Загрузка...
Дом на Изумрудном острове. Колдовской роман Ольга
Ольга
Ольга

"Ольга" - колдовской роман, действие которого происходит на волжском Изумрудном острове, где просыпается дремлющая магическая сила, вступившая в беспощадную борьбу с людьми за землю, принадлежащую ей веками.

Глава 4. Джуниор – изысканный принц

Разговор с Мадам действительно состоялся этим же вечером, после того, как Рита, каждую секунду ожидавшая столкновения с вездесущим шофёром, прокралась в свою комнату и постаралась привести себя в божеский вид. Костюм, похоже, и вправду погиб, теперь ей пришлось остановиться на джинсах и топе, хотя она очень сомневалась, что эта одежда уместна для трапезы в доме Свиридовых. Сама Мадам, обнаруженная в гостиной с большим бокалом вина, была наряжена в воздушный сарафан, на взгляд Марго, тоже не слишком подходивший к вечерней обстановке.

Разговор вышел каким-то странным, во всяком случае, Рита быстро перестала понимать, зачем она привязалась к клиентке со своими оправданиями.

– Оказывается, здесь у вас настоящий лес, – с наигранным оживлением говорила она, пытаясь понять настроение Свиридовой.

– Да, да, – отвечала та, потягивая вино. – Мы решили сохранить часть ландшафта. К тому же, правый склон начинается обрывисто, пришлось бы серьёзно менять очертания острова, чтобы там стало возможно строительство.

– Здесь и так очень красиво, – кивала Марго. – Самое разумное – не перекраивать то, что даёт природа, а включать это в ансамбль.

– Когда я увидела Изумрудный, у меня сразу сложилась такая картина, – соглашалась Мадам, похоже не особенно разочарованная длительным отсутствием наёмного работника. – Несколько вилл, лесная зона и пансион, какого ещё никто не строил в наших местах.

– Честно говоря, мне даже стало немного жутко, когда я решила, что заблудилась. Не думала, что остров так велик.

– Он уникален, по-моему, таких больше нет на Волге...

– А когда я наткнулась на эту огромную змею...

– Странно. Обычно они держатся возле воды...

– Да ещё девушка. Удрала, вместо того, чтобы показать мне дорогу...

– Девушка? – Марго вздрогнула от резкого голоса Мадам. – Какая девушка?!

Внезапно выйдя из расслабленной задумчивости, Свиридова опустила бокал и уставилась на Риту. В этот миг её светло-голубые глаза казались просто точками зрачков, неприятное ощущение, неужели она не знает, как может выглядеть в сумерках?

– Обычная девчонка, – пожала плечами Марго. – Думаю, что из посёлка. В каких-то дешёвых джинсах...

– И... как она выглядела? – пальцы с роскошными серебристыми ногтями вцепились в бокал.

Всё ещё недоумевая – что же такое творится с клиенткой – Рита добросовестно постаралась описать внешность лесной незнакомки. Через несколько секунд Марго пришлось признать, что она практически не помнит лица девушки, быстро промелькнувшего в густой тени старого вяза.

– Волосы очень хорошие, – наконец сказала Рита. – Чёрные, шёлковые, явно естественные, давно не видела таких красивых натуральных волос.

– И ты наткнулась на неё недалеко от нашего дома, по дороге на пляж... – пробормотала Мадам, снова впадая в задумчивость.

Как-то незаметно для Риты, Свиридова перешла с ней на ты, и пока было неясно, к чему ведёт такое сокращение дистанции.

– Не совсем на дороге, – поправила нанимательнцу Марго. – Вообще-то, довольно далеко в лесу. Я так углубилась в поиск идей для дома, что потом никак не могла выбраться обратно, – виновато улыбнулась она. – Кстати, у меня возникли кое-какие мысли о том, как использовать в дизайне местную флору.

Потихоньку пробравшиеся в комнату летние сумерки теперь почти скрывали от Риты лицо Мадам, но ей всё равно казалось, что клиентка пристально разглядывает её. Наконец та вздохнула, отставила пустой бокал и покивала головой.

