Загрузка...
Дом на Изумрудном острове. Колдовской роман Ольга
Ольга
Ольга

"Ольга" - колдовской роман, действие которого происходит на волжском Изумрудном острове, где просыпается дремлющая магическая сила, вступившая в беспощадную борьбу с людьми за землю, принадлежащую ей веками.

Глава 10. Время для бегства

Что значат несколько часов для пятилетнего малыша? Одно дело, если он просто улизнул от Соломеи и не смог найти обратную дорогу в зарослях карагачей (Марго отлично представляла как это бывает), но в лесу есть змеи, а остров, как известно, это часть суши, окружённая водой...

– Евочка Валентиновна в ужасе от того, что Родион мог упасть в воду, – задыхаясь, подтвердила опасения Риты гувернантка.

Она дышала всё тяжелее, похоже, у Сальмонеллы в любой момент мог начаться приступ астмы, а значит, у них на руках окажется ещё одна больная, которую нужно срочно выхаживать.

– Успокойтесь! – шикнула на няньку Свиридова, мгновенно просчитавшая перспективы. – Никто никуда не упал! Мы немедленно прочешем остров и найдём ребёнка. Так, нужно привлечь Невельского... Кто-нибудь умеет держаться на лошади?

– Ну я ездил немного в Англии, – пожал мощными плечами Дизель.

Мадам кивнула, быстро найдя задание для каждого, она привычно и не задумываясь распоряжалась оказавшимися рядом людьми. В результате, через несколько минут, вооружённые телефонами на случай оперативной связи, обитатели виллы заспешили в разные стороны – Алиса и Соломея возвращались во владения Панченко, чтобы ещё раз на свежий взгляд проверить укромные уголки (вдруг малыш просто заснул, спрятавшись там от гувернантки?). Оторванной от плиты заполошной Катерине и молчаливому садовнику достался лес вдоль пешеходной тропы на пляж, Диз бросился к Невельскому, предвкушая своё героическое участие в операции. У парня явно поднялось настроение, когда он представил, как будет носиться по Изумрудному на лихом коне.

А вот Марго пришлось промолчать, заполучив в напарники Джуниора, их Мадам отправила к опустевшему посёлку. Разумеется, никто и не ожидал найти там ребёнка, зато бригада строителей тоже могла быть задействована в поисках, рабочим поручалось прочесать заросли карагачей, растянувшиеся вдоль дикого правого побережья. Сама Свиридова осталась на вилле планомерно прозванивать всех владельцев особняков, чтобы они осмотрели свою территорию, а охрана и спасатели, поднятые адвокатом Николашей, уже шерстили аллеи и переезды левого берега. В конце концов, Изумрудный не так велик, чтобы нельзя было найти человека!

Кто бы спорил с разумностью этого плана, но происходящее с каждой минутой всё больше не нравилось Марго. Нет, дело даже не в Джуниоре, мрачно идущем по дороге и слишком небрежно проверяющем окрестные кусты (честно говоря, оказаться в доме Панченко и слушать истерику Евы девушке и вовсе казалось невыносимым), дело в муторном чувстве, с утра разъедавшем ей мозг. Почему-то сейчас, не смотря на всю свою внутреннюю борьбу, Рита была абсолютно убеждена – что бы они не делали, события идут по собственному сценарию.

Никто больше не контролирует ситуацию на Изумрудном – говорила себе Марго, прислушиваясь к насмешливому шелесту ветра – никто из окружающих её людей. Кстати, о ветре. Все эти дни томно и мягко шуршавший в листве, он неожиданно стал порывистым и прохладным, и в этих стремительных рывках звучали иные ноты, заставлявшие Риту поёживаться. Ни птицы, ни даже флегматичные шмели не нарушали симфонию ветра, попрятавшись от дождя, которым пахло в воздухе. Задрав голову, Марго оценила набрякшее тучками небо. Насколько она помнила, обычно насекомые бесились перед летней грозой.

– Родион! – ей показалось, что-то мелькнуло на поляне, на самом краю восприятия, и тут же укрылось за низким кустарником.

