Загрузка...
Headphones. Ночной Эфир - городское фэнтези/триллер
Ночной Эфир
Ночной Эфир

"Ночной Эфир" - городское фэнтези/триллер, действие которого разворачивается на радиостанции "Город FM". Жуткие галлюцинации будоражат небольшой коллектив, а по тёмным коридорам, словно иприт, расползается тайный, удушливый ужас...

Глава 7. Потап

Всю первую половину дня Серёга Потапов, не разгибаясь, просидел в студии. Он снова и снова сводил осточертевшую дорожку джингла, каждый раз надеясь, что она "заиграет" в новом сочетании, только чтобы не отвлекаться на свои безрадостные мысли. Так больше не могло продолжаться – сегодня рано утром он завёз жене скалымленные за выходные деньги, а она устроила безобразный скандал. Потап этого не ожидал, честно говоря, он даже начал подзабывать, какой темпераментной была когда-то его Жанна.

Они познакомились в семнадцать лет на дискотеке, и довольно робкий от природы Серёга долго просто дружил с девушкой. Ему всегда чертовски нравились женщины – совсем молоденькие, взрослые – разные, однако должно было пройти много лет, прежде чем он научился вести себя с ними уверенно. Всё это время Жанна была у него единственной. Потап старался не замечать её вздорный характер, мелочность, а порой и откровенную глупость, ему казалось, что она повзрослеет и изменится рядом с ним.

Они поженились, потом родился Ванька, но жена и в самом деле изменилась. Куда-то исчезла её неброская миловидность, эта стройняшка превратилась в сушёную воблу. Она целыми днями носилась по квартире в обтрёпанном халате, одержимая манией идеальной чистоты, именно на это тратя всю свою термоядерную энергию. Мужу и маленькому сыну нередко доставалось за оставленные в неположенном месте вещи или "нанесённую с улицы" грязь. Как-будто оттуда можно было притащить что-то другое.

Но больше всего раздражала Сергея её жадность. Да, Ванька часто болел и его нужно было водить по докторам (кстати, сам Потап неистребимо верил, что чем меньше травить ребёнка лекарствами, тем здоровее будет). Требовалось оплачивать их крошечную квартирку (его же собственные, потаповские, родители в своё время помогли её приобрести), покупать продукты и сезонную одежду, но на всё это он зарабатывал. Однако денег в доме никогда не хватало, зато было не видно конца стонам, жалобам и упрёкам, на которые Серёга старался особенно не реагировать.

Нет смысла вступать в конфликты с Жанкой, выяснять отношения, по сути, давно уже выветрившиеся. К своим неполным тридцати годам Потап вдруг начал ощущать женское внимание, превратившись из тощего очкарика во вполне состоявшегося серьёзного мужика. Ряд коротких романов окончательно повысили его самооценку, он всё реже и реже бывал дома, ссылаясь на вечные подработки. Жанна, казалось, была только рада – меньше грязи, больше денег, такой муж её вполне устраивал. Так могло бы продолжаться бесконечно долго, если бы не внезапные отношения с Кариной, всё сильнее затягивавшие Сергея. И жена, вроде бы полностью занятая собой и ребёнком, это наконец-то учуяла.

Утренний разговор начался сразу на повышенных тонах, Жанне внезапно захотелось выяснить, где её муж шлялся ночью. Ирония в том, что как раз этой ночью Потап был совершенно чист перед супругой, он сначала отвозил в больницу налетевшего на штырь Петровича, а потом отправился досыпать в студию своего приятеля, где не раз ночевал на жёсткой узкой кушетке. Приятель – ещё школьный корефан Сергея – успешно торговал различной музыкальной аппаратурой, пока не начал бредить созданием собственной группы. Он почти забросил бизнес, нанял музыкантов и уже больше года вымучивал репертуар, привлекая Потапа в качестве саунд-продюсера и аранжировщика. Корефан без единого слова выдал Серёге ключ от расположенной в чердачном помещении студии, так как тоже был неплохо знаком с Жанной.

