Загрузка...
Headphones. Ночной Эфир - городское фэнтези/триллер
Ночной Эфир
Ночной Эфир

"Ночной Эфир" - городское фэнтези/триллер, действие которого разворачивается на радиостанции "Город FM". Жуткие галлюцинации будоражат небольшой коллектив, а по тёмным коридорам, словно иприт, расползается тайный, удушливый ужас...

Глава 9. Неизвестный

Эта ночь запомнилась Яне в виде обжигающих вспышек, во время которых она то упускала, то вновь подхватывала нить ужасных событий, внезапно ворвавшихся в её жизнь. Вспышка – и Егор с каким-то незнакомым парнем, прибежавшим на её истошный крик со второго этажа, отправляются к Лизе. Они идут вдвоём, потому что Яна наотрез отказалась выходить на улицу, а Егор так же решительно запретил вызывать милицию, пока он лично не убедится в произошедшем, так как с недавних пор охранник совсем перестал доверять навязчивым идеям "горожан".

Закрыв за ними дверь, девушка забилась за стойку охраны, где по-прежнему негромко бормотал телевизор. Надо же, белобрысый и чернокожий боксёры всё ещё дерутся, периодически повисая друг на друге, с того момента, как Яна видела их в последний раз, прошло лишь несколько минут. Новая вспышка – разведчики с перекошенными лицами врываются в холл, Егор, ничего не говоря, устремляется к телефонному аппарату, а второй, бледный до синевы, парень замирает возле стойки, потрясённо уставившись на Яну.

Ей показалось, что они бесконечно долго ждали людей в форме, всё это время она в основном сидела зажмурившись, должно быть, чтобы не видеть осточертевший бокс. Егор постоянно куда-то звонил, и девушка тоже достала телефон. Необходимо позвонить Привольнову, почему-то решила она, ведь он же хотел быть в курсе того, что сегодня стряслось в "Городе". И ведь был совершенно уверен, что что-то непременно произойдёт... Телефон Павла оказался временно недоступен, однако и через час, и через два оператор сказал Яне то же самое, видимо разоспавшийся Привольнов просто-напросто отключил свой мобильный.

Пашка не хотел с ней разговаривать, зато этого жаждал один из приехавших милиционеров в обычном сером костюме и куртке. Немолодой дядька с худым хмурым лицом несколько раз подступал к Яне, но стоило ей добраться в своём рассказе до того момента, как она заметила тело Лизы, девушку начинало трясти, и Егор, в служебном помещении которого шла беседа, наливал ей новый стакан воды. В итоге, Яна разрыдалась, милиция махнула на неё рукой и велела отправляться домой, но завтра утром явиться на радио, потому что в радиоцентре по этому странному происшествию будет работать группа, и потребуются более внятные показания одного из главных свидетелей.

Легко сказать – отправляться, а как это сделать, если ни под каким видом не можешь заставить себя вновь пройти дорогу до трассы, да и маршрутки уже не ходят? Остаётся такси, но домой ей всё равно лучше сегодня не возвращаться, родители моментально учуют неладное, тогда расспросов будет не избежать. Решено, она переночует у брата Андрюхи, хотя его жена и не очень радуется вторжению родственников. Ничего, как-нибудь устроится в детской на маленьком диванчике, купленном на вырост племяннику Даньке, пока помещавшемуся в младенческой деревянной кроватке. Как-то раз после клуба Яна уже ночевала на нём, не рискнув слишком поздно заявиться к родителям, демократизм которых всё же имел свои пределы.

Девушка не помнила, как добиралась до города, в следующей вспышке она увидела себя в квартире брата, в ванной, внимательно разглядывающей собственное зеркальное отражение. Вид был так себе, лицо бледное, глаза воспалённые, но самое паршивое, что, стоило опустить веки, как перед ними тут же выплывала ночная дорога, синевато-белый снег и нечто тёмное, перекинутое через сугроб, нога в изящном сапожке... Только ледяной контрастный душ немного прояснил мозги, стуча зубами, Яна забилась под одеяло и прислушалась к тихой возне на кухне. Жена брата, Татьяна, работала графическим дизайнером и часто брала работу домой, сидела с ней по ночам, параллельно занимаясь приготовлением обеда и ужина на завтрашний день. Андрей считал её очень хорошей хозяйкой.

