Загрузка...
Креатура. Фэнтези-роман Пульсар
Пульсар
Пульсар

"Пульсар" - роман-фэнтези, дороги которого увлекают героев, обычных ребят из мегаполиса, сквозь череду миров к глубоко скрытому сердцу мироздания, таинственному Пульсару. Именно там им предстоит найти себя, вступив в вечную борьбу с отражениями Тени.

Глава 3. Заговор Тени

Нижняя граница Левоугольного замка Света вилась от Реки до гор, отделяя его от владений серого Стратега Кносса. Здешние горушки не отличались величавостью и были легко проходимы для всех. Поэтому пост Воина, для которого передвижение по горам казалось ничуть не более сложным, чем обычный бег по пересечённой местности, располагался на одном из пиков. Воин происходил из народа, в родном мире считавшегося коренными горцами, почти полностью уничтоженными извержением вулкана. Его звали Фирх, что означает – рождённый на крыше неба.

В отличие от немногочисленных выживших родичей, Фирх никак не мог привыкнуть к жизни на равнине, куда из своих поглощённых лавой домов бежали горцы. Он отлично понимал, что пройдёт немало лет, прежде чем обожжённый камень родных мест снова станет пригоден для поселений. Но обосновавшаяся в душе тоска непрерывно толкала парня к дышащим жаром подножиям каменных исполинов. Здесь и обнаружил своего рекрута Следопыт Света, который предложил Фирху оборонять от разной напасти другие горы, готовые стать новой родиной для отчаявшегося человека. Эти горы не пронзали небо снежно-сахарными клыками, не плыли в прозрачном воздухе, подобно чудовищным кораблям, но быстро нашли своё место в сердце Воина.

К тому же, ему не пришлось целыми днями слоняться по горным склонам, остро переживая собственное одиночество. Фирха сопровождал бессменный товарищ, великолепная креатура старого Мастера Чши – снежный барс. Воину казалось, что чудо-зверь родился из его воображения, ведь мир Фирха не знал подобного существа. Пепельно-белый, он был словно соткан из туманного воздуха Пульсара, безупречные мышцы бесшумно стлали по земле миниатюрное мощное тело. Впрочем, миниатюрность барса являлась обманчивой иллюзией – в бою он превращался в настоящего монстра, способного одним ударом лапы смять серую креатуру.

Вздыбив шерсть, боевой друг Фирха без колебаний выходил против любых рептилий, особенно любимых Воинами Тени. А в моменты передышки снова становился игривым котом, с удовольствием носившимся рядом с горцем. Фирх не видел себя со стороны и не догадывался, что про него можно было сказать то же самое. Отличавшийся кошачьей пластикой и неуловимой выверенностью движений, коренастый Воин в сражении становился совершенно неукротим. Если бы в мире Фирха ходили легенды о людях с сердцем барса, он, несомненно, считался бы одним из берсерков.

Но в этот миг Воин и его креатура были настроены совершенно мирно. Легко перепрыгивая с камня на камень, Фирх бежал вверх, к укрытой туманом вершине, вознамерившись обогнать напарника. То, что казалось совершенно безнадёжной затеей в человеческом мире, где возможности тела не давали людям ни малейшего шанса, здесь проверялось вновь и вновь. Сотканные из чистого Света Воин и барс соревновались на равных. Камни проворачивались от мощных толчков Фирха, хотя и не могли доставить отсвету особого неудобства, рядом с ним, едва касаясь земли, неслась креатура.

Последний рывок, и горец со зверем взметнулись над зубчатой кромкой вершины. Как обычно, невозможно было понять – когтистая лапа или человеческая нога первой ступила на пологую каменную площадку. Хотя это не особенно занимало Фирха, он привычно впитывал всем своим существом окружающую красоту. То, что снизу выглядело обыкновенными земными снегами, на высоте расползалось в туман, окутавший стену гор. Словно под лучами невидимого солнца, туман переливался разными оттенками лазури, плыл, утекая в равнину, раскинувшуюся до непривычно близкого горизонта.

Впрочем, то, что с бесконечным восторгом разглядывал Фирх, и туманом-то не было в полном смысле этого слова. Плотный, окрашенный излучением источников воздух центра миров клубился под неощутимым ветром, время от времени загустевая или распахиваясь гигантскими промоинами, сквозь которые проглядывала равнина. Фирх знал, что если его взору всё-таки открывается зелёно-розовый ковёр, расстилавшийся до невидимого отсюда замка Тени, то его самого заметить снизу почти невозможно. Это делало площадку отличным местом для поста, давным-давно облюбованным для себя отсветом.

