Загрузка...
Креатура. Фэнтези-роман Пульсар
Пульсар
Пульсар

"Пульсар" - роман-фэнтези, дороги которого увлекают героев, обычных ребят из мегаполиса, сквозь череду миров к глубоко скрытому сердцу мироздания, таинственному Пульсару. Именно там им предстоит найти себя, вступив в вечную борьбу с отражениями Тени.

Глава 1. Свет, Тень, Тьма и их отражения

Мягкий рассеянный свет Пульсара колыхался перед глазами, скрадывал очертания земли и топил горизонт в голубоватом тумане. После совершенно прозрачного воздуха обычного мира, здешний напоминал перламутровую взвесь. Даже ненадолго отлучившись из замка, Олли каждый раз приходилось заново привыкать к Пульсару, дожидаться, пока глаза опять научатся без напряжения вглядываться в эту туманную дымку. А затем снова поход – и солнце дальних миров будет казаться особенно яростным и слепящим. Впрочем, он не жаловался. Как любой Следопыт, юный Ольгерд Лепиньш совершенно не умел долго сидеть на одном месте и заранее принимал все издержки своей роли.

Точно так же, как и неизбежные разочарования. В своём последнем походе Олли затратил немало сил, разыскивая потенциального Воина, на которого ему указал Пророк. В парне действительно была заложена могучая неугомонная силища. Пока Следопыт гонялся за ним, бывалый наёмник успел сменить несколько военачальников и даже захватить со своим отрядом небольшой замок. Впрочем, рекрут не собирался становиться сеньором и сидеть в резиденции, винные погреба которой быстро пустели. На момент встречи с Олли, будущий Воин как раз озирался вокруг в поисках новой войны. А Следопыт мог ему её предложить. Вот только, рассмотрев парня вблизи, Олли с сожалением понял, что отличный боец равно расположен к Свету и к Тени. В этом случае "Кодекс Следопыта" оставлял право выбора покровителя за рекрутом. Ни секунды не колеблясь, Воин выбрал Тень, сейчас к нему наверняка уже спешили Следопыты оттени.

Воспоминания заставили Олли поморщиться – он ужасно не любил возвращаться в Пульсар с пустыми руками. Никто не упрекнёт его за это, молодой Следопыт сам на все лады нёс на себя хулу. Олли сильно терзался от мысли, что был недостаточно убедительным, не нашёл нужный подход к человеку. Хотя подобные упрёки не имели смысла. Ещё ни один Следопыт не мог похвастать стопроцентным успехом, и это немного примиряло отсвета с ситуацией. К тому же, имелись у Олли и свои высоты. Например – Ризак, Воин, охранявший речную границу Левоугольного замка Света. Ризак стал одним из первых рекрутов, приведённых в Пульсар молодым Следопытом, немного привыкнув к центру миров, Воин показал себя практически несокрушимым.

Родившийся в диком племени одного из ближних к Пульсару миров, он умудрялся обходить в бою лучших Воинов Тени. Никакие изысканные единоборства, частенько имевшиеся в арсенале серых Воинов, не давали им преимущества перед варваром. Сомнительно, чтобы кто-то специально тренировал Риза в его первобытном мире, просто от умения драться там ежедневно зависела жизнь. Даже обитатели замка Света немного опешили при виде нового рекрута Олли – уж очень звероподобным показался на фоне разглядывавшего его Совета угрюмый молчун.

Впрочем, сам будущий Воин тоже не испытал особого восторга при виде каменных стен замка и отсветов, ничуть не напоминавших родных соплеменников. В итоге, к общему удовольствию, Ризу был выделен отдалённый участок границы у Реки. Спутником Воина стал огромный земноводный змей. У Мастера Чши не так уж часто получались подобные чудища, но даже беглого взгляда на Риза хватило старику, чтоб уловить его могучую дикую суть. Известно, что Воин и боевая креатура должны сливаться в схватке, превращаться в одно разящее существо, способное продолжать движения друг друга. Поэтому Ризак, никогда в жизни не видевший таких страхолюдных змеев, мгновенно оценил боевого товарища и с тех пор бороздил на спине монстра просторы Реки.

Остальные отсветы предпочитали лишний раз не мелькать перед глазами Риза и змея. А вот к Олли Воин и его креатура по-своему привязались, да и Следопыт, возвращаясь из странствий, обязательно навещал друзей. Поэтому, высадившись из судёнышка Лодочника, Олли не сразу направился в замок. Он решил побродить вдоль Реки и мысленно покричать Воину, отличавшемуся совершенным слухом. Даже находясь на противоположном конце своей территории, Риз умудрялся контролировать её целиком.