Подобный жалкий лепет совсем не устроил разгневанную супругу, она огульно обвинила Потапа во многих грехах – от беспорядочных связей на стороне (полная ересь!) до тайного обжорства (было дело, являясь домой, Серёга непременно опустошал холодильник) и вгорячах потребовала развода. Разумеется, Сергей согласился. Вот в этот-то момент, внезапно сообразив, что она только что натворила, Жанна с рыданием бросилась в комнату и вынырнула оттуда с перепуганным Ванькой на руках. Раз мы не нужны тебе, провыла она, я немедленно вместе с ребёнком брошусь с балкона.

Сказать, что Потап обалдел от таких заявлений, значило не сказать ничего, он стоял, поражённый громом, глядя в зарёванное личико ничего не понимавшего сына. Жанна белой вытравленной крысой носилась мимо расположенной на кухне балконной двери, всё время порываясь дёрнуть заевший шпингалет. Обычно такое поведение брошенных женщин – просто шантаж, но его жене как-то удавалось быть убедительной. Лишь на сотую долю допустив возможность подобного поворота событий, Сергей сдался. К тому же, некоторые выходки Жанны, случившиеся за время их совместной жизни, просто вопили о её неадекватности. Нет, он никогда так не подставит Ваньку, а это значит, ещё какое-то время придётся терпеть его дурную мамашу.

Но в таком случае он не сможет быть вместе с Кариной... Сколько ещё она согласится прятать их отношения? Ответ Потап знал слишком хорошо – если не будет определённости, девушка решится и уедет в Москву. Уже не раз Карина заговаривала об этом, скорее всего втайне надеясь, что Сергей поедет за ней. Специалист его уровня не может не найти хоть какой-то работы в столице. М-да, перекрёстки-перекрёсточки, сами собой выплыли в памяти слова песни, недавно отрытой где-то его неугомонным корефаном, как же вас пережить – проскочить?

Да, как проскочить этот очень важный жизненный перекрёсток с наименьшим ущербом для всех столкнувшихся на нём людей? Потап, не переставая, думал об этом, в очередной раз вслушиваясь в ритм ударных, которые ему хотелось поставить в начале джингла, что неизменно браковал Куницын. Как сказать Карине, что теперь ему придётся больше общаться с семьёй? Ведь она уверена в почти полной свободе Сергея, да он и сам так думал до сегодняшнего утра. Оказалось, так не считает только Жанна, но этого было достаточно, чтобы совсем испортить ему жизнь.

К тому же, с Каринкой тоже что-то творится, она никогда не была капризной, но этим же несчастным утром потребовала возить её на работу. Честно говоря, он даже не сразу понял претензий девушки, ведь Карина отлично знает, какой из него водила – он периодически умудрялся забывать о старой тачке, когда-то по дешёвке купленной отцом. К тому же, по тридцатиградусному морозу ездить на убитой тойоте – убийство, простите за тавтологию. Нет, вынь да положь ей личный транспорт. Неужели это как-то связано с проблемами Потапа? Вот, блин! Ведь говорят же – у женщин отлично развита интуиция, может, она пытается таким образом закрепить его за собой?

Самым разумным в такой ситуации было бы откровенно поговорить с Кариной, рассказать ей, как переклинило Жанку, в безапелляционном порядке потребовавшую от мужа в восемь ноль-ноль являться домой. Потап и сейчас чувствовал нервную дрожь, когда в памяти всплывал истеричный крик жены, заявлявшей ему, что в пять минут девятого он может не застать ни её, ни ребёнка. И ведь никто не поможет. Мать Жанны умерла несколько лет назад, а отец тихо спивался, перебравшись в родную деревню. Подруги... Сергею вспоминались какие-то хабалистые девицы, иногда появлявшиеся в их квартире – нет, это не вариант, никто из них не станет вразумлять взбесившуюся бабу.

Остаётся только переждать бурю, а потом по-тихому умыкнуть Ваньку. То, что парня придётся забирать, Сергей отчётливо понял, глядя на бьющуюся в истерике жену. Маловероятно, что дело дойдёт до физического вреда, но нервная система ребёнка не выдержит, если Жанка примется его периодически донимать. Мальчишка очень впечатлительный, скорее всего, в этом он пошёл в свою полоумную мамашу. Это тоже требуется обсудить с Кариной, услышать её соображения по поводу того, чтобы сын жил вместе с ними. Возможно, ситуация и не так тяжела, как ему кажется после утреннего концерта – и Каринка, и Ваня могут остаться с ним, с женой же он как-нибудь разберётся.