Немного поворочавшись в постели, девушка поняла, что душ смыл не только иррациональные страхи, но и любые признаки сна, несмотря на невероятно длинный и утомительный день, спать совершенно не хотелось. Чтобы раз за разом не прокручивать в голове события вечера, Яна постаралась думать о чём-то приятном и мгновенно вспомнила минувший эфир. Надо же, сколько народу, от тинейджеров до пенсионеров, оказывается, мечтает хоть раз в жизни попасть в тропический рай. На практике он недостижим, во всяком случае для людей, которые обычно звонили на радио, но она, Яна, никогда особенно не переживала по этому поводу. Она знала другие способы отлично отдохнуть.

Закинув вместительную брезентовую палатку в старый ГАЗик папаши одного из школьных приятелей Яны, ребята давным-давно устоявшейся компанией отправлялись "на природу". По труднопроходимым для обычного транспорта лесным дорогам они ехали вверх по реке, к удивительному месту, где основное русло распадалось на несколько кос, вода в которых прогревалась до температуры парного молока. Это было их место, даже народ из окрестных деревень нечасто забредал в такую глушь. Там уже в конце июня трава стояла в прямом смысле по пояс, и её приходилось притаптывать, разбивая лагерь.

Правда, если проехать чуть дальше, земля становилась болотистой, а воздух звенел от гнуса, так что туда стоило наведываться только ради красивых метёлок из камышей, потом долго стоявших в комнате Яны в высокой напольной вазе. Бархатистые кофейные трубки закачались перед закрывшимися глазами девушки – как же хорошо, как здорово будет снова оказаться в их лагере на реке, которую незнающие люди считают северной, а потому холодной и совершенно не пригодной для купанья!

Через минуту Яна уже видела сон, вообще-то снившийся ей довольно часто. Медленные волны величавой реки (а на косе течение в самом деле было гораздо спокойней основного потока) несли её вдоль покатых глиняных отвалов, девушка блаженно подчинялась воде. Внезапно, нарушая обычную логику сна, на отмели, после которой река снова сливалась и набирала силу, возникла одинокая человеческая фигура. Лиза! Видение дохнуло ужасом, но Яна заставила себя вглядеться в Леонову, терпеливо поджидавшую кого-то на этом лесном берегу. Чёрные джинсы, серый жакет, одетый на чёрную майку с высоким горлом, эти вещи были на Лизе вчера...

Так это меня, внезапно сообразила Яна, она караулит меня! Словно услышав её мысли, Леонова вскинула голову и медленно подняла руку.

– Не туда, – молча сообщила она Яне, указывая вниз по течению. – Тебе не надо туда.

Куда туда?! Всполошившись, девушка завертелась в набравшей скорость воде.

– Не надо туда! – кричала ей вслед неподвижная Лиза.

А Яна уже начала понимать слова приятельницы. Необоримая сила стремительных волн тащила её вперёд, несмотря на все отчаянные попытки выбраться к берегу. Девушка билась, пытаясь освободиться от плена воды, но это было всё равно, что вручную тормозить поезд или повернуть вспять водопад. Изо всех сил размахивая руками, она проносилась мимо всё новых и новых кустов камышей – а значит, скоро начнётся болото!

Почему болото? Как этот грохочущий поток может превратиться в него? Во сне Яна не знала ответа, точно так же, как не понимала, отчего нужно бояться вязкой грязной воды, но панический ужас был так велик, что она бешено рванулась, ломая суставы, и, тяжело дыша, подскочила на миниатюрном диванчике. Вокруг трепетала глухая бархатная темнота, прошло довольно много времени, прежде чем Яна перестала слышать неотвратимый, лишающий воли грохот волн и поняла, что на самом деле вокруг неё тишина, заполнявшая уютную детскую племянника, отгороженную плотными шторами от всех страхов и опасностей большого мира.


Как и было велено, этим утром Яна не поехала в универ, благо, что все последние зачёты оказались сданы, а консультации следовало посещать только для собственного успокоения. Однако со спокойствием в последнее время обстояло туго, стоило девушке перебежать трассу и ступить на ведущую к радиоцентру аллейку, как от страха снова замутилось в голове. Да ещё этот дурацкий сон... При чём здесь река? О чём её пыталась предупредить Лиза? Ведь верь не верь в мистику, но по-другому воспринимать ночное видение не получалось. Погибшая приятельница явно не советовала Яне приближаться к какому-то месту. Знать бы ещё, что она имела в виду.

