но и непонятной тревогой, так что, заторопившись, Карина споткнулась о невидимый под снегом бугорок, поскользнулась и едва не шлёпнулась на дорогу. Но скрипучие шаги, под которыми гибли миллиарды острых снежинок, ещё какое-то мгновение ясно звучали в тишине тёмного леса.

Кто-то определённо шёл за девушкой. Ожидая увидеть что угодно, Карина резко развернулась назад – мурашки посыпались за шиворот – однако дорога за ней была всё так же пуста. Сорвавшись с места, она тотчас снова услышала отчётливый скрип. Да что же это такое?! Откуда несётся резкий, продирающий до дрожи, звук? Всё убыстряя и убыстряя шаг, Карина почти уже бежала, когда глаз неожиданно выхватил какое-то движение в параллельных дороге кустах, метрах в тридцати, в том самом месте, где она полого изгибается к трассе. Это... преследователь затаился и ждёт только момента, когда девушка окажется на расстоянии прыжка...

Бред какой-то, кто может гнаться за ней?! Там никого нет, нужно просто спокойно и тихо прошмыгнуть мимо... Последняя мысль опять потонула в диком ужасе, невнятно закричав, Карина прыгнула в сторону и бросилась напрямую к трассе, не разбирая пути. Короткий свингер хлестал по коленкам, но не мешал ей проламываться через сугробы, однако, в следующую секунду, обострившимся шестым чувством девушка уловила, что преследователь устремился за ней.

Сначала издалека, а затем всё ближе, ближе, неслось тяжёлое уханье снега, сейчас, вот сейчас острые когти вопьются в неё, продерут до тела толстый мех! Что чувствует жертва на охоте? Да ничего! Ничего, кроме плещущего под черепом ужаса, вытолкавшего из сжатого в комок тела остальные чувства, лишь биение крови в мгновенно опустевшей голове, да свист воздуха, непонятно как всё-таки вырывавшегося из сведённого судорогой горла. Но потом – ей показалось, что сознание ускользает, не в состоянии это слышать – сквозь снежный хруст и собственное запалённое дыхание, Карина уловила тихий жуткий рык.

По всей видимости, она всё-таки отключилась, потому что через мгновение ощутила себя в засыпанной снегом яме, куда девушка только что скатилась с очередного сугроба. Карине казалось, что её лёгкие разрываются от дикого бега, а тяжёлое сопение слышно на другом берегу реки. Зажимая перчаткой рот, она осторожно приподнялась на коленках (тело почти не слушалось, было вязким, как холодец) и высунулась над сбитой снежной шапкой. Глаза постепенно привыкли к темноте, Карина вполне отчётливо различала вокруг себя тонкие древесные стволы.

Отлично! Не смотря на отключившиеся мозги, она всё-таки не сбилась с пути и определённо приближается к трассе, так как именно вдоль дороги пару десятилетий назад высаживались молодые ели, живописно обрамлявшие прямую, как стрела, современную скоростную магистраль. Чутко оглядываясь по сторонам, девушка решилась и бесшумно поднялась на ноги. Кажется, зверь убежал. Карина совсем уже было собралась выбираться из своего окопа, когда, мгновенно опалив сердце, её опять пронзил тихий рык, звучавший, казалось, за левым плечом...

Стремительно метнувшись вперёд (она сама не поняла, как сделала это!), девушка почувствовала, что кто-то ухнул в её недавнее убежище, увязая в рыхлом снегу. Но Карина не могла обернуться, инстинкт всё быстрее и быстрее тащил её вперед, заставляя петлять между кустами (она старалась больше не слушать, как трещат под тяжёлыми ударами замерзшие ветки – издаваемые существом звуки напрочь парализовали её волю), только рваное дыхание – своё и чужое – заполняло весь лес, отдаваясь во взрывавшейся голове.

Тьма фиолетовыми кругами расплывалась перед глазами Карины, она больше не понимала куда бежит, поэтому, миновав очередные кусты, она даже не заметила, что оказалась на дороге, рухнула в подставленные кем-то ладони, дико закричала, забилась из последних сил, рванувшись из неожиданно сильных рук.

