Загрузка...
Дом на Изумрудном острове. Колдовской роман Ольга
Ольга
Ольга

"Ольга" - колдовской роман, действие которого происходит на волжском Изумрудном острове, где просыпается дремлющая магическая сила, вступившая в беспощадную борьбу с людьми за землю, принадлежащую ей веками.

Глава 1. Мадам

Мадам была на редкость убедительна. Покачивая ногой в туфле на умопомрачительно тонком каблуке, она делилась с Купцом планами на ближайшие пару недель в жизни Маргариты. Купец лучился улыбками, призванными разогреть жёсткое клиентское сердце. Сегодняшний визит Мадам вселил в него нешуточные надежды – кризис выкашивал на корню креативные агентства, и о подобном заказе он давно уже не грезил даже в самых смелых мечтах.

– Честно говоря, я долго колебалась, прежде чем остановиться на вас, – между тем вещала Мадам. – Мне вовсе не хочется получить дом, похожий на сливочный торт, и мои представления об эстетике немного отличаются от того, что принято строить здесь, – она взмахнула рукой, словно противные "сливочные" дома произрастали именно из их агентства.

В общем-то, не так уж она и ошибается, – молча вздохнула Марго. Агентство "Версаль", в котором ей довелось проработать два последних года, набило руку на дизайне интерьеров для рублёвых миллионеров местного разлива, и все они, как на подбор, отличались удивительной витиеватостью. От пафоса самого агентства, от его шефа – Купца, да и от проектов, которые, как горячие пирожки, лепили её коллеги, Марго долго испытывала неловкость, пока не поняла, что именно этого и ждут богатые, не слишком образованные люди. Но вот, поди ж ты, нашлась одна особа, отличная от длинной череды капризных клиенток, уже привычных для Маргариты.

Мадам, как сразу окрестила её девушка, дожидалась дизайнера в кабинете Купца, и Рита невольно обрадовалась, что шеф вызвал её для делового разговора. Так уж вышло, что её вовсе не радовала перспектива оказаться один на один с непосредственным начальством. Весной, когда все чувства словно размораживаются после спячки, а сладкий воздух туманит голову, её угораздило завести с ним роман. Да, да, самый банальный роман, с исчезанием в обеденный перерыв и телефонными разговорами, где Купец величал её Сергей Сергеичем, что означало присутствие в относительной близости законной жены.

Весна прошла, и романтические чувства иссякли, да только Слава Купец всё никак не мог поверить в это, всё пытался возобновить отношения и периодически подкрадывался к Марго. Вот, кстати, он терпеть не мог, когда кто-то называл его просто по фамилии, наверняка он втайне мечтал о чём-то более аристократичном, отсюда та атмосфера, которую он трепетно культивировал в своём агентстве.

– Я долго думала, каким же должен быть мой дом, – продолжала Мадам, откинувшись в бежевом кожаном кресле. Надо сказать, что смотрелась она очень эффектно – белокурые волосы, струящееся по стройному телу платье цвета морской волны, и если бы не цепкий взгляд, Марго вполне могла посчитать её своей ровесницей, глаза добавляли ей лишний десяток лет. – Смотрела виллы в Италии, французские замки. Всё это великолепно, но... Каждый стиль хорош на своём месте. Вы меня понимаете? – неожиданно спросила она у Риты, Купец с готовностью закивал головой. – У нас же, в России, если не брать все эти купола и башенки, шло постоянное заимствование стилей. Но что делать, если хочется органики?

Да, тяжёлый случай. Рита уже поняла, куда клонит Мадам, даже Купец начал улыбаться насторожённо. Половину прошлого года ей пришлось убить на проект дизайна горной "хижины" одного заядлого охотника из местной элиты. Он напрочь отказывался признавать существующие тенденции и стили, браковал все образцы и требовал отражения индивидуальности своего жилища. В результате, Рита и сама не чаяла вымучить идею, устроившую бы пожилого банкира, но, как ни странно, справилась с этим, и "Версаль" получил выгодный заказ. Теперь понятно, почему именно её сватает клиентке Купец, хотя в фирме полно гораздо более опытных дизайнеров, которым можно поручить эту работу. Не хватало только заполучить репутацию человека, способного за счёт креатива примирить самые дикие фантазии заказчика. Тогда уж точно, все неподъёмные проекты будут её.

