Загрузка...
Дом на Изумрудном острове. Колдовской роман Ольга
Ольга
Ольга

"Ольга" - колдовской роман, действие которого происходит на волжском Изумрудном острове, где просыпается дремлющая магическая сила, вступившая в беспощадную борьбу с людьми за землю, принадлежащую ей веками.

Глава 7. Ведьмачка

Дождавшись, пока пацанам надоест торчать у окна, Марго осторожно выбралась из беседки, нервно поглядывая по сторонам. Во-первых, её ужасно пугало, что кто-нибудь бдительный может зачикать нового дизайнера, так некстати распустившего уши, а, во-вторых, хотелось уже как-то избежать дальнейшего погружения в дела свиридовских домочадцев. Почему-то, народная мудрость относительно "меньше знаешь – лучше спишь" казалась удивительно подходящей к её нынешнему положению.

К счастью, девушка не встретила по пути ни странного садовника, ни не менее загадочного шофёра. От бассейна, по-прежнему, летели весёлые крики, громыхала музыка, зато сам дом выглядел задумчивым и притихшим. Рита давно заметила эту особенность обжитых зданий, они словно умели перенимать настроение своих хозяев, хотя, может быть, всё это она просто придумала. Солнце золотило зелёные козырьки крыши, отражалось в окнах второго этажа. Солнце любило жилище Свиридовых – даже освещённый яркими, как прожектор, лучами, дом был великолепен.

Только сейчас, задрав голову, Марго сообразила, что рельеф, так кстати разбивавший панели над окнами, тоже состоит из маленьких солнц с завитками лучей и щекастыми лицами, с различным выражением взиравшими на окружающий мир. Вон её персональное солнышко – сквозь стекло отчётливо видны бирюзовые шторы – мечтательное и отстранённое, катится куда-то, не замечая соседей. А рядом – весёлый забавник, хохочет, приоткрыв круглый рот. Интересно, чья за ним комната? Следующее смотрит сердито и сонно, щурит прорези глаз, тоже очень знакомая мина.

В самом центре, под "ложей" Мадам, ну конечно, надутое и важное солнце, свысока поглядывает на входящих в дом человечков. Определённо, у архитектора этого дома было, ко всему прочему, и отличное чувство юмора. Что-то мелькнуло на затянутом зеленью балконе Свиридовой, ага, кажется, хозяйка, наконец-то, на месте, вот и чудно, самое время поговорить с ней о деле.

В холле тоже было пусто, и Марго совсем было двинулась к лестнице, попутно ещё раз напомнив себе, что начать крушить интерьер нужно со злосчастного сухого водоёма, когда услышала голос нанимательницы. Мадам с кем-то ругалась, и Рита ни в коем случае не хотела бы оказаться на месте её оппонента, хотя говорила Свиридова вполне спокойно, лишь холодная неприязнь выдавала её недовольство.

– Я советую тебе полностью осознать ситуацию, – чётко выговаривая слова, втолковывала клиентка. – Как вышло, что ты не справился? У тебя были широкие полномочия, можно сказать, я дала тебе доступ ко всем ресурсам. Да, да, знаю и согласна, в наши планы входило только корректное решение проблемы. Но решение подразумевалось.

Разогнавшаяся было к дверям столовой Марго замерла – неужели её опять принесло не вовремя? Если зашуганный Мадам собеседник выскочит из комнаты, он наткнётся прямо на неё... Хотя, вряд ли, больше всего этот монолог походил на телефонный разговор. А значит, нужно по-тихому развернуться и драпать, перенести аудиенцию на более подходящее время.

– В общем так, Николай, – продолжала Свиридова. – Я со вчерашнего дня жду, когда ты доведёшь дело до конца, и вопрос с посёлком будет окончательно закрыт. Похоже, мне придётся поручить эту работу кому-то другому. Подпишут! – неожиданно крикнула она, так что Марго подпрыгнула на месте. – Подпишут, как миленькие, получат карточки с установленной суммой и завтра же отбудут в любой из окрестных посёлков. Или куда угодно. Я велю, чтобы им даже помогли собрать всё необходимое барахло.

