Загрузка...
Дом на Изумрудном острове. Колдовской роман Ольга
Ольга
Ольга

"Ольга" - колдовской роман, действие которого происходит на волжском Изумрудном острове, где просыпается дремлющая магическая сила, вступившая в беспощадную борьбу с людьми за землю, принадлежащую ей веками.

Глава 8. Кусочек светской жизни

Оказалось, что от здешнего пляжа, то круто взбегая на холм, то спускаясь к самой воде, тянется старая полузаросшая тропа. Подавленная только что развернувшейся в посёлке драмой, Марго задумчиво плелась по берегу, как-то позабыв про коварные планы змей. Да уж, змеи... Не стоит забывать, что на свете есть гораздо более хитрые твари. Это ж надо сообразить – увезти недалёкого, вечно пьяного мужика подальше от присмотра дочери и под "ты меня уважаешь!?" вымутить у него подпись на договоре. И ведь не подкопаешься! Наверняка, в бумагах ни единого косяка, ни зацепочки, чтобы расторгнуть липовый документ, да и некому заниматься этой юридической вознёй.

А чего ты так развозмущалась, Кравцова, – одёрнула себя Рита. Ты ведь сама первая побежала в посёлок отговаривать Ольгу от борьбы, считала, что лучше им продать дом и поискать счастья на новом месте. Так ведь я и сейчас так считаю... В чём же проблема? Просто гадко сознавать, что всякие Николаши и Евы отлично знают, как устроиться за чужой счёт, как манипулировать людьми, заставляя их поступать нужным образом. И есть Мадам, которой всегда на руку их способности.

Уж не завидуешь ли ты, мать? Ты-то никогда не умела так запросто решать проблемы. И, вообще, ты уверена, что до конца представляешь, с какими сложностями столкнёшься, если что-то не срастётся в твоём, пока что бестолковом, сотрудничестве со Свиридовой? Тоска снова впилась в Марго своими беспощадными мелкими зубками, девушка вскинула глаза к медленно алеющему горизонту, как обычно, пытаясь удрать от подобных мыслей, и замерла, потрясённая снизошедшим на землю чудом.

Именно этого восторга жаждал её замученный рассудок, ждал всё это время, пока она бегала по Изумрудному, вела нелепые разговоры и перетрясала старые и новые страхи. С той самой секунды, как Рита увидела остров, только такого волшебства жадно искала её душа. Где ж ему случиться ещё, если оно всё-таки возможно в нашей нелепой жизни, как не в таком иномирье, веками хранимом волнами великой реки?

От медленно клонящегося к горизонту солнца, вспарывая носом сверкающую водную гладь, прямо к Марго летел белый корабль, чьи паруса казались розовыми в закатных лучах. Их отсвет делал нереально сияющей пустую светлую палубу, лишь одинокая фигура у штурвала (Рита заметила белые шорты и алую рубашку-поло) была совершенно осязаемой. Дико заколотилось сердце – Марго заметила, как мужчина приставил руку ко лбу, явно пытаясь лучше увидеть её (кошмар! а она так с утра и носится в самой дурацкой майке!).

Замерев от восторга, Рита смотрела на яхту (ну, конечно же, яхту! она уже видела её вчера на подходе к острову), а небольшой белоснежный кораблик пересёк тень от ближайшего откоса и пошёл вплотную с берегом. Розовые отсветы, как волшебная пыльца, исчезли с судёнышка, оно перестало рябить, угрожая в любой момент растаять в эфире, зато теперь Марго хорошо разглядела человека, крепко держащего деревянный штурвал. Он улыбался. В долю секунды Рита смогла оценить тёмное от загара лицо, ёжик волос и открытую улыбку, предназначенную ей, определённо ей, хотя, если бы ещё кто-то из дам толокся на берегу, девушка усомнилась бы в этом.

С чего вдруг? Никаких сомнений, этот принц на белом корабле – тот самый миллионер, ради ловли которого сюда так рвалась Анка. Отчего же он сияет, словно только что в одиночку отбил казну сомалийских пиратов? Марго, на всякий случай, незаметно огляделась по сторонам, нет, действительно, вокруг – никого, а значит, принц рад ей, что, само по себе, удивительно и приятно.

– Здравствуйте! – между тем прокричал "принц", положив конец рефлексии Риты. – Маргарита? – скорее уточнил, чем спросил он. – Света Свиридова просила, если я встречу вас, прокатить вдоль береговой линии острова. Вы как?

