Загрузка...
Дом на Изумрудном острове. Колдовской роман Ольга
Ольга
Ольга

"Ольга" - колдовской роман, действие которого происходит на волжском Изумрудном острове, где просыпается дремлющая магическая сила, вступившая в беспощадную борьбу с людьми за землю, принадлежащую ей веками.

Глава 5. Новые и старые аборигены

Вообще-то, Марго никогда не боялась воды. Она всегда с удовольствием ныряла и плавала, позволяя прохладным речным волнам нести и подбрасывать своё разгорячённое тело, а на поверхности степных солёных озёр могла часами лежать на спине, разглядывая выцветшее небо. Но сейчас её пронизывал страх, рождавшийся в такой глубине, которая ни разу за все двадцать шесть лет не давала о себе знать. Сейчас, стоя на мостках, Рита в ужасе глядела на тёмную воду, готовую исторгуть из себя кромешную жуть.

Чёрная вязкая масса пузырилась, расходясь гигантскими кругами, что-то давило, выталкивало ледяные гребни, уже вовсю заливавшие ноги Марго, она попыталась рвануться с ненадёжной опоры, но не сумела сделать ни шагу назад. Гулкий, приглушённый водою рёв заставил вибрировать хлипкие доски, отдавался в теле пронзительной дрожью. "Нет!" – мысленно вскрикнула Рита, но звук умер в высохшем горле. Первая обжигающая волна стегнула по девушке, откатилась в реку, собираясь горбом, в котором...

Марго забилась, разглядев очертания существа, она ожидала, что монстр с рыбьим телом и прекрасным женским лицом устремится к ней, но, видимо, он усмотрел другую добычу. Откуда-то сверху в чёрный омут реки, ударившись о затвердевшую гладь, рухнул светловолосый юноша, мгновенно оказавшийся в объятиях монстра. "Стас!" – зашлась криком Марго.

– Стас! – её подкинуло на кровати, и наконец ожившее тело заколотилось на смятой простыне.

Лишь какое-то время спустя Рита осознала себя в комнате за плотными шторами, сквозь которые сочился золотистый солнечный свет. Тёмные воды по-прежнему плескались за переборкой сна, но она больше не позволила себе в них погрузиться. Марго рывком села в постели, на всякий случай понадёжней вцепившись в шёлковое одеяло (вот же, прямо под пальцами, гладкая ткань – значит, она и в самом деле проснулась!). С ума сойти! Никогда раньше она не видела таких невыносимо реальных снов, в тугой клубок стянувших все впечатления дня. Не говоря уже о том, что даже в сновидениях она прежде ни с кем так безжалостно не расправлялась.

– Вот такие дела, – прошептала Рита только для того, чтобы убедиться, что она онемела лишь по ту сторону сна. – Стас попал в лапы утопшей ведьмы.

Но собственный голос не добавил ей позитива, дрожь пробежала по плечам, и девушка решительно выбралась из голубых шёлковых волн. Горячий душ окончательно растопил обрывки туманного сонного марева, Марго отогрелась, перебрала оставшийся гардероб и решила больше не стараться соответствовать местному дресс-коду. Без колебаний она натянула джинсовые шорты, яркую майку, собрала волосы в короткий хвостик и осталась вполне довольна собой – всё, сейчас она спустится вниз и вплотную займётся домом, перестанет думать о разных глупостях и отвлекаться на то, что никак не должно её касаться. Решено, она как можно быстрее приступит к разработке проекта.


В столовой, к счастью, не оказалось героя её жутковатого сновидения (видимо, утро Свиридов-младший ненавидел ещё больше, чем день), но и плохая новость себя ждать не заставила. Мадам всё ещё пребывала в озабоченности от упрямства рыбаков-аборигенов, поэтому быстро подрезала крылья Марго.

– Думаю, вам стоит получше осмотреть остров, – рассеянно заявила она, допивая кофе. – Чтобы больше не потеряться, возьмите с собой Алису.

– Но...

– Погуляйте, – Мадам оттолкнула чашку и бросила взгляд на большие пошловатые часы с золотыми амурчиками. – Сходите, что ли, к реке. Вид у вас вполне пляжный.