Мадам замолчала, прислушиваясь к невидимому собеседнику, Рита, попятившись, тоже замерла возле комнатной пальмы. Так, опять многострадальные рыбаки, которых хозяйка решила "дожать" в ближайшие сутки. Круто. Пластиковую карточку в зубы (интересно, они, вообще-то, умеют ей пользоваться?) и двадцать четыре часа на сборы. По идее, Марго должна быть полностью солидарна с клиенткой и даже радоваться её прыти – освободится место, начнётся строительство пансиона, а там и до дизайн-проектов рукой подать. Но вот только нет никакой радости, на душе слякоть, и восхищение Мадам постепенно сменяется иным, малоприятным, чувством.

– Вот именно, в этом случае нужна небанальная идея, – гораздо более мягким тоном сказала Свиридова. – Попробуй, может, это сработает. Если понадобятся индивидуальные поощрения, – казалось, Рита видит, как морщится клиентка, – предлагай. Да, да, я их имею в виду. Давай, Коля, не затягивай, у меня работа стоит, а лето проходит, пойдут дожди, нам каждый потерянный день дорого встанет. И... пожалуйста, как только бумаги будут подписаны, отзвонись, нет никакой возможности дальше длить эту историю.

Вот так вот, бодаться бесполезно. Почувствовав, что желание общаться с Мадам резко испаряется, Рита повернулась к выходу. Что такое? Она замерла, придержав рукой шершавую ветку, а из-за карликового деревца шмыгнула в холл тёмная тень. Выходит, она не одна так кстати оказалась под дверями столовой... Не замечая её, человек бесшумно прокрался мимо гостиной, угодив в падающую оттуда полосу света. "Ольга?!" – ошеломлённо охнула Марго. Можно не верить собственным глазам, но именно девчонка, недавно так выбившая из себя Джуниора, спокойно пробиралась по коридору его дома, стараясь оставаться в тени растений.

Вот она мелькнула ещё раз, перебежав к водоёму, нет, не похоже, что девочка ищет Стаса. А ведь она тоже наверняка слышала Свиридову! Значит, расклад ей понятен. Что эта дикарка может вытворить в ярости и отчаянии? В том, что Ольга непременно вытворит какую-нибудь глупость, нет никаких сомнений, стоит держаться от неё подальше, но девчонку смертельно жаль. Разве была у неё возможность понять, как устроен этот чёртов мир, что сейчас заглатывает её остров?

– Оля! – громким шёпотом прошипела Марго, короткими перебежками устремившись за диверсанткой. – Ольга!

Возле обложенного камнями водоёма девчонки не оказалось, смутная тень проплыла между папоротниками, плеснулись чёрные распущенные пряди, и Рита, уже не прячась, рванула к двери. Как она могла упустить девочку? Но та-то, настоящая чёрная кошка! Умудрилась пробраться во вражеский стан, а ведь в доме, если подумать, не так уж мало людей, плюс Марат, постоянно демонстрирующий служебное рвение. Странно, что он сегодня не на посту. Может, Свиридова угнала его по своим захватническим делам?

В пылу погони, Рита резко дёрнула дверь и едва не сбила с ног незнакомую даму. "Дама", по-сути, была не старше её самой, но вид имела важный и респектабельный – отличная укладка, высоченные каблуки. Она окатила Марго презрительным и возмущённым взглядом огромных глаз с томной поволокой, поинтересовалась со склочной интонацией:

– Что это вы тут... скачете?!

– Извините, пожалуйста, – только что не шаркнула ножкой Рита, пробуя выскользнуть в открытую дверь.

Но дама не спешила освободить ей дорогу, она довольно невежливо уставилась на Марго, явно пытаясь что-то сообразить.