– Ну да, конечно, это будет крайне интересно. Но я не тороплю тебя с какими-то решениями. Гуляй, вживайся в атмосферу, а потом мы вернёмся к проекту. Тем более, что сейчас мне придётся немного отвлечься на менее приятные дела.

На пороге гостиной возникла бесшумная тень.

– Светлана Николаевна...

– Да, Катюша, – Свиридова быстро встала, увлекая за собой Марго. – Катюша, это Маргарита, наш дизайнер. А это – наша домоправительница. К сожалению, из-за массы других дел, этот дом держится на ней, а не на мне. Конечно, горничные сюда приезжают из Переправы, но если бы не Катины умелые ручки... К тому же, я не знаю ресторана, где готовили бы лучше, чем она, когда-то я сманила эту волшебницу из столовой соседнего посёлка.

У "волшебницы" было простенькое круглое личико, короткая стрижка и коренастая пухлая фигура, Марго с лёгкостью представила эту девушку в не слишком свежем халате за плитой рабочей столовки. Вот уж действительно, если Мадам была заинтересована в человеке, никакие условности её не останавливали, зато преданность "домоправительницы" не знала границ, она взирала на Свиридову с немым обожанием.

– Где семейство? – мимоходом поинтересовалась Мадам.

– Станислав Александрович ночует в городе, Станислав Станиславович ещё не спускался, Алиса в столовой, – чётко отрапортовала Катя. – Марата я покормила.

Ну надо же, Станислав Станиславович не спускались, фыркнула про себя Марго, она бы ещё добавила – барыня! Хотя и в народном сарафане, при кокошнике и косе, эту девицу было нетрудно вообразить.

– Так, а рабочие? – приостановилась Свиридова.

– Приходили за пайкой. Наделила.

Забавно. Домоправительница Мадам ещё и по совместительству интендант, похоже и впрямь где-то рядом разворачиваются военные действия.

– Вы уже наняли бригаду? – уточнила Марго.

– Живут во времянке за абрикосами, – объяснила Свиридова. – Настоящие профи, сдали мне не один объект. Сейчас работают в посёлке, а потом займутся отделкой дома. Вот увидите, Рита, общими усилиями мы, наверняка, сотворим что-нибудь особенное!


В столовой они застали только дочку Свиридовой, таскавшую с тарелок вкуснятину для Рамзеса, который юлой вертелся возле её ног.

– Алиса! – укоризненно воскликнула Мадам, переступая порог. – Катя, возьмите собаку.

– Ну мама, почему ему нельзя с нами!

– Я кормила! Рамзес уже кушал!

Одновременно откликнулись заинтересованные стороны, было видно, что этот спор не первый раз будоражит благородное семейство. Только пёс, абсолютно равнодушный к закипевшим страстям, что-то торопливо дожёвывал со светлого паркета.

– Катя! – немного повысила голос Мадам.

Мгновенно среагировав на её интонацию, домоправительница бросилась к собаке, чуткий пинчер шмыгнул к двери, но упорная девица, не разгибаясь, устремилась за ним, норовя дотянуться до пса короткими пухлыми ручками.

– Стой, Рамзеска! – пыталась вразумить она вальяжно, но шустро улепётывающее животное.

В той же позе ринувшись в дверь, Катерина едва не снесла молодого человека, которого именно сейчас угораздило войти в столовую.

– Чем это вы тут занимаетесь? – поинтересовался парень, уклоняясь от вылетевшей в холл домоправительницы. – Катюху дрессируете?

– Познакомьтесь, Рита, мой сын Станислав, – улыбнулась Свиридова.

– Джуниор, – с непередаваемой интонацией поправил её парень, тоже углядевший нового человека.

Трудно сказать, чего больше – гордости или сарказма было в том, как Свиридов-младший произнёс свой фамильный титул, но выглядел он как истинный наследный принц без всяких сомнений и оговорок. Длинные пшеничные волосы, голубые глаза, угольно-чёрные ресницы и стрелки бровей, крупная родинка выше ключицы в распахнутом вороте модельной рубашки – похоже, дети Мадам не только сполна получили фамильную красоту, но им, во всяком случае старшему сыну, достался более тонкий её вариант. Ну, как же, следующее колено новой аристократии... Теперь понятно, отчего так выходил из себя Купец, вспоминая этого "мелкого гадёныша", вряд ли девицы в клубах замечали кого-то ещё, если рядом присутствовал Стас Свиридов.

