Загрузка...
Креатура. Фэнтези-роман Пульсар
Пульсар
Пульсар

"Пульсар" - роман-фэнтези, дороги которого увлекают героев, обычных ребят из мегаполиса, сквозь череду миров к глубоко скрытому сердцу мироздания, таинственному Пульсару. Именно там им предстоит найти себя, вступив в вечную борьбу с отражениями Тени.

Глава 5. Ткач

– И тогда идеализм всё стремительней стал овладевать умами его современников–философов. Мир идей казался им более реальным и зримым, чем вся окружающая их действительность, – монотонный голос профессора жужжал в тишине аудитории, заставляя уже всерьёз бороться со сном.

Конец семестра, внезапно навалившаяся майская жара и практически бессонная ночь сделали своё дело – Марина Скворцова (для своих просто Мара) с трудом высиживала лекцию по философии, и то лишь потому, что препод попался упёртый. Он педантично отмечал посещения, каждый раз намекая, какие проблемы ожидают прогульщиков на экзамене. Проблем не хотелось, тем более, что запомнить всю эту философскую чепуху не было никакой возможности. Абстрактные идеи, лежащие вне нашего понимания, не спешили становиться понятными. Плохо соображавшие от недосыпа мозги категорически отказывались воспринимать информацию.

А дело было в том, что вчера ночью девушка опять участвовала в гонках. Кто-то из её однокурсников мог днями и ночами сидеть в инете, другие бесконечно клубились, кочуя по городу в поисках новых шоу. Мара же обожала мотоциклы. С раннего детства, пока жив был отец, она постоянно крутилась в гараже, завороженно взирая, как под руками умельцев оживает немая груда металла. Отец знал о мотоциклах всё, Мара пока не могла похвастаться тем же, хотя благополучно поддерживала на ходу его старый байк. Она даже немного подрабатывала в соседнем автосервисе, хотя сначала девушку там не принимали всерьёз и не хотели давать заказы.

Но Маре удалось убедить вечно мрачного владельца СТОшки в своей компетентности. Мало того, прошедшая через её руки техника делалась словно заколдованной от всякого рода дорожных пакостей. Среди мариных знакомых распространилась шутка, что перебранные ею байки становятся неуязвимыми для аварий, дорожной распутицы и происков дорожной полиции. Так это было или не так, но сама девушка чувствовала себя на дороге в полной безопасности. Мара испытывала странную уверенность в том, что с ней никогда не произойдёт случившееся с отцом. Она могла как угодно рискованно летать по ночному шоссе, ощущая, как за плечами вырастают невидимые крылья.

Судя по результатам, которые показывала Мара, гонки и вправду её окрыляли. Всю жизнь не слезавшие с байка ребята, постепенно принявшие девушку в свою компанию, до сих пор воспринимали такой успех с недоверием – как это возможно, чтобы двадцатилетняя шмакодявка обставляла их на трассе? На собственной трассе, облюбованной за прихотливые извивы асфальтового полотна. На стареньком, видавшем виды мотоцикле. Чёртова девка неслась вперёд, словно заговорённая, да в общем-то так оно и было. На Мару работала абсолютная уверенность в неуязвимости, она не боялась несчастий, вызванных трагическими случайностями.

Совсем другое дело беды, не зависящие от личного везения. В двенадцать лет Мара потеряла отца и до сих пор упрекала себя в том, что не поехала с ним, не помешала случиться аварии. Затем мать как-то совершенно спокойно оставила дочку и переехала к новому мужу. У неё опять появилась семья и двое сыновей-близнецов, а вот Мара... Мара очень не любила возвращаться в пустую квартиру, предпочитая носиться на байке по ночным дорогам или просто пить пиво, болтая о том о сём с такими же сдвинутыми на мотоциклах приятелями.

– И вот именно эта борьба идеализма и материализма сопровождала всю историю развития науки. С самой логически выверенной аргументацией с обеих сторон, – продолжал бубнить профессор

Марина поймала себя на том, что пропустила немалый кусок лекции, невидящими глазами разглядывая уже полностью покрытое листвой дерево за окошком. Интересно, почему именно сейчас, когда все знакомые находятся в радостном предвкушении предстоящего лета, на неё опять навалилась хандра? Словно девушка заранее полагала – в её-то жизни точно не произойдёт перемен, которые подспудно ждёшь от самого чудесного времени года. Ничего такого, что заставит Мару увидеть смысл в будничной серости. На преступно короткий миг он обретался во время гонок по пустой, кое-где подсвеченной случайными фарами трассе и вновь рассыпался, стоило вернуться домой.

По большому счёту, Маре не нужен был ни этот университет, вроде бы выбранный по призванию, ни многое из того, что составляло её ежедневную жизнь. А вот что нужно? Какая такая "идея", обретшая "материю", могла принести с собой смысл, о котором девушка задумывалась наверное слишком часто. Не потому ли, что так же часто она оставалась наедине с самою собой?