Устало сморгнув – изображение на экране рябило и расплывалось – Потап скосил глаза в нижний правый угол монитора. Четыре пятнадцать, Карина свободна почти на час, нечего откладывать разговор, потому что к пяти должна подгрести Лерка, необходимая ему для очередной рекламы. Самому Серёге голос Субботиной казался скучным, подача – на редкость однообразной, но рекламодатели упорно заказывали ролики в её исполнении. Видимо, менеджеры по рекламе неохотно двигались дальше простейшей мысли, что секс хорошо продаётся, они не парились над креативом, предпочитая зазывать народ в кафе, магазины и даже спортивные клубы вкрадчиво и многообещающе, как это умела Лерика.

Сегодня на очереди стоял модный косметический салон, который, естественно, затребовал Субботину, а так как писалась Лерика быстро, то пообещала просто подъехать пораньше перед эфиром и забежать в его студию. До её появления вполне можно было успеть подхватить Карину и спуститься в кафе. Только сейчас Потап вспомнил, что за весь день так и не выкроил времени на обед. Нехило всё-таки его пришиб жанкин наезд.

Но день сегодня выдался и вправду странный, уже через пару минут появившись в "улье", Сергей не обнаружил там Карину. В отсутствии девушки, в принципе, не было ничего необычного (мало ли, отпросилась, оставив новости в записи), однако он совершенно точно знал, что ничего подобного не произошло. Это его работа, он монтирует почти всё, что идёт в эфир в записи, но редактор службы информации во второй студии точно не объявлялась. К тому же, на столике возле дивана сиротливо стоял каринкин ноутбук, который она никогда не бросала без присмотра. Даже если ей не хотелось тащить с собой увесистый агрегат, она всегда прятала его в шкаф.

Вообще-то, до сих пор в "Городе FM" обходилось без мелких краж, коллектив подобрался приличный, а посторонних не пропускала охрана, даже рекламодателям выдававшая пропуска. Потап не помнил, чтобы на радиостанции упёрли технику или кошелёк из беспризорной сумочки, но свой ноутбук Карина любила и очень берегла. Сейчас же он напоминал Потапу брошенного верного пса. К тому же, компьютер был включен, а у диванной спинки валялась сумка, скорее всего также принадлежащая его подруге. Странно. Может быть, Каринка тоже проголодалась и решила быстренько спуститься в кафе? Ещё раз оглядев комнату, Сергей встретился взглядом с Бартоном, который за стеклом что-то напористо втолковывал слушателям и быстро отвёл глаза от Потапа.

Да что, собственно говоря, случилось? Почему он так реагирует, удивился Сергей, поймав себя на паникёрских мыслях. Мало ли куда вышла Карина, скорее всего, она себя неважно чувствует, не случайно заговорила с ним о машине. А он, дебил, ещё огрызался, раздраконенный законной супругой. Ничего, главное, что сейчас нужно – это спокойствие. Стоит спуститься в кафе, поискать там подругу, ну или хотя бы просто перекусить, потому что на голодный желудок, как известно, в голову лезут только самые мрачные мысли.


В кафе Карины не оказалось, зато за столиком в увешанной цветами стенной нише сидел Привольнов, аккуратно выстраивавший в линию маленькие коньячные стаканчики. Похоже, сегодня тяжёлый день был не у одного Потапа.

– Ты бы чего-нибудь пожевал, – посоветовал мрачному коллеге Сергей, хлопаясь на соседний стул.

– Давай, – вздохнул Привольнов. – Но за это ты со мной выпьешь.

– Ещё чего, – хмыкнул Потап. – Если что, мне ещё работать, не то, что всякой богеме.

– Это я-то богема?! – поразился Павел. – Ошибся адресом, у нас Бартон по этой части. А я так, третий справа в заднем ряду.

– Ладно, третий, ты что жрать-то будешь? Бифштекс с макаронами устроит?

– Тащи...

Топчась у стойки, Сергей продолжал озираться по сторонам, но из всего коллектива "Города" за столиком у самого входа обнаружилась только толстая бухгалтерша, без всякого зазрения совести уминавшая черничный рулет. Каринка его тоже любит, но всегда просит отрезать самый маленький кусочек... Куда она всё-таки запропастилась?

