Загрузка...
Дом на Изумрудном острове. Колдовской роман Ольга
Ольга
Ольга

"Ольга" - колдовской роман, действие которого происходит на волжском Изумрудном острове, где просыпается дремлющая магическая сила, вступившая в беспощадную борьбу с людьми за землю, принадлежащую ей веками.

Глава 6. Явление рыбы-белуги

Поехали, – вздохнула Алиса, провожая глазами катер, по дуге огибавший пляж, для того чтобы вырваться на просторы реки. – В низовьях есть ещё несколько маленьких островков, говорят, там тусуются нудисты. Наверняка, Стас повёз всех туда.

– Алиса! – как боевой конь на звук трубы, взвилась Соломея. – Откуда такая ересь?! Где ты набираешься этих глупостей?

– Ничего не глупости! – мгновенно показала характер Свиридова-младшая. – Если у кого-то крутое тело, зачем ему сидеть здесь среди тяжеловесов? – она не слишком-то вежливо кивнула в сторону пожилой пары, единственной из всех пропустившей недавнее зрелище.

Правда, при желании, её намеки можно было расценить не в пользу самой Сальмонеллы, гувернантка возмущённо вытаращила глаза, готовясь огласить пляж таким же безадресным причитанием о воспитании современных детей. Пора было разнимать враждующие стороны.

– Это Ольга? – Марго постаралась отвлечь внимание Алисы. – С ней я вчера столкнулась на холмах.

– Ага, – подтвердила девочка. – Совсем достала Стаса, ведьмачка.

– Кто? – опешила Рита.

– Ведьмачка. Видели, как она по откосам лазит? За воздух держится!

– Что ты повторяешь всякую чушь! – снова зарокотала Соломея. – Приличные люди никогда не будут козырять невежеством. Ладно местные рыбаки, но вы-то, вы...

– То и повторяю, что это правда!

Снова здорово. Похоже, они просто органически не могут находиться рядом друг с другом без скандала. Неудивительно, что Джуниор устраивал Сальмонелле разные сюрпризы, если он так же относится к гувернанткам.

– Правда в том, что девочка ужасно воспитана, – оседлала любимую тему Соломея. – Как можно так увиваться за молодым человеком не своего статуса, который, к тому же, избегает тебя? И эту прискорбную картину я наблюдаю не в первый раз! Нет, вы мне скажите, Рита, может быть я отстала от жизни? Сейчас так принято, чтобы девушка проявляла инициативу?

– Да, если бы я хотела с кем-нибудь замутить...

– Алиса!!!

Возмущённый голос гувернантки полетел над пляжем, сливаясь с другим истошным криком, раздавшимся от реки. В следующее мгновение Марго и девочка вновь оказались на ногах, засвистел, что-то проорав, скульптурный спасатель, а на воде творилось нечто, и вправду, странное. Не успев скрыться за поворотом, катер Джуниора выплясывал на волнах, почему-то молчал его мощный мотор, зато все четверо пассажиров метались по судну, непрерывно вопя. Борта катера опасно вздымались, даже отсюда было видно, что маленькие человеческие фигурки изо всех сил цепляются за них.

– Что такое? – Соломея встревоженно щурила подслеповатые глаза.

Внезапно с места сорвался Рамзес, полетел к воде с необычным визгливым лаем.

– Мамочки! – Алиса перепуганно цапнула за руку Марго. – Они же сейчас утонут! Утонут!!!

Её крик словно током ударил оторопевших мужиков в спасательной башне. Скатившись по лестнице, они бросились к резиновой лодке с мотором, скучавшей на краю пирса. Няньки вокруг тоже повскакивали с песка, трубно заревел какой-то малыш, а Рита продолжала во все глаза вглядываться в катер, беспомощной щепкой раскрученный волей реки. Рядом уже вовсю рыдала Алиса.

Не с первого раза, но лодка спасателей завелась, полетела к аварийному катеру. Казалось, ей должно было стать спокойней, но цепенящий ужас снова вцепился в Марго. Утреннее ощущение нереального, взмывающего из воды кошмара вернулось с новой силой, особенно невыносимой от того, что сейчас всё творилось наяву. Девушка застыла, с трудом переводя дыхание (надо же, ей всегда казалось, что ком в горле – это литературный приём!). В бликующей воде чётко проступало нечто огромное и тёмное, норовившее стряхнуть с себя игрушечную лодочку, Рамзес зашёлся визгом, от реки донёсся разноголосый вскрик, и катер опрокинутой скорлупой запрыгал по вспенившейся воде.