– А, вы Светин дизайнер? – наконец, осенило гостью. – Ну да, Соломея мне так вас и описала.

Отлично! Похоже, это и есть та самая Ева – жена адвоката, которая уже приходила к клиентке с разговором о неадекватности её нового работника. Спасайся кто может!

– Извините, – ещё раз повторила Рита. – Просто я хотела догнать девочку, поговорить с ней. Думаю, ей не помешает сейчас посмотреть на ситуацию со стороны.

Ева молча уставилась на Марго, та успела оценить невероятную длину ресниц адвокатши, но вот выражение её коровьих глаз так и осталось для Риты загадкой.

– Какую девочку? – похлопала ресницами приятельница Свиридовой. – Алису?

– Да нет же... – начала было Марго, сразу предусмотрительно оборвав себя.

Зачем ей выдавать Ольгу? Вряд ли семейству понравится, что та наведывается в их дом, а у девчонки и так полно неприятностей.

– Алиса в саду, – пояснила Ева, так и не дождавшись более вразумительных объяснений. – Там ещё какие-то девицы Стаса, можете пойти поискать, – тоном начинающей мадам велела она

Только теперь, дав понять, что она отпускает Марго, адвокатша посторонилась и, ставя ножку за ножку, вполне модельно зашагала по коридору. Рита, наконец-то, прорвалась на крыльцо, нос к носу столкнувшись с Маратом.

– Гонитесь за кем-то? – слишком прозорливо поинтересовался тот.

– Да что вы, – парировала Марго. – Разве мимо вас кто проскочит.

– Чёрные псы, например, – невозмутимо отозвался водитель, делая вид, что клумбы подъездной аллеи интересуют его куда больше, чем Рита.

Что это было? Неужели какие-то признаки юмора, с первого взгляда не учтённые Марго? В любом случае, теперь ясно, что даже этого цербера упрямая островитянка научилась обходить, иначе бы он не стоял здесь со скучной мордой, не пытался шутковать, вполне логично подозревая, что девчонка подложила в доме какую-то пакость. Как она это делает? По идее, Ольга должна была точно так же налететь на Марата, не говоря уж о Еве, буквально сразу возникшей в дверях. Вот же ниндзя доморощенная, нет, определенно, с ней нужно поговорить, и чем быстрее, тем лучше, пока она ни себе, ни людям не организовала лишних проблем.


Мимо отдыхающих в саду Марго проскочила, напустив на себя самый деловой вид, впрочем, они не обратили на девушку особого внимания. Шоколадно-загорелые Барби, одна в серебристом, другая в золотом купальнике, возлежали на надувных матрасах, по своей толщине не уступавшим пуховой перине. В бассейне плавал крошечный плотик с коктейлем, видимо, Джуниор только что расслаблялся в воде, Алиса и Дизель, отделившись от остальных, увлечённо перебрасывались мячом. Громыхавшая музыка никому из них не мешала, а Свиридова, похоже, была не из тех родителей, что урезонивают в чём-то собственных чад.

Уж конечно – насмешливо подумала Марго – до того ли сейчас Мадам, когда её военная кампания подходит к завершающему этапу? Спускаясь вниз к развилке, Рита ещё какое-то время слышала глухое бубнение ударных, но затем тихие ритмы острова полностью поглотили посторонний звук. Скорее всего, дорогу к посёлку было не сложно сократить, срезав путь через заросли карагачей, но, учёная горьким опытом, Марго не решилась на это. Она всё ещё недоверчиво вглядывалась в густую траву по обочинам, наверняка кишащую змеями.

Как истинный горожанин, Рита была не способна вообразить, как можно спокойно относиться к этим скользким тварям, шныряющим вблизи от тебя. Ей сколько угодно раз могли объяснять, что змеи не замышляют против неё ничего личного, все существа в дикой природе нападают на человека лишь в случае крайней необходимости. Ну, и кто в это поверит? Предназначение змей – кусаться, ос – жалить, а огромных рыб – утаскивать свою жертву на глубину, и точка. Остаётся только надеяться, что на рыжей глиняной тропе она легко углядит любую засаду.