– Кари-на! – охнул мужчина, так кстати образовавшийся на её пути. Он едва успел увернуться от чувствительного пинка острым носком сапога, но тут же зашипел, пропустив второй удар. – Да, Каринка же! Успокойся!

Крепко сжатые кулачки молотили его по лицу и плечам, не открывая глаз, девушка извивалась, стараясь отпихнуть от себя человека.

– Карина! – парень приподнял её над землёй и несколько раз чувствительно встряхнул. – Что происходит?! На тебя кто-то напал?

Словно уловив, наконец, смысл вопроса, Карина быстро распахнула ресницы, в упор уставившись на молодого человека.

– Пашка... – едва шевеля губами, прошептала она.

Судорога пробежала по расслабившемуся было телу, и уже через секунду Карина взахлёб рыдала, вцепившись в куртку Привольнова. Опешивший парень перетаптывался с ноги на ногу, пытаясь вклиниться в её бессвязные причитания.

– Кариш, да уймись ты уже! – бормотал Павел. – Ну ты что... Всё! Слышишь, всё! Пошли в радиоцентр.

– Нет! – пальцы Карины намертво ухватились за воротник привольновской куртки. – Домой! Ни за что... туда... Паш, пожалуйста! Поехали домой.

– Ладно, – парень пожал плечами. – Вообще-то, я хотел дождаться Янку, как представил, что она одна будет тащиться ночью по лесу... Да успокойся ты! – глаза Карины снова подозрительно влажно заблестели. – Отвезу тебя в город и вернусь. А где твоя шапка?

Только сейчас девушка сообразила, в каком виде вывалилась на дорогу. Подрагивающие пальцы быстро обнаружили вырванный крючок шубы, растрёпанные волосы (лёгкая норковая шапочка осталась где-то в снегу), зато сумка, по-прежнему, болталась на плече, непонятно, как она умудрилась не потеряться во время сумасшедшего бега по лесу. Зато полные сапоги снега...

–Паш, пойдём быстрее, – попросила Карина, чувствуя, как мокро становится ногам. – Без шапки обойдусь.

Сама мысль о том, чтобы ступить в темноту с освещённой дороги поднимала в ней недавний, ещё не утихший ужас, ничто на свете не заставило бы Карину опять углубиться в лес. Хотя, в общем-то, и на дороге она не чувствовала себя в безопасности, девушке казалось, что чей-то тяжёлый и раскалённый, как кочерга, взгляд всё время упирается ей в затылок.


На заднем сиденье газели, невольно прижавшись к Павлу и чувствуя упоительное, расслабляющее тепло, Карина торопливо шептала ему о пережитом кошмаре. Машина медленно наполнялась, люди бросали любопытные взгляды на растрёпанную, явно зарёванную девушку, но привыкшей всегда держать лицо Карине на сей раз было всё равно, что они про неё подумают. Периодически пробегавшая по телу нервная дрожь постепенно затихала где-то в глубине её существа.

Зато Павел напрягался всё сильнее – то, что сейчас говорила Карина невозможно было воспринимать всерьёз. Кто бы в это поверил! Вот только дело заключалось в том, что совсем недавно он сам был на её месте, пытался достучаться до приятелей с такой же невероятной историей. А они (и, кстати, вот эта самая Каринка!) смотрели на него насмешливо и подозрительно, мол, дожили-допраздновались, совсем сбрендил пацан.

– А почему ты решила, что за тобой животное гонится? – спросил Привольнов, вглядываясь в разом осунувшееся лицо Карины.

– А кто же ещё? – искренне удивилась девушка.

– Ну ты сама подумай, какие могут быть звери в этом лесу? Хомяки?

– Бешеные собаки, например, – дёрнула плечом Карина. – Знаешь, сколько их вьётся вокруг города? Кстати, в такие холода даже волки выходят к поселениям, я вот читала на Рамблере...

– Ага, а ещё у нас в сибирских городах медведи по улицам нарезают.

– Да ну тебя! Не смешно! У меня чуть сердце не остановилось.

– Я и не смеюсь, – Павел помолчал, глядя в слепое ночное окно. – Это вы меня оборжали, а я одно такое нападение уже видел.