Поглядывая на новую знакомую, парень первым двинулся к столу, на ходу небрежно выдвинул стулья для матери и сестры, подождал, пока Рита тоже усядется на предложенное место. К досаде Марго, за столом она оказалась напротив Стаса, и ей стоило определённых усилий, чтобы не пялиться на него. К тому же, она моментально вспомнила про свои расцарапанные руки, раздёрганную укладку и джинсы хорошей фирмы, верой и правдой служившие ей уже третий сезон. Голые плечи стали казаться ещё более неуместными, и макияж, торопливо наложенный утром, сейчас, наверняка, выглядел просто ужасно... Рита почувствовала, что одним своим присутствием Джуниор мог взрастить в женщине любые комплексы, а ведь ей придётся провести в компании Свиридова-младшего несколько дней.

Бред! Ощутив неловкость, Марго мгновенно разозлилась. С чего это вдруг она должна комплексовать?! Кто он, вообще, такой, этот богатенький пацан, наверняка намеренный всю жизнь просидеть за спиной у родителей? Учится в универе, летом отсиживается на Изумрудном. На Ибицу его не пустили! А вкалывать в летнюю жару на стройке или в душном офисе, как другие студенты, не пробовал?! Хотя, это уже перегиб, тут же остудила себя Рита, не самое удачное время и место, чтобы полыхать праведным пролетарским гневом, не будет таких Джуниоров, и она останется без работы.

За столом, между тем, шла непринуждённая беседа, из которой Марго уяснила, что в её услугах как раз Свиридов-младший и не нуждается.

– Ну и что опять началось-то? – говорил Стас, энергично поглощая салат из морепродуктов. – Мне без разницы, что вы сотворите здесь, – он потыкал вилкой в золотистые стены столовой, – хоть песку насыпьте. Но мою нору дизайнить не требуется, там всё заточено под меня.

– И всё же, я прошу вас показать Маргарите ваши комнаты, – настаивала Мадам. – Может быть, нам наконец удастся разработать единый стиль для всех помещений.

– Не вопрос, – парировал Джуниор. – Если она сможет обнаружить у меня какой-то стиль, я не против, чтобы его перенесли на весь дом. Даже на авторстве не буду настаивать.

– Вот, Рита, первые непредвиденные трудности, – посетовала Свиридова, поняв, что сейчас ей не переупрямить сына. – В нашем доме все мужчины такие, Станислав Александрович тоже просил ничего не менять в его кабинете. Как с ними бороться?

– Бороться мы не станем, – наигранно бодро отозвалась Марго. – Попробуем учесть все интересы.

– Ага, скрестим моржа с ежом, – прокомментировал Стас.

– Алиса, а ты? – поторопилась перевести разговор Рита. – Как ты видишь свою будущую комнату?

Вопрос был задан очень кстати, идеи просто бурлили в голове Свиридовой-младшей – в её спальне непременно должно быть огромное зеркало, чтобы можно было танцевать и видеть себя целиком, а ещё круглая кровать и такие же пуфы, а ещё розовый балдахин от мошек, а ещё...

– Да, кстати, – перебил её заскучавший Стас. – Кстати, о розовых пуфах. Завтра ко мне приезжают Барби и Дизель. Нужно ещё три спальных места. Хотя, можно и два, – немного подумав, добавил он. – Всё равно Барби залезут спать в одну койку.

– Таша и Саша?! – обрадовалась Алиса.

– Разве они никуда не поехали на каникулы? – осторожно уточнила Мадам.

– Не поехали! – фыркнул Джуниор. – Мы в этом году невыездные, кто по дури, кто из солидарности. Займёмся твоим дизайном, точно! Будьте уверены, у Сашки и Ташки с креативом ничуть не хуже, чем у Алисы. А Дизель – вообще продвинутый чувак, пока учился в Лондоне, тусил с дочкой пэра в его пэрском замке. Так что, вас ждёт море идей, – порадовал он Марго, чем ещё больше усугубил её мрачные предчувствия.