Перепуганные люди сбились на кромке пляжа, даже пара "тяжеловесов", почуяв неладное, присоединилась к паникующим нянькам.

– Кажется, вытаскивают, – красотка в белом купальнике успела взбежать на лестницу и теперь комментировала события, приподняв солнечные очки.

– Кого?! – кинулась к ней Алиса, всё это время жавшаяся возле Риты. – Стаса? Они спасли Стаса?!

– Девочку, парня, ещё одну девочку... вон ещё один, сам забрался в лодку! – добросовестно перечислила девушка. – Сколько их там было то?

– Четверо, – пробормотала Марго, наконец справившись со своим комом. – Вы не видите, что там случилось?

Она ждала и, вместе с тем, боялась услышать ответ. Но девушка пожала плечами и опустила очки на маленький нос.

– Наверно, мотор отказал. Импорт не импорт – кругом одно барахло. А там течение быстрое, мальчишки не справились. Так, всё, Федор, Кирилл, пойдёмте домой. Вероника, переоденьте их, нечего бегать в мокрых плавках.

Вслед за невозмутимой мамашей, близнецами и молоденькой безропотной нянькой, все остальные тоже засобирались домой. Спасатели везли незадачливую четвёрку к берегу, но осадок от катастрофы остался. Рита могла бы поклясться, что народ напуган, не смотря на благополучное завершение кораблекрушения. Сальмонелла тоже ретировалась. Таща за руку Родиона, она благородно отказалась от созерцания неудачи недавнего обидчика. А вид у Джуниора, когда он вместе с остальной компанией высадился на берегу, действительно был жалкий, хотя он старался сохранить свой обычный тон:

– Когда вытащите катер, отправьте к нему механика, – распоряжался Свиридов-младший, глядя в непроницаемое лицо спасателя (Марго уже поняла, что здешний персонал в основном старался не выходить за этот образ), второй в это время галантно помогал выбраться из лодки девушкам, трясущимся, не смотря на раскалённый жар пляжа. – Счёт мне. А ты что здесь трёшься? – Стас, наконец, заметил сестру и Риту, что не улучшило его настроения.

– Ой, я так испугалась! – затараторила девочка, бросаясь к нему. – Вы тонете, а никто ничего не делает! У вас сломался катер? Нужно сказать папе...

– Не надо никому говорить, – сжал зубы Джуниор. – Сам разберусь.

– Да цела ваша лоханка, – авторитетно пробасил Дизель, оказавшийся под банданой таким же лысым, как его прототип. – Если только сейчас её вода не угробила.

– Что ж вы так, парни, – решил посочувствовать один из спасателей, с интересом разглядывая Барби, похожих в этот момент на "мисс мокрая майка" любого пляжа. – Здесь в это время уже и брёвен-то нет, все давно унесло вниз по реке. Как же вы умудрились на него налететь?

– А кто налетал?! – мгновенно встопорщился Дизель. – Всплыло и лупануло нас под килем! Да ещё движок сдох. Да эти давай сайгачить по катеру.

"Эти" молчаливо хлопали всё ещё перепуганными глазами, но, почувствовав себя в центре внимания, Барби моментально приободрились. Неизвестно, была ли синхронность их движений врождённым качеством, или девочки долго работали над ней, только эффект это производило сногсшибательный – Барби одновременно потянулись, встряхнув волосами, сощурили на парней яркие фиалковые глаза:

– Можно подумать, это только мы бегали по катеру, – растягивая слова, проговорила одна.

– Какое бревно? – возразила вторая.

– А то ты не защемился, когда эта рыбина под нас поднырнула.

– Видела я акул, но это было нечто!

– Не знала, что у вас тут такое водится.

– Иначе ты бы меня на этот остров не затащил!

Девчонки ещё что-то говорили, а Марго снова почувствовала заливающий сознание липкий страх. Значит, ей не почудилось, она действительно видела чудовище, мотавшее катер на необъятной спине. Но спасатель, похоже, не разделял её состояния.

– Сомы у нас водятся, лещи и даже осетры, – добродушно улыбнулся он, на время оставив профессиональный имидж. – Кто из них пытался вас потопить?