– Мар, да Мара же! – Марина вздрогнула, почувствовав, что подруга Дашка, которую она знала всю свою жизнь, пихается локтем. – Как думаешь, кто это? Неужели новенький? Какая лапа!

Какой ещё новенький в конце года? Удивлённая девушка покосилась назад, следуя энергичным знакам подруги. Дашиным романам было не видно конца, они плавно перетекали один в другой, так что Марина иногда путалась в очерёдности бойфрендов. Впрочем, это никого не удивляло, ведь Дашка считалась настоящей красавицей, особенно на её собственном бледном фоне. Так уж заведено, что высокие эффектные блондинки вроде Даши держат возле себя невзрачных коренастых подружек с невыразительными щекастыми физиономиями. Мару не особенно напрягала роль гадкого утёнка, она давным-давно поняла всё о собственной внешности и старалась не слишком на ней заостряться. К тому же, если бы девчонок когда-то не отвели в один детский сад, у Мары сейчас вообще не было бы никаких подруг, так стоило ли придираться к Дашке?

Через мгновение, разглядев парня, так заинтересовавшего соседку по парте, девушка нахмурилась. Она уже видела этого человека. Симпатичный тип в странного покроя джинсах, жилете и тёмно-синей футболке расположился за самым задним столом и, подперев щеку, внимательно слушал профессора. Парень не учился в их группе, не имел никакого отношения ко всему потоку, если предположить в нём прогульщика, явившегося на лекцию навёрстывать пропущенный материал. Такого блондина они с Дашкой точно запомнили бы, мелькай он хоть изредка в универе.

Ведь не далее, как вчера, столкнувшись с этим типом на улице, Мара сразу его заприметила, хотя никогда не интересовалась подобными красавчиками. В парне было что-то ещё, помимо белокурой шевелюры и приятного, открытого лица. Нечто такое, что магнитом притягивало к нему внимание. Прошлым вечером, вроде бы полностью поглощённая предстоящими гонками, Мара заметила незнакомца, мысленно отделив от остальной компании байкеров. Он совершенно не вписывался в круг хорошо знакомых парней, но, вроде бы, ощущал себя там вполне непринуждённо. Болтая то с одним, то с другим, блондин курсировал по пятаку, где ревели мотоциклы, однако Маре чудились его беглые торопливые взгляды.

Тогда девушка даже рассердилась на себя за мнительность. Такой смазливый пацан просто не мог ею заинтересоваться. После короткой внутренней борьбы, Мара заставила себя сосредоточиться на деле, ей предстояло в очередной раз обставить Винта и Демона, наверняка жаждавших взять реванш за прошлый заезд. Девушка вполне искренне считала себя отпетой реалисткой и выкинула блондина из головы. Тем более, гонка действительно вышла жаркой, хотя ей и не удалось одержать победу – первым пришёл Лойер. Холёный, надменный тридцатилетний пижон, работавший в какой-то адвокатской конторе и иногда позволявший себе отрываться на трассе. Его участие всегда до предела обостряло борьбу.

Так что, в конце концов Мара забыла о встрече, но сейчас, созерцая блондина, как ни в чём не бывало рассевшегося за задней партой, девушка вновь почувствовала недоумение. Что он мог забыть на её лекции?

– Ну? – нетерпеливо ёрзая, Дашка ущипнула подругу за руку. – Ты чего так уставилась? Знаешь его?

– Видела, – Мара неопределённо пожала плечами. – Кажется, тоже увлекается байками.

– Да ладно! – оживилась соседка. – А я-то считала, там у вас только жуткие дядьки в шипах и коже.

– Как видишь, не все, – невесело усмехнулась Марина.

Выделявшийся на фоне байкерской толпы блондин исчез вчера столь же незаметно, как и появился. Когда они тронулись с площади, Мара уже не видела парня, впрочем, она старалась особенно не пялиться по сторонам.

– А здесь-то он что делает? – словно подслушав её мысли, спросила Дашка. – Мар, – после небольшой, заполненной интенсивным раздумьем паузы, заключила девушка. – Тебе не кажется, он притащился ради тебя?

– Бред! – возмутилась Марина. – Соображай, что ляпаешь!

– Это мы ещё посмотрим, бред или не бред, – ничуть не смутилась подруга. – Сейчас будет звонок, – она мельком глянула на мобильник. – Вот сейчас, сейчас...

– Дашка, – Мара не на шутку занервничала. – Не вздумай лезть к нему со своими выяснениями. Какое нам дело, куда он ходит...