Удивляясь собственному бесстрашию (все эмоции словно тоже задавило тяжёлое предгрозовое небо), Рита пробралась через травяные заросли и огляделась по сторонам. Никого. Молчаливая стена карагачей, высокие цветочные стебли, лишь с перепугу Марго могла когда-то не заметить, какая дорожка остаётся, если по ним пробирается даже маленький человек. Нет, мальчик явно не уходил так далеко в лесок.

Обогнув купу деревьев по пологому холму, Рита снова выбралась на тропу. В нескольких шагах впереди неё, замерев на месте, стоял Стас. Ну конечно, Джуниор застрял перед посёлком, отсюда через верхушки вязов уже вполне просматривались крыши ещё уцелевших домиков. Идти дальше Свиридову-младшему определённо не хотелось.

– Можешь спокойно спускаться, – бросила Марго, обходя парня. – Её там нет.

– Что?! – Джуниор вздрогнул, невольно шарахнувшись в сторону.

– Говорю, Ольга уехала, – подавив нервную усмешку, сказала Рита. – Она больше не ждёт тебя.

– Ты... – опешивший парень догнал её и пристроился рядом. – Откуда ты можешь знать?! Или ты специально меня бесишь?

– Твоя сестра видела, как Ольга с отцом садились на паром, – пожала плечами Марго. – Ей-то ты веришь?

Джуниор не ответил, он молча переставлял длинные ноги, так что девушке почти приходилось бежать. По сути, первый со злополучного вечера знакомства разговор неожиданно крепко сцепил их друг с другом, Стас не выглядел сейчас ни высокомерным, ни агрессивным, он устало посмотрел на Марго.

– Не думаю, что она убралась с острова, – парень качнул головой. – Я по-прежнему ощущаю её присутствие. Хотя, ты не поймёшь. Мне всё время кажется, что эта ведьмачка пялится на меня из-за деревьев. Ненавижу это место. Кончится лето, никогда больше не появлюсь в этом их поганом доме, – отчаянно выдохнул он. – Так что, можешь что угодно вытворять с моей комнатой, – Джуниор криво улыбнулся.

– Не преувеличивай, ты отлично дал ей понять своё отношение, – закрываясь от его обаяния, возразила Марго. – Вряд ли Ольга тебя не поняла и хранит иллюзии на твой счёт.

– Не поняла? – физиономия Свиридова-младшего снова вытянулась, он резко затормозил, заставив остановиться Риту. – Не поняла?! – нервные смешки помимо воли рвались из его горла. – Не знаю, что с ней такое, но ничто не заставит эту тварь поступать по-человечески!

– По-человечески?! – неожиданно для себя взвилась Марго (и хватает же у людей наглости?!) – Ты ничего не путаешь, мальчик?! Не знаешь, кто вышвырнул отсюда Ольгу, как бродячую собаку? – (точно, чёрную, тощую бродячую собаку!) – Кто пнул под зад, когда она стала слишком докучать?!

– Не ори, – сбавляя тон, прошипел Джуниор. – На нас уже пялятся.

В запале Рита не заметила рабочих (одним из них был давешний парнишка-костровой), с удивлением выглядывавших из-за порушенных стен. Видно, что сын хозяйки не часто появлялся на стройке, это вызвало немалый интерес, хотя парни быстро постарались изобразить крайнюю занятость.

– Здравствуйте, – сказала Марго, уловив, что Свиридов-младший не знает с чего начать. – Гриша – вас же Гриша зовут? – вы не могли бы позвать сюда бригадира и остальных?

– А что такое? – насторожился парень.

– Мухой давай туда-сюда, – велел Джуниор, снова входя в роль. – Всех касается, – он посмотрел на второго строителя, исподлобья разглядывавшего пришельцев.

– Пропал мальчик, – заторопилась сгладить неловкость Рита. – Срочно нужна ваша помощь. Сейчас все, кто может, прочёсывают остров.

– Момент, – зыркнув на Стаса, парень лихо перепрыгнул через сваленные грудой брёвна.