Как она?! Да замечательно! Великолепно! Лучшая идея за последние два дня. Видимо, Марго так решительно затрясла головой, что мужчина улыбнулся ещё ослепительней и выдал инструкцию:

– Тогда спускайтесь на пирс, я приму вас на борт. Посмотрите, как вечером хорош с воды Изумрудный!

Яхта рванула вперёд, и Рита тоже ускорила шаг, через пару минут взбежав на макушку холма, от которой к пирсу спускалась длинная лестница. Она узнала место – именно здесь утром началось неудачное путешествие Джуниора (вот только не вздумай сейчас вспоминать про тёмный силуэт в воде!), а Ольга спешила и срезала спуск с холма, даже отсюда страшно смотреть вниз, как она смогла не сверзиться с этого откоса? Вот же шалая девка...

Всё это промелькнуло в голове Марго, пока она быстро сбегала по лестнице. Яхта, как привязанная к коновязи огромная лошадь, уже поджидала её, "Адмиралъ" – было выведено старинным, каким-то доисторическим шрифтом на её борту. Надпись и очертания букв мгновенно родили целую бурю ассоциаций – белые мундиры, эполеты, усы, высокие гроздья парусов замелькали перед глазами Риты, что-то такое бравое и героическое было заключено в восемь позолоченных букв. Да и внутри яхта явно маскировалась под старину. Марго, конечно, не особенно разбиралась в плавсредствах, но, шагнув на борт, она ощутила себя, как минимум, веке в девятнадцатом, тщательно перекопированном дизайнерами.

Зато у хозяина судна не было ни усов, ни мундира, и сам он казался донельза моложавым и современным, даже в широких шортах выглядел подтянуто и вполне себе браво.

– Невельский, – тут же представился он, тряхнув Ритину руку. – Меня зовут Сергей, но приветствуется обращение по фамилии.

Невельский, Невельский... А ведь она где-то слышала это имя, подумала Марго, или читала... Нет, не вспомнить, да и не этим сейчас занята голова. Отчалив на яхте от острова, Рита моментально оценила затею Мадам. Сейчас, против заходящего солнца, весь Изумрудный был укутан в жёлто-розовый шлейф, вода возле крутых холмистых берегов превратилась в непроницаемое тёмное зеркало, и остров взмывал оттуда фантастическим многоцветьем, полыхающим сквозь плотный шёлковый воздух.

Именно так рисуют пейзажи любители фэнтези, вспомнила Марго. Так вот где они всё это видели! Зелень Изумрудного переливалась сиреневым, оранжевым, тёмно-синим, карагачи превращались в неведомые растения-хамелеоны, молодые тополя пронзали плотные полосы света, казалось, под сенью их ветвей именно сейчас должны резвиться и ликовать крошечные крылатые эльфы. Во всяком случае, сама Рита, не смотря на невероятно длинный, замороченный день, не могла бы поклясться, что не сможет сейчас полететь на эти цветные поляны. Должно быть, в мире немало таких островов...

– Эффектно, правда? – ах да, она же не одна, здесь доблестный капитан, подаривший ей уже второе за сегодня чудо. – Я прошёл на яхте почти всю Волгу, да и сибирские реки неплохо знаю, но такие удивительные закаты бывают лишь здесь, – заявил Невельский, тактично позволив Марго насладиться зрелищем. – Чего только не увидишь в здешних водах.

– Потрясающе, – с чувством подтвердила Рита.

Она, наконец, осмелилась как следует разглядеть и капитана. Нет, конечно же, это не принц, ничего подобного, скорее – король, так любовно демонстрирующий ей своё королевство. Лет ему – хорошо за сорок, глубокие мимические морщины, в тёмных волосах кое-где седина, но мальчишеская улыбка моментально стирает возраст. Хотя без неё...бр-р-р, лишь представив Невельского сердитым, уже можно как следует испугаться.

– Постойте-ка, а почему это он король? Насколько Марго в курсе, у Изумрудного королевства намечается совсем другая хозяйка. Или...

– У вас тоже здесь дом, Сергей? – осторожно спросила Рита. – Или вы занимаетесь стройкой со Светланой Николаевной?

– Боже упаси! – отпёрся Невельский. – Это только Светиной въедливости хватает на строительство отелей. Я – любитель малых форм. Вот, – он похлопал по штурвалу, – яхты и катера – это моё.