Прерывая разговор, коридоры пронзила механическая трель звонка. Сонный народ словно окатили живою водой, все задвигались, скидывая в сумки имущество, за время лекции разбросанное по столам. Кто-то уже торопился к двери, другие болтали, застревая в проходах.

– Да пропустите же! – Даша решительно отстранила с пути флиртующую парочку.

Она как коршун летела к парню, невозмутимо топавшему на выход. Мара следовала за подругой, безуспешно пытаясь притормозить этот порыв, предстоящее общение с блондином отчего-то нервировало девушку. Хотя было непонятно, почему незнакомец будит в Маре столько эмоций, раньше она не замечала за собой особого интереса к красивым, пресыщенным вниманием баловням. Зато Дашка не ведала сомнений. Быстро протолкавшись к двери, она выскочила в холл, где только что скрылся новенький, и завертела головой. Из разных аудиторий высыпали толпы студентов, водоворотами растекавшиеся по просторному холлу, но подругам не удавалось рассмотреть среди всех светловолосый затылок.

– Даш, Мар, привет! – прокричали ребята с параллельного курса, проносясь мимо озадаченных девушек.

– Привет, – не глядя на них, буркнула Дашка. – Ну, и где он есть? – она подняла на Мару недовольный взгляд.

Марина только пожала плечами. Блондин растворился в шумном людском потоке так же успешно, как и на тёмной, забитой байками площади. Похоже, это был его фирменный стиль, парню никто не мог навязать своё общение. Он сам выбирал себе собеседников. Подумав так, Мара безмерно удивилась собственным мыслям. Откуда ей знать намерения незнакомца? Скорее, он всё-таки один из тех самых прогульщиков, которых так нефилософски терроризирует профессор. Ходит, слушает пропущенные лекции, в надежде всё-таки сдать доставший его предмет. Это было самое приемлемое объяснение, и Мара вдруг искренне захотела, чтобы дело обстояло именно так.


Умение мгновенно исчезать из виду, будь ты в толпе, в лесу или на безлюдной улице, Олли развивал в себе долго, и оно служило хорошую службу в походах. С помощью этой тактики отсвет уходил от погони или слишком навязчивого внимания. Кроме того, способность становиться незаметным помогала ему правильно выбрать момент прямого контакта с рекрутом. Каждый Следопыт знал, насколько это важно. Мало отыскать нужного тебе человека, надо мгновенно оценить его энергетику, а затем за считанные часы разобраться в обстоятельствах жизни.

Чем дышит рекрут, каковы его интересы, заботы и окружение. Ведь именно от ответов на эти вопросы зависит главное – есть ли шанс привести в Пульсар нового отсвета. Прежде чем выходить на разговор, Олли привык выяснять, насколько крепко человек привязан к своему миру. Нет смысла тревожить рассказами о центре миров умы тех, кто заведомо не желает для себя другой жизни. Кодекс Следопыта в этом смысле неумолим.

Но на сей раз всё шло не по плану. Олли ни разу не приходилось работать с Ткачами, и только сейчас, связавшись со здешней девчонкой, он окончательно осознал, что это такое. Можно было забыть о традиционных двух днях, посвящённых рекруту, почти сутки прокрутившись возле Мары, Следопыт так и не решил, как к ней подойти. Вокруг рекрута словно стояли невидимые барьеры, не позволявшие отсвету с обычной лёгкостью разобраться в человеке. С одной стороны, девчонка казалась одинокой, с другой – она постоянно находилась среди людей. Вчера Следопыт вдоволь насмотрелся на местных любителей экстрима, которые были компанией будущего Ткача. Но даже среди своих Мара держалась наособицу. Мало того, она очень нервно восприняла внимание Олли, каким-то образом вычислила его интерес и тут же интуитивно усилила защиту.

После такой реакции нечего было и думать ломиться к рекруту. Непонятно, ощущала ли это Мара, но вокруг неё колыхалась настоящая энергетическая река, Следопыт не знал, сумеет ли преодолеть её сопротивление без потерь с обеих сторон. Но главное – такое вторжение вконец вывело бы Ткача из равновесия, девушка могла испугаться сама не зная чего. Значит, Олли следовало дождаться момента, когда рекрут успокоится и придёт в хорошее расположение духа. Возможно тогда она перестанет бессознательно отталкивать от себя незнакомцев.

Настроение Ткача уловить тоже было непросто. Мара определённо не выглядела счастливой, но подавленной и несчастной Олли её не считал, девчонка оказалась настолько закрытой, что оставляла Следопыту не так уж много шансов на понимание. Всё шло к тому, что отсвету придётся импровизировать и начинать разговор без определённого мнения о кандидате. Олли этого не любил, хотя и принимал, как нормальный вызов способностям Следопыта. Гораздо проще работать с рекрутом, которого ты снял с моста через реку, прежде чем тот туда сиганул. Тут и дурак справится, предложив отчаявшемуся человеку новую жизнь. Но неочевидные случаи встречаются гораздо чаще, чем такие простые варианты, нужно по косвенным признакам понимать, насколько достала рекрута его реальность. А значит, пора было выходить на Ткача.