Невесомая прелесть Пульсара быстро перестала занимать Воина. В одной из реящих над равниной туманных промоин он разглядел людей. Правильнее было бы сказать – отражений Света или Тени, но Фирх до сих пор не мог отказаться от многих старых понятий, поэтому мысленно именовал окружающих людьми. А оттени, которые сейчас пересекали цветущий луг, по старинке воспринимались Воином как кровные враги его народа. Фирх совершенно не выносил серых, в глубине души всегда желая схватки с ними. Личное отношение ничуть не мешало отсвету безукоризненно выполнять указания Коломы и самому не цеплять Воинов Тени, шнырявших на окраинах территории замков. Отряд, так пристрастно рассматриваемый Фирхом, не давал отсвету никакого повода для демонстрации силы, он и не думал приближаться к границе.

Но процессия внизу всё-таки приковала внимание Воина некой странностью. Фирху пришлось несколько тягучих секунд вглядываться в оттеней, прежде чем он до конца осознал, что не так с этими серыми. Рядом сопел барс, на неуловимой волне почуявший настроение боевого напарника. А зоркоглазый горец напряжённо перебегал взглядом с одного отражения Тени на другое. Равнину пересекали не обитатели Нижнего замка Кносса, успевшие намелькаться Фирху, это были совершенно незнакомые серые, которым неоткуда здесь взяться. Открытие заставило Воина занервничать, он всегда гордился своей памятью на лица и считал, что помнит практически любого оттеня.

А ведь и вправду помнит! Узнавание было внезапным, как выстрел – Фирх действительно понял, что за отражения направляются к замку Кносса. Заминка оказалась вызвана тем, что Воин никогда не видел их вживую. Лишь однажды, во время проводимого Коломой инструктажа, этих серых показывали в зеркале новичкам. Стратег считала, что самых опасных врагов должен знать в лицо каждый Воин и Страж. Теперь же Стратег Нижнего замка Велиан, его Чтец Муни и несколько Воинов сопровождения шли по территории серого соседа, словно это было самым обычным делом на свете.

На Фирха, как и на любого другого обитателя Пульсара, зрелище подействовало ошеломляюще. Центр миров был не тем местом, где можно запросто ходить в гости друг к другу. Цель здешней жизни – охрана своего замка, а не проникновение в чужие, даже если у вас общий покровитель. Для необходимого минимума общения существовали зеркала связи, которые обычно использовал Совет. Потрясённый Воин не сумел придумать ни одной разумной причины, толкнувшей в путь странную делегацию. Это просто не укладывалось в голове Фирха – Стратег и Чтец не имели права одновременно оставлять замок.

А они не просто вышли за пределы энергетической стены, Велиан и Муни покинули свою территорию. И если бы сейчас нашлась сила, способная напасть на безумных оттеней... Разгорячённый горец с трудом отогнал прочь непотребные мысли. Никаких нападений, серые не представляли угрозы для его поста, а значит имели право пройти. Воин Света не станет первым нарушать равновесие. Приняв такое решение, Фирх не избавился от странности происходящего. Кто-то более способный и сведущий определённо должен был выяснить, что задумали Тени, которым понадобилась личная встреча с соседом. А значит, требовалось поскорее сообщить о непонятном происшествии в замок, чтобы Чтец Руан мог поломать над загадкой учёную голову...


Окончательно успокоившись, Фирх собрался спуститься вниз и поискать мышей, постоянно снующих через границу с серыми. Воин по опыту знал, что быстрее шпионов Маркуса никто не доставит новость Чтецу. Но разумным планам горца так и не дано было сбыться: сначала негромко взрычал барс, резко развернувшийся к карнизу скалы, едва проступавшему сквозь туман. А затем и сам Фирх обострённым чутьём пограничника уловил присутствие посторонних. Они были уже не одни на узкой площадке, из туманного марева медленно проявилась уродливая голова гигантского ящера.

На горбатой спине рептилии красовалось затейливо расшитое седло, в котором покачивалась незнакомка, обряженная в чёрные кожаные шорты и такого же цвета майку, открывавшие прекрасное смуглое тело. По плечам девушки скользила волна тёмных волос. Появись эта красотка в родной деревне Фирха, быть бы ей битой за такое бесстыдство, тут же подумал горец. Вторая, пришедшая Воину мысль, гораздо больше соответствовала ситуации – лицо неожиданной гостьи тоже показалось отсвету знакомым. Перед Фирхом восседала Росвелл – Шулер Нижнего замка Велиана, по долетавшим до Воина слухам особа не менее ядовитая, чем все её знаменитые ящеры.

Стоило отсвету подумать о них, и креатуры, чуть уступавшие в размерах ездовому ящеру Шулера, выдвинулись из тумана за спиной вожака. Этой оттени почему-то полагалось несколько боевых монстров, отстранённо припомнил Фирх. Впрочем, долго раздумывать Воину не пришлось, видя, что ящеры стремительно окружают их с барсом, отсвет выдернул меч из заплечных ножен.

– Узнал? – с заметным сожалением констатировала его порыв Росвелл. – Неужели Колома в самом деле так хорошо вас натаскивает? А ведь для тебя было бы лучше ничего не понять...