Новое дело, не хватало ей только авторитетного мнения каких-то гламурных девиц и сынков местных олигархов. Остаётся надеяться на благоразумие Мадам, сомнительно, что такой человек, как Свиридова, выпустит из-под контроля давно взлелеянное детище и позволит гостям сына мешать работе специалиста.


После ужина Марго оказалась предоставлена самой себе – её нанимательница уединилась с телефоном, видимо, продолжая решать свои "менее приятные дела", Алиса прилипла к плазме, а Джуниор растворился в саду, ночной образ жизни толкал его на поиски хоть каких-нибудь приключений. Сквозь огромные окна холла Рита видела россыпь маленьких фонарей, днём они совсем не бросались в глаза, зато сейчас придавали саду Свиридовых нарядный вид, создавали ощущение праздника, должно быть, в этом доме любили и умели устраивать приёмы в декорациях острова. Так просто было себе представить – столы под светлыми тентами, музыка, дамы в вечерних платьях, а кругом разлит розовый нектар, отчётливой нотой в котором притаился прохладный запах воды.

Сбежав по ступенькам, Марго полной грудью вдохнула воздух Изумрудного – вот ещё одна грань удивительных сочетаний природной естественности и наших представлений о комфорте, если бы ей удалось отразить это в целесообразно-примитивном строительном материале... Над этим стоило поломать голову, Рита двинулась в сад мимо обсыпанной огоньками открытой террасы, мимо бассейна, откуда, действительно, с мягким шелестом вытекал ручеёк. Он терялся в густой, почти чёрной в этом свете, траве, покато сбегавшей к площадке с фруктовыми деревьями, тугие, почти спелые абрикосы, крупная, южная вишня вливали в общую палитру свой аромат.

Сквозь стволы просвечивали близкие блики костра, должно быть, строители Мадам тоже предпочитали расправляться с "пайком" на свежем воздухе. Подойдя поближе, Рита услышала чей-то прокуренный бас, а затем дружный хохот, тут же подстегнувший другого рассказчика.

– Подумаешь, щука! Что щука? – затараторил мелкий вертлявый мужичок, примостившийся на пустом ящике. – Вот мы однажды с корешами вообще неведомого зверя удили! Точно говорю! – тут же огрызнулся он на недоверчивые смешки. – А всё Петюня, Рыжего помните? Так вот, аквалангисты указали ему место, где периодически сталкивались с непонятным зверем-незверем, рыбой-нерыбой. Ну. Приехали мы, значит, закинулись, даже судачка вытащили, а тут бац! Клюёт у Рыжего. Он тянуть, а оно не идёт, барахтался, барахтался, да так за борт и рухнул. Мы, было, ржать, а Петюня вдруг как взвоет дурным голосом – ногу, орёт, откусили! Мы его в лодку, из ноги кровища хлещет, еле до берега дотелепались. Смотрим, а там зубы отпечатались, да какие-то странные, у рыб таких и в заводе не водится!

Мужичок замолчал, наслаждаясь произведённым эффектом, слушатели тоже притихли, переваривали историю.

– Ага, – наконец откликнулся самый старший, степенный и усатый, явно смахивающий на бригадира, дядька. – Так, говоришь, в том месте аквалангисты свои дела делали?

– Вот! – обрадовался молодой лохматый парень, ворошивший угли. – Это ж твой Рыжий водолаза и подцепил! Наверняка, мужику крючок в какой-то важный орган попал, так тот не поленился всплыть, кусануть его хорошенько. И отомстил и от места отвадил! – закончил он под новый залп гогота, грянувшего у костра.

– О! Девушка! – кто-то заметил Марго, нерешительно замершую на краю поляны.

– Да ты проходи, – пробасил "бригадир". – Проходи, чаю выпей. Поди, тебя сегодня хозяйка из города привезла?