– Так вот, я хочу дом, способный стать продолжением удивительного места, в котором он расположен. Архитекторы отлично справились со своей задачей, но вот внутренний дизайн... Нет, наверное, это неплохо, и вначале мне даже нравилось, хотя сейчас я понимаю – всё не то! Такой дом хорош в пригороде, а не посреди величественной реки. В общем, если честно, всем давным-давно надоел евростандарт, – Мадам сморщила аккуратный носик.

– Тогда Маргарита Викторовна именно тот человек, который вам нужен! – наконец вклинился Купец. – Недавно она оформляла охотничье шале...

– Да, да, – клиентка невозмутимо перебила его. – Мы бывали в гостях у … – она небрежно бросила фамилию банкира, явно не козыряя знакомством. – Я знаю, что... Маргарита Викторовна довольно долго разрабатывала свой проект, но у меня не тот случай – мне надо получить его к сентябрю. Как только моя семья покинет летний дом, там начнутся работы по его переустройству. Поэтому, я хочу, чтобы она пару недель пожила в моём доме, прониклась, так сказать, его спецификой. А потом мы могли бы вместе взяться за проектирование.

Теперь удивился даже бывалый Купец, выгнул дугой красивую соболиную бровь и воззрился на Мадам:

– То есть, вы приглашаете Марго к себе на остров?

– Именно, – как ни в чём не бывало ответила клиентка. – Ну, отправьте её в командировку, что ли. Если она станет бывать на Изумрудном набегами, то вряд ли ощутит его замкнутый мир. Мне нужно, чтобы дизайнер чувствовал остров.

Изумрудный, Изумрудный... Что-то такое Маргарита уже слышала, но не это занимало её сейчас. Неужели Купец согласится?! Разную блажь она успела повидать, но чтобы так, за здорово живёшь, увозом увозить куда-то сотрудника... Казалось, шеф всё-таки заколебался, раньше "Версаль" не сдавал дизайнеров внаём.

– Кстати, на острове разбираются руины бывшего рыбачьего посёлка, – невозмутимо продолжала Мадам. – Думаю выстроить там миленький пансион на несколько номеров. Поверите, даже самых уважаемых гостей нашей области сейчас негде принять, если им больше нравится жить за городом. Представляете, как тогда расширится поле вашей деятельности?

– Всё – обречённо поняла Рита – этого душа Купца точно не вынесет, да ради такого куска он сам метнётся куда угодно, заглядывая в глаза клиенту и бодро виляя хвостом. Интересно, где были её мозги, когда этот человек казался ей надёжным и обаятельным? Похоже, придётся паковать вещи и пылить на этот, как его? Изумрудный. Хотя Мадам сказала, что это остров, значит не пылить, а шлёпать по воде...

– Я рада, что нашла у вас понимание, – не унималась клиентка. – Для меня крайне важно было единство в этом вопросе. Вы увидите, что Изумрудный – это другой мир! К нему нельзя подходить по обычным канонам, там ничего не нужно украшать – он прекрасен! Главное, передать его красоту и в наших жилищах, не разрушить гармонию...

Оказалось, что эта напористая дама может бесконечно вещать о своём острове. Рита начала уже тихонько изнемогать, когда Мадам вдруг резко прервала словесный поток и вполне деловито распорядилась:

– Значит, завтра в половине восьмого утра я жду вас с вещами по этому адресу, – на стол Купца опустилась визитка. Свиридова Светлана Николаевна, отель "Центральный", быстро прочитала Марго округлые буквы. – Поедем с моим шофёром и, не беспокойтесь, ровно через две недели он в целости и сохранности доставит вас домой. На остров проблемно добираться по-другому, – она неожиданно дружелюбно улыбнулась Марго. – Лучший путь – на автомобильном пароме, так делают почти все его жители.