Стараясь не смотреть на обочину, перетоптанную человеческими и собачьими следами, девушка промчалась мимо поворота дороги. Кстати, с милицией вчера действительно приезжал флегматичный овчар, никак не проявивший себя в расследовании. В конце концов, кинолог, чтобы зря не морозить животное, просто завёл его в холл, и тот дожидался отъезда группы, забившись под кресло с высокими ножками. Яна неожиданно вспомнила, как пёс улёгся мордой к двери, напряжённо ловя звуки, долетавшие с улицы.

В дежурке сидел мрачный, как туча, Миша, и в обычное время не блиставший весёлостью. При виде Яны он несколько оживился, сообщив с тяжёлым сопением:

– Что же ты, Селиванова. Тебя всё утро ищут, а ты не торопишься.

– Кто ищет? – почему-то испугалась девушка.

– Как кто? Органы. Ваших допрашивают, а основного свидетеля нет.

– А вы не знаете... почему они меня называют свидетелем? Я же ничего не видела, только нашла Лизу...

– Ну, им виднее, кто чего видел, – надул щёки охранник. – Только с этим вашим "Городом" давно пора разобраться, выяснить, кто там у вас шалит, пока весь народ не перебили.

"Шалит", раскопал же где-то словечко, думала Яна, обречённо поднимаясь наверх. Шалости в духе древних разбойничков, если не кого-то похуже. И о каком перебитом народе он говорит? Разве кроме Лизы... Петрович, ахнула девушка, Миша думает, что эта же тварь убила Петровича! Стоп, стоп! Не нужно накручивать, у "деда" был приступ, и он поранился железякой... Но, с другой стороны, именно этот охранник дежурил в ту ночь, он мог видеть что-то неизвестное несчастной Лизе.

На своём этаже Яна первым делом двинулась в "улей", обнаружив там только Карину, обычно снующий по этажу народ притих и забился по кабинетам, как мухи перед грозой. Редактор службы информации тоже выглядела потерянно, она сидела возле включённого ноутбука, неотрывно глядя во всё ещё синеватое окно. Яна не заметила там ничего интересного, зато испытала лёгкое потрясение, скользнув взглядом по студии – вместо Павла, который сейчас должен был вести эфир, за пультом сидела Лерка Субботина! Невероятное явление, учитывая, что Лерика любила демонстративно заявлять, что раньше десяти утра она никогда не встаёт с постели.

– Привет, Кариш, – пробормотала Яна, всё ещё рассматривая Субботину. – Ущипните меня, если это не Лерика.

– Лерика, Лерика, – заверила её подруга, отрываясь от своего созерцанья. – Черт-те что у нас творится – Пашка куда-то пропал, зато Субботина с утра болтается по станции и даже согласилась выручить Шило.

– А милиция?

– Ну да, милиция окопалась в кабинете Куницына, вызывает всех по очереди. Кстати, искали тебя. Слушай... Это правда? То, что говорят о Лизе?

Только сейчас Яна окончательно поняла, в каком нервном напряжении находится подруга. Ужас. Селиванова непроизвольно передёрнула плечами – она вдруг отчётливо увидела, как Карина сидит здесь всё утро, непрерывно представляя, что это она, а не Лиза валяется в лесу с изорванным лицом.

– Я не знаю, кто что говорит, – осторожно сказала Яна. – И пока непонятно, что же произошло на самом деле. Каринка, перестань себя запугивать. Просто надо какое-то время соблюдать технику безопасности, вечером ездить на такси, или хотя бы идти до остановки не в одиночку. А милиция пусть ищет этого урода. Хотя, скорее всего, это всё-таки зверь, судя по травмам Лизы.

Чтобы приободрить себя и подругу, Яна старалась говорить как можно убедительней, и сама верила в собственные слова, в этот момент совершенно не подозревая, как далека она от истины. Когда перестаёт работать привычная логика, основанная на том, что мы знаем о нашем мире, человек становится очень беспомощным, но Яне ещё только предстояло это узнать. Поэтому сейчас она натянуто улыбнулась Карине, демонстрируя уверенность, которой не было и в помине, и отправилась "на допрос".


В кабинете Куницына действительно сидел представитель "органов", только это был не вчерашний дядечка, а молодой массивный парень, с неохотой оторвавшийся от каких-то бумаг.

– Слушаю, – буркнул он, уяснив, что Яна не собирается выходить из комнаты, не обнаружив в ней своего начальника.

– Селиванова, – кашлянув, представилась девушка. – Яна Селиванова. Мне сказали, что вы искали меня.