Свиридова скользнула взглядом по замершей Рите и быстро встала из-за стола. А глаза-то холодные, внимательные, неужели в курсе ночных похождений наследника? – ужаснулась Марго. Почему-то ей захотелось съёжиться, пропасть из поля зрения Мадам, да ещё эта дурацкая майка... Хотя, откуда Свиридовой может быть известно про выходки сына, тут же одёрнула себя девушка, вряд ли Джуниор бегает жаловаться маме. Если только... Ну да, если только здесь не поработал домашний шпион, и у Марго даже имелись соображения, кто бы это мог быть. Она всё сильнее подозревала, что Марат исполняет при хозяйке роль не простого шофёра, его обязанности гораздо более разнообразны.

Пожевав чего-то за своими неприятными размышлениями, Рита всё же нашла неплохой способ приступить к работе, пусть даже и на пляже, как велела Мадам. Ведь не зря повсюду с ней путешествует друг человека – ноутбук, да ещё и маленький цифровик она тоже на всякий случай затолкала в сумочку, собираясь на остров. Случай выдался, теперь она может сделать фотографии комнат с разных ракурсов, покидать их в своё железо, и день и ночь вертеть перед глазами, пока пестрота свиридовской виллы не сложится у неё в голове в полноценный проект.

Быстро нащёлкав столовую и гостиную, Марго переместила фото в ноутбук и привычно скопировала их на флешку (сколько бы не смеялись в агентстве, она продолжала недоверчиво относиться к компьютерам, готовым в любой момент подставить несчастного владельца – слетала операционная система, горели платы, внедрялись вирусы, а иногда память просто мистическим образом не желала выдавать честно разработанные файлы). Так что, две-три флешки с важными документами непременно болтались в сумке Марго, что не раз выручало безалаберную Анку, Рудика, невероятно захламившего свой компьютер, и Лёшу Зацепина, у которого к компьютеру периодически прорывалась пятилетняя дочь.

Следующей по убегавшему в глубь холла коридору находились кухня и несколько кладовых. Бильярдная с кабинетом хозяина дома размещались в левом крыле, вчера их никто не потрудился показать Рите, и она пустилась в собственное исследование. Кухня Свиридовых развеселила девушку, она скорее отвечала вкусам домоправительницы, чем самой Мадам. С первого взгляда в ней угадывалась вотчина Катерины, наверняка полностью соответствующая представлениям той о шике – отличная итальянская мебель была заставлена и завешена различными декоративными штучками, от дешёвых кукол с широкими подолами, таращивших с чайников круглые глаза, до дорогих вазонов с фруктами, произведённых всё в той же Италии.

Сама домоправительница чистила для пирога ранние абрикосы, из-под крышек кастрюль тянуло аппетитным духом тушёного мяса и овощей, по всей вероятности, подготовка к будущему обеду шла полным ходом. Катя с удовольствием попозировала для Марго на фоне кухонной пестроты.

– И вовсе мне не нравятся эти их жалюзи, – попутно жаловалась она, кивая на черезчур сдержанно оформленные окна. Видимо, прежде у кухни всё же был свой стиль. Угловатая мебель, сине-белая полоска жалюзи и такой же полосатый коврик – вот всё, что осталось от старой идеи. – Куда лучше было бы сделать такие шторки с воланами, а на них посадить бабочек и стрекоз. Я вот видела в одной программе...

Снабжённая очередным ворохом пожеланий, Рита поспешила дезертировать, даже не сняв пробу со свежего, одуряюще запашистого клубничного варенья (оказывается, в здешнем райском саду притаились и грядки с клубникой!). Она давно уяснила, что каждый встречный-поперечный мнит себя великим специалистом по интерьерам, почему-то все вокруг знают, как нужно учить, лечить и заниматься дизайном. У Марго ещё не было клиентов из среды непрофессионалов, которые не рвались бы ей "помогать", только компетентные люди предпочитали оценивать и вносить коррективы в готовый проект.