Посёлок предстал перед Марго в ещё более разобранном, чем утром, состоянии. Бригада Мадам трудилась на редкость слаженно и уже успела растаскать большую часть домишек. Сейчас никого из строителей видно не было, что ж, охрана труда здесь на высоте, обеденного перерыва наёмных работников никто не лишал. Отлично, а то Рита не подумала, как будет выглядеть её визит в глазах клиентки, трудновато чётко сформулировать мотивацию, если даже она сама не очень представляет, как лучше подступиться к Ольге.

Но с девочкой непременно нужно поговорить, ещё раз мысленно повторила Рита. Островитяне не сумеют заставить Мадам отказаться от её планов, зато могут поставить дополнительные условия, именно на это намекала Свиридова неизвестному Николаю. В конце концов, чем быстрее развяжется этот узел, тем раньше просветление снизойдёт на клиентку, она вспомнит о Марго, и появится возможность, выполнив заказ, убраться домой. А покинуть это гостеприимное местечко с каждым часом хотелось всё больше и больше.

Всё так, только где же эту Ольгу искать? Пробираясь между горами мусора по заброшенным крошечным огородам, Рита сообразила, что девчонка, скорее всего, не сидит в этих руинах. С чего она вообще взяла, что после налёта на виллу ниндзя побежала в посёлок? Она может быть где угодно, например, по-прежнему шнырять вокруг владений Мадам, обдумывая мстительные планы. Очень даже вероятно...

За ветхим плетёным забором копошилась необъятных размеров бабища, обряженная, не смотря на жару, в тёплые спортивные штаны. Немного понаблюдав за ней, Рита поняла, что аборигенка без разбору выдёргивает из земли розовую редиску, тонкие хвостики моркови, ломает стебли укропа. Ну, ясно, никакого добра проклятым интервентам, тётка явно готовится покинуть родимое гнездо, увезя с собой всё самое ценное.

– Здравствуйте, – подступила к забору Марго. – Подскажите, пожалуйста, где я могу найти Ольгу?

– Кого? – островитянка повернула к Рите массивное лицо с выцветающим на скуле синяком. – Кого надо? – неприветливо спросила она.

– Ольгу, – терпеливо повторила девушка. – Такую невысокую, чёрненькую. Она живёт где-то здесь.

Марго неуверенно оглядела окружающее запустение, трудно представить, что здесь действительно обитают люди.

– Ведьмачку, что ли? – всё так же хмуро уточнила тётка. – Так уж не живёт. Еёного папашу опять с утра выпаивают, всё о преимуществах толкуют. Думаю, сегодня дело сделают, и их халупа тоже отойдёт этой стерве!

Перегнувшись через валик живота, она опять принялась с остервенением драть из земли зелёную ботву недоросших растений, оглашая окрестности сорванным басом:

– Моего вон тоже поили-поили, поили-поили, так ведь не сдох, собака, где там! Продал домишко, а деньги где? Где, я вас спрашиваю? Как жить?!

– Так какой из этих домов Ольгин? – напомнила о себе Рита.

– А ты кто? – тётка выпрямилась, уперев руки в крутые бока и пристально уставившись на Марго. – Что от девки надо? Ну она вам устроит! По воде бежать будете, буржуи проклятые!

Ничего себе приём! Рита не верила собственным ушам, слушая нарастающие вопли – вот уж точно заповедник непуганых аборигенов, такое чувство, что угодила на добрую сотню лет назад. Наверняка, тогда тоже подобные могучие бабы с наслаждением крыли "буржуев" и "кровопийц". А она ещё удивлялась, почему у Мадам возникли сложности с посёлком.

