Загрузка...
Дом на Изумрудном острове. Колдовской роман Ольга
Ольга
Ольга

"Ольга" - колдовской роман, действие которого происходит на волжском Изумрудном острове, где просыпается дремлющая магическая сила, вступившая в беспощадную борьбу с людьми за землю, принадлежащую ей веками.

Глава 12. Последняя ночь

Сшибающий с ног ветер тут же ударил в спину Марго, впереди затрещало дерево, неестественно согнутое порывом, и девушке едва удалось увернуться от обломка сухой толстой ветки. Оказывается, ураган всё это время набирал силу, лишь Рита в своём зачарованном сне шла словно в безвоздушном пространстве. Наконец сдавшись его штурмующим порывам, армада туч стронулась с места, и тонкий клинок молнии полоснул по их набухшему животу.

Дождь хлынул разом и без предупреждения, правда ни Марго, ни растения вокруг неё уже не могли стать более мокрыми. Зато молнии фотографическими вспышками хоть иногда выхватывали клочки дороги, позволяя девушке срезать путь. Через несколько минут Рита, оскальзываясь на траве, прыгала между клубничными грядками. Завтра Байрам будет в шоке от состояния сада... О чём это она?! Джуниор! Перед глазами услужливо выплыло бескровное искажённое лицо, лишь огромным усилием Марго удалось снова перевести взгляд на белевшие вдалеке клумбы.

А ты уверена, что опять не бредишь – неожиданно пронеслась в голове Риты трезвая мысль – лунатизм дело такое, только начни. Ведь как-то же удалось тебе во сне добрести до берега Волги. Девушка вспомнила, как стояла на мостках, а к ней тянулась... Стоп! Какие ещё мостки?! Сны смешались, явь путалась в голове. Но сейчас она, несомненно, не спит, уж слишком больно приложилась коленом, перепрыгивая через низенькую, но широкую оградку какой-то посадки. Так звезданулась о мраморную плитку, что в глазах, как и на небе, снова вспыхнула молния.

Зашипев, Марго кое-как приняла вертикальное положение. Ну же, Кравцова, ты почти добралась, сейчас пересечь розарий, и вот он, дом! Пусть папа-Свиридов разберётся со всеми врагами, как он это любит. Словно подбадривая её, молния вновь до мельчайших деталей высветила лужайку и клумбы – видишь, капканов нет! Белыми панелями мелькнул дом, а на балконе, в персональной "ложе" Мадам застыла неподвижная фигура. Неужели хозяйку в такую погоду потянуло на свежий воздух?

Лишь собственное порывистое дыхание отдавалось в ушах, Рита сделала ещё шаг, глаза заломило от попытки разглядеть этого человека. Вспышка! Водопад чёрных волос почти скрывал лицо, но никаких сомнений больше не было – что бы ни говорили Свиридовы, Ольга осталась на острове. Вытянувшись к грохочущему небу, она словно парила над балконом, ничуть не опасаясь мелькавших молний, на миг она показалась Марго одной из таких же стихийных сил, просто по прихоти забравшейся в "ложу".

В "ложу"?! Но ведь там за широким французским окном...

– Оля! – невидимый разряд с ног до головы прошил Риту. – Подожди! Послушай меня, Ольга!

Сорвавшись с места, припадая на левую ногу, она заскакала к дому по упругой, скользкой траве. Как остановить девчонку или то, что сейчас ею владело?!

– Оля, не нужно!

Дом плясал перед Ритой в фиолетовых сполохах, надутые лица рельефных солнц кривились в глумливой усмешке, и девушке казалось, что даже сквозь хлещущий ветер она слышит их смех. Захлёбываясь от порывов, Марго ворвалась на крыльцо, в последний момент содрогнувшись от мысли, что двери закрыты. Рывок! Нет, сегодня бдительность Марата дала сбой, расцеловать бы его за это! Ни души. Оно и понятно, намаявшись за день, семейство даже в грозу предавалось тревожному сну. Куда теперь?! Свиридов-старший, наверняка, в кабинете...

Но мысли тут же вспорхнули испуганными воробьями, истошный вопль пронзил окружающую тишину, и Рита знала – она ведь с самого начала знала, куда ведёт цепочка! – откуда обрушился он на сонный дом. Пальцы примёрзли к перилам, почему-то вокруг не стало ни капли воздуха, во всяком случае Марго не могла вздохнуть. Новый крик стегнул по ней, выводя девушку из оцепенения, в следующую секунду в холле вспыхнул свет, и на пороге своей комнаты образовался Марат.

– Ольга! – проорала Рита, срываясь с места.