Лишь на секунду отвлёк внимание горца зазвучавший в его голове вкрадчивый голос Шулера. В следующее мгновение сразу несколько ящеров ринулись в бой. Первый тут же отлетел в сторону, сбитый мощным ударом барса – чешуйчатая туша бесшумно канула в туман. Зато два его собрата удивительно слаженно насели на креатуру Фирха, более мелкие и изворотливые, они впивались в барса, понемногу лишая зверя сил. С четвёртым ящером Воин сошёлся один на один. В таком бою не было ничего особенно сложного для Фирха, энергетический меч привычно крушил созданного из Тени монстра, превращая его в груду обрывков серого вещества.

Но в тот миг, когда поверженный ящер уже начинал распадаться, Воин ощутил острый укус опасности. И не успел стремительный горец развернуться на месте, как необыкновенно тёмный меч распорол ему бок. Даже после такой смертельной для обычного человека раны, отсвет не рухнул на камень, обливаясь кровью. Не было никакой крови, зато энергия, бурлившая в разгорячённом сражением Фирхе, тут же начала покидать его телесную оболочку. Воин без особого удивления рассмотрел нового противника – им оказалась Росвелл, чей клинок ещё раз метнулся к Фирху, полоснув отсвета по груди.

Уже падая навзничь от чудовищного толчка, горец заметил, как ездовой ящер Шулера Тени разрывает барса, потрёпанного более мелкими тварями. Последним, что видел Воин, был вновь занесённый меч. Очень странный меч, способный не просто ранить отсвета, а одним ударом уничтожить энергетическую целостность тела. По этому серому, матовому, сотканному из Тени клинку неспешно скользили чёрные искры. Фирх никогда не слышал о подобном оружии, да и узнать что-либо о нём Воину было уже не суждено.


Тем временем процессия, удивившая беднягу Фирха, пересекла равнину, легко просочилась сквозь энергетическую стену, которая не была преградой для оттеней, и двинулась к замку Кносса. На всём протяжении пути гостей сопровождали немного растерянные Воины крепости и их странные роботоподобные креатуры. Воины Кносса, не решавшиеся ни слишком близко подойти к Совету соседей, ни выпустить его из поля зрения, были заинтригованы появлением пришельцев. Но и сами Воины, а точнее их удивительные боевые напарники, вызвали нешуточный интерес Стратега Велиана, его Чтеца и Шулера. Ради роботов Мастера Тита и был затеян этот визит.

В отличие от большинства Мастеров, оказывавшихся в человеческой жизни талантливыми биологами, успевшими многое познать о борьбе и выживании различных организмов, Тит являлся настоящим техническим гением. Другие Мастера творили свои креатуры, следуя природе и естественному отбору, создавая живых прирождённых бойцов. Мастер Нижнего левого замка опирался на другой опыт – нарушая все физические законы Пульсара, он лепил роботов. Обычная техника сгорала в центре миров, как утюг, пришибленный мощностью средних размеров электростанции, а креатуры Тита получили возможность использовать эту силу, на расстоянии поражая противника насыщенными Тенью лучами. И было совершенно неважно, имелись ли у этих удивительных существ голова, руки и ноги.

Благодаря Титу, Кносс не без основания считал свой замок наиболее защищённым, поэтому неожиданный визит не столько встревожил, сколько привёл Стратега в недоумение. Впрочем, имелась в его эмоциях и нотка раздражённости – Кносс был совершенно уверен в том, что инициатива Велиана сулит неприятности. Но и давать соседу от ворот поворот пока было рано, благоразумие и уравновешенность не позволяли Кноссу идти на прямой конфликт. Поэтому, моментально явившись на зов Стражей, стоя на одной из самых высоких башен своего замка, Стратег внешне спокойно наблюдал, как маленький отряд чужаков нагоняет приотставшая Росвелл. Отчего-то сегодня Шулера сопровождал лишь один ящер. Немного подумав, Кносс приписал такое появление красотки дипломатичности и демонстративному непроявлению силы. Серый Стратег пока не догадывался о недавней схватке, лишившей Росвелл нескольких монстров.

Велев пропустить пришельцев в крепость, Стратег быстро сбежал вниз по лестнице, ведущей в зал для приёмов. За ним чёрной тенью скользил огромный ловчий сокол – собственная креатура Кносса. Своего напарника глава Нижнего левого замка очень ценил и ни за что не променял бы на механистичные детища Тита, ставшего оттенем гораздо позже Кносса. Несмотря на свой молодой, по меркам Пульсара, возраст, Стратег мог считаться одним из старожилов центра миров. К примеру, весь Совет соседнего серого замка обновился уже на памяти Кносса, сомневавшегося в том, что эти перемены пошли на пользу Тени. Во всяком случае, с недавних пор Велиан и его приближённые тревожили Стратега едва ли не больше отсветов.