Ситуацию ещё больше осложняли оттени, о которых Олли ни на секунду не забывал. Вчерашнее нападение серых являлось чем-то из ряда вон выходящим, но чутьё подсказывало Следопыту, что этим дело не ограничится. Вражеский отряд не слезет с хвоста, так и будет преследовать Олли, пока не добьётся своей неведомой цели. У него самого не было ни времени, ни возможности разбираться с тем, что же именно понадобилось оттеням.

Единственную защиту Следопыт видел в безостановочном кружении по городу и попытках запутать следы. Бросить Ткача на милость серых Олли не мог, хотя и чувствовал растущую уверенность в том, что человек принадлежит Свету и не заинтересует оттеней.

Раз вокруг рекрута развернулась столь небывалая борьба, значит она важна для Пульсара, вряд ли серые пошли бы на вопиющее нарушение равновесия по другой причине. Олли должен был выложиться, но доставить девчонку в центр миров, и осторожность при таких обстоятельствах не являлась перестраховкой. Поэтому, едва расставшись с незнакомцем, так вовремя пришедшим ему на помощь, Следопыт вновь нашёл импульс Ткача. Какое-то время его мысли ещё крутились вокруг потенциального Воина, очень кстати встреченного на пути, но затем отсвет постарался переключиться. Перед ним распахнулась просторная площадь, забитая рычавшими на все голоса мотоциклами. В сновавшей вокруг толпе Олли без труда выделил рекрута.

Дальше начались неожиданные проблемы. Невысокая, крепко сбитая девица с длинными, забранными в хвост волосами, тоже без промедления подметила его и мгновенно укрепила защиту. Мало того, быстро выяснилось, что любимым средством передвижения рекрута является эта железная дребезжащая штуковина, на которой она не обгоняет разве что самолёты. Не отстать от девчонки на мотоцикле было делом чести для многих здешних суровых ребят. А Олли не решался сесть за руль двухколёсного зверя, от его энергетики мотор мог взорваться ко всем чертям, даже поездка на пассажирском сидении казалось проблематичной.

Вдобавок, Следопыт не имел права рисковать человеком, согласившимся его подвезти, так что просто наблюдал за Марой, укрывшись за тёмной массой деревьев. Ткач явно собиралась удрать, время от времени зыркая по сторонам. Вскоре кавалькада мотоциклистов покинула площадь, и Олли вновь пошёл бродить по городу. Пока он в движении, серым его не настигнуть. Видимо, Мару тоже немало поносило этой ночью, вектор притяжения к девушке постоянно менялся. В конце концов, Олли на время оставил поиски, перекусил в рано открывшемся кафе и позволил себе недолго посидеть за столиком. Теперь отсвет отчётливо ощущал, что не протянет без отдыха в этом посаженном на голодный паёк мире, но – вот дилемма – стоит ему где-нибудь задержаться, и туда припожалуют серые. Требовалось шевелиться быстрее. Встряхнувшись от некстати накатившей сонливости, Следопыт снова выбрался на улицу и прямиком направился к рекруту.

На этот раз Мара обнаружилась неожиданно близко, в монументальном здании из коричневых плит. Она мирно дремала под бормотанье какого-то человека, неуловимо напомнившего Олли учителя из его прежней, человеческой жизни. Скорее всего, ассоциация была верной, Ткач чему-то здесь обучалась, и Следопыт пока не решил, что это значило лично для него. Раз человек учится, у него есть планы на будущее. С другой стороны, Мара опять выглядела совершенно отстранённой... Олли почти воочию видел, что между его девушкой и остальными молодыми людьми струится лента туго сжатой энергии. Этакая полоса отчуждения, которую Ткач зачем-то держала вокруг себя. Хотя рекрут опять была не одна, около неё вертелась глазастая девица, живо заинтересовавшаяся Олли. Следопыту снова пришлось скрываться, надеясь на то, что рано или поздно подруги разойдутся по своим делам.

Ждать пришлось почти до предела, назначенного для себя отсветом. После перекуса девушки окопались в огромной библиотеке, и Олли уже начал подумывать об отмене встречи с рекрутом. Спрятаться за стеллажами от девчонок было несложно, но вот оттени... Если Следопыт не ошибся, и серые ищут его, засада в библиотеке обнаружится в любой момент. Не хватало только сцепиться с оттенями на глазах не отличавшегося особой доверчивостью рекрута. Олли и без того уже осознал сложность будущего контакта. К девице вроде этой самой Мары нельзя просто подойти с предложением бросить всё и стать частицей Чистого Света.