Не говоря ни слова, водитель одним прыжком оказался возле неё, босой, в шортах и с взлохмаченными волосами, обычно лежащими аккуратной копной, он показался Марго незнакомцем, от которого дохнуло силой и горьким парфюмом. Разом оттеснив Риту, Марат взлетел по лестнице – крик продолжал биться вверху, не оставляя сомнений о том, куда нужно бежать – и девушка устремилась за ним, отчаянно умоляя неизвестно кого, чтобы он наконец прекратился. Но когда голос Свиридовой оборвался на высокой протяжной ноте, стало ещё страшнее.

Грохот наверху означал, что шофёр уже у мансарды.

– Света, открой! – его тревожный вопль гремел на весь дом.

Непонятно, как семейство могло спать в этом ужасе – мелькнуло в голове Марго и тут же забылось, так как девушка тоже взобралась на третий этаж. Аппартаменты Мадам. Рита так и не собралась побывать здесь, всего несколько часов назад отложив до утра тяжёлый разговор. Сейчас дверь трещала под ударами Марата, но как же Марго боялась того, что она может увидеть внутри!

– Отойди!

Отпихнув её к стенке, шофёр разбежался и с треском – это рушится дерево или кости? – влетел в проломленные створки дверей.

– Света!!!

– Ольга, нет!

Крик немного заглушил страх, и Рита последовала за Маратом, растворившемся в темноте комнаты. Огромное помещение в восточном стиле – машинально отметило сознание – кушетки, подушки, где же хозяйка?! В распахнутую балконную дверь ворвался ветер, взметнув лёгкую ткань портьер. На миг, в резком свете вспышки, Марго заметила согнутую фигуру Марата у широкой тахты. Они там. Какой-то тихий хрип полоснул слух, отчего девушка оцепенела, а затем, через силу переставляя негнущиеся ноги, двинулась к постели клиентки.

Всё чаще и чаще молнии разрывали небо, и даже далёкий гром стеганул так, что теперь все звуки пробивались словно сквозь плотную вату. Но в этом мелькающем калейдоскопе Рита до последней складки смогла рассмотреть сбитое одеяло, залитые чем-то чёрным волосы и руки Мадам, беспомощно скользившие по разорванному горлу – ужасное бульканье и хрип отчётливо раздавались в повисшей тишине. Руки тоже были измазаны чёрным, что моментально покрыло кожу Марата, замершего на коленях у этого смертного ложа.

Пальцы Свиридовой с обломанными серебряными ногтями беспомощно скользнули по лицу шофёра, она сжалась, пытаясь что-то произнести, но только густая кровь сильнее хлынула на подушки.

– Света! – отчаянно выдохнул Марат.

Он потянулся к женщине, не зная, как перекрыть такую рану, Мадам содрогнулась, на миг её отчаянный взгляд упёрся в Марго, она забилась в руках своего телохранителя и замерла, глядя в бесконечность широко открытыми прозрачными глазами. В этот же миг первая молния прицельно, как лазерная пушка, лупанула по дому.

– Бежим! – почему-то теперь Рита точно знала весь дальнейший сценарий расправы. – Скорее! Надо срочно выводить из дома людей!

Она вцепилась в оглушённого Марата, изо всех сил стараясь растормошить его. Он ей нужен! Без его помощи ей ни за что не справиться с надвигавшейся катастрофой.

– Марат! – Марго закричала в самое ухо шофёра. – Очнись! Дом сейчас рухнет!

Неизвестно, услышал ли он её, или новый удар грома, в сочетании с ослепительной вспышкой, вывел Марата из оцепенения, только он наконец оставил тело Свиридовой и вскочил на ноги. В первый миг Рита даже испугалась его безумно блестевших глаз. Но, похоже, на сегодня лимит страха для неё был исчерпан, девушка рванулась к двери, увлекая водителя за собой.

– Мы должны помочь остальным! Если... если кто-то уцелел кроме нас!

Молния гигантской петардой обрушилась на балкон, осколки стекла засвистели по комнате, одно из них безжалостно чиркнуло Риту по плечу, Марат молча схватился за оцарапанную грудь. Инстинктивно пригнув головы, они бросились в выбитую дверь, в озаряемую всполохами тьму коридора, где должны, просто обязаны были находиться живые люди.


Живые люди в лице воющей от страха Катерины налетели на Марго и Марата на лестнице. По всей вероятности, домоправительница бросилась искать спасения у единственного надёжного в её глазах человека, она явно неслась под крыло Мадам.

– Назад! – водитель перехватил трепыхавшуюся девушку. – Быстро на улицу.

– Ой, мамочки! – заголосила Катя. – Да пусти ж ты меня! Светлана Николаевна-а-а...

– Бегом!

Марат подтолкнул Катерину вниз, но она налетела на него обезумевшей индюшкой, заколотила в голый живот. Внезапно, в яркой, как флюоресцентная лампа, вспышке молнии, которая, казалось, опять рванула в доме, девушка рассмотрела, чем именно перепачкан торс водителя и пронзительно завизжала.