По мановению густых бригадирских бровей, для Риты расчистили кусок гладкого бревна – парнишка-костровой привычно шлёпнулся на траву – в руки сунули горячую железную кружку с невероятно густым настоем, с большой натяжкой сходившим за чай. Всё понятно, вечер рыбацких баек, каждые новые уши приветствуются, наверняка все остальные уже не раз слышали устное творчество друг друга.

А вот мой брателла, Мишка, однажды и впрямь монстра вытянул, – тут же начал "костровой", с интересом поглядывая на Марго. – Он у меня на этом деле того, совсем переклиненный. Специально на своём мотоцикле ездил по деревням, интересовался, не таскает ли где птицу здоровая рыба, так своего сома и выследил, тот за лето у местных половину уток извёл.

Народ вокруг костра притих, приготовившись оценить очередную враку, только в огне потрескивали ветки, да далеко внизу, вторя рассказчику, шумела река.

– Значит, заказал брателла у кузнеца специальный крючок – на такой хоть акулу бери, добыл тридцать метров капронового шнура и отправился на рыбалку. Ну, приехал, понятно, ночью, нацепил на крючок ворону – специально для сома подобрал эту падаль – и забросил донку в сомовью яму. Свой же конец донки привязал к мотоциклу – мало ли сколько ждать придётся – да и взобрался на мотоцикл, чтоб не заснуть. Ночь тихая, где-то далеко рыба играет... В общем, всё-таки задремал брателла, а проснулся от того, что мотоцикл под ним реально скачет! – пацан выдержал театральную паузу. – Да это ж сом его в реку волокёт! Завёл он свою железяку с полоборота, первая передача, газ! Да только мотоцикл и не едет совсем, колёса крутятся, а рыбина пересиливает. Ох и намучился он с ней! Мотоцикл ревёт, сом бьётся, трава с песком в разные стороны, совсем уже брат со своей старушкой "Явой" простился, да только тут, видно, сом обессилел и на месте замер. Ну, Мишка и рванул, чуть из седла не вылетел! Несётся и чует, что-то огромное за ним тащится, такое, что едва багажник не рвёт. В общем, два с лишним метра рыбина оказалась, таких лет пятьдесят в тех местах никто не вытаскивал!

Затихшие на время строители довольно запереглядывались.

– Нет, реально два с лишним метра?! – подпрыгнул на своём ящике мужичок, недавно так удачно обсмеянный нынешним рассказчиком. – Это сколько ж в нём было центнеров? А "Яву" вашу даже не покорёжило?

– Вот оно – советское устройство на колёсах! – хмыкнул кто-то.

– Ты, давай, советское не трожь! – немедленно ощетинился бригадир.

– Гринь, а Гринь, а может, это и не сом вовсе был? – поинтересовался плечистый парень в майке. – Давай, колись, может, твой брателла рыбу-белугу выудил?

– Да хотел бы я загонять, непременно бы белугу приплёл! – оскорбился лохматый Гришка.

– А что, кто-то про белугу историю хочет? – спросил до этого молчавший немолодой мужчина в тельняшке. – Я на неё по молодости сам ходил.

– Да ладно, Сергеич, – отмахнулся уязвлённый костровой. – Если сам ходил, давно бы рассказал, не утерпел.

– Рассказал, – согласился "тельняшка". – Только я не хуже вас знаю, что особой веры таким рассказам нет. И без того вы до небес наплели.

– Давай, Паша, – подбодрил его бригадир. – Чтоб вся эта мелочь вздрогнула и уваженьем прониклась!

Похоже, Сергеич не так уж часто выступал в роли рассказчика, строители задвигались, с интересом поглядывая на него. Марго тоже показалось, что вот сейчас она услышит что-то необычное и потрясающее, с таким значительным видом "тельняшка" продолжал разглядывать пляшущие оранжевые языки костра. Наконец, его взгляд оторвался от пламени, удостоверился в общем внимании и отыскал какую-то точку среди скрытых сумраком абрикосовых стволов.

– Я служил на Балтике, и возможность отправиться на побывку домой была для нас большой редкостью, – начал Сергеич, задумчиво глядя куда-то вдаль, в сокровенную глубину собственной памяти. – Но мне повезло.