Впрочем, Кносс вовсе не собирался демонстрировать соседям своё истинное настроение. Его Чтец Шейла – эффектная рыжая дама неопределённого возраста, в человеческой жизни руководившая непонятной для Кносса организацией под названием "Банк", и Шулер Боникалан – молодой, спортивного вида парень, в котором никак нельзя было заподозрить мозги, уже ждали Стратега в зале для приёмов.

– Кажется, это то, о чём мы с тобой думали, – метнулась к Кноссу торопливая мысль Шейлы. – Велиан всё-таки не усидел на месте. После того, как ты несколько раз обрывал его зеркальные монологи, он явился лично обрабатывать нас.

Стратег не мог не признать правоту своего Чтеца. В последнее время Велиан и Муни повадились связываться с соседями при помощи зеркала и рассуждать о несправедливости сущего. Эта несправедливость главным образом заключалась в меньшем количестве замков Тени, вынужденных противостоять трём замкам Света. Кносс не поощрял подобные разговоры, хотя в глубине души не мог с ними не согласиться.

– Главное – не дать втянуть себя в авантюры Велиана, – торопливо продолжала Шейла. – Я заранее вижу, как они с Муни будут плести вокруг нас сети.

Стратег в ответ лишь молча склонил голову, по поводу Велиана они с Шейлой отличались редким единодушием. Более молодой Боникалан не совсем разделял общее мнение, он ждал делегацию интриганов с заметным интересом. Вскоре Велиан, Муни и Росвелл появились в широко распахнутых дверях зала. Их креатуры остались дожидаться во внутреннем дворе замка, в знак уважения хозяева тоже явились на встречу без своих постоянных спутников. Лишь сокол Кносса чёрной статуей замер на столбе, специально для него установленном местным Техником.

– С вами Тень, – традиционно поприветствовал пришельцев Кносс.

Стратег вглядывался в хорошо знакомые лица гостей, всё же испытывая некоторое любопытство. Во-первых, общаться с соседями через зеркало было гораздо привычней, Кносс лишь пару раз встречался с Велианом на общей границе. Во-вторых, он ни разу не видел Совет Нижнего правого замка, собравшийся вместе. Приятным открытыем для Кносса стала Росвелл. Оттень почти не был знаком с Шулером Велиана, не так давно появившейся в Пульсаре, и теперь откровенно залюбовался девушкой. В этом он оказался не одинок – Боникалан тоже во все глаза таращился на едва одетую красотку.

– Тень всегда с вами, – отозвался на приветствие Велиан, тоже разглядывавший хозяев замка.

Если, затеяв свой странный визит, он и чувствовал какую-то неуверенность, то по вытянутому, обрамлённому длинными седыми волосами лицу Стратега, прочитать это было невозможно. Тёмные глаза Велиана смотрели с прищуром, который Кноссу казался насмешливым, порядком нервировавшим спокойного оттеня. Кносс никогда не признался бы в этом, но надменность и самоуверенность соседа, которые сейчас Велиан старался особенно не выпячивать, растравляли его самолюбие. Стратег Нижнего левого замка невольно задумывался, что же такое особенное было в его потенциальном союзнике, отчего тот за короткое время стал едва ли не самой популярной фигурой в центре миров.

– Должно быть, наш визит явился неожиданностью для собратьев, отражающих Тень, – между тем вкрадчиво начал Чтец Муни, хотя Кносс был уверен, что заговорит именно Велиан.

Если Стратег соседей будил в Кноссе давным-давно позабытое чувство соперничества, то Муни не вызывал ничего, кроме гадливости. Молодой тощий змеёныш, наверняка натворивший немало пакостей в бытность свою человеком, всегда глядел так, словно видит собеседника насквозь. Даже не предназначенные для чтения мысли, казалось, не были секретом для Муни. Впрочем, чего ещё стоило ожидать от Чтеца, идеально вписавшегося в свою роль?

– Напротив, мы знали, что рано или поздно встретимся с вами, – мгновенно перехватила подачу Шейла. – Уж слишком явным был ваш интерес.

– Отлично, – узкие губы Муни дрогнули в принуждённой улыбке. – Вот только нам отчего-то казалось, что интерес у нас общий. Как и общие цели.

– Цели? – пожала изящными плечами Чтец Кносса. – Насколько я в курсе, они не меняются тысячелетиями.

– А вот здесь, если уважаемые собратья не против, я хочу вас поправить, – холодный голос Велиана мгновенно погасил перепалку Чтецов. – Даже наш благословенный мирок не может всё время жить по одним и тем же правилам. Думаю, пришло время кое-что изменить.

Главное было сказано, и сказано столь откровенно, что Кносс на мгновение не поверил в реальность услышанных мыслей. Сосед предлагает ему участвовать в нарушении устоев Пульсара? В следующую секунду Стратег уже овладел собой и перевёл взгляд с Муни на Велиана. Он знал тяжёлую силу своего взгляда, впрочем, Велиан словно вовсе не ощущал давления.

– И что же именно вы намерены... изменять? – спросил Кносс, пряча под насмешливостью новый всплеск раздражения.