– Катя! – Марго выскочила из-за шофёра и наотмашь ударила по пухлой щеке. – Очнитесь! Кто-то пробрался в дом и убил Светлану Николаевну. Он, может быть, ещё здесь! Скорее на улицу!

Продолжая повизгивать, домоправительница быстро-быстро затрясла головой и покатилась вниз, Марат обгонял её большими скачками. Алиса в гостиной – охнула Рита, устремляясь за ним. Внезапно что-то чёрное метнулось ей под ноги, едва не сбивая с разгону, тонкое поскуливание прорывалось через окружающий грохот. Рамзес! Развернувшись, крошечная собачка понеслась прочь по коридору второго этажа. Да ведь он ведёт помощь к своей хозяйке!

– Алиса! – уже в голос закричала Марго, бросаясь к угловой комнате.

К счастью, дочка Мадам не имела привычки запираться на ночь, дверь отлетела к стене, но почему-то это не разбудило девочку. В фиолетовых сполохах Рита рассмотрела Свиридову-младшую, почти с головой закутанную в одеяло. Предчувствуя очередной кошмар, девушка кинулась к изящной кроватке, потянула мягкую ткань и склонилась над ребёнком. Дышит! Алиса жива, просто очень крепко спит, тихонько сопя носом.

Но было в этом сне что-то неладное – сколько не трясла Рита девочку, и не заливался истеричным лаем Рамзес, у Алисы не дрогнули ресницы, даже очередная молния, от которой, казалось, пошатнулся дом, не смогла её разбудить. Между тем, дом горел. Запах дыма всё сильнее врывался в распахнутые двери, собака уже просто стонала от ужаса (никогда – ни до, ни после, Марго не слышала ничего подобного), даже не беря в расчёт иррациональный страх, оставаться в доме было просто опасно.

Девочка оказалась неожиданно тяжёлой, но Рите всё же удалось дотащить её до лестницы, тонувшей в клубах дыма. Никогда, наблюдая за подобным по телевизору, Марго не думала, что сможет действовать в такой обстановке. Она увернулась от какого-то горящего шара, спланировавшего на неё сверху, едва не сверзилась со ступеней, налетев на Рамзеса, который, всё так же скуля, жался к её ногам, покрепче прижала к себе Алису, а свободной рукой вцепилась в перила. Где опять этот Марат?!

По холлу, стеная, метался маленький человечек.

– Байрам! – изо всех сил завопила Рита.

Фигурка замерла, пытаясь разглядеть возникшее в дыму явление.

– Помогите мне, скорее! – крикнула Марго, подгоняя оторопевшего старца. – Девочке плохо!

Как-будто этого импульса и не хватало садовнику, он с ловкостью паука взлетел по лестнице, не переставая бормотать непонятные слова, подхватил Алису и заторопился вниз, шустро переставляя кривые ножки. Вдвоём они почти преодолели холл, когда раздался новый грохот (стекло рухнуло в таком количестве, что не иначе, сверзился бар), а из кабинета Свиридова наконец-то вынырнул водитель, волочивший на плече тело работодателя.

– Я не нашёл! – Марат был дико встревожен. – Алисы в гостиной нет!

Он тут же осёкся, разглядев в следующей вспышке спящую на руках садовника и Риты девочку. Выходить на улицу было страшно, потоки воды полосовали молнии, но едкая гарь всё сильнее расходилась по дому. Сначала Рамзес, а затем люди выскользнули под водопад, им навстречу бросилась рыдающая Катерина. Из бессвязных воплей домоправительницы Марго поняла, что небесные копья с навязчивой методичностью громят не только жилище Свиридовых. Похоже, этой ночью ярость эфира не разбирала виновных и правых, и негде было укрыться от взбесившейся силы стихий.

– Под тент! – закричал Марат, мигом оценив ситуацию.

Мысленно Рита согласилась с его решением – быть может, такая мелкая цель не привлечёт то, что управляет этой карающей грозой?

– Станислав Александрович! Алиса! – Катя металась между Свиридовыми. – Господи, что же это?!

Не обращая внимания на её причитания, водитель с помощью Марго разместил спасённых в шезлонгах и бросился обратно под дождь.

– Ты куда? – девушка мгновенно вцепилась в него.

Почему-то сейчас, в относительной безопасности, остаться одной в окружении этих растерянных и беспомощных людей Рите казалось едва ли не более тяжёлым испытанием, чем всё, что ей уже довелось пережить. Разве она выдержит бесконечный вой домоправительницы? Да ещё этот Байрам, раскачиваясь, уселся на мокрый пол и что-то монотонно бормочет, его тихий голос непонятным образом перекрывает и порывы ветра, и хлещущий струями дождь.