– Ах, Селива-анова, – протянул крепыш. – Что же вы, Селиванова, на работу опаздываете? Я вас, между прочим, с восьми утра дожидаюсь.

– Могли бы долго ждать, – обиделась Яна. – Я, вообще-то, веду ночной эфир. Это ваш коллега попросил меня приехать утром.

– Па-нятно, – похоже, у парня была дурацкая манера растягивать слова. – Интересная у вас работа. И не страшно ночью добираться до дома?

– Теперь страшно. Надеюсь, убийца недолго останется на свободе?

– Вот, кстати, об убийце, – моментально став серьёзным, следователь захлопнул папку и указал девушке на стул. – Садитесь Яна, из людей, что вчера вечером были в "Городе FM", я не опросил только вас.

Ага, значит он отлично знает, что я работаю вечером, фыркнула про себя девушка, но считает нужным кривляться, строить из себя крутого спеца. Подумаешь, нашёлся Шерлок Холмс!

– И много здесь было людей? – уточнила Яна, пристраиваясь у куницынского стола.

Она неожиданно вспомнила вчерашние претензии Егора, уставшего открывать и закрывать двери за сотрудниками "Города".

– Валерия Субботина, ваш редактор Елена Львовна, Сергей Потапов... Кстати, он утверждает, что вы последней разговаривали с потерпевшей.

– Ну да. То есть, не знаю, может быть она ещё с кем-то общалась, но меня Лиза отвела к Потапову, а потом она собиралась домой.

– Вы видели, как она уходила?

– Говорю же, нет. Мы с Сергеем остались в студии, требовалось срочно записать рекламный ролик.

– Окей. Уточните хотя бы время.

Время... Около половины восьмого Яна появилась в радиоцентре, специально глянула на мобильник, надеясь, что у неё есть двадцать минут на кофе. Но на этаже её перехватила Леонова, как долго они болтали?

– Думаю, что я встретила Лизу в половине восьмого, мы немного поговорили, потом я отправилась в студию, а она домой. Как-то так, – не слишком уверенно сообщила Яна.

– Сосредоточьтесь, пожалуйста, – вздохнул следователь. – Что значит "немного"?

– Ну, минут десять–пятнадцать.

– Ага. И о чём же был разговор?

– Лиза рассказала мне, как погиб Петрович. Понимаете, я в это время работала, поэтому ничего не знала.

– Что? – на щекастой физиономии следователя мелькнуло некоторое оживление. – Что ещё за Петрович?

– А разве вам никто не говорил? – удивилась Яна. – У нас тут всё одно за другим, с "дедом" беда случилась, кто-то напал на Карину, а теперь вот Лиза...

– С этого места поподробней, – распорядился её собеседник, вновь открывая свою папку. – Карина, это у нас, простите, кто?

Лихорадочно соображая, Яна быстро поведала следователю о событиях, в последнее время взбаламутивших радиостанцию. Странно. Почему до неё никто не сообщил о них "органам"? Пусть о том, что случилось с Каринкой, знают немногие, но история Петровича... Хотя "крепыша", как про себя назвала следователя Яна, всё-таки больше заинтересовали приключения редактора службы информации.

– Значит, говорите, это произошло за день до гибели Леоновой? – задумчиво пробормотал он. – Интересное дело. И этот ваш "дед" тогда же поцарапался шкворнем?

– Чем?

– Забудь. А больше ничего экстраординарного здесь не происходило?

Яна пожала плечами. Нет, конечно, можно было поведать милиции и о "видениях ди-джея Привольнова", но она сильно подозревала, что это обесценит её показания. Нет уж, пусть Пашка сам сообщит это следователю, чтобы не одна Яна выглядела сказочницей на фоне молчаливых коллег. А в самом деле, почему Шило не сотрудничает с "органами"? Ведь это же милое дело – сцапать следака и навязать ему собственное изложение событий, проявить компетентность в делах "Города". Как она могла упустить такой шанс?

В свою очередь, "крепыш" тоже выглядел озадаченным, он явно скомкал разговор, отпустив Яну с обещанием чуть позже продолжить беседу. Девушка побрела в коридор, слыша, как за её спиной следователь энергично защёлкал кнопками телефона. Но стоило Яне притворить дверь, как яростное шипение заставило её подпрыгнуть на месте.