– По какому поводу надираемся? – спросил Потап, снова усаживаясь возле коллеги, жадно набросившегося на бифштекс.

Честно говоря, его это не слишком интересовало, но лучше просто поболтать с приятелем, чем опять погрузиться в свои невесёлые мысли. Хотя, если подумать, он никогда не видел Привольнова в таком состоянии, даже если они и оседали узким кругом в кафе или каком-нибудь баре, Пашка предпочитал тёмное пиво или, на худой конец, некрепкий коктейль. Старая спортивная закалка, насколько знал Потапов, утренний ди-джей даже не курил и продолжал заниматься дзюдо, хотя и не ждал уже особых результатов.

– С перепугу, – неразборчиво буркнул Привольнов, орудуя вилкой.

– Чего? – Сергей от удивления перестал жевать.

– Того, – передразнил его Павел. – Очень... страшненькие у нас дела творятся.

– Какие ещё дела? Ты бы, брателла, завязывал с коньяком.

– Какие? Не ты ли вчера "деда" в больницу отвозил?

– Ну.

– А ты в курсе, что он умер? Прямо во время переливания крови. Говорят, сепсис, организм оказался заражён.

– Нифига себе.

С громким бряканьем Потап уронил вилку на стол и вытаращился на Привольнова.

– Да ладно! Мне вчера сказали, что он вне опасности! Ничего особо серьёзного не произошло, и кровь его группы у них имелась...

– А у нас тут со всеми ничего серьёзного не происходит, ни с Леркой, ни с Кариной. Так, кто-то прикалывается.

– В смысле? – Сергей ещё больше напрягся. – Что с Кариной?

– Она тебе разве не рассказывала?

– Слушай, Паха, не тяни кота... Давай, колись, что там стряслось с Каринкой?!

Ночное приключение Карины уместилось в паре предложений, окончательно лишивших Потапа душевного равновесия. Каринку, его девочку, гонял по страшному зимнему лесу какой-то маньячина! Первым порывом Сергея было тут же вскочить и броситься на поиски подруги, но следующее соображение мгновенно охладило его. Почему она ему первому не рассказала об этом кошмаре? Но ведь, если Карине не нужна его поддержка...

Додумывать дальше Серёга не стал, отодвинув тарелку, он быстро поднялся и подошёл к стойке. Пожалуй, Привольнов прав, коньяк здесь продаётся именно для таких дней.

– Но ты уверен, что она в порядке? – спросил Потап, когда они с Павлом, не чокаясь, опустошили стаканчики. – Я почему-то её нигде не могу найти.

– Ни в чём я не уверен, – Привольнов поднял на приятеля покрасневшие глаза. – Честно говоря, есть у меня кое-какие мысли, но такие поганые, что не хочется говорить. Ты... Лерку сегодня видел?

– Лерку? – Сергей бросил взгляд на входную дверь, словно Субботина могла стоять там, укоризненно постукивая по часам.

В дверях, и вправду, мелькнула женская фигура, при более близком рассмотрении оказавшаяся Шилом. Редакторша озиралась, видимо тоже кого-то высматривая в кафе.

– А Лерка-то здесь при чём?

– При том, что с неё всё началось. А теперь и она, и Шило...

– Ш-ш, – зашипел Потапов, заметив, что начальница целеустремлённо направилась в их сторону. – Она тут, – сообщил он одним уголком рта.

– Кто?! – дёрнулся Павел. - Лерика? Шило?

– Да тихо ты... Не оборачивайся!

Однако редактор вряд ли уловила такое бесцеремонное обсуждение её персоны, толстая бухгалтерша, длинное замысловатое имя которой долго не мог запомнить Потап, радостно метнулась ей навстречу.

– Леночка! – её высокий голос перекрыл стоящий в кафе гул. – Как ты кстати! Ещё наверняка остался рулет. Я и домой взяла кусочек, моим он нравится, а печь, сама понимаешь, совершенно некогда... Выпьешь чаю с рулетиком?

– Не выпью и вам не советую, – тихо, но отчётливо сказала Шило, попытавшись обогнуть толстуху.