Когда за Мадам, наконец, закрылась дверь, Марго и Купец уставились друг на друга, между ними на матовой поверхности стола продолжал лежать маленький кусочек серебристого картона. На этот раз шеф сдался быстро, заёрзал, тяжело вздохнул и быстро заговорил, рассматривая свои идеальные ногти:

– Марго, ты многого не знаешь, поэтому не спеши делать выводы о том, что наше агентство перебирает с угодливостью. Сколько проектов мы сейчас ведём? Не знаешь? А я скажу тебе – три! Не двенадцать, как прошлым летом, а только три! Ну, не считая твоего кафе. И это в самый сезон, – Купец мрачно помолчал и вскинул на Риту свои быстрые серые глаза. От разлитой там растерянности девушке стало не по себе. – Между тем, конца-краю этому "кризису" не видно. Бог знает, что думают там, наверху, – он потыкал пальцем в потолок, – но местный народец напуган и ждёт лучших времён, когда можно будет достать заначку и опять заняться строительством. Всё это бабло отхватит тот, кто доживёт до стабильности. А как это сделать без денег?! В общем, Марго, не хотелось бы расписываться в собственной беспомощности, но если мадам Свиридова сорвётся у нас с крючка, я не гарантирую дальнейшее существование агентства.

Вот так новость. Его тревога всерьёз зацепила Риту. Глядя на руки шефа, которые нервно раскручивали ручку, она почувствовала сбегающий к пальцам холодок. Неужели всё так серьёзно? Но сейчас она никак не может остаться без работы, только не сейчас... Марго быстро оборвала эти мысли, сжала озябшие ладони и снова пытливо взглянула на Купца.

– Плохи наши дела, да? – неизвестно зачем уточнила она. – Значит, мне нужно выпрыгнуть из штанов, но угодить Мадам?

– Какая же ты всё-таки умница, Бемби, – улыбнулся Слава, и от этой "Бемби" у Марго на миг защемило сердце. Купец называл её так когда-то, стараясь заглянуть на дно карих глаз. Когда-то именно это казалось ему очень важным. – Если мы получим в зиму заказ по дизайну пансиона Свиридовой, то всё! Пусть что угодно творится в нашем экономическом ералаше, "Версаль" сможет тихо-мирно заниматься творчеством и поплёвывать на конкурентов. Мы преспокойно дотянем до весны, да ещё с таким бонусом – проектом элитного пансиона! Твой гонорар, естественно, будет соотвествовать заслугам перед фирмой, в этом можешь быть совершенно уверена.

Да уж, что-что, а жадиной шеф никогда не был, особо не обижал дизайнеров с оплатой, и во время их краткосрочного бурного романа делал красивые подарки. А деньги нужны, ох как нужны! Страшное слово "ипотека", как у половины населения страны, каждый месяц ярмом висело на плечах Маргариты. Дотягивать до конца месяца, с ужасом ждать зарплаты (а вдруг в этот раз её конверт с деньгами существенно похудеет?!), чтобы потом выплатить очередной взнос и, чуть не плача, подсчитать оставшиеся гроши. Всё ради новенькой квартирки, в которую она, наконец, переехала от родителей. Кто же знал, что год однокомнатного счастья бабахнет кризисом над головой наивной Марго как раз в тот момент, когда она считала, что все её финансовые и жилищные проблемы более-менее решены?

– А почему здесь указан "Центральный" отель? – Рита ногтем подцепила визитку Мадам. – Это тоже её заведение?

– Ты что, никогда не слышала о Свиридовых? – удивился Купец. – Крутое семейство. О бизнесе Свиридова-старшего я даже не хочу гадать.

– Неужели мафия? – фыркнула Марго.

– Это вряд ли. Скорее – рыбка, но в таких количествах... В общем, товарищ повесомей многих местных банкиров вместе взятых. А его жена, вот эта самая Светлана Николаевна, не только таскается по салонам, но ещё и крутит туризм. Держит гостиницу с отличными номерами, помню, какая была драчка за её интерьер. Мы тогда только начинали, и мечтать не могли... Зато её пансион я из рук не выпущу! – неведомо кому поклялся шеф.