– Женщина, – как можно внушительней произнесла Рита, уже жалея, что связалась с горластой тёткой. – А что вы, вообще, возмущаетесь? Этот дом продали, другой купите, наверняка, ещё и выберете поновее.

– Купите?! – взвилась островитянка. – Так деньги-то где?!

– А дуракам не надо денег! – неожиданно раздался ехидный старческий голосок. – Всё равно иль сломают, иль потеряют.

За соседним плетнём возник незаметно подкравшийся обросший дед, чья тощая черепашья шея болталась в вороте пиджака неопределённого цвета. Он с упоением прислушивался к разгоревшемуся конфликту.

– Да ты... грёб бы ты отсюда, Берендей! – зашлась от возмущения бабища. – Что ты мне всё солишь и солишь?!

– Потому – бессмысленное ты существо, – авторитетно заявил дедок. – Она, вишь, от своего в щель карточку с деньгами спрятала, – пояснил он опешившей от этой атаки Рите. – Теперь пойди найди её, у них этих щелей полные стены!

– Ничего! – поклялась кому-то разнесчастная тётка. – Ничего, ничего! Явятся эти ироды хибару мою ломать, так я с них живых не слезу! Всё до последнего сушёного таракана у меня разыщут!

Отчаявшись добиться от неё хоть какого-то толку, Марго развернулась к продвинутому старикану.

– Вы не подскажете, как мне найти Ольгу? – без особой надежды спросила она.

– Ведьмачку? – уточнил дед, переводя на девушку хитрые глазки. – А чего её искать, вон она в своём дворе хлопочет, всё пытается здесь Дуню удержать.

– Какую Дуню? – Рита озиралась, соображая, куда тычет сухой, как корешок, палец старца.

– Не какую, а какого, – важно пояснил тот. – Евдокима, папашу еёного. Да только ему на это... – неожиданно крепко высказался дед. – Ему беляночка – и мать и дочь.

– Ой, кто бы здесь кукарекал! – наконец-то подстерегла противника тётка. – Ты, что ль, её меньше внутря пустил?! Ты смотри, Берендей, подальше от меня селись, а то я ведь не забывчива, всё тебе попомню.

– Больно надо, – приосанился старикан. – Я, вообще, к сыну в город поеду. Надоели вы мне все, голь несчастная.

– С твоим-то рылом... – исходя сарказмом, затянула соседка.

Но Марго не стала дослушивать, чем закончится старая склока. Перебравшись через хлам очередного разрушенного жилища, она оказалась на дороге, видимо, когда-то бывшей соседней улицей. Здесь тоже сохранилось несколько низких, обитых подраным толем, домишек. Судя по указаниям деда, где-то здесь и должна была проживать юная ведьмачка Ольга.


Даже в своей обитаемой части посёлок оставлял самое тягостное ощущение. Перекошенные домики, мусор, из которого, как кости древнего зверя, торчали остовы лодок, заскорузлые сети, намертво сросшиеся с ветхими плетнями. За что здесь было держаться? Честное слово, это какой-то уродливый нарост на великолепном берегу Изумрудного. По словам Мадам, она давно помогает перебираться в окрестные деревни всем, кто хоть как-то тянется к цивилизции, а оставшимся, видимо, нет до неё никакого дела.

Так почему же молоденькая девчонка так прицепилась к этому месту? Даже из больших деревень молодёжь норовит вырваться в город с его возможностями и развлечениями, а эта развернула здесь партизанскую войну. Ничего не понимаю, мысленно изумилась Марго.

– И не поймёшь.

Рита вздрогнула, поймав себя на том, что уже какое-то время разглядывает крошечный домик с подслеповатым, давно не крашеным окошком. Жилище было таким низким, что вряд ли человек чуть выше Марго смог бы распрямиться там в полный рост, покорёженный толь на крыше прижимали плоские камни, кем-то запасливо собранные на берегу. Двор с несколькими длинными грядками выглядел неожиданно прилично, возле одной из них стояла Ольга с корзинкой в руке.