– Ты! Ты что себе позволяешь, мокрохвостка! Ты хоть представляешь, что теперь будет?! – негромко, но невероятно пронзительно выводила Елена Львовна, о которой девушка только что успела подумать. Яна не слышала, как редактор подкралась к ней, и оказалась припёрта к стене. – Это надо же быть такой пустоголовой! Да теперь они с нас не слезут, всё перероют, работу сорвут. Нет, кто тебе позволил так клеветать на наше радио?!

– Вы о чём? – еле выдавила из себя шокированная "мокрохвосткой" Яна.

– О чём?! – Шило подошла ближе, уставившись на девушку бешеными глазами. – Ты что ему наплела? Кто нападает на ди-джеев? При чём здесь Петрович?! У-у-у! – редактор схватилась за собственное горло, словно от ярости у неё перехватило дыхание. – Только ментов здесь не хватало!

С какой-то отстранённой оторопью Яна поймала себя на том, что отступает под напором Шило, скользя лопатками по стене. Девушке казалось, что невысокая редакторша нависает над ней, давит, прожигает чёрной ненавистью глаз. Непонятная слабость сковала всё тело, она хотела отпихнуть от себя сдуревшую бабу, но ладони бессильно болтались, не подчиняясь голове, колени дрожали, грозя в любой момент подогнуться. На миг девушке показалось, что заплетавшиеся конечности сейчас откажутся держать её, и она рухнет на пол беспомощным кулем.

Дверь кабинета программного директора распахнулась, оттуда выкатился "крепыш", продолжавший прижимать к уху трубку, он обежал быстрым взглядом застывших женщин и устремился к лестнице. Яна качнулась – невидимые прочные путы исчезли, и она едва устояла на месте. В следующую секунду, со всевозможной скоростью в трясущихся ватных ногах, девушка рванула за следователем, стараясь слушать его монотонное бубненье, заглушавшее вкрадчивый ноющий звук, всё это время ввинчивавшийся в её мозг. Ей казалось, что мгновение назад она вплотную подошла к какой-то грани, а может быть и заступила за неё, уловив нечто такое, что совершенно не предназначено для человеческих органов чувств.


– Ну что, пообщались? – спросил Миша, подозрительно поглядывая на девушку, сломя голову вылетевшую в холл.

Охранник вышел из-за своей стойки и, видимо, уже какое-то время наблюдал за Яной.

– Что? – девушка вдруг осознала, что с отсутствующим видом стоит возле пальмы, бывшей на самом деле обыкновенной юккой, удачно вписавшейся в нарисованный на стене пейзаж.

– С милицией, говорю, пообщались? Чем это они тебя так достали?

Разглядев в зеркале на противоположной стене свою бледную физиономию, Яна постаралась придать ей нормальное выражение. Стоя в углу с вытаращенными глазами, она самой себе показалась обезумевшей жертвой крутого наезда. Хотя, чему удивляться? Ведь именно это только что и произошло, Шило определённо хотела напасть на неё. Дичь какая-то! Словно неизвестная зараза, вполне ощутимое помешательство охватило хорошо знакомых ей людей.

– А вы... следователя не видели? – очнувшаяся девушка развернулась к охраннику.

– Ну, привет, – совсем насупился тот. – Только что вышел на улицу, ты ж за ним бежала.

Точно! Ещё не до конца сформулировав собственные мысли, Яна уже знала, что она должна сейчас же, немедленно всё выложить милиции. Необходимо срочно понять, что творится на радиостанции. Следуя этому импульсу, девушка сорвалась с места и бросилась к выходу мимо отшатнувшегося Миши. Подошвы заскользили по плитке высоких ступеней, Яна завертела головой, но никакого представителя "органов" на стоянке не обнаружилось, зато на повороте аллеи мелькнул белый автомобиль. "Крепыш" уехал...

Но ей необходимо обсудить с кем-то все свои страхи! Быстро перебрав в памяти радийных приятелей, Яна по очереди забраковала их. Карина? Ну уж нет, подруга и так напугана, незачем подливать масла в огонь. Потап? Подходящий вариант, его сарказм оказался бы кстати, вот только со вчерашнего вечера звукорежиссёр вышел из доверия. Остаётся... Привольнов! Нет, в самом деле, где окопался этот ловец маньяков, когда они просто кишат на студии? Он совершенно точно должен быть в теме, иначе не вертелся бы каждый вечер у радиоцентра.