Молодой матрос явился в родной посёлок переполненный впечатлениями далёких походов и различными невероятными историями, которыми щедро делился со своими приятелями и девицами, среди которых моментально стал очень популярным. Парни крепились долго, пока один из них не сцепился с Павлом, доказывая, что никакие морские байки не могут сравниться с родной волжской жутью, с детства знакомой каждому пацану. На попытку моряка обсмеять местные небылицы, товарищ привёл пример, над которым тому расхотелось смеяться – он напомнил легенду о ведьме, утопленной уставшими от её козней поселянами, и рыбе-белуге, ставшей её верным речным конём.

Насколько помнил Павел, даже его отец в особо светлые лунные ночи не рисковал выходить с друзьями на рыбалку, мужики не обсуждали всерьёз возможность напороться на зловещую наездницу, но и не спешили в это время спускать на воду свои лодки и катера. Заметив, что "морячок" подрастерял пыл, его товарищ Саня, обладавший огромной физической силой и взрывным темпераментом, принялся подзуживать Павла на белужью охоту (очень трудно назвать эту затею простой рыбалкой, зная размер легендарной рыбы), тем более, что невдалеке от посёлка русло Волги набирало серьёзную глубину, где только и могла водиться белуга.

– Ну ты даёшь, Сергеич! – влез в неторопливое повествование ревнивый Гришка. – Сколько ж вы выпили, что пошли лошадку утопшей ведьмы доставать?

На него зашикали, Марго навострила уши, она, к своему стыду, ни разу не слышала ни о какой утопленнице, приспособившейся гонять по Волге верхом на белуге. Ну да что с них, городских, взять, как когда-то говорила её бабушка.

– В общем, всем нам засвербило эту рыбину отловить, – вздохнул Павел. – Хотя в голую девку на ней никто не верил, но и просто добыть белугу – уже дело знатное.

Не откладывая в долгий ящик (отпуск шёл к концу и очень уж хотелось поразить братишек-моряков фотографией с небывалой добычей), парни на зорьке натаскали лещей и побежали искать нужную снасть. Потому что белуга – она не карась, её на простую удочку не вытянешь. В результате, снасть сделали почти морскую, с новой мультипликаторной катушкой, за ящик водки арендованной у артели, и крючком, явно смахивающим на якорь небольшого судёнышка. Всё это установили на отличном быстроходном катере Сани, обычно катавшем туристов по Волге, и на дорожку раздавили на троих ещё бутылочку самогона (третьим в катер забрался подвизавшийся в артели приятель, уверявший, что он не может выпустить катушку из рук). Всем троим было отчего-то тревожно, поэтому самогон не брал.

Плыть решили по течению без мотора, чтоб не вспугнуть осторожную рыбу, луна светила как сумасшедший фонарь, в её желтоватом свете вода казалась густой и непроницаемой. Парни, храбрясь друг перед другом, нацепили на острые крючья лещей, спустили снасть, в любой момент ожидая поклёвки. Но ничего не происходило. Давным давно скрылся из виду родной посёлок, иссяк весь нервный трёп, и Павел начал подрёмывать, привалившись к высокому борту.

Проснулся он от истошного вопля, вскочил, чуть не вывалившись за борт.

– Есть! – орал возбуждённый артельщик, мечась возле катушки. – Клюёт!

Но Сергеич и сам видел как натянулся толстый капроновый шнур, катер даже начал проседать от чудовищной силы рыбины. Маневрируя на притормозившем, заходившем ходуном катере, Павел ринулся на помощь бывалому рыбаку, его охватил азарт – неужели попёрло?!

– Держи руль! – командовал артельщик.

– Есть! – орал возбуждённый артельщик, мечась возле катушки. – Клюёт!

Рыба подтягивалась всё ближе к судёнышку, удерживать катер становилось сложнее. Да что там застрял хозяин этой посудины?! Пусть сам рулит своей машиной!

– Санёк! - завопил Павел застывшему у борта товарищу. - Помогай же, япона мать!