Насколько понял из недавней лекции Следопыт, наука её мира давно бродила где-то рядом с открытием идеальной реальности, по сути воплощённой в Пульсаре. Но никто из людей – даже сам бородатый учитель – не считал такую реальность действительно существующей, отражённой во множественных мирах. После этого открытия Олли ещё предстояло найти форму объяснения, доступную для продвинутых аборигенов. Дикие миры принимали Пульсар как данность, срединные как-то умудрялись вписать его в систему своих многочисленных верований. А дети здешнего взрывного прогресса? Состояние их умов очень осложняло работу Следопыта, и, следуя за наконец-то оставшейся в одиночестве Марой, Олли судорожно прокручивал в голове возможные варианты разговора с рекрутом.


Больше половины дня Маре пришлось убить на учёбу, так что, покинув библиотеку, девушка вздохнула с облегчением. Она заслужила немного отдыха, прежде чем отправиться в автосервис, куда за день вполне могли пригнать парочку битых мотоциклов. Чуть позже. Сейчас Мара хотела одним рывком проскочить город и выбраться на какую-нибудь не слишком оживлённую трассу. До вечернего часа пик было далеко и существовала масса возможностей прокатиться всласть, отвлечься от острого необъяснимого беспокойства. Девушка не очень хорошо понимала его причину, зато знала испытанное средство, всегда справлявшееся с любым негативом. Пора было погонять и выбросить всё из головы, хотя что именно "всё" Мара затруднялась объяснить даже себе.

Байк терпеливо дожидался хозяйку на платной стоянке возле университета. Махнув знакомому охраннику, девушка тихонько покатилась к воротам, выходящим не на оживлённый проспект, а на узкую тенистую улочку, огибавшую здание родного ВУЗа. Откуда-то вдруг стремительно выстрелила грусть – Маре на миг показалось, что ей не придётся больше просиживать долгие часы в его стенах. С чего бы это? Девушка передёрнула плечами, ощутив ледяные мурашки. Впереди было целых два учебных года, но сдавившая сердце ладонь не спешила разжиматься. Мара вновь оглянулась на тяжёлую громаду здания, и именно в эту секунду из кустов на дорогу вывалился человек. Понимая, что уже ничего не успеет, девушка дёрнула руль, уходя от прямого столкновения, зацепила рухнувшего с коротким вскриком растяпу и изо всех сил выжала тормоз. Бедняга-байк тоже завалился на асфальт, все мысли словно выдуло из головы Мары, она бросилась к пострадавшему и упала рядом с ним, разбивая коленки.

В следующее мгновение девушка ощутила ещё больший шок, если это только было возможно. Без видимых травм, но совершенно неподвижно, с запрокинутой назад головой перед ней лежал давешний блондин. Нужно было звать на помощь, искать вечно пропадавший в такие минуты мобильник, звонить в скорую... Вместо этого Мара тихонько потрясла парня за плечо и неуверенно прошептала:

– Эй...

Девушка отчётливо видела пульсирующую на шее жилку. Перехватив пальцами левую руку своей несостоявшейся жертвы, она с радостью обнаружила торопливый, частый пульс. Затем Мара вздрогнула, сообразив, что уже парень держит её запястье. Испуганно вскинув взгляд, девушка встретилась с его широко распахнутыми глазами. Невероятными, тёмно-синими с россыпью почти чёрных точек. Таких глаз Мара никогда раньше не видела, но совершенно неожиданно в глубине её существа проснулось... узнавание. Вдруг показалось, что где-то когда-то она уже знала этого человека. Мало того, в душе Мары ворохнулось нечто огромное, рванувшееся навстречу странному парню, ощущение на миг накрыло девушку с головой, так что ей пришлось забарахтаться, выбираясь наружу. Назад, на тихую улочку, под равномерный ропот покрытых свежей листвой тополей.

– Ты... как себя чувствуешь? – быстро спросила Мара, отбирая у незнакомца руку.

– Нормально, – парень пожал плечами, довольно резво усаживаясь на асфальте.

Его физиономия скривилась, словно удар мотоцикла всё-таки давал себя знать. Заметив это, Мара вновь всполошилась.

– Что? Где болит?! Ничего не сломано, не чувствуешь?

– Всё нормально, – повторил блондин, делая попытку подняться.

Общими усилиями им удалось принять вертикальное положение, и Мара с немалым облегчением обнаружила, что растяпа действительно не слишком пострадал.

– Ты бы хоть смотрел, куда несёшься, – успокаиваясь, проворчала она. – Я еле вырулила, а если бы не успела? Переехала бы тебя сейчас нафиг.