– Стас! – водитель нетерпеливо мотнул головой. – Нужно вытащить из дома Джуниора!

– Стой! – Марго почувствовала, как у неё затряслись губы. – Не надо...

Уже готовый быстро вырваться из ослабевших мокрых пальцев, Марат внимательно посмотрел ей в лицо, и что-то он всё же смог понять в отчаянном взгляде Риты. Медленно покачав головой, водитель на миг закрыл глаза. Неужели то, что случилось с Джуниором, стало для него очевидным? Однако, не говоря ни слова, Марат вырвал руку и выскочил из-под тента. Мокрая темнота мгновенно проглотила его.

Замерев на пороге, в свете следующей вспышки Марго с ужасом рассмотрела, как он огибает бассейн, срезая дорогу к крыльцу. Не смотря ни на что, Марат всё же вернулся в дом... Трезубец молнии сорвался с чёрной клубящейся тучи и снёс козырёк над входом, едва фигурка человека успела проскользнуть внутрь, но зачем – о, Боже! – зачем этой убийственной силе ещё и жизнь Марата?!

Пошатываясь, Рита вернулась вглубь беседки. Всё ещё всхлипывавшая Катерина сидела рядом с Алисой, поглаживая девочку по голове, Свиридов-старший принялся довольно громко храпеть в своём шезлонге, всё вокруг пропиталось крепким алкогольным амбре. Театр абсурда. Трагическая ночь продолжала выдавать сюрпризы, как слоёный пирог с мясом и клюквой.

– Это ужас! – заголосила домоправительница, заметив Риту. – Здесь никогда раньше не было таких гроз! – она вздрогнула и сжалась от очередного громового раската.

– Надеюсь, скоро всё кончится, – устало вздохнула Марго.

– Рита... – казалось, Катерина собирается с духом. – Что же... Что случилось с нашей хозяйкой? Вы сказали, что кто-то... убил... убил Светлану Николаевну?!

Мир вокруг стремительно разваливался на части, но Катю, похоже, меньше всего волновала собственная судьба. А ведь она на самом деле, без показного подхалимства, любила Мадам – неожиданно поняла Марго.

– Светлана Николаевна... погибла, – ответила девушка, тяжело выговаривая слова онемевшими от холода губами. – Я не видела... как это произошло.

– Айна! – неожиданно прерывая свой монотонный речитатив, хрипло заорал Байрам.

Домоправительница и Марго дружно подпрыгнули, развернувшись к садовнику, чей остановившийся взгляд был нацелен в тёмную глубину сада. Это воспалённые нервы, или там действительно метались какие-то тени? Не выходя из транса, Байрам подскочил с пола и принялся пританцовывать. Только не это! Не хватало ей сейчас ещё заклинания духов и изгнания бесов, исполненных в народном стиле.

– Да сядьте вы! – не слишком вежливо крикнула она садовнику.

Неожиданно он её услышал, замер, покачиваясь на коротких ножках с заляпанными грязью босыми ступнями (похоже, все, кроме Риты, были одеты кое-как). Тень надвинулась ближе, коротко взвизгнула Катерина, и на пороге беседки возник Марат, в руках он держал завёрнутое в одеяло тело Мадам. Из под него были видны только лоб и светлые промокшие локоны, но домоправительница сразу взвыла белугой, однако её вопль перекрыл новый удар грома, окончательно взорвавший небо.

Непроизвольно прижавшись друг к другу, маленькая группка людей шарахнулась внутрь, укрываясь от шквального ветра. Молнии, не переставая, лупили по дому, а сквозь затянутую вьюнком стену беседки Марго видела и другие сполохи, уносившие куда-то вниз свою разрушительную мощь. Неужели эта гроза действительно зацепила и другие виллы? Хотя ответ был с самого начала ясен для неё – эта стихия имела имя, женское имя в лучших традициях разных звучных тайфунов, и она была готова в клочья разнести новый уютный мирок своего острова. Ольга никому и ничего не собиралась прощать.


Не смотря на разгоравшееся жаром утро, Рита сидела в беседке, плотно закутавшись в одеяло, принесённое ей кем-то из бригады строителей. Вокруг набирала обороты хлопотливая суета, смысл которой сводился к ликвидации последствий ночной катастрофы, оказании помощи пострадавшим и эвакуации тел тех, кому повезло гораздо меньше.

Разбуженные грозой строители объявились среди ночи, сообразив, что творится в доме их главной клиентки. Такое пополнение из слаженной команды крепких мужиков мгновенно успокоило Катерину, и она принялась громким шёпотом рассказывать им о трагических событиях ночи, изредка снова принимаясь всхлипывать, когда речь заходила о Мадам. Строители бросали ошалелые взгляды в угол, где лежало тело Светланы и молча сидел Марат.