Грозный Ризак далеко не сразу привык к некоторым особенностям Пульсара. Превращаясь из человека в отсвета, рекрут терял потребность в пище и воде – чистая энергия этого места давала необходимые силы. Только старая человеческая привычка заставляла обитателей замка клянчить у ругающихся Техников продукты – людям всё время хотелось чего-нибудь пожевать. Техники должны были материализовывать то, что запрашивали у них другие отсветы, но, так как сами они происходили из разных миров, не обходилось без казусов. Вегетарианцы на чём свет стоит поносили бедняг за мясные лепёшки, а жаждущие пивка Стражи нередко гонялись за Техниками с бутылками, наполненными кислым сидром или квасом.

Ризак тоже имел слабость к напитку из сока перебродивших ягод, хотя никогда не просил о нём Техников. Не заказывал он и новое оружие, до которого был большим охотником. Всё это из своих странствий Воину время от времени доставлял Олли. Вообще-то подобная контрабанда не поощрялась Советом. Считалось, что вещи из Пульсара, позабытые в мирах Следопытами, или попавшие к источникам предметы обычного мира, могут влиять на существующее равновесие. С первой частью утверждения Олли был совершенно согласен – изделия Техников за пределами Пульсара нередко приобретали необычные свойства, становились "волшебными", приводили к переворотам в некоторых мирах. Но вот обратного взаимодействия Следопыт не признавал.

Только самые простые вещи из ближних и дальних миров сохраняли в Пульсаре свои свойства. Чужая техника здесь не работала, захлёбываясь избытком энергии и разваливаясь на куски, у электроники элементарно спекались мозги, а биотехнологии могли быть полезны разве что Мастерам, создававшим новые креатуры. Так что, в центр миров не имело смысла нести ничего сложнее меча или ножа, которые уважал Ризак. В руках Воина они становились не менее грозным оружием, чем лазер, по слухам, имевшийся в одном из замков Тени. Уж каким таким неведомым образом его Мастер умудрился оснастить своих рекрутов смертоносным лучом, Олли даже предположить не мог.

К тому же, прямого запрета на контрабанду из миров "Кодекс Следопыта" не содержал, оставалось лишь проследить, чтобы позаимствованные вещи не являлись собственностью местных обитателей. Там, откуда только что вернулся Олли, была масса бесхозного оружия, и юный отсвет с удовольствем прихватил кое-что для Риза. Широкий, идеально сбалансированный метательный нож с простой рукоятью и большая фляжка вина должны были прийтись по вкусу Воину, пусть он и не сумеет выразить это словами.


Проблемы с общением возникли у Ризака не только из-за его специфической внешности и манер. Воин никак не мог привыкнуть к мысленной речи, распространённой в Пульсаре. У отсветов отпадала потребность в обычных разговорах, не нуждались в них и Следопыты, вновь отправлявшиеся в миры. Лишь новички иногда по инерции продолжали болтать вслух, но даже у них получалось дублирование мысленного диалога. А вот Ризу такое взаимодействие давалось туго. Стремительно соображавший Воин с невероятным трудом обращал свои мысли в слова, и, чтобы сосредоточиться, он предпочитал бормотать хриплым тяжёлым басом.

– Пришёл... Олли...

Голос Ризака прозвучал с неожиданной стороны, так что Следопыт едва не подпрыгнул на месте. Невероятно, как при своей немалой массе Воин и змей умудрялись двигаться совершенно бесшумно, но Олли ещё ни разу не удалось засечь приближение друга. Вот и теперь Риз, в мгновение ока возникнув из-за скрытых туманной взвесью прибрежных кустов, спрыгнул со спины змея. Чудовище мирно покачивалось на волнах, приподняв над водой огромную, покрытую гребнями голову, оно тоже вполне доброжелательно разглядывало Следопыта, успев привыкнуть к его визитам.

– Чистого Света вам! – обрадованно приветствовал Воина и монстра Олли

Он лучше многих представлял, на что способен в бою варвар. В своё время Следопыт навидался его подвигов в борьбе за родное племя, в конце концов за какую-то провинность изгнавшее Ризака. У Олли остались сильные подозрения, что дело там было не в вине, а в пресловутой неуживчивости друга. Скорее всего, племенной вождь не смог добиться беспрекословного подчинения и предпочёл послать могучего бойца на съеденье волкам, в громадном количестве водившимся в окрестных лесах. Воин стал жертвой древнейших политических интриг, в которых никак не желал разбираться.

Именно тогда, глядя на враз осиротевшего несгибаемого Риза, Следопыт почувствовал нечто вроде ответственности за него. Немало усилий потребовалось от Олли, чтобы растолковать, куда он собрался отвести рекрута. Впрочем, в тот момент варвару было всё равно, он готовился героически пасть в схватке с волками или племенем, давно точившим зубы на соседей. Выбор в пользу Олли был скорее вопросом доверия. Можно представить, как непросто досталось оно Следопыту – совсем юный белобрысый мальчишка долго слонялся по первобытному лесу, приручая воинственного гиганта. С тех пор минули десятилетия, в дальних мирах равные векам, но Олли продолжал опекать своего дикаря, давно зарекомендовавшего себя надёжной опорой Левоугольного замка Света.