– А? Да, – кивнул парень, вроде бы соглашаясь с негодованием Мары. – Я просто испугался, что ты опять удерёшь, и мы не успеем поговорить. Лови тебя потом по всему городу.

– Лови? Меня? – уснувшая было тревога вновь взорвала мозг, так что Мара едва удержалась, чтобы не отшатнуться. – Значит, Дашка была права, и ты за мной следил? Да что тебе надо-то?!

– Суть не в том, что надо мне, а в том, что предназначено тебе, – немного помолчав, отозвался Олли.

– Интересно послушать! – нервно хмыкнув, скривила губы девушка.

Весь её прошлый жизненный опыт вопил о том, что пора бежать. Чувак был до предела странным, проявлял повышенный интерес, в котором не чувствовалось никакого романтического подтекста. Да и ей самой парень скорее не нравился. Слишком блондинистый, слишком смазливый... Но какая-то неизвестная сила удерживала девушку на месте, словно в ту самую секунду, когда она коснулась руки незнакомца, между ними сплелась невидимая нить. Мара ощутила... Нет, скорее увидела яркий короткий всплеск, на миг разлившийся по телу чистой радостью.

– Ты когда-нибудь задумывалась о том, что живёшь совсем не так, как должна бы? – начал Олли, совсем не уверенный в правильности такого захода.

– Ага. Я достойна гораздо лучшего!

– Лучшего? – отсвет не обратил внимания на нервное ехидство рекрута. – Не знаю, лучшего ли. Ваш мир кажется мне вполне приличным местом. Другое дело, что здесь ты никогда не сумеешь полностью реализоваться. Боюсь, даже не узнаешь, каким мог бы быть твой истинный путь, если не примешь моё предложение.

Уже открывшая рот для следующей насмешки, Мара вздрогнула. Всего несколько часов назад она сидела на лекции и под монотонное бубненье профессора думала – не то, всё вокруг не то, неужели ей никогда не удастся найти своё место в жизни?

– Ты говоришь, как какой-то мормон или вербовщик турецких борделей, – помрачнев, девушка взглянула прямо в глаза блондину. – Типа: что здесь делать такой красотке, поехали со мной туда, где тебя оценят.

– Вербовщик? – повторил Олли, пробуя слово на вкус. – Можно и так сказать. Я действительно готов предложить тебе работу. Дело, для которого ты родилась.

– Ну, вообще! – Мара ощутила, что опять закипает. – Да тебе-то почём знать, для чего я родилась?!

– В принципе, ты тоже знаешь, только не умеешь правильно осмыслить. В чём твоё главное отличие от других людей? Я не знал тебя всю жизнь, но готов спорить – постоянно рискуя, ты ни разу не попадала в крупные неприятности. Ведь правда? Девяносто девять человек из сотни не сумели бы увернуться от столкновения со мной. Но мы оба остались целы-невредимы, и даже байк ничуть не пострадал.

Это было уже слишком. Не моргнув глазом, парень выговорил вслух сокровенную тайну, которой Мара никогда ни с кем не делилась. Хотя временами девушка вовсе не была уверена в неуязвимости, собственная исключительность казалась ей пустой и надуманной. Многим свойственно считать себя самым умным, талантливым или красивым. Но она-то скрывала своё везение! Откуда об этом знать белобрысому приставале?! Мара окончательно запуталась, стараясь всё-таки сохранить лицо.

– И что? – пожала плечами девушка. – Хочешь нанять меня в каскадёры для смертельных трюков? Посмотреть, вывернусь ли я?

Логика рекрута опять сбила Олли с толку. С одной стороны, разговор выдался куда более лёгким, так как Мара не делала попыток бежать, увлеклась и забыла подпитывать защиту. Это позволяло Следопыту касаться её сознания. Помимо произнесённых слов между ними шёл насыщенный внутренний диалог, который Ткач, кажется, тоже улавливала. С другой, – она была не готова воспринимать прямую информацию о Пульсаре. Мара изо всех сил цеплялась за привычные понятия своего мира, и Олли лихорадочно соображал, как ему поступить. Нужно вести разговор в приемлемом для рекрута русле, делать акцент на работу – это понятно. Но что потом?

А потом просто дать ей возможность увидеть Пульсар, наконец решился Следопыт. Ткач не поверит словам, даже если будет улавливать их силу и правоту, не прислушается к Чистому Свету, уже коснувшемуся её через руки Олли. А ведь многим бывает достаточно одного прикосновения, чтобы ощутить себя частицей огромной, питающей миры силы. Только не Маре, старательно гнавшей прочь это волнующее чувство. Значит, надо как можно скорее вести её к зеркалу, не только затем, чтобы подтвердить статус рекрута, но и для демонстрации упёртому Ткачу центра миров.