Кабинет Свиридова-старшего скрывался за дальней угловой дверью левого крыла, по контрасту с владениями домоправительницы, он поразил Риту своей неброской роскошью. Пожалуй, это было самое интересное помещение дома, ко вкусу его хозяина и в самом деле стоило прислушаться. Чёрная кожаная мебель на каркасе из тёмного дерева (никаких надутых пыльных диванов, всегда напоминавших Марго спящего бегемота, готового вот-вот заворочаться под тобой), резные деревянные аксессуары, камин облицован демонстративно необработанным камнем, а главное – ковёр. Широченная прямоугольная шкура, снизу подбитая кожей.

У Марго всегда вызывали острый протест охотничьи трофеи, небрежно брошенные у камина, и сейчас она прониклась внезапной симпатией к Свиридову-старшему. Его ковёр не напряг бы ни одного гринписовца (вообще, не исключено, что это отличная синтетика, во всяком случае, так приятней думать), но полностью соответствовал обстановке берлоги настоящего мужика. Глядя на эту комнату, Рита, привыкшая делать выводы о владельце по его жилью, мысленно поставила несколько плюсов хозяину дома.

Ну и наконец – бильярдная. Вот тоже довольно типичный, хотя и уютный просторный зальчик с неизбежным сегодня столом под зелёным сукном и даже небольшой барной стойкой в углу. Легко представить, как здесь собираются невероятно важные дядьки, делятся своими такими же важными планами в узком кругу за неспешной игрой.

– Что вы тут делаете?

Резкий голос заставил подпрыгнуть на месте задумавшуюся Марго. Она удивлённо оглянулась – ну так и есть! За её спиной маячил Марат, бесшумно просочившийся сквозь декоративные растения, со всех сторон окружавшие лестницу. По ту сторону от лестницы тоже находилось несколько комнат, где, по словам Мадам, проживали Катя, шофёр и садовник, которого Рита ещё не видела, но замечательно ухоженные владения Свиридовых говорили сами за себя. Сегодня шофёр-телохранитель тоже переоделся в более демократичные джинсы и белую футболку, но вид имел по-прежнему хмурый. Его невыразительные глаза мгновенно выцелили цифровик в руке девушки, уголок губ Марата дрогнул, он протянул к Рите широкую ладонь и безапелляционно потребовал:

– Фотоаппарат.

– А что такое? – Марго по-детски спрятала руку за спину. – В чём, вообще, дело? С какой стати...

– Рита, – в голосе водителя послышалась досада. – Не заставляйте меня повторять десять раз. Просто отдайте фотоаппарат. Здесь запрещена съёмка.

Задохнувшись от негодования, Марго уставилась в невозмутимую физиономию этого надзирателя.

– Вы не понимаете! – ещё больше взвилась она. – Фото нужны для моей работы! Пока Светлана Николаевна решает другие проблемы, я хотела бы заниматься проектом, видеть комнаты, думать над интерьером.

– Думайте, – разрешил цербер. – Только ваш цифровик пока останется у меня.

– Да я уверена, что Светлана Николаевна будет не против, если я сделаю несколько снимков!

– Отлично. Вечером уточним.

Всё это время широкая лапа Марата маячила перед носом Марго, все свои хамские реплики он умудрялся произносить подчёркнуто вежливым тоном. Ситуация тупиковая, не драться же с этой гориллой, и так на крики уже выглянула из кухни Катя, осуждающе покачала головой, затем снова скрылась в своём кулинарном царстве. Отсюда помощи ждать нечего, но с каким же восторгом она вечером напустит на шофёра Мадам! Шлёпнув фотиком по ладони Марата, Рита собралась было гордо прошествовать мимо, когда он блеснул неожиданным интеллектом:

– Вы уже успели что-то сбросить в свой ноутбук?

М-да, похоже, специалистов здесь подбирают со знанием дела, Марго со вздохом созналась в преступлении (не бывать ей корреспондентом или шпионом в тылу врага!). Всё с тем же каменным выражением на морде, водитель проследовал за ней в гостиную, подождал, пока Рита нервно грохает нужные файлы, а затем ткнул пальцем во флешку, неконспиративно торчавшую из ноутбука.