– Паш... – Карина перестала гневно сверкать глазами. – Это-то здесь при чём? Не хочу судить о том, что тебе примерещилось, но если бы кто-то напал на Лерку, думаю, об этом знал бы весь город. Она цела-невредима, да, к тому же, продолжает наглеть на глазах. Считаешь, так себя ведёт несчастная жертва маньяка?

Ну что тут скажешь? Привольнов туда-сюда потянул молнию на куртке, продолжая упорно таращиться в окно. Что сказать, если даже самому себе он был не в силах объяснить растущее беспокойство, которое поднималось в нём весь день, не смотря на субботний звонок Лерики – лучшее свидетельство того, что всё-таки он бредил наяву? Эта тревога, в конце-концов, выгнала его из дома, хотя Павел был настроен отоспаться после внезапно случившихся в выходные дни дежурств, и потащила его на радиостанцию. Может быть, для того, чтобы проводить с работы Яну, или... Или просто оказаться поблизости, если вдруг опять случится что-то ужасное.

– Я ни на что не намекаю, – мрачно усмехнулся Привольнов. – Но только у тебя ровно столько же доказательств погони бешеного пса, сколько у меня – нападения маньяка. К тому же, не думаю, что собака не сумела бы тебя догнать, ты хоть представляешь, насколько они шустрее человека?

Оскорблённо вскинувшаяся Карина растерянно заморгала. Как-то об этом не думалось во время скачек через сугробы, но даже ленивый родительский кот Перс, если ему приходила фантазия пробежаться, двигался гораздо быстрее её. Конечно, в стрессе человек способен на многое, но всему есть предел.

– Он рычал! – внезапно спохватилась девушка, опять ощутив недавний озноб. – Слышал бы ты этот рык...

– А что мешает рычать чокнутым уродам?

– Б-р-р... Не пугай меня, а? – почему-то мысль о том, что за ней мог гнаться человек, показалась Карине ещё более страшной. – Так сразу начинаешь вспоминать английские сказки Бартона. Про охоту оборотней.

– Что?! – Павел так резко подался вперёд, что девушка вздрогнула.

– А ты разве не слышал? Очень модное веяние, народ мнит себя кто вампиром, кто оборотнем, пьют кровь, рядятся в шкуры. Вон Тимка в Англии познакомился с челом из такой тусовки, ездил с ним на вечеринку этих придурков. Но это же всё так, игрушки. А здесь... Здесь был ужас.

Карину снова затрясло, она крепко обхватила себя руками, стараясь не замечать любопытных взглядов парочки, только-что примостившейся на соседнем сиденье.

– Так, говоришь, Бартон тусил с английскими вампирами, – Павел развернулся боком, загораживая Карину от развесивших уши попутчиков.

– Или с охотниками на них? – засомневалась девушка. – Что-то он такое рассказывал, пока мы с Янкой ждали собрания с Генеральным. Не помню, всё перепуталось... Да и не важно это, не думаешь же ты, что наш Бартон настолько проникся темой, что стал гонять ди-джеев по лесу.

Так и этак повертев в голове неожиданное предположение Карины, Привольнов разочарованно кивнул. Нет, не выглядел Тим Бартков настолько неадекватным, напротив, он был нормален и просчитан, по слухам, опять мутил что-то с редактором, наверняка, нацелившись неплохо развернуться в потоке будущих эфирных реформ. Какой ему резон в таких опасных играх? Павел считал, что неплохо знает всю подноготную первого номера "Города FM" – а как же, не один год проработали вместе. Поэтому, он был твёрдо уверен, что даже агрессивный мрачный рок, считавшийся фирменным стилем группы Бартона, не отражал его внутренней сути. Тимка не был маньяком, он был бизнесменом, умевшим неплохо зарабатывать на своём колоритном имидже.


Поздно вечером, стоило немного отогревшейся в горячей ванне Карине включить телефон, как трубка тут же взорвалась весёлыми балканскими скрипками. Нужно будет сменить мелодию, поморщилась девушка, а лучше, вообще убрать звонок, а ещё лучше, опять вырубить телефон. Дёрнуло же её достать мобильник, а всё из-за него, из-за Потапа, почему-то очень хотелось, чтобы Серёжка вспомнил о ней и позвонил пожелать спокойной ночи. Но голос в трубке был женский. Понятно, Яночка, заинтригованная и немного испуганная болтливым Привольновым.