Но их уже заметили, с соседней (когда-то бывшей соседней) улицы спешили усатый бригадир и мужичок в тельняшке, очень впечатливший Марго своей страшной рыбацкой сказкой. Правда сейчас в его облике не было ничего инфернального, как ей когда-то пригрезилось в свете костра, обычный обсыпанный извёсткой рабочий, живо откликнувшийся на чужую беду.

Так же деловито, как до этого разбирали гнилые доски, строители включились в поиски Родиона. Перебросившись парой слов, они собрались цепью прошерстить кусок оставшегося диким леска. Как Мадам управляется с этими людьми? Рита быстро почувствовала себя отстранённой от дела, толпа мужчин возле неё топталась и басила, похоже, Гришка успел обежать посёлок, и здесь собралась вся бригада.

Невольно бросив взгляд вдоль полуразобранных домишек, Марго замерла, не слишком веря собственным глазам (не первый раз мерещится всякое!), звук голосов поплыл, теряя ясность, а по пыльной дорожке, в этой оглушившей Риту тишине, к людям ковыляла маленькая фигурка. Родион. Знакомые шорты и маечка, невероятно нарядные на фоне окружающего убожества, кудряшки...

– Родион, – потрясённо прошептала девушка. – Родион!

Сорвавшись с места, Марго бросилась к ребёнку, борясь с непонятно откуда взявшимся страхом, что мальчишка может исчезнуть в любую секунду. Сзади тут же затопали чьи-то ботинки, но девушка, не смотря на откликнувшееся болью тело, первой домчалась до малыша.

– Родион! Господи! С тобой всё в порядке?

Стоя на коленках, она крутила и тормошила ребёнка, который, хлопая сонными глазами, рассматривал сбежавшихся взрослых. На первый взгляд, на мальчике не было ни царапины, и, если бы не удивление, проступившее на круглой мордахе, Рита решила бы, что малыш таки смылся из лап гувернантки.

– Как ты здесь оказался? – она крепко держала уже начавшего брыкаться Родиона, словно опасаясь, что он всё же растает в воздухе.

– Эх ты, парень, – пробасил через её плечо бригадир. – Что ж ты с таких пор из дома-то бегаешь?

– Я не бегаю! – мальчишка нахмурил светлые бровки. – Я пошёл в гости к... тёте!

– Родион, обманывать нехорошо, – вздохнула, поднимаясь, Марго. – Здесь нет никакой тёти.

– Только дяди, – хмыкнул Гришка. – Да, главное, как он мимо нас прокрался? Полно народу и никто не заметил пацана.

– Я шёл с тётей! – возмущённо топнул Родион. – Во-он в тот дом! – он махнул перемазанной в глине ручкой. – Она сказала, что сегодня поучит меня чему-нибудь интересному, а потом мы пойдём купаться и она покажет мне, как забираться на утёс, а потом...

С криком мальчика звон в голове Риты усилился, она почувствовала, как виски сжимает болезненный обруч. Резко вскинув голову, она увидела прозрачные помертвевшие глаза Джуниора.

– Эта... тётя умеет лазить по утёсам, – сказала она, глядя на Стаса.

– Очень круто! – восторженно крикнул Родион.

– Ольга, – отозвался Свиридов-младший, рванув воротник светлой рубашки-поло.


Все спасатели стянулись к дому Панченко, даже Мадам не поленилась пешком прогуляться до владений адвоката Николаши, чтобы посмотреть на довольного Родиона. Мальчишка заливался, как весенний лягушонок, купаясь в обрушившемся на него внимании, немного потрёпанная от переживаний Ева не выпускала его из рук, у них за спиной сопела хмурая Сальмонелла, наверняка ожидавшая репрессий за свой недосмотр. Но радость взрослых постоянно мешалась со странностью этой истории, поэтому Панченко, не переставая, распрашивал сына под напряжёнными взглядами семейства Свиридовых.

Похищение Родиона произошло на удивление просто. После завтрака малыш вышел в сад, где нос к носу столкнулся с тётей, накануне потрясшей его воображение – такое он видел только в кино! Незнакомка, умевшая передвигаться по стенам, задумчиво рассматривала дом и не сразу обратила внимание на мальчика. Родиону пришлось даже подёргать её за длинные, почти полностью скрывающие лицо волосы, прежде чем девушка посмотрела на него, зато потом она сразу решила забрать его с собой.