– Подарок, – сказал Олли, протягивая Ризу флягу и нож.

С чтением мыслей Воин справлялся гораздо лучше, чем с их формулировкой, но Олли не мог лишить его возможности поговорить вслух.

– О-о! – мрачная, заросшая жёсткими чёрными волосами физиономия Ризака мгновенно осветилась улыбкой, которую от него никак нельзя было ожидать. – Олли добрый!

– Олли пронырливый, – вздохнул Следопыт. – Олли находит всё, что угодно, кроме подходящих Воинов Света.

– Никого? – нахмурился Воин, знавший, что друг уже из нескольких походов вернулся ни с чем.

– Воин снова мог делать выбор между Светом и Тенью. И, даже не дослушав меня, встал на сторону серой госпожи. В последнее время это стало происходить подозрительно часто.

– Много Тени, – согласился Риз, озабоченно оглядываясь на Реку. – Лодки и лодки. Везут Тени. Туда-сюда. Зачем Тени столько Воинов?

Следопыт без особого труда разобрался в путанной речи варвара и тоже обернулся к Реке. Оттени усиленно таскают в свои Нижние замки рекрутов-Воинов? Что это может значить? Гибель в пограничных столкновениях случается не часто, хотя не так давно Совет их собственного замка разрешил своим Воинам и Стражам, в случае атаки серых, действовать на уничтожение.

– Оттени переходили наши границы? – поинтересовался Олли, решивший, что пропустил очередные заварушки.

– Как всегда, – пожал широченными плечами Ризак. – А у меня тихо.

На месте Воинов Тени Олли тоже попёр бы на Риза в последнюю очередь. На его фоне Следопыт сам себе до сих пор казался зачуханным подростком. Упоминание об активности серых заставило Олли заторопиться, хотя он с удовольствием ещё поболтал бы с другом. Но ситуация требовала поскорее явиться в замок и рассказать о своём провале. Третьем по счёту. Если и была в этом какая-то закономерность, то искать её следовало Чтецу, призванному распутывать козни Тени. Впрочем, Олли не исключал, что во всём виноват лишь он сам.

А может, что-то не так с Пророком? Ведь именно Пророк, погружаясь сознанием в Свет источника, провидит будущее, указывает Следопыту, в каком именно мире следует искать нужного рекрута. Их прежний старый Пророк ошибался крайне редко, но недавно пришёл его срок стать Чистым Светом, растворившись в чаше источника. Старику едва успели доставить замену, мальчика десяти человеческих лет от роду. Совет давно не рекомендовал приводить в Пульсар детей, но ситуация была безвыходной. Мальчишка От оказался последним, на кого указал старый Пророк. Теперь приходилось слушать его путанные прогнозы и ждать, пока сознание Ота созреет.

Впрочем, Олли ли было не знать, как это сложно и как много может пройти времени. Он сам попал в Пульсар не многим старше Ота, да и сейчас, проведя долгие десятилетия на дорогах разных миров, выглядел разве что на двадцать человеческих лет. С одной стороны, возраст притягивал на голову парня массу проблем, которых счастливо избегали в пути более взрослые Следопыты. С другой – мало кто из старших мог посоперничать с ним в изворотливости и умении от этих проблем ускользать. Но всё равно Олли ни разу не поручали доставить в центр миров никого важнее Лекаря, да и такое доверие было оказано только однажды. Раньше это сильно расстраивало молодого отсвета, а вот теперь он, кажется, перестал справляться и с простыми Воинами...

– Надо идти в замок, – вздохнул Следопыт, мысленно добравшись до невесёлого заключения. – Объясняться с Советом. Пусть на вас со змеем льётся Чистый Свет.

Риз, прощаясь, лишь молча поднял руку. Воина снова звала Река, он ни на мгновение не забывал об обязанностях перед народом, давшим приют одиночке. Ризак знал – то, что кто-то принял его после изгнания, было невероятным везением, Воин был готов в любой момент отдать долг странным людям, которых теперь ощущал частью себя.


Покинув Риза, Олли заторопился в замок. По времени Пульсара Следопыт не был здесь пару недель, и ему совсем не мешало узнать местные новости. Зеркальная связь замка с мирами работала исправно – ещё в незапамятные времена Следопытами по всем обитаемым мирам размещались особые зеркала, но по ним особо не поболтаешь. Можно давать промежуточные отчёты, получать ценные указания, составлявшие основную тему бесед с дежурным членом Совета. Хорошо, если это оказывался Шимит, совсем молодой Шулер, с которым Олли успел сдружиться. Но Чтец Руан и тем более Стратег Колома не располагали к вольностям. Во время разговора с Коломой Следопыту хотелось вытянуться перед зеркалом в струнку.