– А есть ещё Свиридов-младший?

– Что? – Купец встряхнулся от коммерческих грёз. – А... Да, есть такой, Стасик. Вот от него держись подальше – мелкий балованный гадёныш, всё время трётся по клубам, видимо никак его папаша к делу не приткнёт.

Все в "Версале" знали эту слабость шефа. Не смотря на свои хорошо за тридцать, он обожал молодёжные тусовочные места, постоянно держал нос по ветру, был в курсе всех тенденций и веяний. Да и Рита всегда ощущала его ровесником, хотя была младше Купца лет на десять. В её родном городе, в отличие от столиц, таких людей было не слишком много.

– Ладно, – Марго со вздохом поднялась из-за стола. – Что мне делать с проектом кафе? Если я исчезну на две недели, из кого "повариха" будет пить кровь?

"Поварихой" в агентстве прозвали одну сумасшедшую тётку, которая долгое время варила в столовой борщи, но внезапно получила от родственника крупную сумму денег на организацию более цивилизованной точки общепита. Как единственный в родне опытный в подобном "бизнесе" человек, она должна была приглядывать за всем, начиная от оформления кафе, заканчивая качеством и набором блюд. В тётке внезапно взыграла творческая жилка, и она чуть ли не ежедневно являлась в "Версаль" с новыми предложениями по дизайну помещения. Всё, что эта женщина видела когда-то по телевизору или на кухнях приятельниц, шло в дело, все в агентстве были в курсе её истории и творческих мук. Поэтому неудивительно, что "инкубатор" дизайнеров пустел, стоило массивному туловищу "поварихи" возникнуть в дверях, лишь Марго приходилось терпеливо выслушивать и переваривать скачки мысли клиентки.

– Э-хм, – кашлянул Купец, который, кстати сказать, всегда пережидал это нашествие в собственном кабинете. По простоте душевной, "повариха" как-то раз пыталась привлечь к такому обсуждению и "уважаемого Вячеслава Михайловича". – Передавай его Анке. Да, точно, пускай Анка заканчивает с кафе, и постарается побыстрее, как она это умеет.

Что ж, идея была богатой, у Анки – Анны Бологовой, лучшей подруги Марго, не забалуешь. Её подопечные быстро становились шёлковыми и подписывали любой проект, который им разрабатывал этот матёрый мастер. Правда, с её подходом к делу, всегда существовала угроза перегнуть палку и потерять заказчика. Свиридовский заказ не на шутку взбодрил шефа, раз он решил стравить "повариху" с Анкой.


В "инкубаторе" – большой комнате, отведённой дизайнерам, ничего не изменилось за время отсутствия Марго. Все полностью ушли в работу, чуть слышно шелестели компьютеры и сухо пощёлкивали клавиши, процесс идёт. Ну как же, на то он и "инкубатор", чтоб в нём высиживались, рождались гениальные идеи будущих проектов. Головы склонены, глаза нацелены на виртуальный мир красивой жизни, который строится на мониторах, даже музыка сегодня не играет, Алла Аркадьевна заставила-таки Рудика завести наушники, а не приобщать коллектив к клубной музыке.

Только тот, кто трудится здесь, отлично знает, что Рудик, ритмично покачивая головой в наушниках, в этот момент наверняка гоняет по монитору "Танчики" или что-то подобное. У парня наблюдается явный приступ недалёкого детства, хотя себе он кажется зрелым мужчиной, через год заканчивающим ВУЗ. Сама Алла Аркадьевна бесконечно сидит в контакте с такими же продвинутыми дамами, вываливающими друг другу кучу семейного фото. Лёша... Марго бросила быстрый взгляд направо, где сидел Лёша Зацепин, её одногруппник, по протекции которого она и оказалась в "Версале". А вот Лёшка явно в курсе невесёлых дел агентства, уж очень у него отсуствующий вид в последнее время, возможно, он уже рассылает свои резюме и портфолио, подыскивает место понадёжней.