– Она этого не говорила, однако мальчишка сразу понял, что "тётя" зовёт его в гости, он не мог пойти, у него был урок, но девушка обещала научить Родиона разным нужным вещам. Для этого требовалось спуститься к воде на старом заброшенном пляже (мальчик не знал этого места, но отчётливо видел его в своей голове), там был дом незнакомки.

– О-о-х! – прерывая его, перепуганно выдохнула Ева. – Эта дрянь всё-таки потащила моего сына в реку!

– Помолчи, – бросил ей Николаша. – Что было дальше? Вы пошли вниз через холм? – спросил он притихшего мальчика.

Нет, Родион не помнил, как они с "тётей" добрались до посёлка, она всё время что-то ласково шептала на ухо, пока её голос неожиданно не прервался, скалолазка прислушалась к ветру (Родиону показалось, что где-то стучит теннисный мяч), велела мальчику дожидаться её и стремительно исчезла из виду.

– Так почему же ты не пришёл домой? – снова вклинилась Ева.

– Не знаю-ю, – неожиданно захныкал мальчишка, его глаза опасно заблестели, а через пару секунд он уже ревел навзрыд. – Темно, темно! – Родион отталкивал от себя перепуганных родителей. – Уйди! Я не пойду! Я не буду с тобой! И-и-и!!!

Отшатнувшись от этого визга, Марго ошеломлённо смотрела на мальчика, рухнувшего на пол в жёсткой конвульсии. Вокруг неё все вскакивали на ноги, бестолково топчась на месте.

– В сторону! – Невельский отшвырнул растерявшегося Диза.

Одним огромным прыжком он оказался возле ребёнка, рыкнул на замершего адвоката:

– Голову держи!

Рита ни разу не видела как оказывают помощь при эпилепсии, ей почудилось, что она смогла вздохнуть, лишь когда прекратился ужасный стук затылка мальчишки о пол. Всё ещё тихо всхлипывая, Родион прижался к отцу, потрясённо уставившемуся на гостей.

– Думаю, лучше оставить на потом все расспросы, – ответил на его взгляд Невельский. – Вези-ка его в город к врачу.

Не говоря ни слова, Панченко устремился в дом, крепко держа ребёнка, Ева и Соломея семенили по пятам, совершенно подавленные этой сценой. Липкая дрожь, которую Марго только сейчас уловила во всём теле, всё сильнее охватывала её, казалось, что в воздухе пляшет серая муть, делавшая нечёткими предметы, пронзительный ветерок несёт омерзительно-знакомую тухлую вонь. Рите пришлось взять себя в руки, чтобы с таким же визгом не сорваться с места, она заставила себя прислушаться к разговору.

– Говорю вам, она здесь! Как-будто её можно с кем-то перепутать! Она обещала вам, что вы взвоете, если тронете их посёлок – нате! – в истерике выкрикивал Джуниор. – Она же знает здесь каждую щель, и до нас дойдёт очередь, мамочка!

– Успокойся! – звонкий шлепок оборвал крик, Стас закрыл горящее лицо ладонью. – Так или иначе, мы прочесали остров, никто, кроме Родиона, не видел Ольгу.

– Какую Ольгу? – Невельский смотрел на них, пытаясь понять, что происходит.

– Так на то она и ведьма, – сообщил Свиридов-младший, не открывая глаз.

Все притихли, вслушиваясь в отзвук его слов, Рита обнаружила возле себя Алису, тихой мышкой прижавшуюся к коленям, дрожащей рукой обняла девочку.

– Холодно, – шёпотом сообщила Алиса, благодарно вцепившись в Марго.

– Ну, ты парень, даёшь, – наконец вздохнул Невельский и крепко потёр виски. – Какой-то тяжёлый денёк сегодня, погода, что ли, испортилась? – он посмотрел по сторонам, словно только сейчас заметив свинцовое небо.