Сейчас вся бригада под командованием Свиридова-старшего обследовала дымящиеся руины дома, до Марго долетали их громкие голоса. Вообще, папа-Свиридов поверг Риту в неприятное изумление. Как ни в чём не бывало пробудившись утром, он не выказал никаких признаков растерянности или горя, похоже в экстремальной обстановке он чувствовал себя, как рыба в воде. Всё вокруг забегало и задвигалось – появилась береговая охрана и медики, спешно доставленные с Переправы, куда-то увели рыдающую Алису, тоже недавно вышедшую из состояния странного сна, наконец-то увезли тело Мадам.

Хотя, возможно, Марго была несправедлива к хозяину виллы, в нём сквозил некий нерв, который мог быть отголоском общего шокового состояния. Как тут умудриться не поехать крышей, когда жена мертва, сын пропал, и дом вдребезги разнесён грозой? Дом... Сейчас Рите было просто физически больно смотреть на изуродованное жилище. Сквозь выбитые окна, дыры в стенах и раздолбанные навесы, когда-то изящно слагавшиеся в крышу, она видела дом таким, каким он впервые предстал перед ней. Чудесное здание, бросавшее вызов профессиональному мастерству Марго, она знала, что будет горевать по нему, почти как по человеку, навсегда для неё потерянному.

Правда, как и думала Рита, не только ему досталось этой ночью. Пришедшие снизу люди называли разные цифры разгромленных домов, на своём чёрном джипе спозаранку примчалась перепуганная Ева Панченко, по её словам ночевавшая в машине вместе с Соломеей, всё-таки устроившей ночью припадок, и бессловесной горничной. Молнии несколько раз лупанули и по карамельному жилищу свиридовского адвоката. Обеих вопящих и одну молчаливую женщину Свиридову удалось отослать на первый паром вместе с Маратом.

Позже явился взбудораженный Невельский. Наткнувшись на Марго, он попытался растормошить девушку, но мысли его явно были заняты чем-то другим. Определённо, Невельский сильно нервничал, он что-то громко говорил, стараясь не встречаться глазами с Ритой. Неужели такие переживания из-за того, что он бросил её этой ночью? Очень сомнительно, Марго скорее казалось, что неожиданный кавалер тяготится её присутствием и их разговором. Во всяком случае, дежурно посочувствовав Мадам, Невельский с готовностью ринулся в гущу событий, принялся организовывать прочёсывание острова для поисков Стаса Свиридова, его лихорадочная активность неприятно удивила Марго.

Мысли о том, что же на самом деле случилось на Изумрудном, отделили Риту от сновавших повсюду людей. Её коробила деловитая суета строителей, хотя девушка понимала, что это абсолютно нормальная реакция выживших, всегда бросавшихся разбирать завалы, оказывать помощь, хоронить погибших. Они просто не могли знать о чудовищной неправильности происходящего! Хотя, как-будто любые катастрофы и смерть могли быть чем-то правильным...

А может, это у неё, а не у Свиридова поехала крыша? Ведь врач, недавно всего в нескольких метрах от неё осматривавший тело Мадам, только озадаченно покачал головой.

– Удушье, – констатировал он, немного подумав. – Такое ощущение, что ей не хватало воздуха, и она в беспамятстве нанесла себе ужасные раны. Впервые вижу такое...

Мужчина осторожно уложил вдоль тела руку Свиридовой, и Рита (ведь заставляла же себя не смотреть, зная, что это вечно будет стоять пред глазами!) успела заметить единственный длинный серебряный ноготь на безымянном пальце, остальные, видимо, были сломаны.

Получается, ей пригрезилась мелькнувшая на балконе фигура Ольги? Под веками услужливо выплыл знакомый силуэт, облитый чёрными, как смоль, волосами.

Странно, почему ей всё время мерещатся распущенные патлы, если обычно девчонка ходила с аккуратными роскошными косами? Тогда Джуниор, упившись виски, тоже вполне добровольно спрыгнул в реку? Не говоря уж о грозе, чрезмерной и аномальной, но то ли ещё сегодня устраивает стихия, явно выведенная из равновесия вмешательством человека. Что гроза, если тайфуны смывают в море целые острова, а в Америке вон под водой оказался даже довольно крупный город.

Никто вокруг не поражён происходящим – внезапно озарило Марго – ну что, Кравцова, пора присоединяться к большинству?

– Рита, – вздрогнув, девушка быстро распахнула глаза и увидела перед собой Марата. – Ты готова? Пора, скоро девять. Я же обещал тебя сегодня утром отвезти на паром, – глядя в её напряжённое бледное лицо, сказал водитель.


Последние файлы запасливо слиты на флешки, последние листочки просмотрены и, за ненадобностью, отправлены в мусорную корзину. Идеальное рабочее место, готовое принять в новое комфортабельное кресло нового работника. Вот, кажется, и всё.