Прошествовав мимо пустых столов (а она-то удивлялась, что шеф отпустил народ в отпуск летом!), Рита шлёпнулась на стул-вертушку со сломанной ногой, на котором только ей и удавалось усидеть. Почему-то она никак не хотела расставаться с этой мебелью, уверяла всех, что хоть немного нагрузки при их сидячей работе никогда не повредит.

– Поздравляю, теперь ты ведёшь кафе "поварихи", – объявила Марго задумчивой Анке.

– Супер! – тут же среагировала подруга, отрываясь от монитора. – Купец, наконец, решил избавиться от неё?

– Скорее, он решил на время избавиться от меня. Отправляет в командировку.

– Как это? – Анка вытаращила ярко накрашенные глаза.

Марго точно знала, что если бы она обладала подобными внешними данными, то свела бы косметику на нет – природа и так очень щедро одарила подругу тёмно-каштановыми кудрями, бронзовым загаром и удивительным миндалевидным разрезом зелёных глаз. Определённо, Анка была красоткой, хотя и в совершенно другом стиле, полностью противоположном изысканной внешности Светланы Свиридовой.

– Помнишь сегодняшнюю клиентку? – поинтересовалась Рита, хотя и так была уверена, что, в отличие от неё самой, глазастая подруга не могла пропустить эффектную женщину на своей территории. – Она предложила мне заняться дизайном своего дома. А дом, к сожалению, далеко от города.

– Почему это тебе предложила? – ревниво уточнила Анка.

– Да всё та же история – будем искать индивидуальность, органику и сливаться с природой.

– А... – Анка моментально потеряла интерес. Её коньком был модерн, она обожала металл, стекло, простые геометрические формы, и настолько верила в них, что смогла раскрутить на такой дизайн хозяина одного из лучших клубов города. Можно было только догадываться, как это льстит её самолюбию. – И куда она намерена тебя затащить?

– На какой-то Изумрудный остров.

– Капец! – выдохнула Анка, подпрыгнув на стуле.

Рядом раздался короткий, довольно музыкальный свист. Ну, конечно, Рудик даже в наушниках умудрялся подслушивать, тот ещё фрукт. Рудольф Гербер, тьма предков которого в Поволжье звалась Иванами и Василиями, но сегодня Герберы возвращались к историческим корням и снова получали немецкие имена. Правда, их новое поколение уже не стремилось выехать в маленькую Германию, это перестало быть модным. Рудик, к примеру, после окончания института рвался в Москву.

– Нет, серьёзно? У тебя клиент с острова Изумрудный? – в два взмаха длинных конечностей Рудик подкатил к ритиному столу. – А кто? Кто?! – он поочерёдно впился взглядом в лица подруг, его уши возбуждённо пылали.

– Ты чего это, мальчик, совсем нюх потерял? – моментально набросилась на него Анка. Рита очень подозревала, что если бы не её регулярные выволочки, на юного Рудольфа невозможно было бы найти управу. Парень отличался остроумием и наглостью, но, так как считал себя в "Версале" временным, в открытые конфликты никогда не вступал. – Езжай за комп, работай, всё, что тебя касается, тебе официально сообщат.

– Ну, ну, – Рудик попробовал изобразить презрительную усмешку. – Кто-то за комп, а кто-то на Изумрудный. Элли, блин!

Демонстративно водрузив наушники, Рудольф, не вставая со стула, заковылял на рабочее место. Ну вот что он только что имел в виду? Очень похоже, что намёки на особое отношение к ней Купца никогда не закончатся – Марго судорожно вздохнула и сжала кулаки. Или закончатся, когда всех этих людей просто выставят на улицу. Вот опять она со своим оптимизмом... Счастье, что Анке не было дела до таких тонкостей, она вовсю тормошила подругу, так некстати ушедшую в себя.

– Ну?! – требовала она подробностей. – И что? Поедешь смотреть дом? Когда? И как поедешь? Надо нанимать катер...