– Речь идёт о поддержании системы безопасности одного очень важного здания, – сказал Олли, надеясь, что это объяснение соответствует истинному положению вещей. – Ты наверняка сможешь усилить его защиту.

– Да ладно, – такого Мара точно не ожидала. – С чего ты взял, будто я в этом разбираюсь? В жизни не сталкивалась ни с одной охранной системой.

– Сталкивалась, – продолжал терпеливо объяснять Следопыт. – Постоянно сталкиваешься.

– Ты опять о моём... везении?

– То, что возьмёшься оберегать ты, будет под защитой твоего везения, – прежде Олли не приходило в голову, что работу Ткача можно описать подобным образом. – Поэтому, ты нам просто необходима.

– Вам?

– Нам. Пульсару. Мара, мы можем болтать до вечера, но не сдвинемся с места. Поедем, я покажу тебе то, что имею в виду.

Уже не особенно удивляясь осведомлённости разузнавшего её имя парня, Мара внимательно вглядывалась в лицо напротив. Блондин говорил необычные вещи, суть которых никак не удавалось ухватить, но странное спокойствие постепенно сменяло недавнюю панику. За несколько минут разговора девушка не стала доверять незнакомцу, но всё настойчивей чувствовала, что он не задумал зла. Придя к этому выводу, Мара неожиданно испытала... интерес. Что же такое особенное ей собираются продемонстрировать?

– Куда ты хочешь поехать? – на всякий случай уточнила девушка.

Вопрос был решающим, несмотря на утихшую тревогу, блондин не мог рассчитывать даже на минимум уединённости.

– К метро, – отозвался Олли, опять огорошив собеседницу. – Там я смогу показать тебя Пульсару и Пульсар тебе. Там есть... – Следопыт заколебался, стараясь половчее объяснить Маре действие зеркала.

– Связь? – подсказала девушка.

– Точно! – обрадовался Олли.

Чем только не было зеркало для обитателей разных миров – от магического стекла до окаменевшей чудо-воды. Здесь же оно вполне могло восприниматься обыденным средством связи.

– Только давай быстро – туда-обратно, – Мара направилась к лежащему на дороге мотоциклу. – Мне ещё нужно успеть на мою нынешнюю работу.

Девушка подождала, пока блондин неловко угнездится на заднем сиденье и тронулась с места. Глядя на себя со стороны, она испытывала растущее удивление. Объяснения парня были явно бредовыми – какая ещё связь скрыта в метро? Разве что секретные правительственные линии на случай ядерной войны, но новый знакомый явно имел в виду нечто иное. Он несколько раз сказал про какой-то Пульсар. Пульсар... Слово звучало как название военного объекта, тайной базы, чего-то такого, что не могло иметь к Маре ни малейшего отношения. Не могло, но имело, и это улавливалось на грани чувств. Пульсар казался чем-то давно позабытым, рвавшимся из глубины подсознания, и объяснить свои странные ощущения девушке не удавалось.


Дворами и узкими переулками Мара довольно быстро выбралась к метро. Всё это время пассажир молча и напряжённо сидел позади неё, даже на самых крутых поворотах не цепляясь за девушку. Олли старался изолировать себя от двигателя мотоцикла, но рекруту неоткуда было это знать. Отсвет до предела пригасил собственную энергию, загораживаясь силой Ткача, не позволяя импульсам Света просачиваться к байку мимо Мары. По счастью, железный конь давно напитывался защитой своей хозяйки, Олли казалось, что он воочию видит тонкую голубую плёнку, окутавшую мотоцикл.

Следопыт уже узнавал места, пройденные минувшим вечером. Мимо пронеслось кафе, в котором он так познавательно поедал пиццу, затем Мара вырулила на небольшую площадь, где возвышалась станция метро. При свете дня народу вокруг сновало ничуть не меньше, чем вечером, и это могло усложнить общение с зеркалом. Впрочем, Олли чувствовал, что постепенно привыкает к здешнему столпотворению. Он даже обнаружил один не очевидный, но крайне важный плюс – местные жители успели жутко намелькать друг другу и предпочитали не обращать на других людей никакого внимания. Это делало Следопыта невидимкой без особых усилий с его стороны. Подобная роскошь была совершенно невозможна в небольших человеческих поселениях, где каждый досконально знал всех соседей.

Так что, Олли оставалось лишь немного поднапрячься во время связи с Пульсаром. Укрыть от посторонних глаз себя и Мару, помешать любопытным глазеть в зеркало, где станут разворачиваться нереальные картины. Это потребует больших затрат энергии, зато наверняка произведёт впечатление на рекрута. Есть шанс, что прямое столкновение с силой Света смягчит недоверчивость Мары, заставит немного убрать иголки, которыми она норовит отогнать слишком близко подобравшегося Следопыта. После короткого общения с девушкой, Олли отчётливо понимал, что та сама должна осознать существование Пульсара, никакие разговоры тут не помогут. Мара очень крепко держалась за привычную картину мира и собственные ощущения. Наверняка это было связано с особенностью мышления здешних людей. Поэтому единственным приемлемым объяснением реальности Пульсара для девушки будет несовершенство науки её мира, ещё не сумевшей открыть центр миров. Аккуратная демонстрация возможностей Чистого Света окажется очень кстати на пути прозрения рекрута.