– Не разбираюсь я в вашей рыбе, – тут же обиделась Барби в розовых кедах.

– Намекаете, что мы бредим? – отозвалась Барби в салатовых.

– Сто пудов, это было бревно, только здоровое, – проворчал маловпечатлительный Дизель. – Типа, подмыло дуб.

– Не бывает таких дубов! – насели на него девчонки.

– А рыба бывает? – не сдавался он.

– Рыба-белуга, – неожиданно для себя поддержала Барби Марго.

Вся компания молча уставилась на неё, Рита заметила, как дёрнулся Джуниор, всё это время отстранённо разглядывавший реку.

– Хватит трепаться, двинули домой, – распорядился он. – Покатались.

– Стаси-ик, – тут же заныла Барби в розовом. – Но ты обещал пикник.

– Обещал, значит будет. Ничего, я уже почти месяц тусуюсь у себя в саду, поддержите компанию.

– А я бы сейчас никуда и не поехала, – неожиданно разошлась во мнениях с сестрой Барби в салатовом. – Какое ехать, пока здесь ЭТО шныряет! Я теперь вообще назад только вертолётом!

– Ты бы... помолчала лучше! – неожиданно рявкнул на неё Свиридов-младший, кивая на развесившую уши Алису.

Только что не открыв рот, девочка таращилась на своих кумиров. Барби, проявив сообразительность, принялись подсчитывать потери – сумочка, очки от Гуччи. Обидно...

– Блин, и палатка потонула, – озаботился Дизель. – Может, понырять в том месте? У вас же есть снаряжение?

Без особого энтузиазма спасатели обещали "понырять". Не дожидаясь, чем кончатся переговоры, Джуниор двинулся с опустевшего пляжа, вся компания потянулась за ним. Алиса о чём-то оживлённо заговорила с Барби, не смотря на мокрый вид, всё так же вальяжно шествующими по песку. Парни-спасатели, переглянувшись, снова полезли в лодку. Ну да, им же ещё доставать перевёрнутый катер...

Вот, вроде бы, ничего не изменилось вокруг, всё те же тенты и шикарные шезлонги, любопытный стюард выглядывает из двери служебного помещения, но оставаться здесь одной категорически не хотелось. Марго казалось, что, не смотря на оглушительную жару, от реки всё явственней тянет гниловатой прохладой. Откуда здесь, на уютном ухоженном пляже, запах протухшей рыбы? Или это всё нервы, и он просто мерещится Рите, так же, как и настырный взгляд, снова впившийся ей в затылок?


В глубокой задумчивости Марго добрела до виллы Свиридовых, попутно удивившись, какой короткой оказалась уже знакомая дорога, на которой она ещё вчера умудрилась заблудиться. Откуда-то от бассейна долетал весёлый голос Алисы, смеялись Барби (понятно, близняшки успели утешиться после неудачного пикника, надо думать, получили достойную компенсацию). Стараясь держаться подальше от них, Рита решила погулять вокруг дома.

Солнце уже проскочило зенит, и правое крыло здания понемногу укутывала благодатная тень. Миновав спуск к фруктовому саду, Марго с удовольствием ступила на выложенную плиткой дорожку между высокими кустами необычных экзотических цветов – разноцветных, изогнуто-упругих, как лилии, чей оглушительный сладкий запах привлёк множество пчёл. Девушка бездумно шла среди них, наслаждаясь покоем, каждый раз наполнявшим её возле этого дома. Почему-то здесь все страхи, успевшие за такое короткое время прилепиться к ней, оставляли Риту в покое, она оттаивала, и жизнь уже не казалась ей такой беспросветной. Видимо это и имела в виду Мадам, утверждая, что Изумрудный создан для релаксации, вон даже только что перенервничавшие Барби резвятся, словно недавно не визжали от ужаса.

А то началось – змеи, рыбы-монстры, утопленницы... Бред. Местная экзотика, и чтобы не слишком впечатляться ею, всего лишь нужно не выпускать из-под ног реальную почву, заняться делом, наконец приступить к первым прикидкам концепции будущего проекта, в который раз сказала себе Марго. Так что, она не станет вникать в здешние странности, её инстинкты просто визжат об опасности, когда Рита сталкивается с очередным их проявлением, а она давным-давно на собственной шкуре успела понять, как прав бывает её внутренний голос. Здесь же он не просто даёт о себе знать, он постоянно воет пожарной сиреной, немного затихая, когда Марго переключается на работу.