Анка, как обычно, задавала сто вопросов сразу, Марго кое-как прорвалась в её скороговорку.

– Не просто смотреть. Мне велено жить там две недели, "впитывать атмосферу острова". Можешь себе представить?

– Капец... – зачарованно протянула Анка. – Ну ты, подруга, везучая, как муха в мартини. Две недели в июле на Изумрудном острове! Да это же курорт. Нет, лучше курорта!

– Почему лучше? – Рита невольно покосилась в сторону Рудика, который наверняка снова навострил уши.

– Потому что на курорте ты можешь только гадать, кто из встреченных на пляже обладателей эксклюзивных трусов миллионер, а кто только косит под него. А на Изумрудном миллионеры все. Только ходи и подбирай.

– Постой, а я ведь что-то такое уже слышала...

– Да что ты там могла слышать?! – зафыркала Анка. – Сидишь дома, с дивана только подъёмным краном поднимать! А вот я знакомилась с одним крутым чуваком, у которого был там дом. Вот только до визита на Изумрудный у нас дело не дошло, – в голосе подруги сквозило такое сожаление, что это ещё больше подогрело интерес Марго.

– Может, посмотрим в интернете? – предложила она.

– Ну ты вообще, – Анка демонстративно покрутила у виска. – Какой интернет, детка? Такие люди предпочитают не демонстрировать собственность всяким лохам, не способным так же устроить свою жизнь. Это закрытый мир. Поняла? И лазейки туда открываются единицам. Так что не хлопай ушами, лови шанс! Хотя, что тебя учить, – Анка критично осмотрела подругу и махнула рукой. – Только зря воздух сотрясать, всё равно же ничего не сделаешь, так и будешь всю жизнь позволять крутить собой всяким Купцам и другой мелюзге. Вот бы мне попасть на остров с такой железной легендой – мол, разрабатываю дизайн, всё остальное ни-ни! У них, этих богатеньких буратин, нюх на желающих подобраться к их денежкам переразвит. А каждая девушка должна получить своего миллионера, – убеждённо добавила она.

– Девушки, мы все здесь вам не мешаем? – ага, приторно ехидный голосок Аллы Аркадьевны. Неужели выслала все фотки и нацелилась поработать?

– Что вы, что вы, нам очень приятно ваше общество! – с готовностью отозвалась Анка.

Но подруга всё же развернулась к своему столу, махнув Рите рукой, мол потом договорим, я не закончила инструктаж и всё ещё надеюсь сделать из тебя человека.


Однако, как следует взяться за Марго в этот вечер Анке не удалось, она долго болтала по телефону с каким-то, видно не очень пропащим кавалером, покидала в сумку вещички и уже в половине шестого свинтилась домой. Надо сказать, Рита после этого вздохнула с облегчением, она наизусть знала нехитрые проповеди подруги. Поэтому, добросовестно собрав для неё все файлы по кафе и выложив их на рабочий стол анкиного компьютера, Марго дождалась момента, когда Лёша Зацепин выберется из-за своего стола.

Быстро распрощавшись с Рудиком и Аллой Аркадьевной, на час позже начинавших рабочий день – один по причине проблемного утреннего подъёма, другая из-за возни с мужем и детьми – Рита рванула к широкой лестнице офисного здания, несколько комнат которого принадлежали агентству "Версаль". Неторопливый, полноватый Зацепин ковырялся в замке своей старой Тойоты, ситуация располагала к внеслужебному общению.

– Лёша! – Марго решительным шагом направилась к бывшему одногруппнику. Вообще-то она никогда не злоупотребляла его скромным транспортным средством и могла спокойно напроситься в попутчики. – Ты сейчас куда?

– К тёще, – парень близоруко сощурился поверх очков. – Так что давай, запрыгивай, высажу тебя по пути. Снова у нас Катька болеет и не ходит в сад, – вздохнул Зацепин, поворачивая ключ зажигания. – А тёща Ленке весь мозг вынесла, что мы заставляем её сидеть с нашим ребёнком, хотя она ещё ого-го! Могла бы выгуливать платья в своём паспортном столе.