Придя к такому умозаключению, Яна сбежала вниз по ступенькам и направилась к трассе. Только что пережитый испуг вылился в лихорадочную активность, девушка неслась к городу, раздражаясь на светофоры и неповоротливые фуры, то и дело застревавшие на перекрёстках на въезде в областной центр. Насколько она помнила, Павел жил в старом городе, в одной из сталинок недалеко от районного клуба, где он вроде бы подрабатывал. Привольнов упорно не отвечал на звонки, и разыскивать его жилище пришлось почти интуитивно.

Кажется, вот этот дом ей показала Карина, однажды потащившая Яну на джазовый концерт, проходивший в зале этого самого клуба. Ну да, пятиэтажка с маленьким магазинчиком внизу, тогда девушка точно так же унюхала от него божественный аромат свежей выпечки. Мгновенно захотелось есть, но Яна не позволила себе отвлечься, мимо припаркованных машин она протиснулась к первому подъезду и задумчиво уставилась на домофон. Так, второй этаж – это три квартиры, потому что в подъезде их всего пятнадцать. Значит, ей нужен четвёртый, пятый или шестой номер. Здесь интуиция молчала, и Яна набрала первую комбинацию, но ни в одной из искомых квартир никто не желал отзываться. Ну конечно, день в разгаре, и народ мотается по делам. И что теперь? Ведь если Пашка взялся прогуливать, наверняка он очень занят, наивно было надеяться застать его дома.

Пока девушка боролась с охватившей её досадой, домофон запищал, и на улицу выскочил мальчик с ранцем, перевешивающим его щуплую фигурку. Секунду поколебавшись, Яна всё же зашла в подъезд. Здесь во всём чувствовалась основательность – свежеокрашенные бежевые стены, цветы на окнах, аккуратные коврики у дверей. Супер, но всё же, какая из них привольновская? Да и есть ли смысл разбираться, раз хозяина где-то носит? Особенно не рассчитывая на успех, девушка прошлась по площадке, нажимая кнопки звонков, и уже направилась к лестнице, когда сзади резко распахнулась какая-то дверь.

В темноватом проёме пятой квартиры собственной персоной стоял ди-джей Привольнов и напряжённо вглядывался в Яну. Футболка, рваные джинсы, слегка взлохмаченные светлые волосы, честно говоря, Павел выглядел диковато, но девушка обрадованно бросилась к нему.

– Ну ты даёшь! Прогульщик! Бегаю тут всё утро, разыскиваю тебя.

– Зачем? – неуловимо быстрым движением Привольнов отстранился, не спуская с Яны внимательных глаз.

– Так мне можно войти? – она удивлённо остановилась на пороге.

Потрёпанный вид Пашки наводил на определённые размышления – пил он всю ночь, что ли? Но вроде бы раньше за Привольновым такого не водилось, Яна в свою очередь насторожённо уставилась на парня. Видимо разглядев в ней что-то понятное только ему, Павел немного расслабился и отошёл в сторону.

– Давай, проходи. Ты откуда? Выглядишь, как будто через весь город пешком неслась.

– У самого-то что с лицом? – фыркнула Яна. – И это ты ещё на работе не был, никто на тебя в коридоре не кидался.

– Чего?

С мгновенно окаменевшей физиономией Павел нервно выглянул на площадку, втянул Яну в квартиру и захлопнул дверь. В короткий и широкий, похожий на прихожую, коридор выходило три двери, вслед за Привольновым девушка двинулась к средней, где скрывалась комната Пашки – просторная, с трехметровыми потолками и подвешенной в углу боксёрской грушей. Компьютер на широком двухтумбовом столе был выключен, зато на тахте валялись какие-то книжки. Невероятно, Павел не явился на эфир и спокойненько сидит дома, почитывает литературу, Яна не поверила бы, если б ей на голубом глазу рассказали что-то подобное.

– Так кто там на тебя кинулся? – спросил парень, плюхаясь на тахту.

– Дурь какая-то. Может я чего-то не поняла, но Шило явно хотела на меня напасть.

– Шило... – Яне показалось, что Павел вздрогнул. – Она... ничего тебе не сделала?

Полушутливый тон, и так с трудом дававшийся Яне, испарился от тревоги в его голосе, совсем недавно пережитый страх снова подступил к горлу, девушка судорожно сглотнула, чувствуя, что Привольнов тоже напрягся.

– В каком смысле? – спросила Яна, подавляя дрожь.

Это становилось невыносимым, подзаряжаясь неясными страхами, они сидели, уставившись друг на друга, а атмосфера в комнате уже просто искрила ужасом.