– Да почему же? – та явно не поняла намёка, не ожидав такого выпада от ближайшей приятельницы. – Нет настроения? Неужели опять что-то с Дениской?! Ой, Леночка, тебе надо с ним пожёстче, такой возраст! Говорю же, продай его компьютер, иначе их из интернета не выдернуть, или можно...

– Вероника Константиновна! – рявкнула Шило, перебивая разболтавшуюся тётку. – Откуда у вас столько свободного времени, чтоб обсуждать мои дела? Похоже, мы изначально неверно комплектовали штат – нам не нужен второй бухгалтер. Может быть, мне решить, кто из вас лишний?

Непонятная угроза, от которой холодок разлился в груди Потапа, отчётливо прозвучала в её словах, вроде бы вполне обычных для вредного руководства.

– Да вы... да вы... – потрясённо захлюпала бухгалтерша.

Но Шило, больше не обращая на неё внимания, двинулась к столику парней, изо всех сил делавших вид, что они внезапно превратились в слепо-глухо-немых.

– Почему-то была уверена, что найду вас именно здесь, – сообщила редактор Потапу, не сводя глаз с Привольнова, что-то разыскивавшего в своей тарелке. – Лера Субботина ждёт вас возле студии, кажется, вы ей сами назначили время, Сергей? Было бы здорово, если бы в пять часов она всё-таки смогла начать свой эфир.

Проговорив это без обычного раздражения, даже как-то довольно равнодушно, Шило потянулась к Павлу, мгновенно шарахнувшемуся от неё вместе со стулом. У Сергея отвисла челюсть – пальцы редакторши сцапали что-то с одежды Привольнова, и она довольно усмехнулась:

– Ну что же вы? Всего лишь ниточка, – Шило повертела перед носом замершего Павла длинную белую нитку. – Раньше говорили, что это символ невесты. Ваша, видимо, будет высокой блондинкой.

Обрадовав таким образом Привольнова, Елена Львовна отбросила скомканную нитку и зашагала к выходу мимо давно опустевшего столика бухгалтерши, в слезах выскочившей из кафе сразу после общения с бывшей подругой. На миг онемевшие Павел и Потап уставились друг на друга.

– Видел? – тяжело сглотнув, уточнил Привольнов.

– Ага, крыша протекает сразу во всех местах, – согласился Сергей. – Но стерва потрясающая, высший пилотаж. Непонятно только, с чего бы такая забота о Субботиной? Она же её всегда гнобила!

– Да я не о том! Ты видел, как она смотрит?

Смотрит? Вообще-то, Потап в присутствии Шила всегда чувствовал себя неуютно – истеричные, нервные, неудовлетворённые бабы ужасно раздражали Серёгу, может быть потому, что одна из них уже несколько лет бок о бок тёрлась рядом с ним. Где были его мозги, когда он женился на Жанке? Хотя нет, сейчас ему не до этого, непонятная тревога Пашки невольно проникала в сознание. Немного подумав, Потап признал – смотрела Шило нехорошо, как-то прицельно, и между ней и Привольновым пульсировала невидимая нить сильного напряжения.

Стоило бы, конечно, выпить ещё. Поймать вдохновение, поговорить, вдумчиво обсудив странности, которых вокруг становилось всё больше и больше, и, кто знает, может быть именно сейчас парням и удалось бы поймать за хвост ускользавшую логику тревожных событий. Осознать, какой бедой окутан будущий день. Тогда, всё это время метавшийся в сомнениях Павел точно знал бы, как ему поступить, а Сергей не встал бы легко из-за столика, сделав шаг навстречу своей судьбе, ничуть не задумавшись, какие мелочи обычно её решают.

Но жизнь, замерев на миг, словно в этой раскачке давая последние шансы людям, вновь вильнула на привычные рельсы – Субботину требовалось записать сегодня, поэтому времени на разгул совсем не было. Оставив в одиночестве Привольнова, неожиданно потребовавшего от приятеля быть очень осторожным (да с ним-то что может случиться?), Потап взбежал на третий этаж. Беспокойство о Карине, во много раз разогретое недавней беседой, первым делом погнало Сергея в "улей". Его любимый редактор службы информации, как ни в чём не бывало, сидела на своём месте!

– Кариш, ну где ты ходишь?! – с облегчением выдохнул Потап, разглядывая склонённый над ноутбуком затылок подруги.