– Давайте все немного сбавим обороты, – поддержала его Свиридова. – Я велю охране ещё раз осмотреть Изумрудный, хотя не понимаю, как Ольга могла вернуться назад. Даже если бы она где-то достала лодку, все места причалов прекрасно просматриваются. Не вплавь же она добиралась! – сердито фыркнула Мадам.

Рита не относилась бы к этому предположению так легкомысленно, даже если не брать в расчёт, что ниндзя могла просто всем заморочить голову и в последний момент улизнуть с парома. Дизель тоже не слишком уверенно поддержал друга:

– Но ведь пацана она как-то свела.

– Утром! – развернулась к нему Свиридова. – Это было утром!

– А поселковых ты отправила девятичасовым рейсом? – снова голос разума в лице Невельского. – Остаётся узнать во сколько завтракает малыш. Интересно, чем эта ваша Ольга его так напугала?

Вот тут Марго могла бы многое рассказать присутствующим, но кое-кто из них (уж Свиридов-младший точно!) вовсе не нуждался в её объяснениях, неизвестно только какие призраки всё это время преследовали наследного принца. Громыхнув, распахнулась дверь, Николаша с сыном на руках вылетел на террасу:

– Без десяти три! – бессвязно крикнул он, размахивая телефоном. – Не берёт, пакость такая! – дорогой аппарат полетел в кусты.

– Вот чёрт! – непонятно кого обругал Невельский. – Макс, скачи на пристань, пусть задержат паром, напрямик вполне можно успеть, по трассе – без вариантов!

Кивнув, Дизель бросился к чёрному жеребцу, на котором он так эффектно примчался к дому Панченко, на миг его крупная фигура скрылась в тени кустов.

– Нет, – захлебнулась предчувствием ужаса Рита. – Диз!

Отстранив Алису, она ринулась вниз по ступенькам, ватные ноги едва подчинялись девушке, как в замедленной съёмке все лица медленно поворачивались к ней с немым вопросом, но Марго уже понимала – не успеть! Взлетев в седло, Дизель вывернул шею на её крик, конь внезапно стал на дыбы, но слишком сильный, чтобы так легко выпустить поводья, парень крепче прижался к крупу. Бешеным скачком лошадь рванула вперёд, Диза мотнуло в сторону, и в этот миг взбесившееся животное врезалось в гладкий ствол заматеревшего тополя. Взвизгнув, конь поскакал дальше, разодрав об кору плечо, обмякшее тело человека мешком свалилось в траву.

Через секунду намертво вцепившаяся в перильца Рита увидела, как жуткий красный цветок проступает на загорелой бритой голове парня. Цветок распустился и тут же начал исчезать – первые капли дождя наконец-то упали с перепаханного тучами неба.


В дальнейшем, весь этот день представлялся Марго чередой душной апатии и лихорадочных взрывов, когда ей казалось, что она вот-вот прорвётся сквозь лишающий сил вакуум острова, каким-то образом впрыгнет в привычный мир. Сжавшись в комок, она смотрела, как возле Дизеля суетятся Мадам и Невельский, категорически запретивший трогать Макса (черепно-мозговые травмы не терпят резких движений!). Как Николаша, сунув сына окончательно запуганной Еве, разворачивает огромный джип, чтобы привезти доктора, по счастью оказавшегося в гостях на одной из вилл (звонки Свиридовой соседям всё-таки принесли какую-то пользу).

Рита слышала, как рядом тихонько и жалобно плачет Алиса, а её брат с остекленевшим взглядом стоит возле неподвижного тела друга. Началось. Если травму Барби, с грехом пополам, она ещё могла списать на обычную трагичную случайность, то Родион и Диз выстраивались в жуткую цепочку, которая определённо вела... Девушке, наконец, удалось встретиться глазами с Джуниором – неужели он думает о том же?

– Пульс есть, – сказал Невельский, поднимаясь с колен. – Надеюсь, всё обойдётся простым сотрясением. А эту скотину давно пора было продать!

"Скотина" – чёрный конь, прихрамывая, вернулся на поляну, похоже, он не меньше остальных был потрясён своим поведением.