– Вы производите яхты? – Марго с трудом скрыла удивление.

Насколько она разбиралась в вопросе, всё мало-мальски приличное до сих пор завозилось из-за границы.

– И производим, и привозим, – не стал распространяться капитан. – А, главное, плаваем. Я бы, наверное, и жил на яхте, но у нас пока это не принято. Народ не поймёт. Поэтому, приходится держать дом, – он махнул в сторону острова, медленно растворявшегося в гаснущих лучах. – Кстати, у меня дома сегодня приятельский ужин. Приглашены несколько здешних друзей. Буду рад видеть вас с нами, Рита.

О-па! Она не ослышалась?! Светский приём, о котором вчера только грезилось в саду Свиридовых, всё же состоится, и у неё есть реальная возможность поучаствовать в нём! Но с чего бы Невельскому быть таким милым? Вон опять лыбится во все сорок восемь зубов, но на этот раз в его улыбке мелькает что-то акулье.

– Не знаю... – замялась Марго. – Вообще-то, я на работе.

– Вы вполне можете принять это приглашение, – Невельский словно не заметил сбоя. – У меня, кстати, будут и Светлана со Станиславом Александровичем. Когда я обходил остров в поисках вас, видел на пароме его автомобиль. Не думаю, что Свиридовы такие эксплуататоры, чтоб запретить вам отдыхать после рабочего дня.

Рабочего дня... Марго мгновенно стало стыдно. Нет, не умеет она расслабляться, никак не может забыть об обязательствах перед Мадам и бесцельно потраченном времени. Значит, клиентка будет на приёме? Отлично! Говорят, такие мероприятия зачастую и проводят для решения деловых вопросов в непринуждённой обстановке. А даже если здесь опять всё не так, и народ просто соберётся веселиться и отдыхать, она поймает Мадам, чтобы получить инструкции на завтра.

– Хорошо, – кивнула Рита. – Я тоже очень рада принять ваше приглашение.

Блин! Как-то косноязычно у неё выходит, ну никакого навыка вращения в высшем обществе. Сюда бы Анку... Хорошо хоть единственное выходное платье всё же взяла с собой под нажимом подруги. Конечно, не верила, что оно пригодится, но аккуратно сложила футляр с невесомой вещичкой на самое дно сумки. Вот бы ещё вспомнить уроки Анки по соблазнению миллионеров. Хотя, если разобраться, много ли та их наловила, не смотря на все старания? Поэтому, мы пойдём своим путём – не зацепим этого улыбчивого, хищноватого яхтсмена, так хотя бы просто расслабимся. Сегодня я очень в этом нуждаюсь, сказала себе Марго.


У Свиридовых Рита застала тёплую девчачью компанию, вполне весело коротающую вечер в пустом доме. Мимоходом заглянув в гостиную, она увидела Алису и Барби, расположившихся на огромном диване перед плазмой экрана, Катерина висела на круглой диванной спинке, принимая в беседе посильное участие. Всё свободное пространство вокруг девчонок было заставлено подносами с такой вкуснятиной, что у Марго тут же потекли слюнки, и она мгновенно вспомнила про свою добровольную голодовку.

Плазма изливалась новостями фешн-ТВ, по безразмерному экрану вышагивали цаплеобразные девицы, вызывающие у девчонок бурю восторга. Сейчас там, как сомнамбула, брело существо непонятного возраста и пола с синими губами, в крошечной, порезанной на полоски, маечке, коротких шароварах и босиком. Наверное, это был очередной предсмертный писк моды, всё никак не умевшей выздороветь или окончательно уйти в небытие под грудами нарядного и попсового ширпотребовского шмотья. Хотя Рите модель казалась (казался?) похожей на плохо промытого тощего бомжа.

Во всяком случае, так показалось Марго, которая в своё время натерпелась от шарящих в моде подруг! Ну никак она не хотела отказаться от убеждения, что капри и шорты идут только стройным девчонкам, а короткие ноги и пышные формы выглядят в них совершенно непрезентабельно. Рита не признавала дутые пальто, лосины с платьем и многие другие, периодически становящиеся актуальными, штуки. Хотя и хвастать ей было особенно нечем, художественное образование мало влияло на её достаточно консервативный гардероб. Почему-то здесь творческая муза оставляла девушку – да, у неё не кусались цвета, и вещи, как правило, совпадали по стилю, но не было шика.