Что-то теперь скажет Совет о его провале... Хотя лидеры замка были в курсе того, что Олли вернулся один. Зеркала связи обычно располагались возле проходов между мирами, и, перемещаясь из мира в мир, Следопыт старался идти мимо зеркал. Так велела старинная техника безопасности, дававшая возможность быстро сообщить своим, что ты жив и в полном порядке. Впрочем, какой уж тут порядок, когда третий Воин уходит у тебя из-под носа? Снова наткнувшись на занозу, сидящую глубоко внутри, Олли почти бегом взбежал на сопку, являвшуюся природной границей равнины Левоугольного замка Света. По ней проходила энергетическая защита крепости, время от времени подновляемая Ткачами, ткавшими эту линию обороны из Чистого Света.

Высокие стены древнего сооружения пока скрывались за плотной завесой туманного воздуха, а вот покрытая бледно-зелёной и розоватой растительностью равнина оказалась неплохо различима. Поэтому отсвет сразу заметил движение, выглядевшее на первый взгляд неуместным и странным. Какое-то крупное существо топталось по одной из лужаек, издалека невероятно напоминая пасущуюся корову. Но откуда здесь взяться корове?! Олли помотал головой, избавляясь от мысли об этом животном, в огромном количестве водившемся в мире, откуда он только что прибыл. Существо вполне могло оказаться креатурой, хотя хозяина монстра Следопыт не видел в упор.

К тому же, Олли не помнил подобного зверя среди боевых помощников Воинов Света. Конечно, Мастер Чши мог создать его совсем недавно, но когда Следопыт покидал Пульсар, старик как раз отправлялся в Правоугольный замок Света для обучения приведённого туда новичка. А уж выучить настоящего Мастера – это не сбегать в не слишком далёкий мир. Такая задача требует времени, Чши наверняка по-прежнему находился в соседнем замке. Оставалось предположить, что возле крепости пасётся каким-то чудом миновавшая охраняемые границы креатура оттени.

Если бы у Олли было обычное человеческое тело, он вспотел бы от подобной мысли. А так Следопыт просто прибавил шаг и стремительно скатился вниз, собираясь проверить, что за монстр так непринуждённо расхаживает за защитной стеной. Не являясь Воином, Олли не смог бы принять настоящий поединок с теневой креатурой, зато отлично известного во многих мирах приёма – изматывания противника бегом, ещё никто не отменял. В случае атаки Следопыт рассчитывал увести монстра к посту ближайшего Воина.

Вблизи креатура показалась Олли ещё более устрашающей – какая уж там корова! Она скорее напоминала гигантскую хищную черепаху или широченного коротконогого ящера с мощными челюстями и непробиваемой бронёй на спине. Впрочем, от существа не исходила агрессия, оно взглянуло на отсвета круглым фиолетовым глазом и снова принялось за траву. Можно было расслабиться – чутьё Следопыта подсказало Олли, что креатура, без всяких сомнений, принадлежит Свету. Впрочем, загадка от этого не разрешилась, Олли знал, что бесхозных боевых монстров не бывает, а этот вёл себя так, словно вовсе не чувствовал связи с напарником.

Немного помявшись, Следопыт мысленно позвал черепаху. К его удивлению, монстр тут же вскинул голову и снова уставился на отсвета. Чудище оказалось вполне воспитанным и идущим на контакт. Хотя откуда оно взялось, понятней не становилось. Олли попробовал было порасспрашивать креатуру, но ничего не смог выяснить – черепаха просто совсем перестала жевать и тяжело перетаптывалась рядом с отсветом. Только теперь Следопыт сообразил, что этот монстр никак не мог быть творением Чши. Стиль исполнения зверя оказался совершенно другим. Отсутствовала присущая старому Мастеру изысканная звериная грация, зато сбалансированная мощь и живописный шик проявлялись сполна. Черепаха переливалась разноцветными, идеально сочетающимися красками, словно специально испятнавшими её морду и туловище.

– Ну, пойдём в замок, – позвал креатуру Олли, так и не придумав ничего стоящего по поводу загадочного появления монстра. – Предъявим тебя Чтецу и Шулеру, пусть соображают, что ты за фрукт.

Черепаху не пришлось долго упрашивать, она резво рванула за Следопытом, продемонстрировав ещё и приличные скоростные характеристики. Нормальный боевой монстр, снова мысленно удивился Олли, привычно пробегая километр за километром. Но каким же образом он умудрился возникнуть здесь, возле Левоугольного замка Света?