– Пусть она тоже пока побудет у меня. Как только я получу какие-то распоряжения на этот счёт, верну вам вашу технику.

– Когда я смогу поговорить с Мадам? – сквозь зубы спросила Рита, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не затеять скандал.

– С кем? – озадачился Марат.

– Со Светланой Николаевной. Ужасно хочется знать, как мне работать в таких условиях.

– Думаю, сегодня-завтра вопрос с посёлком будет решён, и она окончательно освободится, – пожал плечами водитель. – А что вас беспокоит? Есть возможность осмотреться вокруг, привыкнуть к острову. Место необычное, хозяйка его очень любит, – примирительно закончил он.

Это какой-то заговор, подумала Марго, немного отойдя от обиды. Такое ощущение, что она путается у всех под ногами, и единственное желание местных – сплавить её на лоно природы. Можно подумать, она рвалась в этот рай! Хотя, что на них обижаться? Насчёт фото, Рита наконец-то вспомнила инструкции Анки, со знанием дела живописавшей ей закрытый образ жизни состоятельных людей. Наверняка охрана проинструктирована на этот счёт. А вот насчёт всего остального... Не так, ой не так представляла она работу у практичных миллионеров, которые не дают застаиваться своим сотрудникам. Но если никого не волнует её простой, что ж, она с удовольствием пойдёт "осматриваться", ведь во время первой прогулки ей даже не удалось добраться до правого берега Изумрудного, не говоря уж о растительности и камнях, с которыми ей ещё предстоит разбираться.

А этот чёртов Марат изъял цифровик! Ещё чуть-чуть позлившись, Рита утешила себя тем, что у неё, судя по всему, будет вагон времени, чтобы просто гулять по острову, по камешку складывать мозаику убранства дома. Вот уж, действительно, хочешь рассмешить судьбу, расскажи о своих планах – ещё никогда Марго так катастрофически не ошибалась в своих мыслях о будущем, и никогда прежде её гнетущие предчувствия не воплощались в жизнь с такой убийственной силой.


На этот раз Марго обнаружила Алису возле бассейна – та лениво шлёпала ногами по воде и развлекалась тем, что учила Рамзеса танцевать, угощая его глазированной кукурузой из пачки. Удивительно, как при такой жизни ни девочка, ни пёс не превратились в бочонки на ножках – между плотным завтраком и вакханалией обеда у них не существовало никакого перерыва.

– Привет, – Рита остановилась возле Свиридовой-младшей. – Мама просила, чтобы ты устроила для меня экскурсию по острову.

– Ага! – моментально оживилась девчонка. – Ева вчера рассказывала, как вы перепугали няню и Родиона! Забрались к ним в сад по холму.

– Какая Ева? – поморщилась Марго.

Долго они ещё будут глумиться над её неудачной прогулкой? Вообще-то, могли бы проявить такт, а не выставлять её дурочкой перед ребёнком.

– Ева Панченко, – пояснил "ребенок". – Жена нашего адвоката. Они с мамой вчера сидели в ложе, – взмах рукой в сторону мансарды, возле которой козырёк нижней крыши в самом деле образовывал просторный, заставленный зеленью балкон, – а я была в своей комнате под ними. Когда окна открыты, всё прекрасно слышно, – ничуть не смущаясь, поделилась секретом Алиса.

В мансарде с раздвижной крышей и витражными стёклами располагались апартаменты Мадам – вот ещё одно место, будившее в Рите жгучее любопытство. Почему-то ей казалось, что комната нанимательницы не может быть ни обыкновенной, ни скучной. Выходит, пока сама она наслаждалась рыбацкими байками, адвокатша нанесла визит любимой клиентке мужа, чтобы сообщить о странном поведении нового работника... Интересно, а Свиридова знает, что её дочь обожает подслушивать?

– Честно говоря, мне не показалось, что Родион так уж испугался, – решила сознаться Рита. – Вот няня была в шоке, смотрела на меня, как на призрак.

– Супер! – зафыркала Алиса. – Она всю жизнь просидела в какой-то гимназии, нудная – ужас! Здесь от всего шарахается, достаёт Родиона, даже мне делает замечания на правах того, что занималась со мной прошлым летом! А на Ивана Купала её Стас утопленницей пугал!