Вот и чудно, она не может уехать, пока не выполнит все обязательства перед клиенткой, значит, будет сидеть на вилле, выберет себе подходящее местечко типа вон той, увитой виноградом беседки. Маленькое сооружение с резными деревянными столбиками, на взгляд Риты, стояло очень удачно, в малообитаемой части сада, где находился подъезд к гаражу и каким-то хозяйственным постройкам. Скорее всего, кусты с тугой пышной зеленью были призваны оградить от глаз здешних обитателей их скромную эстетику.

Беседка лепилась к дому под одним из многочисленных козырьков. Ещё раз втянув успокаивающий медовый аромат, Марго выбралась из кустов, чтобы пересечь небольшую идеально стриженую лужайку, отделённую от основного зелёного ковра высоченными разросшимися клумбами. Но, едва высунувшись из листвы, девушка удивлённо замерла на месте. Похоже, этот укромный уголок привлёк не только её – по лужайке перемещалась небольшая сухонькая фигура в мешковатом джинсовом комбинезоне и красной кепке. Издалека человек казался подростком в чужой одежде, но неторопливые, тягучие движения мешали воспринимать его именно так.

Вообще, на взгляд Риты, он вытворял нечто странное. Бормоча и притоптывая, человечек кружился по траве, затем щёлкнул зажигалкой и подпалил палочки, крепко зажатые в маленьком кулаке. Потянуло ароматным дымком, совершенно незнакомым, терпким запахом, танцор задвигался быстрее, продолжая выпевать протяжные слова на неизвестном языке. Марго затаилась тише мыши, во все глаза вглядываясь в ритуальное действо. Ничем другим это просто не могло быть, но как его понимать? Что за представления устраиваются возле дома Мадам? Интересно, а хозяйка в курсе подобного шаманства под стенами обожаемого жилища?

Додумать дальше Рита не успела. Человечек крутанулся, замер на месте, высоко приподняв левый локоть, дым от палочек густым клубом поплыл под рукой, и – Марго опять почувствовала ледяные мурашки, как с горки, летящие по позвоночнику – там возникло неясное очертание.

– Айна! Айна! – взвопил человечек.

В следующую секунду острый садовый нож мелькнул в воздухе, прошивая сгустившийся дым. Рита в ужасе уставилась на траву, ожидая кровопролития, но нож, раскачиваясь, просто торчал из земли. Дым рассеялся, никакой пригвоздённой жертвы не наблюдалось, девушка с облегчением перевела дух.

Непонятно на кого напал странный человечек, но он, видимо, был совсем не разочарован результатом охоты. Ещё немного постояв на месте, он деловито протопал к ножу, легко выдрал его из земли и, недолго думая, обтёр о штаны. Затем танцор, как ни в чём не бывало, принялся собирать разбросанные тут же садовые инструменты (Рита только сейчас заметила возле клумбы маленькую зелёную тачку и разные металлические штуки непонятного назначения), внезапно замер и резко обернулся к Марго.

Сделал это он не как обычный человек, долго обшаривающий взглядом то, что привлекло его внимание, он просто выстрелил в девушку крошечными чёрными глазками, поблёскивающими из глубоких морщин. Рита мгновенно почувствовала себя идиоткой, беспардонно подглядывающей за чем-то интимным, что тщательно пытались скрыть от посторонних глаз.

– Здравствуйте, – глуповато вякнула она. – А вы, наверное, садовник? Нас не знакомили, но я какое-то время буду жить здесь и заниматься домом...

Неподвижное желтоватое лицо с высокими скулами (теперь-то ясно, что никакой это не подросток, скорее – низенький старичок) было по-прежнему повёрнуто к ней, Рита чувствовала напряжение, исходящее от этого человека.

– Мне так понравился ваш сад, – беспомощно продолжала Марго. – Прекрасная работа. Никогда не видела таких цветов, даже не знаю, как они называются. Прямо настоящие тропики...

В надежде, что садовник хоть как-то втянется в разговор, она продолжала ещё что-то лепетать, но мужичок, резко буркнув и довольно сердито сверкнув глазами, бросил в тачку последний инструмент и исчез между клумбами. С его ростом, он мгновенно затерялся между пышными кустами, только красная кепка мелькнула за покачнувшимся бутоном. Крайне неболтливый товарищ.