Совету, к которому шёл со своей загадкой Олли, в этот миг было вовсе не до бродячих креатур. Стратег, Чтец и Шулер сидели в покоях Руана, больше смахивавших на книжный склад, и быстро перебрасывались мыслями. Намеренно быстро, чтобы до мальчика, примостившегося тут же в углу, долетали лишь малопонятные отголоски. Хотя мальчишка, казалось, вовсе не обращал внимания на озабоченный Совет, он перебирал кольца деревянной головоломки, отключившись от всего происходящего. Но именно этот ребёнок сейчас больше всего волновал лидеров замка, потому что был новым Пророком, требующим неусыпного внимания.

– Оти снова снился всё тот же кошмар, – сообщил Совету Чтец Руан, привычно поглаживая огромного, красно-рыжего кота, примостившегося у него на коленях.

Правда существо, сейчас блаженно щурившее зелёные глаза-щёлочки, не могло считаться котом в прямом смысле слова. Маркус являлся креатурой Чтеца, хотя никто не заподозрил бы в нём бойца. Да он и не принимал участия в обычных сражениях, скорее, как говорят в некоторых мирах, котяра был бойцом невидимого фронта, возглавлявшим тайную разведку Руана. Множество более мелких созданий рыскали по Пульсару под контролем Маркуса и приносили в зубах ценную информацию для Чтеца.

– Очередная атака Тени? – нахмурилась Колома, бросая мимолётный взгляд на малолетнего Пророка. – Мальчику пришлось слишком многое перенести, его до сих пор преследуют кошмары.

Это было чистейшей правдой. Некоторые из множества отсветов, так или иначе не сумевших прижиться в собственных мирах, попадали в Пульсар после особенно жутких переживаний. Существовала какая-то тягостная закономерность – чем больше проявлялась в человеке та или иная способность служения Свету или Тени, тем менее дружелюбным становился для него родной мир. Он словно выталкивал из себя этих особенных личностей, понуждая искать иные пути, подчас и приводившие рекрутов в Пульсар. В сотнях книг, написанных в разных реальностях, Руан сталкивался с подобными случаями. Даже вполне благополучные люди иногда начинали чувствовать себя чужими для своего мира, не находили в нём места и трагически исчезали, так и не поняв причин происходящего. Как подозревал Чтец, определённая доля таких исчезновений приходилась на перемещение в центр миров к источникам Пульсара.

Маленький От, наследник недавно ушедшего в Чистый Свет Пророка, не успел попасть в число вечно ищущих себя страдальцев. У него не было шанса вырасти и стать взрослым человеком, способным осознанно размышлять на такие темы. В мире Ота бушевала магическая война. На свою беду, юный Пророк родился среди людей, научившихся напрямую использовать всепроникающую энергию Пульсара и на голубом глазу объявивших себя магами.

К моменту, когда за Отом явился Следопыт, целые города были сметены усилиями здешних магов, а никем не контролируемая энергия продолжала носиться по планете. Усугубляло дело то, что мальчишка происходил из знатной семьи воюющего клана, на который развернули настоящую охоту. Призраки шли по следам перепуганного, лишившегося всех своих родственников Ота, по ночам вокруг подвалов, где прятался мальчик, сновали зомби. Лишь уникальные, проснувшиеся уже в человеческом облике способности позволяли ему предвидеть облавы и уводили будущего Пророка из-под носа врагов. Насмерть перепуганного ребёнка всё-таки удалось доставить в Пульсар, но даже месяцы спустя он продолжал вскакивать по ночам с душераздирающим плачем. Оту чудились атаки тёмных сил, горящие замки и гибнущие друзья. К сожалению, мальчик никак не мог научиться отделять настоящие видения от кошмаров, навсегда запечатлённых в детской памяти.

– Насколько я его понял, на этот раз От видел окутанным Тенью именно наш замок, – вздохнул Руан, не переставая перебирать длинную шерсть Маркуса. – Рискну предположить, что это проявление старых страхов, продуцированных на его новый дом.

– Но Пророк прежде всего отслеживает будущее! – мгновенно вскинулся Шимит.

Молодой Шулер давно жаждал запустить какую-нибудь из нацеленных против замков Тени головокружительных комбинаций, но Стратег и Чтец всё время придерживали его ретивость. И вот на горизонте забрезжил реальный повод.

– Ты точно исключаешь возможность атаки серых на нас? – напрямую спросил Чтеца Шимит.

Руан лишь раздражённо пожал плечами. Он не одобрял подобной однолинейности мысли. За свою долгую человеческую жизнь и за время служения Свету в Пульсаре, Чтец успел уяснить, что невозможного в мирах не так уж и много. Точнее – если существует хоть малейшая вероятность какого бы то ни было развития событий, рано или поздно это произойдёт. Может ли Тень расшатать равновесие и напасть на замки Света? Определённо, такая перспектива совсем не удивляла многомудрого Чтеца. Решится ли она на это в ближайшем будущем? Здесь Руан был склонен к отрицательному ответу.