– Как это? – заинтересовалась Марго.

Почему-то ей тут же вспомнилась вчерашняя "утопшая ведьма", но девушка торопливо прогнала эти мысли, уж лучше послушать, как бесится от скуки здешняя золотая молодёжь.

– Он познакомился с местными, ну, из посёлка, я даже удивилась – что это он с ними тусуется? – Алиса надменно приподняла тонкие бровки. – На катере катал, возил на Переправу в кафешку, – девочка сморщила нос. – Я бы и не узнала, что он Сальмонеллу решил попугать, но Стас забрал у меня пеньюар – кружевной, белый, такой классный. Кстати, так мне его и не вернули, выпачкали и выбросили, наверное.

Вот в этом алисином пеньюаре одна из подученных Джуниором девиц начала бродить по саду Панченко под окнами несчастной гувернантки и тяжко стонать, а так как разбудить няньку оказалось непросто, то девушку подсадили к окну, она принялась ныть и скрести стекло. Удивительно, как проснувшуюся женщину не хватил удар, ничего странного, что она так заметалась по беседке, когда Марго в своём белом костюме вынырнула из тени деревьев.

– За что же вы её? – невольно улыбнулась Рита.

– Нам со Стасом эти гувернантки всё детство заели! – глубокомысленно заявила Алиса, явно повторяя за кем-то понравившуюся фразу. – А Родион – маленький! Он ещё в школу не ходит, а его каждый день уроками мучают.

– Не думаю, что Сальмонелла, как ты её называешь, сама это придумала. Скорее всего, родители считают, что их малыш должен знать больше, чем все остальные, – вздохнула Марго.

Что тут скажешь? Алиса, конечно, очень развитый ребенок, но даже таким детям учителя зачастую представляются монстрами, только и думающими, как усложнить им жизнь.

– Ну да, – неожиданно согласилась Свиридова-младшая. – Ева постоянно твердит, какой вундеркинд их Родион. Может, намекает маме, что мы какие-то отсталые?

Получила, Кравцова?! А девочка-то – психолог, чего доброго, она и тебя видит насквозь (не очень-то ты умеешь скрывать эмоции), нужно с ней быть поаккуратней.

– Так мы идём на экскурсию? – сменила тему Марго.

– Рамзес! – Алиса легко вскочила на ноги и нашарила сланцы с крупной янтарной пуговицей на перепонке. – Гулять!

Вместе с псом, трусящим впереди на коротких лапках, они прошли через сад Свиридовых и выбрались на уже знакомую Рите дорогу. Здесь по-прежнему было безлюдно и тихо, лёгкие порывы ветра, стлавшиеся по листве и траве, создавали тот самый шёпот, что вчера навеял на девушку романтичное настроение. Помня, чем закончился вчерашний поход, Марго решила больше не поддаваться очарованию Изумрудного.

– Так значит, твой брат познакомился с местными ребятами? – спросила она. – А мне сказали, что на острове больше никто не живёт. Только на виллах.

– Из посёлка почти все выехали, – кивнула Алиса. – Упёрлось несколько баранов, но мама их всё равно дожмёт. Хотя их холупы не стоят того, что она за них платит!

Ага, а вот сейчас явно слышен голос Свиридовой-старшей, даже надменное выражение Мадам мелькнуло на лице девочки. Похоже, Алиса абсолютно в курсе дел, которые её мать обсуждает в ложе своей мансарды.

– А больше всех надоела Ольга. Сама не желает уезжать, мутит соседей, даже до строителей добралась.

– Ольга?

– Ну, да. Представляете, пообещала написать в газете, что мама выгоняет их с острова! Да ещё и Стаса преследует.

– Почему? – Рите показалось, что она упустила какую-то нить.

– Ну, как? – Алиса покосилась на несообразительную гостью. – Он с ней тусил от скуки, потом надоело, а она не понимает. Ничего не хочет понимать, – снова по-взрослому вздохнула девочка.