– Что? – глуповато переспросила Рита.

– Не поймёшь, говорю. Не нравится здесь? Ну так и валите на хрен! Жлобьё ублюдочное!

М-да, дипломатический приём не состоялся, но резковато, что-то слишком резковато для такого дикого цветочка. Только сейчас Марго смогла как следует рассмотреть девчонку, и ей на память пришло именно это старомодное выражение. Ольга оказалась маленькой девочкой-дюймовочкой с отличной фигуркой, подчёркнутой всё теми же драными шортами и чёрной майкой, правда, лет ей было определённо больше пятнадцати. Две толстенные косы на солнце отливали каштановым, на аккуратном личике выделялся тонкий, чуть длинноватый нос и огромные зелёные глаза, которыми она, как рентгеном, просвечивала Риту.

– Что опять не так? – всё больше заводилась Ольга. – Не так одета? Не так говорю? – она продолжала демонстрировать свои способности по чтению мыслей. Хотя, что их читать? Наверняка они написаны у меня на лбу, решила Марго. – Ну так и тусуйтесь от меня подальше! Река большая, места много!

Ничего удивительного, что девчонку прозвали ведьмой, если она, как орешки, колет малознакомых людей. Но, так или иначе, нужно поискать с ней общий язык, хотя видно, что она крайне не любит пришлых. Ну ясно, ничего, кроме неприятностей, девочка от них не ждёт, стоит вспомнить одного лишь Джуниора...

– Оля, ты, конечно, не обязана мне доверять, но я просто работаю в доме, который тебя очень интересует, – вздохнула Рита, глядя в яростные зелёные глаза. – Зарабатываю себе на жизнь. Понимаешь? Но я неплохо знаю таких людей, как моя клиентка – это далеко не худший вариант хозяев.

– Хозяев? – неожиданно успокоилась её собеседница. – Ты что, собачка?

– Не груби. Я специально тащилась за тобой из дома, потому-что не желаю тебе зла. Но ты непременно на него нарвёшься, если будешь продолжать в том же духе.

Девчонка молчала, только на лице промелькнуло лёгкое удивление, быстро стёршее насмешку. Надо же, как стремительно меняется ольгино настроение, может, пора переходить к конструктивным предложениям?

– Ведь ты в курсе, что хозяйка, – Марго сделала ударение на последнем слове, – выкупила здесь почти всю землю? Надеешься, она откажется от своих вложений? Или построит пансион вокруг вашего дома? Ты же не дурочка. Вам предлагают деньги, сможете купить себе жильё ещё лучше этого. Мне, например, подобного одолжения никто не делал, приходится выворачиваться из шкуры, чтобы оплатить квартиру. Ипотека. Слышала о таком?

Пауза. Ольга уставилась себе под ноги, словно надеясь найти подсказку на рыжей глинистой почве.

– Нет, – наконец негромко сказала она, и Рита сразу поняла, что речь не о проклятой услуге банков, а обо всём её пламенном выступлении. – И передай своей хозяйке, пусть отвалит! Слышишь? Пусть от нас отвалит, – с нажимом добавила Ольга.

Ну и что, Кравцова – тут же отозвался её собственный донельзя ехидный внутренний голос – объяснила девочке, как делаются дела в большом бизнесе? Почему ты вообще решила, что все прожжённые юристы Мадам не сумели сдвинуть с места эту упрямую ослицу, а ты вдруг разом откроешь ей глаза? Кто из вас после этого наивняк?

– Но если ты не перестанешь забираться в дом Свиридовых, тебя, рано или поздно, отловят, это же ясно, – пожала плечами Рита. – Будет формальный повод по-другому избавиться от твоего присутствия.

– Да с чего это ты взяла? – Ольга возмущённо дёрнула подбородком. – Я и близко не подхожу к их поганому сараю!

– Оля! – Марго постаралась, чтоб её голос прозвучал внушительно. – Что ты пытаешься мне доказать? Ведь я тебя видела. Как ни профессионально ты кралась по коридору, но никто не застрахован от случайных глаз.