– Что стало со зверюгой, кто-нибудь может мне сказать?! – продолжал разъярённый Сергей, отвлекая себя от беспомощно разбросавшего руки Дизеля. – Ну, а вы что стоите? – неожиданно набросился он на дрожащую Соломею. – Несите какое-нибудь одеяло, дождь усиливается!

Морось действительно повисла в воздухе, окончательно сделав серыми краски, но Марго почти не видела этого. Капли плясали, наполняя широкую ладонь Диза мёртвой водой. Несколько часов назад эта рука легко захлопнула дверцу машины, тем самым заперев себя в мышеловке, обрубив доступную возможность бегства. Как отчётливо это теперь представилось Рите! Макс мог шлёпнуться на сиденье рядом с Маратом и сейчас быть далеко-далеко, под выгорающим солнечным небом (почему-то Марго была уверена, что в её городе стоит жгучий день), а уже через пару суток позабыть про не слишком удачный отдых.

Прибыл доктор, явно оторванный от приятного застолья (что ещё делать в непогоду, как не дегустировать коньяки?). При виде Диза он моментально сделался собранным и жёстким, профессионализм прорвался через все барьеры благодушного настроения, и парня на одеяле, наконец-то доставленном Сальмонеллой, занесли в дом. Ринувшихся было за ним Свиридовых врач без церемоний выставил в коридор, они тут же сбились тесной кучкой, их одинаково встревоженные лица ещё больше подчёркивали семейное сходство.

Забившись в угол, Рита боролась с новым приступом нервной дрожи, её тошнило, она боялась даже представить, что этот молодой суровый доктор сейчас выйдет из комнаты и скажет...

– Он жив, и состояние даже вполне стабильное, – врач действительно бесшумно возник на пороге. – Ничего большего я сказать не могу, в сознание парень не приходит, – он пожал плечами, глядя на Невельского. – Здесь нужен нейрохирург и специальное обследование.

– Конечно, тащить пацана на пароме опасно, – сам себе сказал тот. – Готовьте его, сейчас попробую организовать вертолёт. Теперь видишь, что я был прав? – он бросил быстрый взгляд на Свиридову. – К следующему сезону тебе всё же придётся обзавестись стрекозой.

– Звонишь Машкову? – деловито осведомилась Мадам.

– Ему, родному, – хмыкнул Невельский. – За что люблю Аркашу, так это, если он не пьяный в хлам, то является очень полезным членом общества.

Видимо вспомнив что-то известное только им двоим, оба заулыбались.

– Коля, думаю, вам тоже нет смысла дожидаться парома, – обернулась Свиридова к маячившему рядом адвокату. – Тем более, непонятно что творится с погодой. Вам с мальчиком найдётся место в вертолёте.

Вертолёт. Едва услышав о нём, Рита почувствовала, как прихлопнувшая её дверь вздрогнула и приоткрылась. Вертолёт! Железная птица, способная одним махом преодолеть опасные воды реки, что-то невероятно настоящее, материальное и гремучее, отчего зыбкая реальность непременно должна была обрести привычную форму. Ей надо попасть на него. Возможно, для Марго это такой же последний шанс, которым в своё время пренебрёг несчастный Дизель.


Безобразно вымочив всё вокруг, дождь временно затаился в рыхлых тучах. Джинсы мгновенно прилипли к ногам, холодные брызги летели с отяжелевших веток, но Рита, подгоняемая резкими порывами ветра, неслась к дому Свиридовых. Собрать вещи... Хотя, по большому счёту, она готова была прямо сейчас повернуть к вертолёту, если бы не ноутбук. Не только железо, но и её личный архив стоил небольшой задержки.

Дом стоял вымерший и пустой, Марго пришлось сделать над собой усилие, чтобы войти в него, да ещё этот запах, теперь, казалось, преследующий её повсюду. Воздух вокруг словно пропитался гнилой стоячей водой. В холл проникала сырость сада, нервно оглядываясь по сторонам (воображение было готово оживить каждую тень), Рита прошмыгнула в свою комнату, только там переведя дух. Хорошо! Теперь ещё один рывок, больше ни о чём не думать и не оглядываться назад. Бежать.