– Всё-таки уходишь? – Анка озадаченно выглянула из-за своего монитора. – Непонятный ты человек, Кравцова.

После короткой внутренней борьбы, Рита обернулась к бывшей подруге. Каштановые, выгоревшие на солнце, волосы не мешало бы подкрасить, а косметики по-прежнему много, и она неряшливо тает на жаре. Но в этом вся Анка, она всегда была такой и не виновата, что раньше Марго смотрела на неё другими глазами.

– Что? – вдруг сделавшаяся чуткой, подруга поправила растрёпанную чёлку. – Всё ещё дуешься на то, что я тебе наговорила? Ну, дура, виновата, каюсь. Но ты-то крута! Никогда бы не подумала, что ты можешь вынырнуть из передряги с такой жирной добычей в зубах. Теперь вообще не ясно, кто первый человек в агентстве, Купец должен тебе ноги лизать и тапочки приносить!

Жирная добыча... А ведь, похоже, именно так и считает народ в разом ожившем "Версале". Марго обвела быстрым взглядом людный "инкубатор", где в атмосфере не осталось ни капли сонной одури, совсем недавно затянувшей трудовой коллектив. Большой заказ, короткие сроки, отличный бюджет бодрили всех, а особенно Купца, уже почти праздновавшего победу над финансовой нестабильностью. Анка, Рудик, Алла Аркадьевна, две Маши, Егор и даже Лёша Зацепин вдохновенно разрабатывали проект дизайна будущего Изумрудного пансиона. Вернее, пансиона, который, не взирая на все катаклизмы, в скором времени должен был вырасти на Изумрудном. Вот только теперь он будет принадлежать Невельскому.

Непризнанный потомок адмирала, несмотря на всю свою неприспособленность к строительству, мгновенно занял освободившуюся нишу – он перехватил проект Мадам. Папа-Свиридов, насколько знала Рита, совсем за него не боролся, он продал свою недвижимость на острове и вместе с Алисой отбыл в неизвестном направлении. Неужели, всё-таки решил показать дочке Париж?

Ну а Невельский оказался в нешуточном выигрыше, удача сама свалилась в руки, и он не намерен был упускать золотое дно. Конечно, строить пансион! Конечно, возить на "дикую" реку-Волгу разинувших рот американцев! Даже подумать о том, что кто-то рискнёт продолжить работу на острове, Марго было дико, не говоря уж о том, что за неё возьмётся Сергей, который, скорее всего, знал об Изумрудном гораздо больше, чем показывал окружающим. Опять ставить на дыбы притаившуюся там силу... Как такой предусмотрительный человек идёт на это? Ответ напрашивался сам собой, но очень не нравился Рите.

По стопам Свиридовой Невельский явился в "Версаль", вот только ни нанять Марго, ни продолжить с ней личные отношения ему так и не удалось. Да, если честно, он не очень-то и хотел, не смотря на все подозрения Анки, считавшей, что тихая подруга всё-таки смогла заполучить "своего" миллионера, обойдя на повороте сотни продвинутых конкуренток. Рите даже казалось, что появляясь в агентстве, Невельский старательно обходит её стороной.

– Слу-ушай, а может у тебя вовсе отпала необходимость работать? – протянула Анка, что-то там себе сообразив и пристально разглядывая Риту. – Иначе, зачем тебе сейчас увольняться? Может, у нас намечается новая мадам Невельская?

Марго невольно вздрогнула, услышав эту "мадам".

– Не волнуйся, – она покачала головой. – Я не выхожу замуж, и Невельский, кстати, вполне свободен. Вот только нюх на искательниц чужих состояний у него отменный. Советую иметь это ввиду.

– И всё равно, я не понимаю, как это тебя Купец отпустил? – быстро сменила тему Анка.

– Ему сейчас не до меня, он слишком счастлив. Всё, Ань, пока, меня ждут.

Помахав бывшей подруге, Рита обвела прощальным взглядом "инкубатор". Две Маши и Егор дружелюбно закивали ей, Алла Аркадьевна пожелала успехов на новом месте с обычной ехидцей в звучном контральто, и даже Рудик, сняв наушники, что-то буркнул Марго на прощанье. Лёша Зацепин грузно выбрался из-за своего стола и легонько обнял Риту.

– Давай, Кравцова, – он посопел ей в ухо. – Если надумаешь выбираться на фриланс, приходи за консультацией. А я ещё здесь посмотрю, если твой Невельский и правда будет строить всё, что планирует, может мы и прорвёмся. Осталась бы?

Он заглянул Рите в глаза и только махнул рукой. Улыбнувшись, чувствуя удивительную лёгкость, Марго прошла через просторную комнату (неужели это её каблуки стучат так задорно и завлекательно?!) – её тонкий солнечный силуэт приковал к себе всё внимание, но сам уже был далеко отсюда, он летел, спешил влиться в поток такого же ясного, залитого солнцем, июльского дня.