Он перегнулся через борт, стараясь сквозь дико плещущую речную рябь рассмотреть, что приковало внимание их капитана, и едва не булькнулся в тёмную воду. Оттуда, из непроницаемо-чёрной глубины, медленно поднималось к поверхности почти прозрачное, наполненное бледным лунным светом лицо. На миг шум схватки с рыбиной исчез за пределами восприятия, сияющий женский лик вынырнул на поверхность, девушка протянула руки к окаменевшему Саньку и, едва тот дёрнулся ей навстречу, руки девушки намертво сомкнулись на шее парня.Ночная рыбалка. Городское фэнтези Ольга

В следующее мгновение обнажённое белое тело слилось с чёрной курткой парня, закружилось в омуте сургучной воды.

– Саня... – чуть дыша прошептал Павел.

– А-а-а!!! – истошно взвыл артельщик, прорываясь сквозь парализующий шок. – Гони!!! Твою за ногу! А-а-а!!!

А позади катера всплывало что-то огромное, гораздо больше маленького судёнышка, и на спину рыбины карабкалась... Вот дальше Сергеич рассказывать не стал, он внезапно замолчал, отвернувшись от затаивших дыхание приятелей. Помолчал и вполне прозаически закруглился:...девушка протянула руки к окаменевшему Саньку...

– В общем, Санёк потоп, снасти наши вырвало с мясом, а мы сами на полном ходу вылетели на берег, едва не сшибив коров, которых гнали на водопой. Почему-то уже оказалось утро... Так что, скоро и с морем, и с рекой я начисто завязал.

– Ну, Сергеич, крутой у вас был самогонец! – после долгой паузы восхитился Гришка, которого никто не поддержал.

– Да... – неопределённо протянул бригадир, решительно загасив окурок. – Что-то засиделись мы нынче, завтра поблажек по подъёму не ждите.

Строители заговорили, задвигались, словно стараясь разогнать морок последней истории, Марго, кое-как переведя дух, поблагодарила их за гостеприимство и тоже побрела в дом. Дрожь – то ли прохладный ветер, то ли видение белого лица, неотрывно смотрящего на неё из воды – заставляла ускорить шаг. Ничего себе, погуляла после ужина, как бы теперь умудриться уснуть...


Но покой так и остался для неё робкой мечтою – в холле на скамье, вытянув длинные ноги, возлежал Джуниор, заменив на местном наблюдательном посту Марата. В своей корзинке, без задних лап спал другой сторож – Рамзес. В отличие от пса, Свиридов-младший немедленно среагировал на появление Риты.

– Ну, где ты ходишь? – недовольно проворчал он, потягиваясь и зевая.

Отлично, отметила Марго, останавливаясь возле Стаса, братание с клиентом идёт полным ходом, уже и этот представитель семейства уверенно перешёл на "ты".

– Мать просила показать тебе мою комнату? Просила, – продолжал тот, изображая недовольного нанимателя. – А завтра я буду занят, так что пошли.

Вот интересно, имеет ли хоть какие-то границы наглость подобных людей? Стараясь погасить мгновенное раздражение, Рита уставилась в спину Джуниора, обтянутую тонкой рубашкой. Если сказать ему, что даже ненормированный рабочий день не может быть таким ненормальным, он будет способен это понять?

– И что? – обернулся Стас, в полутьме холла его глаза казались почти прозрачными, как у Мадам. – Другого приглашения не будет.

Похоже, не способен... Проще всего сразу разделаться с его апартаментами, чтобы потом не выпустить что-то из виду, лишний раз не столкнуться с капризным наследником.

– Пошли, – вздохнула Марго. – Надеюсь, никакого хай-тека у тебя в комнате я не обнаружу, тогда уж точно не буду знать, как выравнивать весь интерьер.

– Как знать, – хмыкнул Джуниор. – Вообще-то, я никому не люблю облегчать жизнь.

Это-то ясно, молча согласилась Рита, от скуки ты уже не знаешь, во что бы такое тебе поиграть. Лучше бы твой папа не был таким непреклонным, дал тебе спокойно развлекаться в привычном кругу... Пока они поднимались по лестнице, Рите всё время казалось, что Стас украдкой разглядывает её, девушка насторожённо замерла перед дверью, приготовившись к любой напасти – наверняка вредный Джуниор уже приготовился словить кайф, наблюдая, как она станет выкручиваться из заведомо неразрешимых условий.