Здесь его тоже ждал серьёзный разговор, но Лерка, как на грех решившая быть пунктуальной, маячила возле дверей второй студии. Даже отсюда Серёга видел её недовольную физиономию.

– Каринка, пожалуйста, никуда не уходи, я разберусь с Субботиной и снова приду сюда, – торопливо проговорил Сергей. – Мне обязательно нужно с тобой поговорить. Слышишь?

Девушка наконец подняла глаза от экрана, её губы скривились в неопределённой улыбке. Наверное, она на него сердится. Женщины вообще переоценивают восприимчивость мужчин, наверняка Карине казалось, что утром он с полуслова должен был проникнуться её настроением. Ничего, он всё расставит по своим местам, всё будет хорошо, у него ещё есть на это время.


Протиснувшись мимо Субботиной и отпирая захлопнутую в спешке дверь, Потап удивился крепкому аромату явно вечерних духов, щедро источаемому Лерикой. Должно быть, после эфира она собралась в какое-то крутое место. Накрашена девушка тоже была невероятно ярко, дразняще, и, если бы не электрический свет студии, это могло бы выглядеть даже вульгарно. Обычно, красотке Субботиной хватало лёгкого макияжа, чтобы мужики вокруг неё сбивались в стаи.

Серёга помнил ещё те времена, когда он и сам ходил в поклонниках гламурного ди-джея, правда, особенно не рассчитывая на взаимность. Явными фаворитами Лерки всегда были Бартон, секретарь Генерального Макс Горчаков, да и программный директор пользовался её благосклонностью, правда, хитрый Куницын всегда старался держаться подальше от Лерики. Тот, кто когда-то назвал подобных женщин бомбами, отлично представлял характер Субботиной. Безусловно, сексуальности там тоже было навалом, но и рвануть она могла не по-детски, организовав на месте былых отношений массу проблем. Честно говоря, в её присутствии в душе Потапа до сих пор поднимали голову старые комплексы.

– Привет, – мило улыбнулась Субботина, даже не выговорив ему за опоздание. – Что у нас сегодня за тема?

– Вот текст, подложку сейчас послушаешь, ничего особенного клиент не требовал, твой обычный евростандарт, – протараторил Серёга, всё ещё погруженный в себя.

Лерика танцующей походкой подошла к пульту и взяла полупустой лист с компьютерной распечаткой текста – Лизе Леоновой пришлось полдня просидеть в рекламируемом салоне, выслушивая предложения клиента. Встречались в её практике такие особенные люди, привлекавшие к собственной рекламе весь трудовой коллектив. Что уж говорить о мастерах, которые, щёлкая ножницами, с удовольствием выдавали ей умопомрачительные советы.

– Ваше лицо, ваши волосы, ваше тело созданы, чтобы быть красивыми, – выразительно прочитала Лерика, приноравливаясь к тексту. – Мечтаете раскрыть их красоту? В салоне "Прелюдия"... Нет, что, реально так называется? – она обернулась к Потапу. – Прелюдия, простите, чего?

– Прелюдия, как смысл существования, – хмыкнул Сергей.

Как всё же потрясающе сегодня выглядит Лерка, мимоходом отметил он. Обычно уложенные локонами волосы и чёлка вытянуты и закрывают половину лица, густой слой тонального, отчего всегда загорелая физиономия кажется бледной, зато губы полыхают алым тюльпаном. И ещё что-то неуловимое... Глаза кажутся более тёмными от огромных зрачков. А ведь он когда-то читал, что женщина с расширенными зрачками выглядит более привлекательно. Чистая правда.

– Наш салон – прелюдия красивой жизни! – выдала слоган Лерика, тоже поглядывая на Потапа.

Всё явственнее ощущая волнение, Серёга склонился над пультом.

– Лер, у нас времени всего минут десять, – сказал он, уловив в своём голосе просительные нотки.

– Успеем! – царственным жестом отмахнулась Субботина.

Наконец, когда Лерка скрылась за звуконепроницаемым стеклом, Потапов смог сосредоточиться. Её голос в наушниках звучал обволакивающе, пожалуй, отличная запись вышла уже с первого дубля, но Сергей, на всякий случай, попросил Лерику повторить.

– Это прелюдия красивой жизни, – где-то в его голове шептала Субботина. – Удивительной на вкус, невероятной жизни...