Девчонка снова оценивающе уставилась на Риту, та решила во что бы то ни стало не отводить взгляд от её буравящих зрачков. Почему-то теперь ей было важно не дать слабину перед маленькой островитянкой. Подумаешь, какая орлица, не признаю хозяев, лечу куда хочу... А ведь лучше бы послушала умудрённых жизнью женщин – как ни противно, но иногда безопасней играть по правилам. Всё потому, что они вырабатываются опытом многих людей и совсем не исключают выигрыша, зато свободный полёт почти всегда ведёт к катастрофе, и хорошо ещё, если в ней пострадаешь только ты.


Визит в посёлок, как большинство благих помыслов, оказался бессмысленным, и Марго, попеняв на собственную глупость, решила выбираться из этих руин, когда Ольга внезапно занервничала. Она развернулась в сторону покатого холма, с которого сбегала одна из широких троп в посёлок, а вскоре оттуда раздался вполне отчётливый шум автомобильного мотора. Надо сказать, совершенно не сочетаемый с обстановкой звук, ровное и мощное гудение, очередной символ абсолютно другого мира. Мира комфорта и качества, такого же далёкого для здешних холуп, как Альфа Центавра.

На какой-то миг Марго показалось, что уже знакомый белый Майбах вот-вот лебедем выплывет из-за ветхих жилищ, но, к её удивлению, на дороге показался массивный хищный джип. Такие машины принято сравнивать с танками, а этот и вовсе был похож на обтекаемый инопланетный вездеход – в каком-то смысле он действительно заскочил сюда с другой планеты. Вот только, оказывается, в посёлке его неплохо знали. Отшвырнув корзинку, Ольга перелетела через плетень, метнулась мимо остолбеневшей Риты, едва не угодив под высокие колеса. Массивная машина вильнула носом, с натугой притормозила в сантиметре от забора, а девчонка повисла на задней двери.

– Папка! – Ольга дёргала и колотила по ручке.

В ответ, с переднего пассажирского кресла тут же вынырнул огромный хмурый тип в пиджаке. Без лишних слов он перехватил девчонку, моментально нацелившуюся, как кошка, вцепиться в него, но задняя дверь, наконец, распахнулась, из машины показался невзрачный, весь какой-то прилизанный, человек.

– Что же вы, Оля, – он преувеличенно укоризненно закачал головой. – Осторожней надо с автомобилем. А если бы Семён не успел свернуть?

– Папка! – не обращая внимания на прилизанного, завопила девушка.

– Ну чё, чё горланишь? – в дверцу суетливо высунулся мужичок, которого ещё вчера на глазах Марго, не церемонясь, выставляли с пристани. – Вот он я. А ты думала? Меня вон сам Петрович до дома подвёз!

– Где ты был?! – в голосе Ольги звучала такая паника, что Рита нервно поёжилась.

– Не поверишь, но меня хорошие люди на обед позвали, – важно сказал Дуня, покачиваясь, выбиравшийся из автомобиля. - Угощали этим, фу... – мужичок сбился, но попробовал ещё раз произнести заковыристое название. – Фуга... фуа...

– Фуагра, – подсказал прилизанный. – Сашок, зачем ты держишь девушку? Всё в порядке, всё хорошо, конфликт исчерпан. Наконец-то мы с вашим отцом, Оля, всё утрясли.

– Что? – тихо спросила девчонка враз севшим голосом.

Она отпрянула от мрачного Сашка, руки упали вдоль тела, Ольга в упор смотрела на собеседника, и чувствовалось, что этому сморчку очень не по себе от взгляда девушки.

– Видите ли, Оля, – он прокашлялся, непроизвольно отступая поближе к охраннику. – Наше честное деловое предложение вступило в силу, мы с вашим папой скрепили договор подписями. Карточку нашего банка с оговоренной суммой я готов при вас передать Евдокиму Васильевичу.