Все парковки вокруг метро были забиты автомобилями, но мотоцикл легко нашёл место у обочины. Мотор заглох, и Олли с облегчением расслабил сведённое судорогой тело – его сила наконец могла свободно выплёскиваться в пространство. В распахнутые двери станции встречными потоками изливался народ, Следопыту тоже следовало поспешить, но он неожиданно замешкался. В нескольких метрах от байка стоял тёмно-синий автомобиль, царапнувший внимание Олли, хотя отсвет не сразу уловил, в чём тут загвоздка. Он видел вполне обычный транспорт, один из многих немыслимо расплодившихся в городе... Лишь со второго взгляда Следопыт сообразил, что его заинтересовала отнюдь не машина. Рисунок.

Вместо однотонной зеркальной поверхности авто щеголяло ярким пятном на боку, при небольшой фантазии читавшимся как панцирь и лапы какого-то зверя. Зверя, показавшегося Олли смутно знакомым.

– Подожди секунду, – буркнул не спешившей слезать с мотоцикла Маре отсвет.

Не снимая шлема, придерживая тяжёлый байк, девушка застыла, словно к чему-то прислушиваясь. Но Олли сейчас был слишком увлечён, чтобы обращать на это внимание. Он выскочил на тротуар, быстро пробежал мимо соседних машин и замер, не веря собственным глазам. С синего автомобильного бока на Следопыта пялилась знакомая креатура. Вытянутая хищная морда на тонкой черепашьей шее, нависшая над ней броня панциря, пронзительный фиолетовый глаз... Он спит или бредит? Откуда в здешней рациональности это насквозь фантастическое существо? Да Олли готов был поставить на кон все свои знания о мирах – здесь не могли водиться подобные монстры, словно составленные из всевозможных, ладно подогнанных друг к другу частей!

И дело было даже не в том, что какой-то уникум сумел представить, а затем изобразить нечто похожее. Нет. В Пульсаре Следопыт привёл в замок Света именно эту креатуру, сейчас внимательно и хитро поглядывавшую на него с рисунка. Из столбняка Олли вывел неожиданный рёв мотора. Мимо машин, мимо замершего на месте Следопыта красным росчерком промелькнул байк удиравшей Мары.

– Вот блин! – распространённое в здешнем мире ругательство само сорвалось с губ.

Олли по инерции сделал пару шагов вслед рекруту, сразу исчезнувшей в потоке, который бесконечно катил по проспекту. Нечего было и думать нестись вслед за Марой. Оставалось лишь удивляться её сопротивляемости – отсвет отвлёкся лишь на минуту, и этого хватило Ткачу, чтобы взбрыкнуть. Но как же были правы предыдущие поколения Следопытов, категорически запрещавшие применять к людям иное давление, кроме влияния Света! Притащи он Мару насильно и дай девчонке возможность бежать, можно было бы смело ставить крест на затее с Ткачом. Рекрут больше и близко не подпустила бы к себе Олли, жёстко ассоциировав его с непонятной угрозой.

Пока же Мара не понимала ситуации, но все решения принимала самостоятельно. Есть шанс, что к следующей встрече буря внутри девушки успокоится, а накопившиеся вопросы сами толкнут её на контакт. Похоже, на сто запоров закрытого Ткача уйдёт гораздо больше времени, чем на прямолинейного Воина или даже на умника Лекаря. А ещё придётся постоянно бегать от оттеней. А ещё вот это... Следопыт вернулся назад и снова уставился на машину с боевой черепахой. Здешний мир, словно заправский шулер, не спеша подкинул ему новую загадку. Как, о Чистый Свет, как сюда просочилась идея монстра, вольготно разгуливавшего по лужайке Левоугольного замка Света?



Нравится книга? Поделитесь с друзьями!




Хотите всегда быть в курсе новостей сайта?
Читайте нас в Твиттере, ВКонтакте и Facebook, подписывайтесь на новости в Google+ и не забудьте поставить +1!




Оставьте свой отзыв, напишите комментарий, задавайте вопросы! Чтобы оставить сообщение, регистрация не требуется, для входа можно использовать ваши профили в Twitter, Facebook, Google или Disqus, или же просто выберите имя и участвуйте в обсуждении как гость.




Комментарии к роману "Пульсар"


comments powered by Disqus

Рассылка

Получать обновления на email