– Пресловутое равновесие, на практике не означающее ничего, кроме ущемления прав Тени, – без малейшей заминки выложил Велиан. – Неужели ты сам никогда не думал, что замки между нами распределены, мягко говоря, не поровну? И что влияние Света в мирах несоизмеримо выше нашего?

Ну разумеется. Ни Кносс, ни его Чтец нисколько не сомневались, что услышат нечто подобное. Самый больной вопрос для многого множества поколений оттеней был без колебания поднят Велианом. Равновесие, с которым Тень когда-то заставили смириться, и сегодня смущавшее мысли обитателей серых цитаделей.

– Зачем обсуждать то, что мы не в силах изменить, – поморщилась Шейла.

Чтец Кносса всё ещё была слишком амбициозна и не умела смиряться. Можно сказать, это по-прежнему оставалось самым слабым местом Шейлы.

– Не в силах? – Велиан выгнул угольную бровь, странно контрастирующую с белыми волосами. – Как раз-таки сейчас мы сильны как никогда. Эту силу просто нужно нацелить в правильном направлении.

– А правильное направление это, конечно... – начала Шейла.

– Замок Света, – продолжил её мысль Велиан. – Замок Света, в который мы посадим собственный Маяк, чтобы сделать его энергию серой.

– Самоубийство, – хмыкнул Кносс, несколько разочарованный прямотой соседских намерений. – Неужели ты бросишь своих Воинов под мечи светляков? Думаю, вас уничтожат у защитной стены, и от ваших сущностей дымка над Пульсаром станет ещё более густой.

– Не уничтожат, если роботы пробьют проходы в стене, – медленно вымолвил Велиан, стараясь, чтобы значение каждого слова дошло до сознания собеседников. – Я слышал, лучи креатур Мастера Тита способны на это.

– Допустим, – кивнул Кносс, быстро обменявшись взглядом с Шейлой. – Но я никогда, повторяю – никогда не поведу своих оттеней на явную гибель при штурме замка Света.

– А вот этого и не требуется. Штурм берём на себя, и, уверяю вас, если кто и погибнет, так это будут светляки. Им нечего противопоставить нашим Воинам. Собственно, мы могли бы всё сделать без вас, – немного помолчав, добавил Велиан. – Однако не хочется лишних потерь у защитной стены, поэтому роботомонстры пришлись бы весьма кстати.

– Стратег, твоё самомнение превзошло себя, – Кносс почувствовал, что начинает злиться всерьёз. – Как, забери тебя Тень, ты намерен побить отсветов?!

– Росвелл, – вместо ответа коротко скомандывал Велиан.

Роскошный Шулер, всё это время молча стоявшая за плечом своего Стратега, быстро метнулась вперёд, выхватывая меч. На короткую долю секунды Кноссу показалось, что девица намерена броситься на него. Всё это время просидевший чёрным изваянием, сокол взвился стрелой в лицо девушке. Уходя из-под удара, Росвелл одним движением упала на колено и протянула к Кноссу свой меч. Массивный клинок не дрогнул в тонкой руке, замер в нескольких сантиметрах от хозяина замка, а несколько сбитый с толку Стратег с удивлением уставился на него.

– Что же ты такая резкая, дорогуша, – с неудовольствием проворчала Шейла, успевшая тоже выхватить меч.

Впрочем, Кносс не слушал своего Чтеца, он с растущим недоумением рассматривал оружие Росвелл, по которому медленно катились манящие чёрные искры. Пусть понаслышке, но Стратег хорошо понимал их природу.

– Ты сошёл с ума, Велиан, – наконец выдохнул Кносс. – А я-то не верил легенде, что такая участь ждёт всякого, слишком много времени прожившего в замке, где спит Тьма. Как ты мог начать взаимодействовать с нею?

Стратег Нижнего левого замка с первого взгляда узнал крошечные сгустки Тьмы, искусно вплетённые в серую ткань меча. Крупицы тёмной силы, которую невозможно было получить без ведома хозяйки. Теперь, вместо всё время терзавшей его неприязни, Кносс ощутил недоумение и растерянность, Стратег искренне не понимал, как сосед рискнул связаться с жуткой сестрой их общей покровительницы. Тьма не позволит что-то брать у себя, не вернув стократно взамен.

– Вопрос не в том, как я начал, а в том – когда я остановлюсь, – по-прежнему невозмутимо поведал Велиан. – Мне не больше твоего хочется видеть буйство Чёрной госпожи. Поэтому, мы всего лишь заряжаем оружие её сонным дыханием. Как видишь, этого достаточно, чтобы оно стало несокрушимым.

Кносс видел. Даже ему хотелось отодвинуться от клинка и легко удавалось представить, какое воздействие этот меч окажет на отсветов.