Девушка принялась торопливо заталкивать вещи в сумку, не обращая внимания на то, что выходное платье оказалось в тесном соседстве с обувью, косметика россыпью полетела на светлый костюм. Ерунда. Так, что ещё? Блин, фотоаппарат, изъятый Маратом, пребывал неизвестно где, но это уже не имело особого значения. "Давай, сумка, закрывайся! Некогда мне аккуратно перекладывать тряпки," – колотя по раздувшимся бокам, подумала Рита.

В кармане кофты негромко, но настырно зазвонил телефон, Марго вздрогнула, отрываясь от заевшей молнии. Только сейчас она подумала, что за два дня на острове никто из прошлой жизни особенно не интересовался ею. Хотя, возможно, ей и пробовали дозвониться – тут же возразила себе девушка – но телефон валялся в комнате, когда сама она только и делала, что сновала по острову. Брать-не брать?

Всё больше раздражаясь от этого звука и безуспешно сражаясь с замком, Рита выхватила ни в чём не повинную раскладушку, резко откинула крышечку.

– Да! – номер офиса, но голос в трубке отнюдь не директорский. – Говорите!

– Ты чего это там орёшь? – изумилась Анка, таким образом экономившая на сотовой связи. – Или... я не вовремя? Слушай, тихушница ты наша, неужели я правда чему-то помешала?!

Марго могла бы поклясться, что подруга заёрзала на стуле, подогреваемая медленным огнём любопытства. Видение из иной реальности, теперь казавшейся Рите простой и понятной, как утюг.

– Давай я тебе перезвоню? – быстро предложила Марго, тут же вспомнив, что это не так-то легко сделать на Изумрудном. – Или нет, лучше я к тебе заскочу! – точно, нужно заехать к Анке, в таком состоянии сидеть одной в пустой квартире просто опасно.

– Как заскочишь? – поразилась та, чем-то подавившись на другом конце связи. – Тебе ж на Изумрудном ещё две недели пыхтеть, счастливице.

– Анют, это долго объяснять. В общем, я еду домой.

Молчание, настолько долгое, что Марго уже хотела дать отбой, когда совсем другой, резкий голос подруги всё-таки выплеснулся из трубки.

– Я вот только не могу понять, ты что, и в самом деле такая дурочка? – с непонятной злостью спросила Анка. – Ну ладно, плевать тебе на "Версаль", так ты даже о себе подумать не можешь! Правильно Купец нервничает – звони, говорит, нашей Бемби, узнай, как она там, среди волков.

Бемби. Рита почувствовала, как жар заливает щёки, ну кто кроме сердечного друга-директора мог знать это прозвище, которым он наградил её как будто за красивые глаза? Оказывается – все. Все в курсе, что её считают наивным глупым оленёнком, по чистой случайности схватившим выигрышный билет. Ну конечно, если бы вместо неё послали Анку... Господи, и почему, в самом деле, Свиридовой взбрело в голову выбрать её?!

– Никакого дизайна не будет, и пансионата не будет тоже! – едва сдерживаясь, прокричала Марго. – Можешь передать это Купцу! Всё! Я еду домой!

Её телефон, повторив судьбу николашиной трубки, пролетел через комнату и врезался в стену, расцарапав идеально ровную поверхность. Подхватив подмышку полузакрытую сумку, Рита бросилась вниз, шарахнулась от чёрного пса в люльке (пфу-ты, это же Рамзес, которому надоело мотаться по мокрому саду!) и понеслась прочь от дома Свиридовых. На следующую линию, в сад, где прошёл её первый светский приём и было достаточно места, чтобы посадить вертолёт.


Марго успела. Оскальзываясь на мокрой траве, она как могла спешила вниз, во владения Невельского, нервно прислушиваясь к тарахтению вертолёта. Кто его знает, как звучит этот аппарат, когда намерен взлетать? Но гул пока шёл ровный, без излишнего напряжения, винты вхолостую мололи воздух, что немедленно подтвердилось, стоило Рите обогнуть дом. Территория виллы словно была заточена для вертолётных посадок – широкий газон без декоративных излишеств давал возможность манёвра.