Ничего себе ералаш у неё в голове, неслабо для десятилетнего ребёнка... Но тут же другая мысль вытеснила удивление Марго – Ольга... Ольга... Девушка, которая не желает покидать остров и очень расстроена поведением Джуниора. Рита словно вновь услышала тихий плач, и лицо незнакомки возникло перед её глазами.

– Ну, её можно понять. Здесь её дом, – негромко сказала Рита.

– Дом? – Алиса сморщила носик. – Бомжатня! У собаки конура лучше, чем этот их дом! Да вы сами увидите, сейчас поднимемся на склон, оттуда можно рассмотреть остатки посёлка, – девочка возмущённо помолчала, а затем уставилась на Марго. – А вы что, знаете Ольгу? – подозрительно спросила она.

Как тут ответить? Рита пожала плечами:

– Вчера я столкнулась в карагачах с зарёванной девчонкой. Раз все остальные разъехались, думаю, это была она. Маленькая, с длинными чёрными волосами.

– Точно, – закивала Алиса. – Чёрная, как ведьма. Совсем не модель. К тому же, тупая, решила, что может понравиться Стасу! Не в этой жизни!

Пока Рита обдумывала очередное удивительное высказывание Свиридовой-младшей, дорожка обогнула высокий холм и встретилась с тропой, по всей вероятности убегавшей в сад чьей-то виллы. Несколько раз приветственно тявкнул Рамзес, по тропинке наперерез ему выскочил вчерашний мальчишка с длинными локонами, за ним ковыляла грузная гувернантка.

– Хау ду ю ду, Родион! – весело закричала малышу Алиса. – Здравствуйте, Соломея Григорьевна!

Вот оно что, Соломея-Сальмонелла, не очень-то элитные детки парились над кличкой для ненавистной няньки. Выходит, за этим холмом находятся владения Панченко?

– Там наверху дом Родиона! – подтверждая мысли Марго, сказала Алиса. – Как вы вчера умудрились туда взобраться?

Хороший вопрос. Рита ещё раз оценила высоту холма, снизу доверху покрытого короткой скользкой травкой. Действительно странно, почему это её понесло на склон, если совсем рядом, через полтора десятка шагов есть тропа, основательно притоптанная обитателями виллы. Похоже, они, в отличие от Свиридовых, частенько ходят на пляж. Насколько помнила Рита, возле их дома не было даже небольшого декоративного бассейна.

Но ведь она действительно не видела никакой дорожки? Или всё произошедшее – из серии "у страха глаза велики", и Марго просто очумело летела прочь от страшной змеи, не взирая на пересечённую местность? Пока девушка озадаченно оглядывалась по сторонам, мальчишка добежал до Алисы и вежливо поздоровался:

– Хеллоу! А ю ту ве бич?

– Ага, – отозвалась девочка и что-то быстро затараторила в ответ.

Родион вертелся возле неё, с восторгом слушая свою старшую подружку. Рита обменялась приветствиями с важной Соломеей, разумеется, тут же вспомнив недавний рассказ Свиридовой-младшей. Неужели это Ольга одевалась в алисин пеньюар, чтобы попугать гувернантку? И тусовалась с озверевшим от скуки Джуниором? Почему-то, не смотря на всё своё воображение, Марго оказалось очень трудно представить в такой роли девушку, промелькнувшую в зелёной тени карагачей. Клубный бой и эта островитянка были из каких-то параллельных миров, точкой пересечения которых стал Изумрудный.


Рыбацкий посёлок, на окраине которого уже знакомые ей рабочие разбирали насквозь прогнивший дом, Марго увидела с пригорка, нависавшего над речной косой. С высоты добрых четырёх этажей она смогла разглядеть уютную низинку, куда полого опускался береговой утёс, и покрытые зеленью холмы. Там была удивительно широкая прибрежная полоса песка, сейчас засыпанного старыми досками, словно обломками кораблекрушения, небольшая захламлённая пристань и с десяток уцелевших домишек, чьи обтянутые толем стены выбелили вода и ветер. В разных местах оранжевыми глиняными заплатками выделялись места уже разобранных жилищ, по всей вероятности тех, чьи более благоразумные хозяева обживались сейчас на новом месте.