– Так что, я совершенно уверен в победе, – продолжал Велиан, правильно истолковав повисшее молчание. – К тому же, у меня заготовлено ещё несколько сюрпризов для светляков. В одном ты прав – лишние жертвы не нужны никому, здесь-то и должны сыграть свою роль роботомонстры. Впрочем, если вы ответите отказом, никто не станет держать зла. А все завоевания впредь будут только моими.

Вот теперь было сказано действительно всё, Велиан очертил круг своих намерений, и Совету Нижнего левого замка осталось лишь как-то вписаться в него. Проще всего было отправить соседа восвояси, но... Но как позволить ему единолично наращивать мощь?! Для полного понимания ситуации Кноссу вовсе не требовалось детально представлять, во что превратится Велиан в результате единоличных побед и контактов с Тьмой.

– Полагаю, мы поняли друг друга, – даже будучи обычным человеком, в минуты опасности Кносс обретал удивительное хладнокровие. – Наш Совет должен принять решение. Обещаю сильно не затягивать с ответом, если время имеет для вас какое-то значение.

– Вовсе нет, – в тон ему отозвался Велиан. – Всё случится не завтра, надо закончить подготовительный этап.

Раскланиваясь на прощанье, Советы снова разглядывали друг друга. Кносс словно по-новому увидел змеиную, с кривящимися губами мордочку Муни, бронзовую от загара Росвелл и Велиана, вечно щурившегося в невидимый прицел. Как в этот миг выглядели его собственные Шулер и Чтец, Стратег отлично представлял – подчёркнуто-невозмутимая Шейла и взбаламученный Боникалан вряд ли могли утаить от пришельцев своё настроение.

– Когда? Когда будем обсуждать предложение Велиана? – насел на Кносса Шулер, стоило соседям покинуть замок.

Но Стратег лишь вздохнул в ответ, снова переглянувшись с Шейлой. В отличие от Боникалана, они понимали, что обсуждать, по большому счёту, нечего. Остаётся либо делить с Велианом лавры, либо позволить собрать их в одиночку. И в том и в другом случае потребуется до максимума довести собственное преимущество, завязанное на изобретательности Мастера. Чтобы там ни задумал Велиан и его подручные, креатуры Тита способны остановить любое воинство на подходах к Нижнему левому замку. Ведь знаменитые, поражающие на расстоянии лучи, вовсе не были выдумкой, хотя прежде работали только против отсветов и не могли причинить никакого вреда серым собратьям. Решение этой задачки стоило поручить хитроумному Мастеру, потому что равновесие Пульсара, кажется, дало необратимый крен.


Беспокойство овладело Коломой, когда она в первый раз пронеслась над горами. Стратег Левоугольного замка Света слишком хорошо знала своих Воинов и места их патрулирования, чтобы не тратить на облёт много времени. Дракон Стратега просто пикировал вниз, едва завидя шествующих вдоль границы Воина и креатуру, а Колома в нескольких словах призывала отсветов к бдительности. Её приказы были просты: не расслабляться, не спускать глаз с территории Тени, не позволять Воинам Велиана втягивать себя в конфликт.

При малейшей угрозе Воины должны были отступать к энергетической стене, отсылая с известием в замок кого-нибудь из постоянно снующих вокруг мышей Маркуса. Колома отлично понимала, что сейчас, не особенно разобравшись в намерениях врага, она не готова к масштабным сражениям и потерям защитников крепости. А вот решение держать стену, стянув в нужном месте достаточное количество бойцов, казалось приемлемым, хотя и не ослабляло тревоги Стратега.

В деловые раздумья Коломы вплетались и иные мысли. Неужели она допускает возможность нападения Велиана на замок Света? Подобное безумие не случалось ни разу на памяти нескольких поколений обитателей Пульсара, но отчего-то сейчас не казалось Стратегу совсем невозможным. От засевшей глубоко внутри тревоги Колому немного отвлекали насущные заботы. Вглядываясь в горы, она пыталась разыскать Воина, которому была поручена часть границы с Нижним замком Кносса. Колома отлично помнила, что Фирх и его креатура предпочитали осматривать территорию Тени с высокой площадки сквозь рваные клочья марева. Не видя отсветов, Стратег предположила, что Воина и барса скрыл от неё вездесущий туман.

На мгновенье Колома заколебалась. В своих горах опытный вояка Фирх был практически недосягаем для любого противника, к тому же его пограничье – владения Кносса – не таило в себе особой угрозы. Стратег не видела острой необходимости разыскивать Воина в складках гор, инструктаж Фирху вполне могли передать мыши. Всё так, но что делать с тревожным предчувствием, толкнувшимся в грудь, когда под брюхом дракона заскользили укутанные цветной пеленой пики гор. Привыкшая доверять собственному чутью, Колома заставила крылатого помощника снизиться и завернуть на ещё один круг над вершиной.