Вот именно, никакого шика, вздохнула Марго, представив свой бледный образ на приёме у Невельского. Ну и как она умудрится быть замеченной на фоне умопомрачительно элегантной Свиридовой или просто банально красивой Евы, жены облезлого адвоката? А выглядеть хотелось. Как бы Рита не демонстрировала Анке хорошо отрепетированное равнодушие, как бы не глумилась всегда над девицами, рыщущими в поисках подходящего мужика, этот Невельский чем-то зацепил её. И вряд ли только толщиной своего кошелька.

Поэтому, перед выходом из дома следовало собраться во всех смыслах этого слова. Скорее всего, у неё не хватит решимости пуститься во все тяжкие, чтобы удержать внимание хищноватого яхтсмена, но чем чёрт не шутит? Это вам не Стасик Свиридов, здесь есть за что побороться. Полностью захваченная этими мыслями, Марго быстро поднялась в свою комнату (обойдусь и без перекуса, наверняка на "ужине" будут кормить!) и извлекла из шкафа любимое (оно же – единственное приличное) платье.

Если честно, оно было Рите совсем не по карману, да и надевалось всего пару раз. Купленное к свадьбе родственницы, отмечаемой в дорогом ресторане, платье успело один раз прогуляться в закрытый клуб (Купец разошёлся и достал приглашения) и в театр, где гастролировала столичная труппа. В других заведениях, где обычно бывала Марго, платье выглядело вызывающе неуместно.

Хотя, казалось бы, что в нём особенного – просто сшитое, прямое, короткое, на первый взгляд, чёрное, оно было совершенно непередаваемого цвета, словно соткано из переливчатых чёрно-рыжих нитей, обтекавших тело и подчёркивавших рыжеватые волосы Риты. "Файер-гёл!" – в своё время оценил этот образ Купец, вертящийся вокруг подруги в разноцветных лучах танцпола. Что немаловажно, к платью подходили любые чёрные туфли, а где-то дома осталась крошечная сумочка-конверт, удачно дополнявшая ансамбль.

Облачившись в плотную ткань, Марго разом почувствовала себя уверенно, аккуратно собрала волосы, выпустив на шею несколько вьющихся прядей, и ещё раз критично посмотрела в зеркало. Ну что? Похоже, этот вечер, в отличие от предыдущего, определённо должен удаться. А вот, кстати, где бывают её мозги, когда она собирается на приём? Рита замерла перед зеркалом, только сейчас осознав ситуацию, в которой опять оказалась. Неужели ей придётся на каблуках ковылять по подъездной дороге до следующего яруса вилл, а потом каким-то образом вычислять дом Невельского? Отлично!

Нет, Кравцова, здешние красоты действуют на тебя отупляюще! Почему ты решила, что Мадам с мужем дождутся тебя и непременно захватят с собой? Почему как-то не обговорила свою транспортировку с гостеприимным хозяином вечера? Крейзи! Нет, ну где хотя бы Марат?! Когда он не нужен, то вечно мельтешит под ногами... В отчаянной надежде, что её соглядатай, как обычно, болтается у входа, Рита отдёрнула штору и выглянула в сад. Разгорячённая сборами и желанием настучать по собственной дурной голове, кровь мгновенно остановилась в жилах – напротив дома, чуть в стороне от лунной лужи сидел огромный чёрный пес.

Запрокинув тяжёлую башку, он смотрел куда-то вверх, выше окна, возле которого застыла Марго, но, почувствовав её присутствие, мгновенно отыскал взглядом девушку. В перекрестье шевелящихся от ветра теней Рита не видела глаз собаки, непроницаемо-чёрная морда ещё больше пугала её, казалось, она приближается, подкрадывается, караулит мгновение полной беспомощности. Пёс дёрнулся, расплываясь. Отскочив от холодного стекла, Марго шлёпнулась на кровать. Она не могла бы сказать, сколько просидела в окаменелом бессмыслии, которое, наконец, прорвалось телефонным звонком.

– Да, – каркнула в трубку Рита, кое-как нашарив на комодике аппарат.

Внутри всё тряслось, как бесцветный кисель, мысли об удачном вечере разлетелись вспугнутыми воронами.

– Добрый вечер, Рита, – флегматично сказала трубка. – Если вы готовы к выходу, можете спускаться вниз. Светлана Николаевна только что узнала, что Невельский пригласил вас на ужин, она просила меня вас подвезти.