– Лазутчики Маркуса не заметили ничего, что убеждало бы нас в таких намерениях замков Тени, – коротко сообщил он, вместо того чтобы пуститься в абстрактные рассуждения.

Общее внимание тут же переключилось на разоспавшегося кота. Чуткий Маркус приподнял голову и с готовностью присоединился к обсуждению. Только Чтец мог слышать собственную креатуру, добросовестно дублируя для остальных мысли главного шпиона.

– Маркус говорит, что оттени в последнее время доставляют в Пульсар чуть больше Воинов, чем обычно. Вновь прибывшие в основном патрулируют границы Нижнего замка Стратега Велиана. Словно сами опасаются возможного нападения. Кстати, Нижнему Стратегу Кноссу такое поведение соседа тоже не больно нравится. К сожалению, нашим шпионам давно не удавалось проникнуть за энергетическую защиту и подобраться поближе к замку. Но окрестности прочёсывались не раз и натаскивание серых Воинов не могло остаться незамеченным. Ни о каком существенном войске речь пока не идёт.

– Так может, Велиан что-то не поделил с Кноссом и теперь боится мести? – спросила всё это время молчавшая Колома.

– Тень против Тени? – недоверчиво протянул Шимит.

– Между прочим, и мне приходила подобная мысль, – неожиданно согласился Руан. – У Велиана есть причина побаиваться соседа. Общеизвестно, что у Кносса сейчас работает уникальный Мастер, умудрившийся здесь, в Пульсаре, создать технически совершенные креатуры. Его роботам словно не писаны физические законы этого места.

– Ну да, лазеры и всё такое, – поморщилась Колома. – В принципе, это невозможно, но всегда найдётся уникум, способный обходить любые законы.

Собственный мир Стратега Левоугольного замка Света от подобных технических достижений отделяли столетия, она частенько не понимала заумных объяснений Руана, обожавшего обсуждать находки Мастеров. Поэтому лазеры и их создатель были тайной головной болью Коломы.

– Вот именно, – поддержал своего Стратега Руан. – В определённом смысле, у Кносса есть преимущество перед отрядами Воинов любого другого замка. Велиан это понимает. К тому же, рыльце у него в пушку. Кносс, как и я, в любой момент может узнать про игры с Тьмой, которые творятся в Нижнем правом замке.

Стоило Чтецу подумать об этом, как тишина в комнате стала удушливой и тяжёлой. Только что пронзаемая стремительным курсивом мыслей, она обрушилась на собеседников, словно ветхая ткань, прежде свободно порхавшая в порывах ветра. Даже маленький От оторвался от игрушки и встревоженно посмотрел на Руана.

– То есть, мыши Маркуса... – начала и тут же умолкла Колома.

– Мыши ещё раз подтвердили, что излучение замка Велиана всё время, пусть и не слишком явно, меняет цвет.

Мыши – и в этом заключался своеобразный юмор Чтеца – являлись разведчиками его креатуры, способными проскочить в малейшую щель и ничего не упускавшими из виду. Снуя возле защитной стены, они наблюдали явное потемнение света источника, который оберегал Нижний замок Стратега Велиана. Всем обитателям Пульсара был привычен синий спектр дымки вокруг Верхних замков и серый – вокруг Нижних. Тем красноречивей твердили о неблагополучии чёрные кляксы в дымке, распространяемой источником Велиана.

– Не могу поверить, чтобы такой прожженный плут, как Велиан, решил связаться с Тьмой, – покачала головой Колома. – Конечно, она несчётное множество лет спит в замке этого Стратега... Но мне казалось – он, а тем более Чтец Муни, лучше, чем кто бы то ни было осознают последствия заигрывания с сестрой своей покровительницы!

– Думаю, осознают, – не стал спорить Руан. – Но я также уверен, что Велиан считает себя вполне способным управлять ситуацией.

– Управлять Тьмой? – недоверчиво переспросил Шимит. – Нет уж, не стоит держать его за болвана! Хотя... Что остаётся Велиану? С одной стороны мы, с другой растущая мощь Кносса... В этом определённо что-то есть.

Оборвав мысль, Шулер привычно ушёл в себя, прокручивая в голове мгновенно рождавшиеся комбинации. Убедить Колому оказалось не так легко, Стратег продолжала качать головой.

– И всё-таки я не думаю, будто Велиан решился искать помощи Тьмы. Даже если он всерьёз развоюется с Кноссом. Даже если, одолеваемый гордыней, он соберётся напасть на нас, – сказала Колома.

– Почему? – детский голосок прозвучал неожиданно и мгновенно привлёк внимание Чтеца и Стратега. – Почему бы Велиану не заключить союз с Тьмой? – спросил юный Пророк, позабывший про свою игрушку. – Она даст серым настоящую силу против замков Света.