– Кариш, привет, – зачастила приятельница. – Слушай, что это мне тут такое Пашка рассказывает? Будто за тобой по лесу гонялась бешеная зверюга? Врёт?! Придумал легенду, чтоб я разрешила ему себя проводить?

В трубке забурчало, Привольнов явно стоял рядом с Яной и изо всех сил отпирался от ужасного подозрения. Надо же, не обманул, действительно ехал в радиоцентр, чтобы в целости и сохранности доставить домой Селиванову... Жаль, что не всем мужчинам приходят в голову такие идеи.

– А то, поди, он сам за тобой бегал? – продолжала веселиться подруга. – Для достоверности. Чтоб над ним не прикалывались из-за Лерики!

Ночная дорога, тёмная фигура на ней. Павел. Карина затрясла головой, словно Яна могла её увидеть.

– Яночка, ты там, правда, поосторожней. Может, у меня, как у твоего Привольнова, тоже крыша едет, но творится что-то очень нехорошее.

– Тогда, наверное, стоит это всем рассказать, – голос подруги мгновенно стал серьёзным. – Блин, Каринка, а ты, вообще, как себя чувствуешь?

Как она себя чувствует... Горячая ванна, кофе (она пила его даже на ночь!), жизнерадостная болтовня по телевизору, вроде бы, разогнали кошмар, поэтому Карине было нетрудно уверить взволнованную приятельницу, что всё у неё в порядке. Да, неизвестная тварь помотала ей нервы, и стоит предупредить руководство, что в лесу стало небезопасно, нет, Яне не нужно приезжать, она в норме и уже укладывается спать. Вот только собственной голове объяснить это оказалось гораздо сложнее.

Всю ночь Карина металась по кровати, увязая, проваливаясь в ледяную болотную жижу, норовившую с чавкающим звуком глубоко заглотить её обессиленное ватное тело. Она билась, трепыхалась, снова и снова соскальзывая в тошнотворно воняющую густую и вязкую воду, чтобы, в конце концов, вывалиться на островок твёрдой почвы, с ужасом обнаружив крупных бордовых пиявок, облепивших её вместе с ошмётками грязи и тины. Заорав не своим голосом, девушка принялась расшвыривать кровопийц, отрывая их вместе с кожей, когда тихий шелест и низкий смех, почему-то пригвоздивший её на месте, заставили Карину обернуться к тёмной купе болотных кустов.

– Не надо нер-рвничать, – негромко проворчало обмазанное грязью существо, которое секунду назад девушка не ощущала рядом с собой. – Тебе понр-равится, увидишь, понр-равится...

Не сводя с окаменевшей Карины глаз, существо довольно рыкнуло, одним движением гибко скользнуло между веток, мгновенно оказавшись возле добычи. Отшатнувшись, Карина с истошным воплем полетела куда-то вниз, вниз, должно быть, опять в холодную гнилую воду, забилась, запутавшись в простынях. Только окончательно придя в себя, слушая своё сердце, оглушительно ухающее, как в пустой бочке, девушка поняла, что же особенно напугало её в этом бессвязном сне. У болотного кровопийцы было лицо Леры Субботиной, а её острые, словно лезвия, зубы всё ещё щёлкали где-то на задворках сознания, с большим трудом заглушаемые звуками мирно просыпавшегося города.



Нравится книга? Поделитесь с друзьями!




Хотите всегда быть в курсе новостей сайта?
Читайте нас в Твиттере, ВКонтакте и Facebook, подписывайтесь на новости в Google+ и не забудьте поставить +1!




Оставьте свой отзыв, напишите комментарий, задавайте вопросы! Чтобы оставить сообщение, регистрация не требуется, для входа можно использовать ваши профили в Twitter, Facebook, Google или Disqus, или же просто выберите имя и участвуйте в обсуждении как гость.




Комментарии к триллеру "Ночной Эфир"


comments powered by Disqus

Рассылка

Получать обновления на email