– Хватит меня пугать! – наконец не выдержала Яна. – Что ты знаешь? Я вижу, что вокруг все словно сбесились, но ничего не могу понять! На работе появляться страшно, скоро от людей шарахаться начну...

– А кто ещё сбесился? – Павел продолжал смотреть на неё с непонятным выражением.

– Потапа вчера глючило... Да все странные! Каринка ходит зашуганная, менеджеры по кабинетам забились, про Шило я вообще молчу. Представляешь, она подслушивала мой разговор со следователем! Я, конечно, многое могла от неё ожидать, но это что-то уж слишком круто.

– Да, последнее время это за ней водится, – согласился Привольнов. – А что там ещё за следователь? – вскинулся он.

– Бли-ин, точно, ты же не в курсе. Погибла Лиза Леонова, – Яна почувствовала, как слёзы, которых вчера не было и в помине, накипают на глаза. – Я её нашла. Представляешь? Поговорила с тобой, пошла к остановке, а там, на повороте... Карина думает, Лизу убила та же тварь, что гонялась за ней по лесу.

– И что твой следак?

– Тихо офигевает от разнообразия наших трагедий. Паш, что происходит? Ведь совсем недавно у нас всё было отлично, что за чума на наш несчастный "Город"?

Вместо ответа Павел мрачно уставился в угол, эти же мысли всю ночь разрывали ему мозг, но выговорить вслух результаты своих размышлений было совсем непросто. И дело даже не в том, что парень боялся быть осмеянным, ему казалось – стоит озвучить свои дикие предположения, как они оживут, внедрятся в реальность, и от них уже невозможно будет избавиться.

– Ты помнишь, с чего всё началось? – наконец спросил Привольнов. – Неизвестный набросился на Лерику. В понедельник она, как ни в чём не бывало, появилась на радио – и понеслось. Петрович, Шило, потом Потап, Лиза. Только не все выживают после этого... воздействия, некоторые почему-то гибнут. В больнице мне сказали, что у "деда" было заражение крови. Думаю, ИМ нужно как-то замаскировать такие смерти, тут подойдёт и железный штырь, и бешеный зверь. Скорее всего, у Лизы найдут тот же резкий сепсис.

– Кому "им"? – почему-то шёпотом уточнила Яна.

– Ну а кто занимается кровопийством? – нервно хмыкнул Павел. – Схема такая – укусил Петровича, заразил, а укус замаскировал под рану. Никто и не догадается, что произошло на самом деле. Умные, гады.

– Кто укусил? Паш, ты чего? Фильмов про вампиров пересмотрел?

– Вот, – Привольнов подтолкнул к девушке какую-то книжку. – Самое странное, что мы даже себе не верим, когда правильно определяем эти существа. А уж вампиры они, вурдалаки или ламии – это на любителя. Смотри, смотри! Ты же у нас филолог? Классик, между прочим, Алексей Толстой, неужели не читала? "Семья вурдалака". Я вчера так и не смог уснуть, решил проглядеть книжку, которая меня зацепила. Сто с лишним лет назад они, наверное, чаще встречались, но и сейчас разведутся будь здоров, ведь им полная лафа – никто в них не верит, ходи и жри кого хочешь!

– Бред, – неуверенно пробормотала Яна, пытаясь вспомнить, что же такое там написал Толстой.

– Ага, вот только наш редактор бродит по коридору с остановившимся, как у зомби, взглядом, да странных людей с каждым днём становится всё больше. Ты же видела Шило вблизи, от неё даже несёт разложением!

Девушка вздрогнула, невольно вспомнив сегодняшнее столкновение у кабинета Куницына. Но ей редакторша показалась вполне живой, хотя и выглядела отвратительно, густо намазавшись тональным кремом.

– Слишком она активный покойник, – стараясь сохранять спокойствие, возразила Яна.

Послушал бы их кто-нибудь, внутренне поёжилась она, местный филиал дурдома, а ещё берутся обсуждать чьи-то странности!

– А я и не говорю, что ОНИ умерли, – несколько противореча себе, заявил Павел. – Это Голливуд тиражирует всякую дохлую нечисть, а наши как будто чем-то заражены – Шило, Лерка, ты говоришь, и Потап тоже... Вон у Толстого старик перекусал всю семью, а они остальную деревню. В самом деле, эта дрянь распространяется быстрее чумы, и инфицированный начинает нападать на людей, вообще перестаёт быть нормальным человеком. В конце концов, мы не знаем, что лежит в основе вампирских историй, привыкли, что если вампир, то это непременно Дракула в гробу. А здесь, – он снова постучал по книге, – никаких гробов. Просто горная деревня и один приблудившийся вурдалак. Ничего не напоминает?