Всё ещё чувствуя себя нашкодившей кошкой, Марго выбралась из своего укрытия. Ну ладно, пускай подглядывать – это неприлично с точки зрения обычной этики, но что всё-таки здесь происходило? Она, конечно, не большой специалист, но ассоциации с тайными культами и шаманскими игрищами просились сами собой. Чёткая полоска глубоко взрезанной земли, сюда воткнулся вроде бы безобидный садовый нож (Рита видела такие у заядлых садоводов, но никогда не думала, что их можно лихо метать на манер десантного).

– Айна, – тихо повторила она слово, выловленное в торопливой речи садовника и зачем-то повозила носком туфли по узкой бороздке.

Было, конечно, было у неё предположение, чем занимался этот мужичок-с-ноготок. Больше всего его ритуал походил на воинственную атаку, демонстрацию силы, изгнание злого духа, которого предупредили, что не стоит тому болтаться по дому, иначе жильцы могут перейти к вооружённым действиям. Интересно, как на это должен отреагировать дух? Остаётся только надеяться, что то, против чего выплясывал садовник, правильно поймёт намёки и будет стороной обходить виллу Свиридовых, а то здешнее великолепие и так уже изрядно поблёкло в глазах Марго из-за накопившихся противоречивых впечатлений.


Аппетит окончательно пропал, и Рита решила игнорировать обед, окопавшись в беседке. Та не подвела её ожиданий – здесь тоже стояли уютные кожаные диванчики, крошечный бар с холодильником, в котором Марго без труда отыскала сок, а так же полная уединённость, не нарушаемая криками резвящейся с другой стороны дома компании Джуниора. Чьё же это убежище? Будем надеяться, хозяина не слишком оскорбит её вторжение.

Честно говоря, Марго было основательно не по себе, а когда она чувствовала тревогу, ей всё время хотелось забиться в норку, убежать, сделаться невидимой и недостижимой для любых проблем, будь то школьные двойки или мытарства с работой, которых она вдоволь нахлебалась после университета. Убежать. Что ж, стоит рассмотреть и этот вариант. Паром, как известно, отходит от берега Изумрудного раз в два часа, и она в любой момент может оказаться на его борту, тем самым отказавшись от дома Свиридовых, от перспектив, возможно, окончательно завалив работу агентства. С этим всё ясно.

А чего она, собственно, боится до такой степени, чтобы задать дёру? Вот на это ответить гораздо сложнее. Она здесь второй день (второй?! невозможно поверить!), и рай для хозяев жизни постепенно обернулся к ней совершенно неожиданной стороной. Определённо, остров существовал по собственным правилам, не имевшим ничего общего с роскошью заполонившего его новостроя. Конечно, и в повседневной реальности что только не примерещится задёрганному рассудку, но такой концентрации необъяснимых явлений Марго не встречала нигде. Если дать волю фантазии (ну скажи уже, скажи, тебе ведь хочется огласить свою бредовую мысль!), то вокруг можно почувствовать тщательно скрытую борьбу – пришельцы давят на остров, тот не остаётся в долгу...

Нет, всё-таки, ты бестолочь, Кравцова, тут же одёрнула себя Рита, мгновенно ощутив уже привычный холодок под ложечкой, хотела же установить дистанцию между собой и здешней фантасмагорией. Тебя всё это вообще не касается, твоё дело, чтобы цвет плитки лёг в интерьер! Но попробуй-ка не думать о том, что она успела увидеть. Ещё некоторое время так и этак повертев утренние воспоминания, Марго всё же признала, что тёмный разлапистый силуэт в воде вполне мог (да мог, мог!) оказаться огромным деревом, смытым с берега минувшим разливом реки и влекомым к далёкому Каспию. В конце концов, парни-спасатели были гораздо ближе к месту, где перевернулся катер, и смотрели на всё не такими мутными от страха глазами.

Всё остальное вообще проходит по ведомству ночных кошмаров, рыбацких страшилок и собственного топографического кретинизма. А вот пёс был, что бы там ни говорил хитрюга шофёр. Пёс пал жертвой германского качества и несокрушимости автомобиля Мадам, а так же извечного человеческого желания увернуться от неприятностей. Наверняка, если бы они поискали на склоне, могли бы найти собаку, но в тот момент Рита была слишком ошеломлена, чтобы потребовать это от изворотливого водителя.