Ужин... Невельский... Спуститься вниз?!

– Марат! – вскрикнула Марго, наконец, узнав собеседника. – Вы... вы где?!

– Я стою около дома. Жду вас, – терпеливо повторил шофер.

– А собака?!

Молчание. Рита нервно прижимала телефон к враз заболевшему уху – да куда он опять пропал?!

– Это уже не смешно, – вздохнул Марат. – Если вы всё же надумаете выйти, я ещё какое-то время буду здесь.

В трубке противно запикало. Подкравшись к окну, Марго снова осторожно выглянула из-за шторы. Залитая лунным светом подъездная аллея, чуть в стороне Майбах, а рядом спокойно покуривает водитель, на этот раз обряженный в светлый костюм. Никаких псов и прочих мистических явлений. А не едет ли у тебя крыша, мать? Что-то слишком часто тебе стала мерещиться разная дребедень. Вовсе нет, ты отлично видела собаку! Что-то скулило в глубине её сознания, но Рита постаралась не прислушиваться к этому голосу. Зачем его слушать? Вон люди рядом полны невозмутимости, хотя гораздо дольше живут на вилле. Никаких особых страхов, единственная проблема – как увеличить собственный капитал.

Мысль о деньгах, как всегда, подействовала отрезвляюще, Марго ещё раз крутнулась перед зеркалом, разгладив невидимые складки на платье, и побежала вниз.


Ехали молча. Рита старательно гнала от себя недавний призрак, а Марат, очевидно, не считал себя обязанным развлекать девушку. Интересно, неужели он, в самом деле, ни разу не сталкивался здесь ни с чем необычным, размышляла Марго, сверля затылок шофёра. Но, в отличие от многих, этот человек оказался совершенно непробиваем – не ёрзал, не оборачивался, лишь раз бросил взгляд в сторону, когда сворачивал на уютную аллейку с китайскими фонариками. Ужин должен был состояться именно здесь, Рита уже слышала негромкую музыку и оживлённые голоса.

Она с облегчением покинула машину, присутствие Марата её угнетало, почему-то Рите казалось, что зломерзкий водила втихомолку посмеивается над ней. Ну как же, кто она сейчас в его глазах? Очередная золушка, которая хоть и не ездит на тыкве, всё равно останется у разбитого корыта. Нет, корыто, кажется, из другой сказки...

Твёрдо ступив на выложенную плиткой дорожку, Марго двинулась к дому. Небольшой, двухэтажный, он был, как и большинство вилл на острове, белого цвета. Вокруг – никаких цветников, почти военная чёткость планировки (крошечные ёлочки, словно солдатики на плацу) и фасад без всяких излишеств. Зато, кажется, масса других построек, и именно оттуда, из глубины сада несётся музыка. На её звук Рита обогнула дом, оказавшись перед просторной открытой террасой (белой!), где был накрыт стол. На эстраде играл дуэт из гитары и саксофона. Очуметь, как говорила одна известная телевизионная героиня, к дружескому ужину здесь прилагалась живая музыка.

Гостей, действительно, было немного. Кроме Мадам с невысоким крепышом-мужем (совсем не так Марго представляла Свиридова-старшего!) и Евы со своим прилизанным Панченко, здесь была ещё одна пара очень динамичных старичков – моложавая жена и улыбчивый дед, оказавшийся американским партнёром Невельского по бизнесу. Они громко говорили по-английски ("Well! OK!" – то и дело звучало со всех сторон) и, на взгляд Марго, тоже несколько выпадали из этой элитной тусовки.

Возле эстрады потягивал коктейль долговязый мужчина в отличном костюме, а последним из приглашённых оказался саксофонист, который закончил очередную мелодию и, под искренние аплодисменты, присоединился к остальным гостям. В нём Рита, после некоторых колебаний, узнала очень известного в городе исполнителя, большую часть времени гастролирующего за границей. Выходит, у него тоже дом на Изумрудном?

Высмотрев скованно зажавшуюся в тени Марго, Невельский тут же потащил её знакомиться с гостями, надо сказать, у него слова "известный дизайнер" и "настоящий мастер интерьера" звучали вполне убедительно, народ благосклонно поглядывал на Риту. К тому же, необычайно оживлённая Свиридова сразу принялась рассказывать о переменах, готовых вот-вот свершиться в её владениях. Роль Марго ею всячески превозносилась. Интересные люди – молча усмехнулась девушка, незаметно для себя совершенно успокоившись – похоже, им нравится держать при себе "творческих" личностей. Это что, ещё один способ демонстрации продвинутости и демократизма?