Умница-дракон без слов понял намерения Стратега. Мощное тело изогнулось, подныривая под густую завесу, и дракон принялся осторожно кружить между пиками, стараясь не касаться крылом отвесных стен. Только благодаря ловкости напарника напряжённо вглядывавшаяся вниз Колома заметила на одной из площадок два почти испарившихся голубоватых пятна. Способность вновь ощущать настоящую боль на миг проснулась в Стратеге. Она не могла ошибиться – это были останки отсветов, по смерти не погруженных в источник, медленно уходивших в атмосферу Пульсара. Фирх и его преданный барс.

Взвыл дракон, не меньше хозяйки раненный внезапной гибелью товарищей. Колома же лишь крепче сжала поводья – беда, маячившая на горизонте, вдруг встала перед ней во весь рост. Кто, а главное, зачем прикончил Фирха и барса. Взгляд Стратега невольно устремился в сторону невидимой цитадели. Кносс? Чтец Руан ждал атаки Велиана, а напасть решил Кносс? Благонадёжный сосед со спокойной границы... Данные о Стратеге Нижнего левого замка мгновенно всплыли в памяти Коломы. Кносс попал в Пульсар подростком, всё ещё был довольно молод, но, по сравнению с ней или Велианом, считался настоящим старожилом. Всегда казался сторонником равновесия. Располагал немалым количеством Воинов и креатур, которые... О, Свет! Внезапная догадка ошеломила Колому. Ведь монстры Мастера из замка Кносса могли на расстоянии поражать отсветов убийственными лучами. Так что им стоило направить оружие на горные пики.

Мгновенно сорвавшись с места, Стратег погнала дракона вниз. Был момент, когда она едва не повернула налево, чтобы одним рывком проскочить разделявшее их расстояние и обрушиться на голову лживой серой гадине Кноссу. Пусть он попробует объяснить, как мог отдать приказ об уничтожении ни в чём не повинного Воина и креатуры! Но то, что сидело в глубине души Коломы и делало отсвета настоящим Стратегом, заставило её взять себя в руки. Она предъявит счёт Кноссу, но не преподнесёт столь роскошной возможности испробовать боевые лучи по движущейся цели.

Заложив крутой вираж, креатура Стратега вынырнула из-за гор и помчалась к Левоугольному замку Света. Там, не отвечая на вопросы встревоженных Стражей, Колома влетела в комнату связи, где привычно расположился с книжкой Руан. Чтец добровольно дежурил у зеркала, позволяя Стратегу сосредоточиться на работе с Ткачами, Стражами и Воинами, отпуская по его интриганским делам Шулера. Если и Руан оказывался занят, в этом кресле дремала Берегиня Чтеца Ламели, седенькая старушка, большую часть времени проводившая в крошечном садике, который сумела вырастить в Пульсаре.

Берегиня не отказывалась выполнять не свойственную обязанность, непрерывная внутренняя связь с Руаном позволяла ей держать Чтеца в курсе дел Следопытов. Берегинями чаще всего становились женщины, которые умели так любить своего подопечного, что чувствовали его на расстоянии и оберегали от внезапных ударов Тени. Колома могла перечислить с десяток попыток Велиана устроить засаду во время её полётов над территорией замка. Интуиция не позволила Стратегу угодить в ловушки, и она прекрасно знала, чьим голосом говорило внутреннее чувство опасности. Голосом Берегини Тары, ни на миг не отвлекавшейся от беспокойного объекта опеки. Даже при нанесении ударов вражеским мечом, Берегиням удавалось охранить своего отсвета, подпитывать его силы, обострять реакцию. К счастью, эту способность своей защитницы Коломе ни разу не пришлось проверять на практике.

Вид разъярённого Стратега моментально вывел Руана из приятных раздумий над развёрнутым фолиантом.

– Что?! – вскинул глаза Чтец, настроившись на самое худшее.

– Кносс, – процедила Колома, останавливаясь перед зеркалом. – Его Воины уничтожили Фирха.

– Кносс?! – к чему бы ни готовился Руан, такого он явно не ожидал. – Но зачем ему...

– А вот сейчас и узнаем, – Стратег несколько раз сжала и разжала кулаки. – Мне бы тоже хотелось понять, какая Тень толкнула его на расправу с моим отсветом!

Ладонь Стратега стремительно скользнула над поверхностью зеркала. Внешний вид этого прибора всегда немного напрягал Колому, потому что меньше всего походил на привычное зеркало связи. Последний Техник, не так давно прибывший в Левоугольный замок, происходил из какого-то продвинутого мира, и шагу не мог ступить, не покритиковав здешние вещи. По инициативе этого умника, замок переживал волну преобразований. Зеркало Техник обозвал "Пультом управления", соорудив на нём массу светящихся курсоров и кнопок. Колома видела, как мгновенно разобравшийся в этой мешанине Шимит болтает через пульт сразу с несколькими Следопытами, включая и отключая множество окон.