Всё как всегда – подумала девушка, чувствуя закипающее раздражение – вот уже нашла оправдание собственному бездействию. А теперь ищешь повод сбежать с Изумрудного, потому что дело пошло не так, как ты думала. Ну не бросились все вокруг облегчать твою жизнь, создавать тебе условия для творчества, так что ж теперь, подставить ребят? Отличная мысль! Стоит только вообразить, как ты заявишься в "Версаль" с рассказом, как различная нечисть мешала тебе сосредоточиться на проекте. И Анка, и Лёша Зацепин будут счастливы, а особенно обрадуется Купец. Интересно, насколько хватит его романтических чувств, как быстро ты окажешься на улице, со всеми вытекающими отсюда последствиями?

Значит, вернёмся к тому, с чего начали – сейчас быстренько метнулась к себе за ноутбуком, потом обратно в это укромное местечко, и накидать первые, уже сформировавшиеся в голове, наброски. Ну и что, что нет фото (Маратик, гадина!), ты и так прекрасно помнишь все комнаты, которые успела посмотреть, а мансардой Мадам всё равно придётся заниматься отдельно, чует сердце, уж в отношении своих апартаментов клиентка будет особенно привередлива.


Несколько взбодрившись от принятого решения, Рита совсем уже было собралась к выходу из беседки, когда голоса, которые какое-то время бормотали в отдалении, придвинулись к ней и зазвучали так близко, словно люди стояли за неверной стеной из виноградных плетей. Марго не сразу сообразила, что они всего лишь подошли к распахнутому окну холла напротив её убежища, но теперь удирать было поздно – стоит хотя бы приподняться с дивана, как её сразу же углядят сквозь прозрачный ажур зелени, и тогда ей уже ничем не отмыться. Да что ж такое! Можно подумать, она нанималась здесь за всеми шпионить, куда бы деваться от лишней информации, продолжавшей сыпаться на неё, как из дырявого ведра?

Да ещё разговор на редкость поганый, чего-чего, а этих подробностей из жизни детей олигархов она вовсе не хотела бы знать.

– ...будет тебе секс-пати! – злорадно пообещал Джуниор невидимому собеседнику прямо над головой Марго. – Эта девка нам ещё устроит вечеруху в стиле хоррор!

На заднем плане что-то пробубнил Дизель, чем ещё больше разозлил Свиридова-младшего, который, в отличие от друзей, близко к сердцу принял недавнюю катастрофу.

– Не знаю! – рявкнул Стас. – Сам не вижу связи! Да только, где она, там мне на голову разное дерьмо льётся. И так лето туфтовое, так ещё и эта ведьмачка кровь пьёт.

– Ну, давай шуганём, – миролюбиво предложил Дизель, видимо, подходя к товарищу из глубины холла. – Нашёл из-за чего мозг греть. Лучше скажи, на чём мы завтра чикс катать повезём? Сегодня перетопчатся, но потом-то скулить начнут, что мы их плохо гуляем. Саша ещё сегодня хотела папин вертолёт сюда дёрнуть.

– Вот ты броня, – не то уважительно, не то разочарованно протянул Джуниор. – Какое катать? Ясно же, что эта шаболда опять нам кайф поломает и от этого свой словит.

– А чего она, вообще, к тебе прикипела? – неожиданно задал вопрос по существу клон лысого киногероя.

Честно говоря, исходя из вчерашнего поведения Свиридова-младшего, у Марго были мысли, почему островитянка преследует этого красавца, правда, от них оставался довольно гаденький привкус. То, что безобидно и весело в среде богемного молодняка, должно совершенно по-другому восприниматься Ольгой, вряд ли девочка знает правила их игры. А, если так, то ясно почему она не сдаётся, пытается любыми методами обратить на себя внимание парня, внезапно утратившего интерес. Вот только непонятно, откуда у Стаса столько агрессии и... страха? Подумаешь, какая-то дворняжка, с которой ему захотелось поиграть от скуки.

В общем и целом, версия Джуниора выглядела очень похожей на правду – познакомился с аборигенкой, когда, совершенно не зная куда себя деть, слонялся по Изумрудному, провёл несколько диких и страстных ночей, а потом решил свернуть отношения.

– Почему? – искренне изумился Дизель. – Если тёлка горячая?

А вот тут Стас затоптался, перейдя на невнятные оскорбления. Чутко вслушавшись в его голос, Марго снова уловила то, что пока не могла понять.