Кстати, Мадам просто лучилась от удовольствия и была совершенно не похожа на себя утреннюю – мрачную и раздражённую. Нетрудно догадаться, что тому причиной. Победоносное завершение кампании вернуло ей отличное расположение духа. Именно за это Свиридова подняла и свой первый тост, довольно вдохновенно воспев хорошее соседство, окончательно воцарившееся на острове.

– Каждый человек важен в столь тесном мирке! – провозгласила она, высоко держа в тонких пальцах бокал. – За нас и Изумрудный!

– За нас и Изумрудный! – с удовольствием поддержали её остальные.

– Вы знаете, у Бена уже очередь из желающих пожить в вашем пансионе, – сообщил Невельский, кивая на уминающего салат американца.

– OK! – подтвердил седой шустрый дедок и, на всякий случай, разулыбался.

– Ну да, для них это экзотика с признаками цивилизации, – хмыкнул долговязый, усиленно налегавший на коньяк.

Его никто не поддержал, и мужчина молчал до конца вечера, вдумчиво надираясь крепчайшим французским пойлом. Впрочем, Свиридов-старший тоже не отличался разговорчивостью, он всё больше жевал (его уши шевелились от старательной работы челюстей, что ужасно смешило подвыпившую Марго), поэтому, общий разговор тянули Мадам, Невельский и адвокат Николаша, а его жена периодически ляпала какие-то глупости, на которые собравшиеся привычно не обращали никакого внимания.

– Так что, господа, следующим летом все подобные мероприятия можно будет устраивать в пансионе, – мечтательно жмурилась Свиридова. – Я оборудую там разные зоны отдыха...

– Только не караоке! – саксофонист наигранно схватился за голову. – Сейчас стало совершенно некуда деваться от этих ревунов с микрофоном! Не поверите, я почти перестал бывать в общественных местах.

За непринуждённой беседой время летело быстро, еда была удивительно вкусной, и аппетит Марго вырвался на волю, так что, вскоре, она ощутила себя оранжевым шариком, который вот-вот взлетит и лопнет от перегрузки. Поняв, что она больше не в состоянии проглотить ни куска, Рита с сожалением отодвинула от себя клубничный десерт. Что ж ты творишь, Кравцова, – попеняла она себе – зачем было так обжираться? Нет бы сидеть романтической дамой с загадочным взором и потягивать свой коктейль, так ты не хуже голодного волка опустошила свой край стола. Стыдись!

Правда, до её прожорливости, похоже, здесь никому не было никакого дела. Народ по одному отваливался от угощения, вот возле сцены уже образовалась небольшая группа – саксофонист завёл хрустальный грустный мотив. Красотка Ева угнездилась на плетёных качелях, а американский дедок её с энтузиазмом раскачивал. Свиридов-старший, развалясь на стуле, что-то бубнил в свой телефон, Мадам шепталась с прилизанным адвокатом. Нет, что бы то ни было, но вечер удался...

– Рита, а как насчёт небольшой экскурсии по моим скромным владениям? – это, конечно же, Невельский.

Расчёт верный, дама вертит головой, обдумывая, к кому бы присоединиться для дальнейшего досуга. Самое милое дело – уволочь её от компании и осуществить более близкое знакомство. Что ж, она не против. Рассеянно улыбнувшись, Марго встала из-за стола, подав руку галантному хозяину.


"Скромные владения" Невельского, кроме дома, включали просторный гараж с несколькими раритетными авто, зимний сад, где обитал целый выводок попугайчиков, и конюшню. Машины, не смотря на свои выпуклые лаковые формы середины прошлого века, оставили Риту равнодушной, получив только несколько дежурных комплиментов. Честно говоря, идеальные линии Майбаха произвели на неё куда большее впечатление. Зато лошади просто поразили девушку. Марго даже не подозревала в себе такой сумасшедшей симпатии к этим животным, осторожно поводившим головами и с удовольствием стрескавшим по большой корке серого хлеба из её рук.