– Папка! – охнула девушка.

– Цыть! Цыть, говорю! – раздул щёки Дуня. – Я пока ещё хозяин своего дома! – вопреки здравому смыслу, громко заявил он. – Потому, нечего всякой сопле мне указывать!

– А так как недопониманий между нами не осталось, – гнул своё прилизанный, – прошу собрать необходимые вещи. Если требуется помощь, я готов выделить на это людей. Завтра вам будут оказаны бесплатные услуги по перевозке на новое место.

Видимо, что-то в лице девушки очень не понравилось сморчку, он ещё дальше попятился к невозмутимому секьюрити, потоптался и добавил:

– И, Оля, очень прошу вас соблюдать благоразумие. Ничего незаконного не происходит, моя клиентка максимально корректно выкупает ваше имущество, вам это скажет любая судебная инстанция, в которую вы в горячке надумаете пойти.

– Да слышала я уже про ваше... благоразумие, – мотнула головой Ольга в сторону Марго.

Прилизанный скользнул быстрым взглядом по Рите, затем снова обернулся к девочке.

– Вот и славно. Я не прощаюсь, завтра утром вместе с рабочими мы будем помогать вашему переезду. Не грустите, Оля! Такой красивой девушке будет гораздо веселее на новом месте, где можно найти интересную работу, знакомиться с людьми...

Он хотел сказать ещё что-то в том же духе, но Ольга, разко развернувшись, вбежала во двор и исчезла в домике. Сразу же убрав благостную мину с блёклого лица, мужчина сунул Дуне, продолжавшему топтаться рядом с ним, пластиковую карту, небрежно потрепал его по плечу.

– Поздравляю. Ты принял верное решение, – затем, явно утеряв всякий интерес к отработанному мужичку, он обернулся к Марго. – А вы, простите, кто? Знакомая Ольги?

– Маргарита Кравцова, – сказала Рита.

Она не особенно надеялась, что её имя о чём-то скажет этому человеку, но уже успела устать от объяснений про "я – личный дизайнер Мадам".

– Ну да! – тот снова заулыбался. – Конечно! Знакомитесь с островом? Это рай! – (где-то Марго уже это слышала) – Панченко Николай... Петрович, – представился он, и даже галантно, двумя пальцами, встряхнул руку девушки.

Невероятно! Неужели это тот самый адвокат, муж красотки Евы? Тогда понятно его ликование, он только что решил задачку, за которую его не так давно взгрела Свиридова. Всё-таки сумел довести до нужной кондиции морально неустойчивого папашу Ольги.

– Прошу! – между тем веселился адвокат. – Я как раз еду к Светлане Николаевне, буду рад вашей компании.

– Я хочу ещё немного пройтись, – покачала головой Марго, отворачиваясь от чёрного нутра машины. – Знаете ли, у меня задание – как следует проникнуться местным духом.

– Ну да, ну да, – не стал настаивать Панченко.

Взрыкнув, его авто понеслось прочь из разорённого посёлка, Рита тоже тихонько двинулась к петляющей по берегу дороге. В общем-то, ничего ужасного не произошло, ведь Свиридова и в самом деле никого босого и голого не выкинула на улицу. Так почему же от всей этой истории так муторно сделалось на душе?



Нравится книга? Поделитесь с друзьями!




Хотите всегда быть в курсе новостей сайта?
Читайте нас в Твиттере, ВКонтакте и Facebook, подписывайтесь на новости в Google+ и не забудьте поставить +1!




Оставьте свой отзыв, напишите комментарий, задавайте вопросы! Чтобы оставить сообщение, регистрация не требуется, для входа можно использовать ваши профили в Twitter, Facebook, Google или Disqus, или же просто выберите имя и участвуйте в обсуждении как гость.




Комментарии к роману "Ольга"


comments powered by Disqus

Рассылка

Получать обновления на email