– Ну знаешь, так мы с тобой договоримся до охоты на вампиров! Между прочим, ты не одинок, некоторые до сих пор так развлекаются, вон Бартон в Англии познакомился с чуваками, у которых от этого едет крыша, и они устраивают ролевые игры.

– Да, мне Карина рассказывала...

– Вот-вот, – кивнула Яна. – Представляешь, он попёрся с этими любителями вампиров на древние руины, они там принялись кого-то гонять, и его даже ранили.

– Булыжник на голову упал?

– Почему булыжник? Во-от такая царапина.

Девушка чиркнула себя ногтем по щеке, неожиданно замерев пальцем на шее. Внезапно выстрелившая в голове мысль ошпарила её кипятком.

– Ранили, говоришь, – негромко повторил Привольнов. – А тебе не кажется, что рана у нашего друга Бартона обнаружилась в очень нехорошем месте, особенно учитывая всё, что случилось после его возвращения.

– Паш, ты думаешь... – Яна запнулась, не решаясь договорить до конца.

– Не знаю. Не уверен, – качнул головой парень, моментально уловивший её вопрос. – Тим или нет, но кто-то притащил к нам эту заразу. Неизвестный, с которым все мы, наверняка, отлично знакомы. Я уже всю голову сломал, соображая, кто это может быть.

Как ни странно, слова Павла постепенно перестали казаться Яне навязчивым бредом. Ведь всего пару часов назад она в каком-то метре от себя видела сумасшедшие, наполненные яростной жаждой глаза редактора. Ни тогда, ни сейчас у девушки не было никаких сомнений – ещё миг и Шило бы бросилась на неё! Точно так же, как и Потап (несчастный Серёга, почему он не смог отбиться от монстра, разгромившего его студию?!), как Лерика, через стекло выцеливавшая в "улье" Карину.

– Каринка! – охнула Яна, срываясь с места. – Ой, мамочки! Там же полно людей, а ОНИ одного за другим подкарауливают их! Паш, мы должны немедленно что-то делать! Поехали, в "Городе" сегодня весь день толкётся милиция.

– Ну, прямо вижу, как мы рассказываем всё ментам, – Привольнов не двинулся с места. – Думаешь, кого они повяжут после этого?

– Да плевать! Нужно как-то выманить ИХ, расшевелить, я не знаю, в конце концов устроить ловушку! Пусть потом органы разбираются, выясняют, кто ОНИ на самом деле, а мне это без разницы. Я не хочу дожидаться, пока меня поймают, как Лизу.

– Уверена? – Павел внимательно посмотрел на девушку. – Вообще-то, я только и думаю, как это сделать в одиночку. Нужна наживка, – он помолчал, давая Яне осмыслить свои слова. – Только надо быть очень осторожным. Нельзя позволять нашим вурдалюгам и неизвестному гаду приближаться к себе, скорее всего, это сильные и резкие твари.

– А ещё они как-то на нас влияют, – сказала Яна, вспомнив непонятное состояние апатии, охватившее её в коридоре. – Даже если бы Шило на меня напала, не уверена, что я смогла бы сопротивляться.

Павел кивнул, учитывая её предупреждение. Приняв решение, он снова стал энергичным и чётким, сборы заняли у него несколько минут, а потом парень появился в комнате с небольшим чёрным предметом в руке, в котором Яна, приглядевшись, с изумлением опознала пистолет. Настоящий пистолет, с курком и коротким массивным дулом. Охотник и наживка были готовы к встрече с Неизвестным и всем его выводком.



Нравится книга? Поделитесь с друзьями!




Хотите всегда быть в курсе новостей сайта?
Читайте нас в Твиттере, ВКонтакте и Facebook, подписывайтесь на новости в Google+ и не забудьте поставить +1!




Оставьте свой отзыв, напишите комментарий, задавайте вопросы! Чтобы оставить сообщение, регистрация не требуется, для входа можно использовать ваши профили в Twitter, Facebook, Google или Disqus, или же просто выберите имя и участвуйте в обсуждении как гость.




Комментарии к триллеру "Ночной Эфир"


comments powered by Disqus

Рассылка

Получать обновления на email