Лошадей у Невельского было две – небольшой чёрный конь, постоянно нервно прядавший ушами, и рыжеватый с белой отметиной на лбу, в отличие от более сдержанного соседа, ласково тыкавшийся в Ритины ладони.

– Ну, ну, Рубин, – потрепал его по холке хозяин. – Видите, как вы ему нравитесь? Решено, завтра обязательно совершим с вами конную прогулку по острову.

– Ох, – Марго только сейчас вспомнила, что так и не переговорила с Мадам. – Не уверена, что получится. Всё-таки я здесь по делу, Сергей, – она постаралась сказать это как можно мягче. – Светлана Николаевна и так слишком любезна, оставляет мне много свободного времени.

– Вот завтра всё и решим, – отмахнулся Невельский. – Идёмте, вы ещё не видели дом.

К удивлению Марго, он не торопился приступать к более плотному знакомству, только поглядывал на девушку с непонятным выражением. Ждёт какого-то сигнала, означающего, что дама совсем не против пойти дальше? Очень даже возможно, вряд ли такому респектабельному чуваку хочется выглядеть дураком, нарвавшись на явный отказ. Или подобные ему типы не знают отказа? В любом случае, Рита не станет спешить, не её стиль, а уж дальше, как карта ляжет.

Дом Невельского ничем особенным не выделялся, был просторным из-за сознательной недомеблировки, лишь лёгкие акценты и здесь неуловимо намекали на любовь хозяина к позапрошлому веку. Из той же оперы был огромный портрет в гостиной – серьёзный мужчина в эполетах и усах. Невельский Г.И., прочла Марго на табличке под картиной и с немым вопросом обернулась к Сергею.

– Предок, – пояснил он. – Герой, адмирал, покоритель Дальнего Востока. Правда, его официальные потомки меня как-то не особенно признают, но это ничего не меняет. Дух и традиции рода всегда остаются со мной.

Как всё круто замешано, тут вам и яхты и дворянские корни, да и обаяние этого человека с ног до головы окатывало Марго. Пожалуй, на сегодня хватит, пора выбираться отсюда, пока она ничего не напортила, пока ей удаётся смотреть на Невельского восторженными глазами, а ему нравится играть, изображая сплошное благородство. Похоже, хозяину тоже не хотелось разрушать этот образ, он не стал задерживать Риту и даже вызвался проводить её домой (нет, нет, только пешком, здесь через сад совсем рядом, а ночи на Изумрудном – это блаженство!).

Пришлось согласиться, хотя Марго с удовольствием села бы в машину – лёгкий хмель потихоньку выветривался, и уже начинала коварно болеть голова. Однако, кавалер, подхватив её под руку, двинулся через освещённый китайскими фонариками опустевший сад, за которым виднелась площадка для выездки лошадей. По его словам, стоило лишь немного подняться вверх по холму, как по левую руку окажется тропа к пляжу, ну а правая упрётся во владения Свиридовых. Очень удобно, когда дружишь с соседями, не так ли?

– Сергей Геннадьевич! – на крыльце замаячил невысокий, одетый в забавную ливрейную куртку, субъект, весь вечер менявший блюда у стола. – Телефон...

Марго показалось, что он виновато поглядывает на Невельского, от этого стало смешно и немного противно. Интересно, какие инструкции даёт тот своим работникам?

– Америка, будь она неладна, – скривился Сергей, похлопав себя по карманам и убедившись в отсутствии мобильника. – Ночь – не ночь, совсем не хотят учитывать разницу во времени... Две минуты, Рита!

Оставшись одна, Марго с удовольствием вдохнула свежий ночной воздух и двинулась в сад. Нет, всё вышло даже лучше, чем она надеялась, а если интерес Невельского не пропадёт так же стремительно, как возник... Задумавшись, Рита побрела по указанной тропе, голова болела всё настырней, и, насколько девушка знала по опыту, без таблетки пенталгина она в таких случаях не успокаивалась. Впечатления, нервы и вино сделали своё чёрное дело.


Марго не сразу поняла, что резкий крик, оборвавшийся где-то перед ней в темноте, вовсе не зов одинокой птицы. С глухо забухавшим сердцем она замерла на полпути к свиридовской вилле, куда успела дотопать, подгоняемая головной болью. Вот ещё! Кто-то вскрикнул, как от удара, а затем зашумели кусты. Бегут! Обнаружив уже знакомый ком в горле, Рита шарахнулась в сторону, тени промелькнули мимо неё в синеватой тьме. Вполне осязаемые и плотные, они словно гнали свою жертву к обрыву, догнали, повалили, в отчаянной борьбе покатились вниз.