Как обычно, выходя в жару из-под опёки кондиционера, Марго слегка задохнулась. Полосы глубокой тени от деревьев на проспекте чередовались с палимым солнцем беззащитным асфальтом, который плавился под подошвами босоножек (каблук, два ремешка, норовившие соскользнуть с ноги). Народ передвигался короткими перебежками от одного клочка тени к другому, задвинутые вглубь зелёных массивов и укрытые тентами кафе были переполнены разморёнными горожанами.

Пожалуй, отыскать свободное место в этих набитых, как горох в стручке, летних кафешках, было бы сложно, но Рита знала, что под одним из красных зонтиков "Кока-Кола" её уже ожидают пицца и сок. Нужно отметить свою свободу, пусть даже она является пограничным состоянием неопределённости. Ох в каком же шоке от её поступка пребывали родители, да и коллеги долго не могли поверить, что Марго выложила на стол Купца заявление об уходе. Хотя, ничего удивительного, две недели назад Рита сама не могла и помыслить о подобной дерзости.

Невольно усмехнувшись (перед глазами вновь возникла растерянная и подозрительная физиономия Анки – а вдруг "тихушная" подруга всё же урвала какой-то куш?), Марго перебежала проспект, едва дождавшись зелёного, и нырнула в спасительную тень кафе.

– Привет! – она издали помахала поднявшемуся из-за столика мужчине. – Я очень долго?

– Ты всегда кстати, – без всякого намёка на улыбку отозвался он.

Но теперь он мог сколько угодно делать непробиваемо-каменное лицо, теперь Рита отлично читала настроения Марата. Хитрюге-водителю очень редко удавалось её провести. Как-то так вышло, что после отъезда с острова они всё больше времени проводили вместе, хотя их связали тягостные дела. Похороны Мадам, на которых Марго стояла рядом с Маратом и навзрыд рыдающей Катериной, опознание тела Джуниора тоже пришлось проводить им, потому что Свиридов-старший был занят лихорадочной продажей собственности.

Джуниор... Несколько дней его искали по всем окрестностям Изумрудного, когда немного успокоилась Волга, а обнаружили за много километров вверх по реке, в целой одежде, без повреждений, обычно причиняемых течением и рыбами. Словно Стас лишь несколько часов пробыл в стоячей воде. Однако, во всей этой истории было столько странного, что очередная неувязка казалась совершенно нормальной, лишь щемящая жалость разливалась в груди Марго при взгляде на красивое бледное лицо навсегда уснувшего в своём кошмаре Джуниора.

А ещё, в добавление нереальности всему происходящему, Марат получил по завещанию Свиридовой Майбах, Рите же передали карточку, на которую любившая порядок Мадам уже перечислила её гонорар... Её сунул девушке сам папа-Свиридов, невнятно бормоча что-то о моральном ущербе и неразглашении событий, очевидцем которых ей пришлось стать. Карточка лежала дома, в дальнем ящике стола, на случай, если Марго всё-таки не справится с ипотечными платежами, хотя теперь ей казалось, что такие мелочи ей вполне по-плечу. Она даже была уверена в этом, потому что картина с белевшими в темноте сада чайными розами была уже на следующий день куплена в салоне, куда Рита доставила холст. А дома её ждал мольберт, к которому, честно говоря, девушке очень хотелось вернуться.

– Ну что, мы с тобой теперь два свободных человека? – сказал Марат, поднимая широкий бокал, который сначала не заметила Рита. – За это надо выпить.

Марго с готовностью подхватила свой, хлебнула и зажмурилась, м-м-м, холодный мартини. Всё-таки не такой уж он самодостаточно-невнимательный, вот же запомнил, какой именно напиток она предпочитает, хотя вроде бы у них не было повода говорить об этом. И вообще он другой, глядя сейчас на Марата, Рита не могла понять, как она умудрялась когда-то недолюбливать и даже побаиваться шофёра Мадам.

При воспоминании о Свиридовой ревниво дрогнуло сердце, ведь он, несомненно, был более чем привязан к своей хозяйке.

– Что слышно про Изумрудный? – быстро спросила Марго, устыдившись неуместных чувств.

– Следствие закрыто, – пожал плечами Марат. – Нет виновных, нет состава преступления. Ну и подавно нет никого, кому хотелось бы их искать.

– Значит, всё списали на стихию?

Марат помолчал, словно решаясь на что-то, затем молча полез в висевшую на спинке стула сумку. В его руке показалась стопка фотографий, при одном взгляде на них у Риты почему-то заколотилось сердце.

– Вот, – он аккуратно опустил фото возле тарелки Марго. – Думаю, я всё-таки должен показать тебе это.