Историю про вредную тёщу – начальницу паспортного стола, жену Зацепина – бухгалтера в крупной фирме, которой дорого обходится каждый больничный, и самого безответного Лёшу Марго слышала уже не раз. В прошлом году он постоянно конфликтовал с Купцом, потому что именно его всё семейство пыталось усадить дома с больным ребёнком, чему шеф был совсем не рад, так как заказы сыпались на агенство, и часто приходилось работать даже по ночам. Сейчас же Купец был невероятно предупредителен с Алексеем, скорее всего верхним чутьём тоже улавливал настроение ценного сотрудника, ведь потеря такого специалиста, как Зацепин была бы серьёзным ударом для "Версаля".

– Ухожу я, Ритка, – сказал Лёша, словно услышав тревожные мысли Марго. – Похоже, скоро завалится наша контора.

– Куда уходишь? – Рита почувствовала, как опять холодеют руки, не смотря на пышущий жар разогретого за день асфальта, влетавший в открытое окно. – Тебя позвали в другое агентство?

– Звать-то звали, да только смысла нет. Везде сейчас одно и то же, а мне деньги нужны, Катьку, видимо, придётся оперировать. Так что подамся во фрилансеры.

– Лёш... – Марго вдруг стало очень страшно, невыносимо захотелось найти хоть какие-то аргументы, чтоб удержать Зацепина. Ведь, кто бы что ни говорил, он – основа, половина проектов "Версаля" вырастала из его идей. – Но это же ненадёжно...

– Риск есть, – как что-то давно обдуманное произнёс Алексей. – Но я уже полгода топчусь на фрилансе, обзавёлся кое-какой клиентурой, так что – прорвусь. Вот закончим с Аллой Аркадьевной суши-бар...

– Лёша, а что, если я скажу тебе, что забрезжила перспектива? У нас появился очень неплохой клиент, который может подсыпать работы на всех, – горячо заговорила Марго.

– Это Свиридова? – прозорливо уточнил её собеседник.

– Так ты её знаешь?

Зацепин помолчал, перестраиваясь с центрального проспекта на магистраль в их спальный район, а затем поведал Марго грустную эпопею пятилетней давности, как он, заканчивая университет и готовя диплом, умудрился поучаствовать в конкурсе на дизайн свиридовского отеля. Мадам лично возглавляла жюри, чуть ли не собственноручно составляла техническое задание для конкурса, а потом безжалостно громила его проект.

– Она обсуждала с конкурсантами их работы? – удивилась Рита.

– Не со всеми, конечно, – криво усмехнулся Зацепин. – Но я был таким зелёным и уверенным в собственной гениальности, что попёр к ней. Подозревал, что конкуренты заплевали мой проект, и хозяйка просто не смогла разглядеть его совершенства. Однако, Свиридова сумела быстро и вежливо объяснить мне, где место моё и той лажи, что я для неё наворотил. В общем, приземлила меня очень качественно. А строила как? Отель за одно лето вырос, у неё там вся эта стройка просто летала! Жёсткая дамочка.

– А мне так не показалось, – Марго старалась яснее вспомнить те ощущения, что остались у неё от Мадам.

– Ну да, – согласился Алексей. – Я-то в своё время просто обалдел от такой красоты. Она, кстати, совсем не изменилась, ни за что не скажешь, что тётке сорок лет, уж никак не меньше. Кажется, что большие бабки – это и есть секрет вечной молодости. В их компании у человека совсем другая жизнь.

Новость о командировке Риты на остров Изумрудный Зацепин выслушал молчаливо и равнодушно. Было видно, что он уже полностью отстранился от того, что происходит в агентстве.