Дверь медленно приоткрылась, и перед удивлённой Марго распахнулся глубокий синий сумрак. Было полное ощущение, что хозяин комнаты обходится без окон и других источников света, лишь сияющее звёздное небо каким-то образом приютилось на потолке.

– Прошу, – привычно-насмешливый голос Стаса прозвучал над самым ухом, наследный принц наслаждался произведённым эффектом.

Лишь переступив через порог, Марго начала различать очень избирательную обстановку комнаты – огромный водяной матрас, утонувший в тёмно-синем покрывале, шкафы-купе, притворившиеся стенкой, глухие портьеры. Удивительный натяжной потолок с мириадами крошечных звёздочек оказался делом вполне рукотворным, Рита уже видела подобные, хотя и более простые, варианты декора на презентации крупной строительной фирмы.

– И как? – полюбопытствовал Свиридов-младший. – Сгодятся для тебя мои идеи?

– Очень здорово, – признала Марго, позабыв недавнее желание хорошенько щёлкнуть "принца" по носу. – У тебя хороший вкус. Я могу здесь осмотреться? Включи, пожалуйста, свет.

– В моей комнате нет другого. Ненавижу день – вот идеальное освещение, при нём всё выглядит в сто раз круче, чем на самом деле, – признался Стас, увлекая Риту к своему безразмерному матрасу. – Если что и стоит разглядывать, так это...

Совершенно утратив бдительность, Марго вместе с Джуниором шлёпнулась на матрас – созвездия на потолке поплыли перед глазами, поражая своей нездешностью. Но не успела она открыть рот, чтоб ещё раз похвалить изобретательность Стаса, как его губы впились в неё, а рука уверенно рванула завязки топа. Видимо Марго всерьёз залепила ему по лицу – тело среагировало быстрее размякших мозгов - только Свиридов-младший отшатнулся, схватившись рукою за глаз, другим потрясённо уставился на Риту.

– Ну, ты коза... – сквозь зубы протянул Джуниор, ошарашенный не меньше Марго.

– Ты лучше держись от меня подальше, мальчик, – выдавила она, с некоторым удовлетворением поймав в своём голосе интонации Анки. – Всё, что мне нужно, я уже увидела, остальным не интересуюсь.

– Да кому ты нужна, драная...

Ого! Оказывается, даже принцам в особых случаях не чужд народный слог.

– Вот и отлично! Приятных снов!

Препираться с Джуниором не было никакого смысла, Марго выскочила из комнаты, придерживая разорванный топ (если и дальше так пойдёт, она скоро останется без одежды!). У неё самой сна не было ни в одном глазу. Это же надо было оказаться такой идиоткой, довести ситуацию до мордобития, которое ещё неизвестно как отыграется на её работе! Но она и представить себе не могла, что Стас одичал настолько, что всех без разбору тащит на свой матрас. Даже сейчас Рита была больше удивлена, чем оскорбилась всерьёз.

Интересно, неожиданно для себя фыркнула она, а когда-нибудь прежде Свиридов-младший получал по своей гладкой физиономии? Очень сомнительно, если вспомнить его растерянный взгляд, парень явно не знал, как реагировать на такое болезненное "нет". Но ты-то, Кравцова... Нет, не с твоими мозгами охмурять миллионеров, права была подруга Анка, ты умудрилась пойти на поводу даже у этого пацана. Остаётся только надеяться, что его следующей игрой не станет месть брыкливой козе.



Нравится книга? Поделитесь с друзьями!




Хотите всегда быть в курсе новостей сайта?
Читайте нас в Твиттере, ВКонтакте и Facebook, подписывайтесь на новости в Google+ и не забудьте поставить +1!




Оставьте свой отзыв, напишите комментарий, задавайте вопросы! Чтобы оставить сообщение, регистрация не требуется, для входа можно использовать ваши профили в Twitter, Facebook, Google или Disqus, или же просто выберите имя и участвуйте в обсуждении как гость.




Комментарии к роману "Ольга"


comments powered by Disqus

Рассылка

Получать обновления на email