Не решаясь притронуться к толстым глянцевым листкам, Рита рассматривала верхний кадр – яркая пестрота кухни с лоснившейся от удовольствия Катериной в центре композиции. Да это же те несчастные снимки, что когда-то вместе с фотоаппаратом изъял у неё Марат!

– Ага, – кивнул бывший шофёр, опять угадав её мысли. – Вот, решил напечатать... Сам не знаю, зачем.

Медленно, одну за другой, Марго начала раскладывать по столу фотографии. Старые знакомые, миражи прошлой жизни – комнаты уже не существующего дома. Вот таинственно поблёскивает за стилизованной стойкой бар в биллиардной, здесь Рита провела последнюю ночь в этом доме, шикарный кабинет Свиридова, нет, она не удержится, когда-нибудь точно повторит его в своих дизайнах. Столовая, гостиная... А это что?! Рука дрогнула, карточка спланировала на тарелку – в стеклянных дверцах книжного шкафа был виден прозрачный силуэт.

Жадно вглядываясь в яркий снимок, Марго пыталась сообразить, что она, собственно, видит. Чёрная вуаль волос отброшена назад, рука поднята в знакомом отстраняющем жесте. Ольга. А это что? Дефект плёнки, или неровно падает свет? Чувствуя, что снова перехватывает горло, Рита осторожно поскребла бледную щёку видения. Пятно. Она уже видела его... Нет, его не было совершенно точно!

– У Ольги есть родимое пятно? – пробормотала Марго, изо всех сил вспоминая ту, совершенно другую девчонку, в одиночку напавшую на адвокатский джип.

Как там когда-то говорила бабушка – бог шельму метит – лихорадочно пронеслось в её голове. Марат только пожал плечами, типа, что можно рассмотреть в полуразмытом стекле? Но он не стоял рядом с Марго над обрывом Волги, когда неведомая речная наездница тянулась к Джуниору! Да и вообще, эта эфемерная тень мало напоминала обычное человеческое тело... Значит, всё это не галлюцинация, ведьма действительно бывала в доме, она оказалась там в тот момент, когда Марго делала снимки! Но, почему-то, Рита её не заметила... Нет! Она видела её потом! Даже однажды гналась по дому за призраком! Но потом-то разговаривала с живой девчонкой... Рассудок отказывался справляться.

– Что, – девушка кашлянула, пытаясь вернуть себе голос. – Что ты предлагаешь с этим сделать? – она коснулась карточки и тут же отдёрнула руку.

– Сжечь, – лаконично ответил Марат. – Только так для нас может закончиться эта история.

– Ты уверен? – Марго заглянула в непроницаемо-черные глаза.

Мужчина перед ней кивнул, вдруг быстро улыбнулся и сжал в ладонях её холодный кулачок.

– Но... тогда зачем ты вообще мне их показал?

– Честно говоря, я уже дня три вожу их с собой, – Марат говорил медленно, словно подбирая слова. – Понимаешь... Ведь я же вижу, что ЭТО не отпускает тебя, ты продолжаешь думать о том, что же такое случилось на острове. Я... сам был в шоке, когда увидел её. Нет, не так. Я хотел думать, что никогда не видел. Однако она была, стояла в распахнутых створках балконной двери, когда я вбежал в комнату Светы... – он тяжело сглотнул и отпустил руку Марго, на миг опустив глаза. – Мгновенная вспышка, которой могло и не быть. Это что, действительно Ольга?

Глаза Марата тревожно вглядывались в Риту, она быстро-быстро замотала головой. Она не может опять ошибаться!

– Отлично! – облегчённо выдохнул мужчина. – Кстати, ты знаешь, в моём посёлке был известен старый дедовский способ не только узнать ведьму, но и заставить её от себя отвязаться. Её надо сжечь. Слава богу, цивилизация имеет и некоторые плюсы, мы с тобой обойдёмся фото.

Сжечь? Ну что же... Ещё несколько секунд фотографии не хотели отпускать девушку, они заслонили от Риты праздное, весёлое и шумное кафе, а затем она решительно отодвинула их на угол стола, улыбнулась Марату и ещё раз, молча, подняла свой бокал.



Нравится книга? Поделитесь с друзьями!




Хотите всегда быть в курсе новостей сайта?
Читайте нас в Твиттере, ВКонтакте и Facebook, подписывайтесь на новости в Google+ и не забудьте поставить +1!




Оставьте свой отзыв, напишите комментарий, задавайте вопросы! Чтобы оставить сообщение, регистрация не требуется, для входа можно использовать ваши профили в Twitter, Facebook, Google или Disqus, или же просто выберите имя и участвуйте в обсуждении как гость.




Комментарии к роману "Ольга"


comments powered by Disqus

Рассылка

Получать обновления на email