Возле стеклянного зева двери суетились люди, по всей вероятности только что погрузившие на борт Дизеля, уже знакомый Марго мужичок в униформе Невельского подсаживал в вертолёт Николашу с Родионом, вцепившемся в пиджак отца. Сам Сергей что-то крикнул оставшимся, его голос затерялся в оглушительном рёве, он махнул рукой и собрался запрыгнуть внутрь.

– Стойте! – что было сил Марго помчалась по площадке. – Серёжа! – её поразил свой собственный истошный и жалобный вопль.

Невельский развернулся, его брови удивлённо подпрыгнули вверх.

– Что? – внезапная судорога пробежала по его лицу. – Что там ещё случилось?!

– Нет, нет! – испугавшись того, что он мог представить, заспешила Рита. – Возьмите меня! Мне срочно нужно в город!

– Тебе... – Сергей бросил взгляд на людей в салоне и сильнее нахмурился. – Света тебя отпустила?

– Нет. То есть, это уже неважно, я уезжаю, потому что... – девушка сделала шаг в сторону, пытаясь прорваться в открытую дверь.

– Рита, не дури, – Невельский поймал её за плечо. – Мне сейчас некогда выяснять отношения!

– Да при чём тут...

– Так мы летим?

Из кабины пилота высунулась флегматичная физиономия, показавшаяся Рите смутно знакомой. Ах да, это же длинный любитель французского коньяка, которого она вчера видела на приёме. Сегодня он был скучен и трезв, даже в эпицентре всеобщей драмы, казалось, он с трудом сдерживает зевок.

– Секунду! – не оборачиваясь, бросил Невельский. – Что ты тут устраиваешь? – это уже относилось к ошеломлённой Марго. – Ты это видишь? – он махнул себе за спину. – Я не на тусовку лечу, и тебе, насколько я знаю, есть чем заняться.

– На тусовку... – Рита помотала головой, пытаясь понять стоящего перед ней человека. – Увези меня отсюда! Серёжа, возьми меня в вертолёт!

– Хватит капризничать! – Невельский довольно сильно встряхнул Марго. – Я скоро вернусь, и мы придумаем, как развлечься. А пока сиди у Свиридовых, как хорошая девочка. И... пусть тебе Катюша приготовит грогу, где ты умудрилась так вымокнуть?

Привычно распорядившись и больше не обращая никакого внимания на возражения Риты, Невельский метнулся в открытую дверь, рёв машины заложил уши, в нём потонули жалкие вопли девушки. Что делать?! Конечно, она видела в кино, как человек отважно бросается на вертолёт, цепляясь за все выступающие железки, но это явно не для неё! Только представив себя болтающейся на тонкой ноге вертолёта, Марго сразу же отмела эту мысль.

Невозможно поверить! Невельский расценил её истерику как сцену ревности, приставания капризной девицы! Да кем он себя считает, и за кого принял её?! Можно было бы умереть со смеху, если бы не вполне реальная расправа с обидчиками, сейчас вовсю чинимая на острове... Вот именно. Так или иначе, Рита должна убраться с Изумрудного, эта мысль мгновенно отрезвила и привела в себя. Она не смогла прорваться в вертолёт, значит нужно найти другой способ, назад к Свиридовым возвращаться нельзя.

Хотя, что тут думать? Паром, как известно, отходит каждые два часа, и если прямо сейчас двинуться вниз, вполне можно успеть на пятичасовой рейс. Несмотря на топографический кретинизм, спуститься по автомобильному серпантину ей вполне по силам, что бы не думали о её умственных способностях люди, среди которых она оказалась.



Нравится книга? Поделитесь с друзьями!




Хотите всегда быть в курсе новостей сайта?
Читайте нас в Твиттере, ВКонтакте и Facebook, подписывайтесь на новости в Google+ и не забудьте поставить +1!




Оставьте свой отзыв, напишите комментарий, задавайте вопросы! Чтобы оставить сообщение, регистрация не требуется, для входа можно использовать ваши профили в Twitter, Facebook, Google или Disqus, или же просто выберите имя и участвуйте в обсуждении как гость.




Комментарии к роману "Ольга"


comments powered by Disqus

Рассылка

Получать обновления на email