– Давай, Кравцова, удачи, – сказал он ей на прощанье, притормозив недалеко от новенькой нарядной девятиэтажки. – Может, что и вправду выгорит. Тогда ещё побарахтаемся, хотя, какой у нас рынок? Все эти чокнутые частники... Ладно, пока, звони, если понадобится совет, – Алексей помолчал, глядя сквозь не очень чистое лобовое стекло. – Думаешь, мне очень хочется на это вечное домохозяйство? Моим же не объяснишь, что я просто буду работать дома, с визгом свесят на меня не только Катьку, но и все эти плошки-поварёжки.


После разговора с Зацепиным настроенье Марго стремительно приближалось к нулю. Расхотелось мороженого, которое она в эту жару каждый вечер покупала в роскошном супермаркете на углу, заменяя им ужин. Идти в магазин было незачем, какие продукты, если завтра она едет на Изумрудный? Действительно, Элли, блин...

Погода, похоже, вполне разделяла чувства Марго – небо впервые за всю неделю заволокло тучками, и пока она доскакала на каблуках до собственного подъезда, ей на плечи уже вовсю сыпались неожиданно прохладные дождевые капли. А если на неделю зарядят дожди? Такое, хоть редко, да случается, как тогда она будет приобщаться к природе острова? Чувствуя протест привыкшей к комфорту, избалованной цивилизацией горожанки, Рита совсем уж уныло принялась взбираться на третий этаж. Путь наверх не прошёл даром, в голове прояснилось, и девушка твёрдо заявила себе, что уж кто-кто, но миллионеры Изумрудного, наверняка, гораздо более требовательные люди, а значит, с этой стороны ей нечего ждать подножек судьбы. Тогда с какой? Откуда эта нервозность и томящая тоска?

Ещё за закрытой дверью она услышала, как дома разрывается телефон. Гремя ключами, Марго ворвалась в прихожую только для того, чтобы увидеть на определителе номер шефа. Ну нет, плавали, знаем, сейчас только возьми трубку, и последние наставления сотруднику плавно перейдут в настоятельные просьбы Купца о совместном ужине. Никак не живётся ему с женой, тогда почему в нужный момент он не стал удерживать их отношения? Или наоборот, прекрасно живётся, но как не прихватить капельку разнообразия на стороне, раз подвернулась такая возможность?

В перерывах между звонками Рита решительно выдернула шнур телефона, затем, поколебавшись, отключила мобильник. Она не давала новый номер шефу, однако сейчас у неё не было абсолютно никакого желания с кем-то общаться. Может быть даже к лучшему, что завтра она уедет из города и целых две недели не увидит всех этих людей.

Дождь за окном совсем разошёлся, Марго приоткрыла створку, впуская в духоту комнаты свежий воздух. Изумрудный... Ей вдруг ужасно захотелось представить что-то невероятно красивое, вздымавшее над Волгой свои бархатисто-зелёные величественные склоны. И чтоб вокруг сновали белые судёнышки, солнечные блики пестрили в желтоватой воде... Ничего не вышло. Остров наплывал на Марго давящей чёрной громадой, а навстречу ему из неведомых глубин её души поднимался безотчётный ужас.

Как вполне обычная мирная вещь может приобрести зловещий смысл в искажённом пространстве сна, так и этот остров, под тихий шелест дождя всплывший в сознании Риты, источал незримую, но неизбежную беду. Она испуганно распахнула глаза, ещё незряче вглядываясь в сплошной поток, взбивавший на асфальте белые пузыри – силуэт острова не спешил размываться и таять в дождевой воде. Вот так и происходят нервные срывы во время кризиса, сказала себе Марго, решительно задёрнула шторы и отправилась в душ.



Нравится книга? Поделитесь с друзьями!




Хотите всегда быть в курсе новостей сайта?
Читайте нас в Твиттере, ВКонтакте и Facebook, подписывайтесь на новости в Google+ и не забудьте поставить +1!




Оставьте свой отзыв, напишите комментарий, задавайте вопросы! Чтобы оставить сообщение, регистрация не требуется, для входа можно использовать ваши профили в Twitter, Facebook, Google или Disqus, или же просто выберите имя и участвуйте в обсуждении как гость.




Комментарии к роману "Ольга"


comments powered by Disqus

Рассылка

Получать обновления на email