Свиридова была, безусловно, права – в этой зелёной, выходящей к реке чаще действительно можно выстроить отличный пансион с пляжем, к которому не нужно тащиться через весь остров, с гаванью для небольших судёнышек важных персон и роскошной, тщательно приведённой в порядок, экзотической "чащей". Отличный проект, можно представить, как Мадам жаждет выселить последних "баранов", не желающих покидать этот рай. Теперь понятна её супернервная реакция на одного из оставшихся рыбаков-аборигенов, имевшего наглость выползти на пристань с утренним уловом. Похоже, пока клиентка не избавится от островитян, Рита и впрямь может забыть о дизайне дома. Ну и ладно. Что, Кравцова, когда тебе последний раз удавалось так великолепно отдохнуть?

Маленький пляж, по контрасту с руинами посёлка, оказался нарядным и чистеньким. Явно привозной светлый песок выглядел словно просеянным сквозь сито, тут и там стояли яркие тенты и шезлонги, которые являлись последним писком сезона. Марго видела такие в июньском журнале по интерьерам – на каркас было натянуто полотно, сшитое из жёстких, вывернутых швами наружу разноцветных цветов. Кто это так раскошелился на пляжную мебель?

Впрочем, не только на неё. На другой стороне вытянутой г-образной бухты, на изгибе берега находился ещё один пирс, где тоже было пришвартовано несколько катеров. Между пляжем и пирсом возвышалась самая настоящая миниатюрная спасательная вышка, на балкончике которой маячил загорелый парень со скульптурным торсом, в кепке и шортах, делая вид, что сосредоточенно обозревает покрытую солнечными бликами Волгу. Ну, чем не Майами?

Правда, отдыхающих здесь было совсем немного, и все они постарались рассредоточиться подальше друг от друга. Вдали от берега, в лёгкой утренней тени деревьев расположилась совершенно неподвижная тучная пожилая пара, пожелавшая принимать солнечные ванны у реки. В песке возилось несколько малышей с няньками, а мамаша одного из них в роскошном белом купальнике устроилась в секторе обзора мускулистого спасателя и время от времени томным голосом требовала коктейль. Мини-бар, по всей видимости, находился на первом этаже вышки, оттуда исправно выныривал официант в тёмных шортах и уморительной майке с нарисованной бабочкой.

Апогей комфорта, к тому же не мог не радовать минимум толчеи, наверняка захлестнувшей сейчас, не взирая на рабочий день, все знакомые Марго места общественных купаний. Как по волшебству, возле их маленькой компании вынырнул ещё один спасатель с шезлонгами, что окончательно добило девушку, она тоже с удовольствием угнездилась в тени, доверив Алису чуткому оку Сальмонеллы. Та, как дракон, нависала над малышом Родионом, её зычный голос периодически требовал от детей держаться подальше от глубины.

Похоже, Марго задремала под убаюкивающий шёпот реки, навёрстывая ночную нервотрёпку, и вздрогнула, когда Алиса и пёс, примчавшись к шезлонгу, дружно окатили её холодными брызгами.

– Вода – пр-релесть! – радостно сообщила девочка, стуча зубами.

– Да уж, – фыркнула Рита, глядя на её посиневшее лицо.

Разнежившись на солнце, Марго не хотела лезть в прохладные речные волны, если уж и купаться, так это в до дна прогретом бассейне, похожем на маленький горный водоём с проточной водой. Надо будет получше рассмотреть всю систему – каким образом подводится вода, как распределяется её отлив, ведь никакой грязи и луж на нижних площадках сада Рита не заметила... Из раздумий она вынырнула, лишь сообразив, что Алиса её о чём-то настойчиво спрашивает:

– Сколько ещё они будут считать меня мелкой и не брать с собой? – в который раз повторила девочка.

– Кто? – попыталась включиться Рита.

– К Стасу приехали Таша и Саша с этим их лысым Дизелем. Наверно, двенадцатичасовым паромом, – терпеливо объяснила Свиридова-младшая. – Теперь будут зажигать! Он уже повёз их кататься. Во-он наш катер.