Но сейчас Стратегу не было никакого дела до сложностей нового зеркала, стоило ей очень захотеть, и пульт начинал работать по-старинке. Напряжение мысли рисовало Коломе необходимого собеседника, рука будила прозрачную гладь, заставляя включаться экраны, будь они как угодно далеко. Даже если нужное ей зеркало располагалось на территории служителей Тени. В такой связи, в общем-то, не существовало ничего невозможного, хотя прежде у Стратега и в мыслях не было вызывать Нижний замок. Почти мгновенно возникшее на экране лицо Кносса выражало немалое недоумение. Какое-то время Стратеги молча разглядывали друг друга, и физиономия серого мрачнела на глазах.

– Стратег Кносс, – наконец сказала Колома, изо всех сил сдерживая рвущуюся наружу ярость. – Как вышло, что ты решился нарушить равновесие? Ты, который всегда считался его поборником?!

Лёгкая тень пробежала по окаменевшему лицу Кносса, Стратег Света мгновенно почувствовала, что всерьёз зацепила собеседника.

– Неужели ты думал, что подобное преступление останется незамеченным? – продолжала наступать Колома. – Или рассчитывал, что Свет слишком ценит порядок и не ответит ударом на удар?

– Удар? – Кносс пытался сообразить откуда, а главное, как много о вынужденном соглашении с Велианом известно светлякам. – О каком ударе с нашей стороны идёт речь? – как можно более удивлённо уточнил он.

– Стратег Тени пытается убедить меня, что убийство нашего Воина и креатуры не стоит считать подлым ударом?! – взвилась Колома.

– Что? – вот теперь Кносс поразился всерьёз. – А... почему ты приписываешь убийство моему замку?

Заминка не укрылась от внимания отсвета, Колома снова впилась глазами в серого.

– Фирх охранял границу в районе гор, – наконец сказала она. – С другой стороны находятся посты твоих Воинов.

– Горы... – пробормотал Кносс, накрытый внезапным озарением о том, что именно могло произойти, когда посольство соседей шло мимо гор. – Значит, ваш Воин погиб в горах? Тогда все обвинения несерьёзны. Если ты намекаешь на примененние лазера, вынужден тебя разочаровать. Выстрел луча имеет вполне конкретную и не такую уж высокую дальность. Не знаю, будет ли достаточно слова, но мои оттени не переходили границу и не трогали вашего Фирха.

Как и в начале беседы, оба Стратега выжидательно разглядывали друг на друга. Колома никак не могла отделаться от ощущения, будто Кносс говорит чистую правду. Ну а Стратега Тени на миг смутила дикая мысль. Что если, вот он, выход? Предупредить отсветов, наверняка способных быстро нарастить оборону. Велиан чувствительно получит от них по своему длинному носу, и равновесие в очередной раз устоит... Но Кносс тут же подавил этот порыв. Кому он собрался помогать? Три замка Света – не та сила, против которой хотелось бы остаться в одиночестве. Агентура и так доносит о слишком тесных контактах двух Угловых цитаделей, в отличие от оттеней сумевших договориться между собой.

– Если это всё, что хотела узнать Стратег Света... – буркнул Кносс, окончательно закрываясь.

Вместо ответа Колома резко махнула ладонью над зеркалом, обрывая связь. Теперь в погасшем экране отражался лишь её собственный озадаченный лик, затем за правым плечом Стратега появился Руан.

– Ну, и что ты обо всём этом думаешь? – осторожно уточнил Чтец, затаившийся в кресле во время разговора, но не упустивший ни единого оттенка мыслей.

– Да уж, думаю, – покачала головой Колома, совсем по-другому представлявшая себе разбирательство с Кноссом. – А ведь он действительно от меня первой услышал про смерть Фирха. Возможно ли, чтобы Стратег не знал про уничтожение отсвета его Воинами? Вот и я уверена – так не бывает. Значит... это всё же Велиан.

В свою очередь уловивший недоумение Стратега Тени, Чтец согласно кивнул.

– Но, всё-таки, он чего-то не договаривает, – предположил Руан. – Мне показалось – Кносс тоже изрядно встревожен.

– Вот именно, – задумчиво протянула Колома. – У серого свои проблемы. Осталось только выяснить, не связаны ли они с нашими. Руан, мы должны во что бы то ни стало понять, что сейчас творится у оттеней. Что замышляет Велиан? Иначе, как бы не было поздно. Я ужасно боюсь опоздать, хотя пока не понимаю куда.



Нравится книга? Поделитесь с друзьями!




Хотите всегда быть в курсе новостей сайта?
Читайте нас в Твиттере, ВКонтакте и Facebook, подписывайтесь на новости в Google+ и не забудьте поставить +1!




Оставьте свой отзыв, напишите комментарий, задавайте вопросы! Чтобы оставить сообщение, регистрация не требуется, для входа можно использовать ваши профили в Twitter, Facebook, Google или Disqus, или же просто выберите имя и участвуйте в обсуждении как гость.




Комментарии к роману "Пульсар"


comments powered by Disqus

Рассылка

Получать обновления на email