– Силу? – нахмурилась Колома.

– Силу, – вздохнул Руан. – Иди сюда Оти. Я расскажу тебе старую историю о Свете, Тени и Тьме, и о силе, сберегаемой замками. Возможно, тогда тебе будет проще понять наши сомнения.


История, которую Чтец наконец собрался поведать юному Пророку, была настолько древней, что легенду в ней невозможно было отделить от реальных событий. Сам Руан слышал десятки рассказов о происхождении замков Пульсара и в итоге стал убеждённым сторонником именно этой сказочной версии. Чтец был уверен, что в попытках беспристрастно и достоверно описать возникновение Пульсара скрывалось ничуть не меньше выдумки и фантасмагории. Никто не мог точно знать, как зародилась нынешняя система миров. К тому же, настоящей кровавой войны От насмотрелся сполна, ему не требовалось растолковывать, отчего защитники Света даже много веков спустя горой стоят за равновесие между источниками.

– В начале времён вокруг расстилалась лишь вечная безжизненная Тьма, – начал Чтец, чувствуя, как внимательно ловит его мысли Оти. – Она владела всем, не сознавая сама себя. Но внезапно сияющий луч разорвал её чёрную плоть, разгораясь всё ярче и освещая бесплодную пустоту. И стало ясно, что Тьма не одна, от неё отделилась серая сестра-Тень, которую смог различить только Свет. Ведь ты помнишь, как в человеческом мире вспыхивает свеча? – юный Пророк с готовностью затряс головой. – Рассеивая кромешный мрак, свеча превращает его в подобие призрачной Тени.

Руан ощущал, как его постепенно покидает тревога, разбуженная недавней беседой с Коломой и Шимитом. В истории прекрасного Света, робкой упорной Тени и всесокрушающей Тьмы Чтец был в своей стихии. Ему не раз приходилось знакомить с этой легендой новых отсветов, но для самого Руана она по-прежнему оставалась загадкой. Раз за разом Чтец силился представить, как пульсируя и борясь друг с другом, Свет и Тень всё дальше теснили Тьму. Как в волнах их животворящей энергии зародились бесчисленные миры, на которых вскипала жизнь. Но грозный боевой танец Света, всегда изображаемого в образе сияющего лучезарного мужа, парящего в перламутровом воздухе Пульсара, и сестёр Тени и Тьмы однажды едва не оборвался, губя всё сущее.

Подавив и подчинив силы сестры, до поры покорно отступавшая Тьма перешла в атаку. Неизвестно, как долго длилась битва, какие раскаты от неё пронеслись по мирам и сколько из них погибло. Всю силу Света пришлось положить на восставшую Тьму, да и того было бы мало, не вмешайся в сражение Тень. Не желая разрушения сущего, где она ощущала себя полноправной хозяйкой, Тень усыпила уставшую в битве сестру. Свет спеленал Тьму тугими оковами. Вот только сил, растраченных на борьбу, было уже не вернуть, сплетённая из энергии Света, Тени и Тьмы поверхность Пульсара медленно остывала. Чтобы энергия по-прежнему достигала самых дальних миров, Свет и Тень собрали её в пять источников, расположенных в углах огромного пентагона, охватившего центр миров.

Три Верхних источника достались Чистому Свету, два Нижних – Тени, но и их они питали с трудом. И тогда в Пульсаре стали строиться замки, где вскоре появились первые рекруты, принявшие облик Света или же Тени. Маяки, некогда бывшие просто людьми, усиливая и преумножая, понесли в миры силу своих покровителей.

– Маяки? – встрепенулся От, зачарованно слушавший Чтеца. – Такие, как наша Виола?

– Виола, Кай из Правоугольной крепости и многое множество других Маяков Света, существовавших до них в Пульсаре, – сказал Руан. – Ну, или такие, как Ката, полуженщина-полузверь одного из немногих нечеловеческих миров. Сильный Маяк Тени.

– А Пророки? – продолжал расспрашивать От. – Как в Пульсаре появились Пророки?

– Установив равновесие, Свет и Тень не стали от этого больше доверять друг другу. По своей природе предательница, Тень постоянно кружила вокруг замков Света, подозревая нашего покровителя в собственных грехах, бесясь от невозможности без помощи Тьмы завладеть другими источниками. Поэтому, замки пришлось защищать, и в Пульсар пришли Стратеги, Стражи и Воины, Ткачи и Берегини. Но так же необходимо было познавать намерения врага, и Свету понадобились Пророки, Чтецы и Шулеры. Мы все оказались здесь, потому что были готовы служить Свету.