– Что? – Потап словно вынырнул из какого-то транса и нетвёрдой рукой снял наушники.

Почти уткнувшееся в стекло лицо Лерики с блестящими глазами и пробившемся румянцем на бледных щеках улыбалось ему. Что она только что сказала? Сердце билось неровными толчками, в этот миг Серёга не знал, чего боится больше – напора Субботиной, или того, что она может остановиться на полпути. Видимо что-то прочитав на его лице, Лерика легко соскользнула с вертящегося табурета и открыла дверь.

– Повторить? – спросила она, не отпуская взгляд Потапа. – Или достаточно?

Он не успел ничего ответить, потому что девушка неуловимым движением оказалась рядом с его креслом, тяжёлый аромат снова обрушился на него. Ужасные духи... Пальцы Лерики с длинными чёрными ногтями скользнули по затылку Сергея, вслед за ними вниз по телу потекла непонятная слабость.

– Лера, я... – начал было Потап.

– Ш-ш-ш, – прошипела Лерика, скользя губами по мочке его уха.

Этот звук словно выдул из Серёги остатки воли, протестовать и вспоминать о Карине больше совсем не хотелось. Хотелось уплывать куда-то по туманным сладким волнам. Туман... Здесь определённо были туман и дождь, совершенно заслонившие собой привычный мир. Почва под ним влажно колебалась, норовя ускользнуть из-под ног, что-то тёплое, вязкое медленно обволакивало всё его тело. Вода... Она мокро побежала по шее. Потап выгнулся в кресле, распахнув незрячие глаза. Зато какой-то звук назойливо вырывал его из блаженства – кажется, кто-то вошёл в студию?

– Быстро зашла и закрыла дверь! – чужим, неузнаваемым голосом рыкнула на пришельца Лерика.

Всё. Провал. Никаких ощущений, пока на него не обрушилась зверская мучительная боль, выворачивающая все мышцы и рвущая сухожилия. Скуля и катаясь по полу, Потап ждал, когда это кончится. Ведь должно кончиться! Он не был способен отчётливо осознать, что же такое с ним только что произошло, но не мог перестать надеяться, что эта раздирающая боль когда-нибудь утихнет, оставит его истерзанное тело так же внезапно, как вцепилась в него.


Когда Павел сообразил, что за укутанными в жёлтые занавески окнами уже совсем темно, он успел опустошить ещё пару стаканчиков, и девушка за стойкой наотрез отказалась продавать ему третий.

– Вообще-то, здесь не кабак, – сердито, но тихо сообщила ему девица, стараясь не привлекать внимание других посетителей, потянувшихся на ранний ужин. – Ехай домой, там и пей.

Совет был богатым, на миг задумавшись, Привольнов кивнул и довольно устойчивыми шагами направился к выходу из кафе. Какого чёрта он так набрался? Ведь его план состоял в том, чтобы заступить на очередное дежурство, проводить до маршрутки Карину, а потом и Яну, заодно бдительно поглядывая по сторонам. Ведь он совершенно отчётливо понимал – случиться может всё, что угодно, эта ночь тоже не будет спокойной. Ну, ладно, о Каринке теперь позаботится Потап, а вот Селиванова... Может, ему ещё удастся очухаться? А что, пара часов сна решают дело.

Гружёный мрачными предчувствиями, Павел дотащился до поста охраны и затормозил, поймав удивлённый взгляд Егора.

– М-да, братан, удивил, – сказал дежурный, выдвинувшись из-за своей стойки. – Где же ты успел так устать? Домой-то хоть доберёшься?

– Легко, – Привольнов привалился к стене. – Слышал? Петрович умер.

– Да ты что?! – поразился Егор, вытаращив круглые чёрные глаза, всегда немного прикрытые тяжёлыми веками. – И что говорят? Всё-таки его кто-то чикнул?

– Вроде сам поранился... Кстати, ты у Миши не спрашивал, были здесь вчера вечером посторонние?

Охранник сразу поскучнел. Просто обсуждать трагическое происшествие – это одно, но любые подозрения в служебном недогляде требовалось пресекать на корню.