Да что ж такое! Ведь только что Марго уверенно ступала по зыбкой, но знакомой и понятной почве, и вот что-то вновь рвануло её из-под ног. Там, где всего секунду назад горели фонари, ходили холёные, вальяжные люди, теперь вовсю бушевали призраки. Она сейчас же выяснит всё сама, иначе покоя не будет, можно сразу собирать манатки и валить подальше, остров не оставляет других вариантов!

С полутрезвой решимостью Рита рванула в погоню. Проломившись через чей-то цветник, она оказалась на тропинке к пляжу, вот сейчас, стоит ей взобраться на холм, всё, что творится за ним будет как на ладони. Насколько она успела заметить утром, здесь холмистое побережье было полностью расчищено, а возможно и подготовлено для очередной стройки. А значит, тем, кто в драке скатился вниз, некуда деться, Марго непременно увидит их!

Запыхавшись, она выскочила на край откоса, отсюда, с одной из самых высоких точек берега, действительно был отлично виден залитый лунным светом клин карагачей между двумя линиями вилл. Внезапно, из-за деревьев показались люди.

Не очень понимая на каком она свете, в тишине, сопровождаемой только неясным шёпотом листвы, Рита смотрела, как Джуниор (Джуниор?!) и его лысый друг несут к реке трепыхающуюся девушку. Лица её видно не было, но у Марго не существовало ни грамма сомнения, кто является их жертвой, да и толстенные косы, тащившиеся по земле, могли принадлежать лишь одному человеку.

– Оля! – вскрикнула Рита, но сама не услышала свой разом севший голос. – Что эти гады делают?!

Между тем, "гады" уже добрались до обрыва. Зацепившись о косу, Дизель зло дёрнул девчонку за волосы, но та не издала ни звука.

– Оля!!! – наконец, завопила Марго.

Парни молча вскинули головы, а затем разом разжали руки. Умевшая нырять бесшумной рыбкой Ольга, сейчас с плеском рухнула в реку.

– Сволочи! Уроды! Да ныряйте же за ней! – Рита в полной истерике понеслась на парней.

Секунды летели, а девушка всё не показывалась на поверхности. Мамочки! Ведь человек не может так долго находиться под водой! Как ни странно, мучители Ольги продолжали стоять столбами на месте, хотя должны были уносить ноги с места преступления. Сколько же тут метров высоты?! Четыре? Пять? Ты идиотка, Кравцова, почему так и не научилась нырять?! Не добежав десятка метров до Стаса и Дизеля, уже предвкушая, как расцарапает их наглые морды, Марго внезапно замерла, парализованная совершенным ужасом, не сравнимым с только что пережитым стрессом.

Медленно, как в дурном сне, расступались тёмные, утратившие блеск воды реки, над ними показались глянцево-чёрные волосы, а затем неподвижное бледное лицо. Лоб, росчерк бровей – как Рита могла в темноте всё это ясно видеть?! – провалы глаз, серые приоткрытые губы, залитая чёрным пятном правая щека... Совершенно неузнаваемый лик Ольги выдвигался неотвратимо, как кошмар, всю жизнь подавляемый нашим вымуштрованным сознанием. Вот мокрые лохмы взметнулись над неподвижной водой, хрупкое тело продолжало, против всех земных законов, подниматься всё выше.

– Я же говорил, ведьма! – храбрясь, констатировал вздрогнувший голос Джуниора.

– Валим! – вскрикнул Дизель, неожиданно оказавшийся собразительным.

Дикий ужас взорвался в голове Риты и, потеряв какую-либо опору, она рухнула вниз с холма.



Нравится книга? Поделитесь с друзьями!




Хотите всегда быть в курсе новостей сайта?
Читайте нас в Твиттере, ВКонтакте и Facebook, подписывайтесь на новости в Google+ и не забудьте поставить +1!




Оставьте свой отзыв, напишите комментарий, задавайте вопросы! Чтобы оставить сообщение, регистрация не требуется, для входа можно использовать ваши профили в Twitter, Facebook, Google или Disqus, или же просто выберите имя и участвуйте в обсуждении как гость.




Комментарии к роману "Ольга"


comments powered by Disqus

Рассылка

Получать обновления на email