– Ты не всекаешь, – втолковывал он товарищу, похоже, действительно не склонному различать сложные нюансы человеческих взаимоотношений. – Я тоже эту шкуру не сразу расчухал, думал – любовь-морковь, все дела, даже клёво, что такая дикая особь, infant nature, – Джуниор неожиданно продемонстрировал, что какие-то средства всё-таки осели на его образовании. – Короче, не сразу допёр, что она на всю голову трахнутая. А когда понял, она в меня уже насмерть впилась.

– Гонишь? – недоверчивый голос Дизеля. – Что она может-то?

– Ну, то есть, тебе сегодня мало показалось. Чуть на дно не пошли, катер сдох, а эти гоблины из спасательной службы оттянулись по полной программе, выставив нас лохами.

– Хочешь сказать, эта твоя скалолазка ещё и в "котиках" служила – подплыла и насадила нас на бревно!

– А ты его видел? – после некоторой паузы осторожно спросил Стас. – Ты ведь стоял на руле, когда я сунулся посмотреть, что с мотором.

Помолчали, видимо Дизель честно пытался припомнить, как вышло, что он наскочил на ствол, по сути, такой крошечный в водах великой реки.

– Ни фига, – наконец честно признался он. – Почуял только, когда нас на нём стало подбрасывать. Ещё подумал, бывает же хрень.

– Именно, что хрень...

– Стоп! – неожиданно возбудился Дизель. – Ты это к чему?! На чём ещё, кроме здорового дерева, можно было так подорваться? – Свиридов-младший молчал, а его друг заводился всё больше. – Или ты, как Барби, ором отгонял от себя рыбоидного монстра? Ну они, понятно, со вчерашнего ещё от колёс не отошли, а ты-то, вроде, на голодняке.

– Говорю же, совсем мне эта мочалка мозг вынесла, – сдался Джуниор. – Утопил бы суку, до того достала... Не поверишь, уже кажется, что из-за каждого куста на меня пялится, да всё подкрадывается: "Стасик! Стасик!". Мерещится, что она везде, и ведь мутит что-то, тварь, нюхом чую, не зря её местные за ведьмачку держат.

Дизель сочувственно сопел, что тут скажешь? И от обычной чиксы, если ей что-то втемяшится в голову, бывает непросто отбиться, а в замкнутом пространстве острова, когда непонятно из-под какого камня выползет настырная тёлка, и вовсе засада.

– Да, главное, никак не могу отсюда соскочить, – причитал Свиридов-младший. – Босс всё быкует, и маман выдерживает нейтралитет. У неё свой интерес, так что в этот раз некому за меня впрягаться. Поэтому, готовься брателла, придётся тебе гнить здесь вместе со мной.

– Ну так что просто так сидеть? – ничуть не расстроился Дизель. – Предлагаю охоту на ведьм, – ага, вот и этот студент туманного Альбиона блеснул интеллектом. – Пошугаем твою мочалку, выгуляем Барби, оторвёмся! Всё будет тип-топ, не кисни, а потом, глядишь, и батя твой отойдёт, не вечно же ему помнить всю дурку, что ты вытворяешь. К тому же, я Светлану Николаевну хорошо знаю, как только мы у неё под ногами путаться начнём, она нас быстро выпнет куда подальше. А нам только того и надо.

Затаив дыхание, Марго окаменела на своём диванчике. Кто-то из парней докурил сигарету, окурок, стрельнув оранжевой точкой, мелькнул мимо плетёной стены.

– Точно, Диз? – устало спросил Джуниор. – Ты ведь меня не кинешь? Посидишь здесь, пока босс задолбается демонстрировать власть? А то крыша едет, не знаю, где в очередной раз словлюсь.



Нравится книга? Поделитесь с друзьями!




Хотите всегда быть в курсе новостей сайта?
Читайте нас в Твиттере, ВКонтакте и Facebook, подписывайтесь на новости в Google+ и не забудьте поставить +1!




Оставьте свой отзыв, напишите комментарий, задавайте вопросы! Чтобы оставить сообщение, регистрация не требуется, для входа можно использовать ваши профили в Twitter, Facebook, Google или Disqus, или же просто выберите имя и участвуйте в обсуждении как гость.




Комментарии к роману "Ольга"


comments powered by Disqus

Рассылка

Получать обновления на email