– Да только свои всё шарились, – сказал он, опять усаживаясь за стойкой. – Тебя вон туда-сюда носило, к Потапу новая девочка приезжала, видимо с TV, её Макс Горчаков привёз. А уехала она, кстати, с вашим программным, шустрая девица...

Но "шустрая девица" в этот момент мало интересовала Павла, кивнув Егору, он вышел на улицу, заскользил на обложенном мраморной плиткой крыльце. Вот маразм, честное слово, устраивать такие обледенелые катушки у роскошных магазинов, и радиоцентру тоже "повезло", хозяева не поскупились на отделку. Всё-таки устояв на ногах, Привольнов кое-как сполз на дорогу и двинулся к остановке.

Сегодня парень не чувствовал холода, единственная польза от выброшенных на ветер двухсот пятидесяти рублей. Единственная, потому что настроение от коньяка совсем не изменилось, и мысли упорно не желали менять направление. Значит, вчера вечером, когда кто-то гонялся за Кариной, здесь был секретарь Генерального, и в пятницу, во время нападения на Лерку, Макс тоже присутствовал на собрании. Интересное открытие, тем более что по своим параметрам он ещё лучше Бартона подходил под образ маньяка. Чёрная фигура опять метнулась перед зажмуренными глазами Павла, высокая девушка, как пушинка, улетела в бугристый сугроб.

Привольнов мгновенно распахнул смёрзшиеся ресницы. Здесь! Вот в этом самом месте здоровый гад кинулся на Лерку, теперь-то он в этом точно уверен! Сумка осталась возле кустов, а он мотал Субботину вон за теми сугробами, сверху Павел не разобрал, как далеко удалось прыгнуть мерзкому маньячине. Неизвестно, смог бы это сделать Бартон, а вот Макс справился бы совершенно точно. Почему-то вспомнилась прошлогодняя акция "Новогодняя лыжня", которую в декабре проводило их радио. Участники бежали по пересечённой местности среди невысоких сопок, некоторые из которых были включены в трассу. От "Города FM" в ней участвовал Горчаков, как барс сигавший с самых верхушек покатых холмов.

С другой стороны, как бы он умудрился не поймать Каринку? Взрыв мозга! Ничего не срастается. Ведь чует он и уже ничего не может с этим поделать, что и несчастный Петрович как-то вписывается в завертевшиеся вокруг непонятки. И обезумевшая Шило, и Субботина, от которой он сегодня шарахнулся в коридоре, а потом так по-дурацки напился, глуша невесть откуда выползший страх. Почему он не рассказал обо всём Серёге?

Некоторое время Павел топал вперёд, раздумывая над этим простым вопросом. Но только вместе с подспудными ощущениями, с образами, рвавшимися из самых глубин подсознания, картина становилась для него очевидной. Маньяк что-то сделал с Лерикой, она стала "не такой", словно подцепила от него неведомую заразу. Теперь эта зараза вовсю гуляет по радио. Ну и как это объяснить ехидному и продуманному Потапу? Ладно Потапу, кому вообще это можно рассказать и не оказаться крейзи?

Чувство бессилия, особенно острое на пьяную голову, обуревало Павла. Ему нужно два часа сна. Только два часа, а потом он обязательно что-то придумает, он отмажется от дежурства в клубе, вернётся к радиоцентру и, если повезёт, отловит маньяка. Дома, в столешнице бывшего отцовского стола, лежит переделанный газовый пистолет. Считалось, что сын ничего об этом не знает, но, как и любой пацан, Павел, конечно же, был в курсе дела. Сейчас хотя бы такое оружие ему совершенно необходимо. Правда, было бы лучше, Привольнов нервно усмехнулся и ускорил шаг, было бы лучше, окажись оно заряженным серебряными пулями.



Нравится книга? Поделитесь с друзьями!




Хотите всегда быть в курсе новостей сайта?
Читайте нас в Твиттере, ВКонтакте и Facebook, подписывайтесь на новости в Google+ и не забудьте поставить +1!




Оставьте свой отзыв, напишите комментарий, задавайте вопросы! Чтобы оставить сообщение, регистрация не требуется, для входа можно использовать ваши профили в Twitter, Facebook, Google или Disqus, или же просто выберите имя и участвуйте в обсуждении как гость.




Комментарии к триллеру "Ночной Эфир"


comments powered by Disqus

Рассылка

Получать обновления на email