Приподнявшись в кресле, Марго проследила за пальцем Алисы. Ага. Значит, среди новеньких судёнышек, пришвартованных у этого пирса, было и плавсредство её клиентов, по выбитым в почти отвесной стене холма ступенькам туда тянулась небольшая процессия. Первым шествовал Джуниор с вместительным баулом за плечами, за ним, одна за другой, вышагивали две совершенно одинаковые блондинки в крошечных шортах с потрясающе длинными ногами. Последним топал рослый пацан в камуфляже с банданой на голове, если это и был Дизель, завсегдатай замка английских пэров, то вид он имел удивительно бандитский, и тоже волок огромный рюкзак.

Ну, ни дать ни взять, студенты в турпоходе, если только бывают студенты, располагающие подобным транспортом. На правах капитана, Джуниор откозырял кому-то возле здания спасателей, и его экипаж совсем было вышел на пирс, когда на холме со стороны посёлка появился ещё один человек. Девочка. Презрев законы земного притяжения, она принялась шустро спускаться, норовя оказаться на дальнем от охраны крае широкой площадки.

Заохала Соломея, наконец-то оттащившая от воды завёрнутого в полотенце Родиона.

– Что делает! Нет, вы посмотрите, что она вытворяет! – огласила пляж нянька.

Теперь уже все отдыхающие таращились на скалолазку. Та внимательно посмотрела вниз – две длиннющие чёрные косы зазмеились по жёлтой, слежавшейся камнем глине – затем неожиданно сильно оттолкнулась и прыгнула, кошкой приземлившись на ровном асфальте, в шаге от прибрежных камней.

– И всё равно он её с собой не возьмёт! – переведя дух, объявила Алиса.

Марго неприятно удивили победные ноты в голосе девочки, словно и не она сама несколько минут назад ныла и жаловалась на братца. Зато Свиридов-младший продолжал в упор "не замечать" отчаянную девчонку. Что-то сказал его пятнистый спутник, хохотнули Барби (никогда в жизни Рита не видела живых людей так потрясающе похожих на этих кукол), Джуниор махнул рукой, призывая их загружаться на судно.

Сообразив, что компания отчаливает без неё, Ольга вздёрнула острый подбородок и решительно двинулась к Стасу. Она, действительно, оказалась маленькой, едва ли до плеча высокому парню, но замершей в своём шезлонге Марго отчего-то показалось, что Джуниор отшатнулся от девчонки, усилием удержал себя на месте, а затем резко оттолкнул её от себя. Ольга отлетела в сторону, но устояла на ногах. Снова заохала Соломея, что-то рявкнул спасатель с башни. Больше не глядя на девушку, Стас запрыгнул в катер, взревел мотор, одновременно с этим распахнулась дверь служебного помещения и ещё один охранник в трусах и кепке двинулся к непрошенной гостье.

Учёная горьким опытом, Ольга не стала дожидаться, пока он доблестно выполнит свои обязанности. Без разбега, прямо в одежде, девушка юркнула в воду. Марго даже не заметила, как вместе с Алисой оказалась на ногах, но и кроме них все уставились на реку – должна же эта сумасшедшая девчонка показаться на поверхности, ведь не может она вплавь броситься вдогонку катеру?! Ну вот сейчас, сейчас она вынырнет где-нибудь за камнями... Не вынырнула. Похоже, со стихией реки эта островитянка обходилась так же легко, как с откосами. Прямо ниндзя какая-то, удивилась Рита, впервые подумав, так ли уж просто будет Мадам избавиться от островитян.



Нравится книга? Поделитесь с друзьями!




Хотите всегда быть в курсе новостей сайта?
Читайте нас в Твиттере, ВКонтакте и Facebook, подписывайтесь на новости в Google+ и не забудьте поставить +1!




Оставьте свой отзыв, напишите комментарий, задавайте вопросы! Чтобы оставить сообщение, регистрация не требуется, для входа можно использовать ваши профили в Twitter, Facebook, Google или Disqus, или же просто выберите имя и участвуйте в обсуждении как гость.




Комментарии к роману "Ольга"


comments powered by Disqus

Рассылка

Получать обновления на email