Только сейчас Руан заметил, что Колома и даже вынырнувший из своих мыслей Шимит внимательно прислушиваются к разговору. Этим двоим он когда-то уже рассказывал свою поучительную сказку. Чтец был стар и понимал, что не далёк тот день, когда ему придётся уйти в Чистый Свет, слиться с источником замка, поэтому никогда не упускал возможности вложить немного знаний в горячие головы юных товарищей.

– А что же Тьма? – снова пристал дотошный От. – Почему Тень не разбудила её, чтоб получить больше замков?

– Ты невнимательно слушал, мальчик, – поджал губы Руан. – Что останется от Тени, если её сестра воспрянет и снова получит власть? Всем известно – нет жизни в кромешной Тьме. Ничто не растёт, не бегает, не летает и не чирикает без лучей Света. Больше, чем власти нашего покровителя, Тень опасается возвращения полного господства Тьмы. С тех давних пор Тьма спит беспробудным сном в подземельях замка Велиана, и не было в Пульсаре серого Стратега, отважившегося её потревожить.

– Кроме Бульзегера, разодранного Тьмой ещё в глубокой древности, – вздохнула Колома, легко поднимаясь с места. – Да этого выжиги – Велиана.

Небольшого роста, подвижная, как ртуть, с пшеничными волосами, словно коротко отхваченными мечом, Стратег Левоугольного замка Света, на первый взгляд, совсем не выглядела воинственно. Но, посмотрев внимательней, мало кто решался противоречить ей. Колома могла быть просто отличным Воином, но Свет судил так, что она родилась Стратегом. Информация Чтеца, предчувствия Пророка, предложения Шулера уже успели перевариться в её голове.

– Мы не станем совершать резких движений, хотя против укрепления обороны, думаю, никто не примется возражать? Стоит увеличить число наших Воинов, не помешала бы и парочка новых Ткачей. Поищешь, Оти? – мальчик молча кивнул. – Я постараюсь как можно скорее облететь границы замка и призвать к бдительности выставленных там Воинов. Есть ещё предложения, как нам одёрнуть Тень?

– Разумеется! – оживился Шимит. – Сдай Велиана Кноссу. А что? – он повёл плечами, заметив, как взметнулись брови Стратега. – Зачем дожидаться, пока Кносс узнает о проделках соседа? Свяжись с ним через зеркало, науськай на Совет Нижнего правого замка.

– Ты мог бы, ради разнообразия, изобрести более подобающий план? – покачал головой Руан, частенько не одобрявший инициативы Шимита.

– Легко, – не сдавался Шулер. – Не хотите контачить с оттенями, давайте сговоримся с крепостями, принадлежащими Свету. Заключим союз и станем действовать в связке, обменяемся информацией, наверняка в Правоугольном замке тоже догадываются о намерениях Велиана.

– Ну в конце-то концов, Шимит! – совсем рассердился Чтец. – Какие союзы, перестань мыслить земными категориями! Мы охраняем источники и только. Отсветы никогда не начнут первыми раскачивать равновесие.

– Давайте хотя бы заморочим на этом Тень! – молодой Шулер умоляюще уставился на Колому. – Чего уж проще, наш Мастер и так сейчас работает в Правоугольной крепости. Да я лично пущу дезу, что отсветы на пороге новых отношений между замками. Стратег, мы стали слишком предсказуемы для Чтецов Тени!

– Хорошо, – секунду поколебавшись, кивнула Колома. – Можно немного подёргать серых за усы. Надеюсь, скоро их намерения окончательно вскроются. Мы же заставим Тень соблюдать благоразумие.

Спокойная уверенность Стратега, как обычно, погасила недовольство, проскакивавшее между её ближайшими сподвижниками. Шимит тут же засобирался по своим неотложным делам, а Руан отправился к зеркалу связи проверять успехи Следопытов. В ближайшем будущем все они понадобятся в Пульсаре для получения инструкций и поиска людей, которым предстоит стать новыми Воинами Света. Только От снова забился в угол и принялся вертеть головоломку. Мальчик совсем недавно обнаружил, что чем больше он увлекается игрушкой, тем проще даётся расслабление, позволявшее Пророкам нырять в поток информации, подобно пене морской омывавшей миры. Ведь как ни крути, именно ему придётся давать указания Следопытам, выводить их на нужных, самых талантливых и подходящих людей, и никто не сделает Оту скидку на возраст.



Нравится книга? Поделитесь с друзьями!




Хотите всегда быть в курсе новостей сайта?
Читайте нас в Твиттере, ВКонтакте и Facebook, подписывайтесь на новости в Google+ и не забудьте поставить +1!




Оставьте свой отзыв, напишите комментарий, задавайте вопросы! Чтобы оставить сообщение, регистрация не требуется, для входа можно использовать ваши профили в Twitter, Facebook, Google или Disqus, или же просто выберите имя и участвуйте в обсуждении как гость.




Комментарии к роману "Пульсар"


comments powered by Disqus

Рассылка

Получать обновления на email